Почему лунные аферисты не могут сделать РД-180? Интервью академика Бориса Каторгина

max_angarsk
19.05.2013 - 23:11

Создатель лучших в мире жидкостных ракетных двигателей академик Борис Каторгин объясняет, почему американцы до сих пор не могут повторить наших достижений в этой области и как сохранить советскую фору в будущем
+двигательдвигатель

21 июня на Петербургском экономическом форуме прошло награждение лауреатов премии «Глобальная энергия». Авторитетная комиссия отраслевых экспертов из разных стран выбрала три заявки из представленных 639 и назвала лауреатов премии 2012 года, которую уже привычно называют «нобелевкой для энергетиков». В итоге 33 миллиона премиальных рублей в этом году разделили известный изобретатель из Великобритании профессор Родней Джон Аллам и двое наших выдающихся ученых — академики РАН Борис Каторгин и Валерий Костюк.

Все трое имеют отношение к созданию криогенной техники, исследованию свойств криогенных продуктов и их применению в различных энергетических установках. Академик Борис Каторгин был награжден «за разработки высокоэффективных жидкостных ракетных двигателей на криогенных топливах, которые обеспечивают при высоких энергетических параметрах надежную работу космических систем в целях мирного использования космоса». При непосредственном участии Каторгина, более пятидесяти лет посвятившего предприятию ОКБ-456, известному сейчас как НПО «Энергомаш», создавались жидкостные ракетные двигатели (ЖРД), рабочие характеристики которых и теперь считаются лучшими в мире. Сам Каторгин занимался разработкой схем организации рабочего процесса в двигателях, смесеобразованием компонентов горючего и ликвидацией пульсации в камере сгорания. Известны также его фундаментальные работы по ядерным ракетным двигателям (ЯРД) с высоким удельным импульсом и наработки в области создания мощных непрерывных химических лазеров.

В самые тяжелые для российских наукоемких организаций времена, с 1991-го по 2009 год, Борис Каторгин возглавлял НПО «Энергомаш», совмещая должности генерального директора и генерального конструктора, и умудрился не только сохранить фирму, но и создать ряд новых двигателей. Отсутствие внутреннего заказа на двигатели заставило Каторгина искать заказчика на внешнем рынке. Одним из новых двигателей стал РД-180, разработанный в 1995 году специально для участия в тендере, организованном американской корпорацией Lockheed Martin, выбиравшей ЖРД для модернизируемого тогда ракетоносителя «Атлас». В результате НПО «Энергомаш» подписало договор на поставку 101 двигателя и к началу 2012 года уже поставило в США более 60 ЖРД, 35 из которых успешно отработали на «Атласах» при выводе спутников различного назначения.

Перед вручением премии «Эксперт» побеседовал с академиком Борисом Каторгиным о состоянии и перспективах развития жидкостных ракетных двигателей и выяснил, почему базирующиеся на разработках сорокалетней давности двигатели до сих пор считаются инновационными, а РД-180 не удалось воссоздать на американских заводах.

— Борис Иванович, в чем именно ваша заслуга в создании отечественных жидкостных реактивных двигателей, и теперь считающихся лучшими в мире?

— Чтобы объяснить это неспециалисту, наверное, нужно особое умение. Для ЖРД я разрабатывал камеры сгорания, газогенераторы; в целом руководил созданием самих двигателей для мирного освоения космического пространства. (В камерах сгорания происходит смешение и горение топлива и окислителя и образуется объем раскаленных газов, которые, выбрасываясь затем через сопла, создают собственно реактивную тягу; в газогенераторах также сжигается топливная смесь, но уже для работы турбонасосов, которые под огромным давлением нагнетают топливо и окислитель в ту же камеру сгорания. — «Эксперт».)

— Вы говорите о мирном освоении космоса, хотя очевидно, что все двигатели тягой от нескольких десятков до 800 тонн, которые создавались в НПО «Энергомаш», предназначались прежде всего для военных нужд.

— Нам не пришлось сбросить ни одной атомной бомбы, мы не доставили на наших ракетах ни одного ядерного заряда к цели, и слава богу. Все военные наработки пошли в мирный космос. Мы можем гордиться огромным вкладом нашей ракетно-космической техники в развитие человеческой цивилизации. Благодаря космонавтике родились целые технологические кластеры: космическая навигация, телекоммуникации, спутниковое телевидение, системы зондирования.

— Двигатель для межконтинентальной баллистической ракеты Р-9, над которым вы работали, потом лег в основу чуть ли не всей нашей пилотируемой программы.

— Еще в конце 1950-х я проводил расчетно-экспериментальные работы для улучшения смесеобразования в камерах сгорания двигателя РД-111, который предназначался для той самой ракеты. Результаты работы до сих пор применяются в модифицированных двигателях РД-107 и РД-108 для той же ракеты «Союз», на них было совершено около двух тысяч космических полетов, включая все пилотируемые программы.

— Два года назад я брал интервью у вашего коллеги, лауреата «Глобальной энергии» академика Александра Леонтьева. В разговоре о закрытых для широкой публики специалистах, коим Леонтьев сам когда-то был, он упомянул Виталия Иевлева, тоже много сделавшего для нашей космической отрасли.

— Многие работавшие на оборонку академики были засекречены — это факт. Сейчас многое рассекречено — это тоже факт. Александра Ивановича я знаю прекрасно: он работал над созданием методик расчета и способов охлаждения камер сгорания различных ракетных двигателей. Решить эту технологическую задачу было нелегко, особенно когда мы начали максимально выжимать химическую энергию топливной смеси для получения максимального удельного импульса, повышая среди прочих мер давление в камерах сгорания до 250 атмосфер. Возьмем самый мощный наш двигатель — РД-170. Расход топлива с окислителем — керосином с жидким кислородом, идущим через двигатель, — 2,5 тонны в секунду. Тепловые потоки в нем достигают 50 мегаватт на квадратный метр — это огромная энергия. Температура в камере сгорания — 3,5 тысячи градусов Цельсия. Надо было придумать специальное охлаждение для камеры сгорания, чтобы она могла расчетно работать и выдерживала тепловой напор. Александр Иванович как раз этим и занимался, и, надо сказать, потрудился он на славу. Виталий Михайлович Иевлев — член-корреспондент РАН, доктор технических наук, профессор, к сожалению, довольно рано умерший, — был ученым широчайшего профиля, обладал энциклопедической эрудицией. Как и Леонтьев, он много работал над методикой расчета высоконапряженных тепловых конструкций. Работы их где-то пересекались, где-то интегрировались, и в итоге получилась прекрасная методика, по которой можно рассчитать теплонапряженность любых камер сгорания; сейчас, пожалуй, пользуясь ею, это может сделать любой студент. Кроме того, Виталий Михайлович принимал активное участие в разработке ядерных, плазменных ракетных двигателей. Здесь наши интересы пересекались в те годы, когда «Энергомаш» занимался тем же.

— В нашей беседе с Леонтьевым мы затронули тему продажи энергомашевских двигателей РД-180 в США, и Александр Иванович рассказал, что во многом этот двигатель — результат наработок, которые были сделаны как раз при создании РД-170, и в каком-то смысле его половинка. Что это — действительно результат обратного масштабирования?

— Любой двигатель в новой размерности — это, конечно, новый аппарат. РД-180 с тягой 400 тонн действительно в два раза меньше РД-170 с тягой 800 тонн. У РД-191, предназначенного для нашей новой ракеты «Ангара», тяга и вовсе 200 тонн. Что же общего у этих двигателей? Все они имеют по одному турбонасосу, но камер сгорания у РД-170 четыре, у «американского» РД-180 — две, у РД-191 — одна. Для каждого двигателя нужен свой турбонасосный агрегат — ведь если однокамерный РД-170 потребляет примерно 2,5 тонны топлива в секунду, для чего был разработан турбонасос мощностью 180 тысяч киловатт, в два с лишним раза превосходящий, например, мощность реактора атомного ледокола «Арктика», то двухкамерный РД-180 — лишь половину, 1,2 тонны. В разработке турбонасосов для РД-180 и РД-191 я участвовал напрямую и в то же время руководил созданием этих двигателей в целом.

— Камера сгорания, значит, на всех этих двигателях одна и та же, только количество их разное?

— Да, и это наше главное достижение. В одной такой камере диаметром всего 380 миллиметров сгорает чуть больше 0,6 тонны топлива в секунду. Без преувеличения, эта камера — уникальное высокотеплонапряженное оборудование со специальными поясами защиты от мощных тепловых потоков. Защита осуществляется не только за счет внешнего охлаждения стенок камеры, но и благодаря хитроумному способу «выстилания» на них пленки горючего, которое, испаряясь, охлаждает стенку. На базе этой выдающейся камеры, равной которой в мире нет, мы изготавливаем лучшие свои двигатели: РД-170 и РД-171 для «Энергии» и «Зенита», РД-180 для американского «Атласа» и РД-191 для новой российской ракеты «Ангара».

— «Ангара» должна была заменить «Протон-М» еще несколько лет назад, но создатели ракеты столкнулись с серьезными проблемами, первые летные испытания неоднократно откладывались, и проект вроде бы продолжает буксовать.

— Проблемы действительно были. Сейчас принято решение о запуске ракеты в 2013 году. Особенность «Ангары» в том, что на основе ее универсальных ракетных модулей можно создать целое семейство ракетоносителей грузоподъемностью от 2,5 до 25 тонн для вывода грузов на низкую околоземную орбиту на базе универсального же кислородно-керосинового двигателя РД-191. «Ангара-1» имеет один двигатель, «Ангара-3» — три с общей тягой 600 тонн, у «Ангары-5» будет 1000 тонн тяги, то есть она сможет выводить на орбиту больше грузов, чем «Протон». К тому же вместо очень токсичного гептила, который сжигается в двигателях «Протона», мы используем экологически чистое топливо, после сгорания которого остаются лишь вода да углекислый газ.

— Как получилось, что тот же РД-170, который создавался еще в середине 1970-х, до сих пор остается, по сути, инновационным продуктом, а его технологии используются в качестве базовых для новых ЖРД?

— Похожая история случилась с самолетом, созданным после Второй мировой Владимиром Михайловичем Мясищевым (дальний стратегический бомбардировщик серии М, разработка московского ОКБ-23 1950-х годов. — «Эксперт»). По многим параметрам самолет опережал свое время лет эдак на тридцать, и элементы его конструкции потом заимствовали другие авиастроители. Так и здесь: в РД-170 очень много новых элементов, материалов, конструкторских решений. По моим оценкам, они не устареют еще несколько десятилетий. В этом заслуга прежде всего основателя НПО «Энергомаш» и его генерального конструктора Валентина Петровича Глушко и членкора РАН Виталия Петровича Радовского, возглавившего фирму после смерти Глушко. (Отметим, что лучшие в мире энергетические и эксплуатационные характеристики РД-170 во многом обеспечиваются благодаря решению Каторгиным проблемы подавления высокочастотной неустойчивости горения за счет разработки антипульсационных перегородок в той же камере сгорания. — «Эксперт».) А двигатель РД-253 первой ступени для ракетоносителя «Протон»? Принятый на вооружение еще в 1965 году, он настолько совершенен, что до сих пор никем не превзойден. Именно так учил конструировать Глушко — на пределе возможного и обязательно выше среднемирового уровня. Важно помнить и другое: страна инвестировала в свое технологическое будущее. Как было в Советском Союзе? Министерство общего машиностроения, в ведении которого, в частности, находились космос и ракеты, только на НИОКР тратило 22 процента своего огромного бюджета — по всем направлениям, включая двигательное. Сегодня объем финансирования исследований намного меньше, и это говорит о многом.

— Не означает ли достижение этими ЖРД неких совершенных качеств, причем случилось это полвека назад, что ракетный двигатель с химическим источником энергии в каком-то смысле изживает себя: основные открытия сделаны и в новых поколениях ЖРД, сейчас речь идет скорее о так называемых поддерживающих инновациях?

— Безусловно нет. Жидкостные ракетные двигатели востребованы и будут востребованы еще очень долго, потому что никакая другая техника не в состоянии более надежно и экономично поднять груз с Земли и вывести его на околоземную орбиту. Они безопасны с точки зрения экологии, особенно те, что работают на жидком кислороде и керосине. Но для полетов к звездам и другим галактикам ЖРД, конечно, совсем непригодны. Масса всей метагалактики — 1056 граммов. Для того чтобы разогнаться на ЖРД хотя бы до четверти скорости света, потребуется совершенно невероятный объем топлива — 103200 граммов, так что даже думать об этом глупо. У ЖРД есть своя ниша — маршевые двигатели. На жидкостных двигателях можно разогнать носитель до второй космической скорости, долететь до Марса, и все.

— Следующий этап — ядерные ракетные двигатели?

— Конечно. Доживем ли мы еще до каких-то этапов — неизвестно, а для разработки ЯРД многое было сделано уже в советское время. Сейчас под руководством Центра Келдыша во главе с академиком Анатолием Сазоновичем Коротеевым разрабатывается так называемый транспортно-энергетический модуль. Конструкторы пришли к выводу, что можно создать менее напряженный, чем был в СССР, ядерный реактор с газовым охлаждением, который будет работать и как электростанция, и как источник энергии для плазменных двигателей при передвижении в космосе. Такой реактор проектируется сейчас в НИКИЭТ имени Н. А. Доллежаля под руководством члена-корреспондента РАН Юрия Григорьевича Драгунова. В проекте также участвует калининградское КБ «Факел», где создаются электрореактивные двигатели. Как и в советское время, не обойдется без воронежского КБ химавтоматики, где будут изготавливаться газовые турбины, компрессоры, чтобы по замкнутому контуру гонять теплоноситель — газовую смесь.

— А пока полетаем на ЖРД?

— Конечно, и мы четко видим перспективы дальнейшего развития этих двигателей. Есть задачи тактические, долгосрочные, тут предела нет: внедрение новых, более жаростойких покрытий, новых композитных материалов, уменьшение массы двигателей, повышение их надежности, упрощение схемы управления. Можно внедрить ряд элементов для более тщательного контроля за износом деталей и других процессов, происходящих в двигателе. Есть задачи стратегические: к примеру, освоение в качестве горючего сжиженного метана и ацетилена вместе с аммиаком или трехкомпонентного топлива. НПО «Энергомаш» занимается разработкой трехкомпонентного двигателя. Такой ЖРД мог бы применяться в качестве двигателя и первой, и второй ступени. На первой ступени он использует хорошо освоенные компоненты: кислород, жидкий керосин, а если добавить еще около пяти процентов водорода, то значительно увеличится удельный импульс — одна из главных энергетических характеристик двигателя, а это значит, что можно отправить в космос больше полезного груза. На первой ступени вырабатывается весь керосин с добавкой водорода, а на второй тот же самый двигатель переходит от работы на трехкомпонентном топливе на двухкомпонентное — водород и кислород.

Мы уже создали экспериментальный двигатель, правда, небольшой размерности и тягой всего около 7 тонн, провели 44 испытания, сделали натурные смесительные элементы в форсунки, в газогенераторе, в камере сгорания и выяснили, что можно сначала работать на трех компонентах, а потом плавно переходить на два. Все получается, достигается высокая полнота сгорания, но чтобы идти дальше, нужен более крупный образец, нужно дорабатывать стенды, чтобы запускать в камеру сгорания компоненты, которые мы собираемся применять в настоящем двигателе: жидкие водород и кислород, а также керосин. Думаю, это очень перспективное направление и большой шаг вперед. И надеюсь кое-что успеть сделать при жизни.

— Почему американцы, получив право на воспроизведение РД-180, не могут сделать его уже много лет?

— Американцы очень прагматичны. В 1990-х, в самом начале работы с нами, они поняли, что в энергетической области мы намного опередили их и надо у нас эти технологии перенимать. К примеру, наш двигатель РД-170 за один запуск за счет большего удельного импульса мог вывезти полезного груза на две тонны больше, чем их самый мощный F-1, что означало по тем временам 20 миллионов долларов выигрыша. Они объявили конкурс на двигатель тягой 400 тонн для своих «Атласов», который выиграл наш РД-180. Тогда американцы думали, что они начнут с нами работать, а года через четыре возьмут наши технологии и будут сами их воспроизводить. Я им сразу сказал: вы затратите больше миллиарда долларов и десять лет. Четыре года прошло, и они говорят: да, надо шесть лет. Прошли еще годы, они говорят: нет, надо еще восемь лет. Прошло уже семнадцать лет, и они ни один двигатель не воспроизвели. Им сейчас только на стендовое оборудование для этого нужны миллиарды долларов. У нас на «Энергомаше» есть стенды, где в барокамере можно испытывать тот же двигатель РД-170, мощность струи которого достигает 27 миллионов киловатт.

+РД170РД170

— Я не ослышался — 27 гигаватт? Это больше установленной мощности всех АЭС «Росатома».

— Двадцать семь гигаватт — это мощность струи, которая развивается относительно за короткое время. При испытаниях на стенде энергия струи сначала гасится в специальном бассейне, затем в трубе рассеивания диаметром 16 метров и высотой 100 метров. Чтобы построить подобный стенд, в котором помещается двигатель, создающий такую мощность, надо вложить огромные деньги. Американцы сейчас отказались от этого и берут готовое изделие. В результате мы продаем не сырье, а продукт с огромной добавленной стоимостью, в который вложен высокоинтеллектуальный труд. К сожалению, в России это редкий пример хайтек-продаж за границу в таком большом объеме. Но это доказывает, что при правильной постановке вопроса мы способны на многое.

+на стартена старте

— Борис Иванович, что надо сделать, чтобы не растерять фору, набранную советским ракетным двигателестроением? Наверное, кроме недостатка финансирования НИОКР очень болезненна и другая проблема — кадровая?

— Чтобы остаться на мировом рынке, надо все время идти вперед, создавать новую продукцию. Видимо, пока нас до конца не прижало и гром не грянул. Но государству надо осознать, что без новых разработок оно окажется на задворках мирового рынка, и сегодня, в этот переходный период, пока мы еще не доросли до нормального капитализма, в новое должно прежде всего вкладывать оно — государство. Затем можно передавать разработку для выпуска серии частной компании на условиях, выгодных и государству, и бизнесу. Не верю, что придумать разумные методы созидания нового невозможно, без них о развитии и инновациях говорить бесполезно.

Кадры есть. Я руковожу кафедрой в Московском авиационном институте, где мы готовим и двигателистов, и лазерщиков. Ребята умнющие, они хотят заниматься делом, которому учатся, но надо дать им нормальный начальный импульс, чтобы они не уходили, как сейчас многие, писать программы для распределения товаров в магазинах. Для этого надо создать соответствующую лабораторную обстановку, дать достойную зарплату. Выстроить правильную структуру взаимодействия науки и Министерства образования. Та же Академия наук решает много вопросов, связанных с кадровой подготовкой. Ведь среди действующих членов академии, членов-корреспондентов много специалистов, которые руководят высокотехнологическими предприятиями и научно-исследовательскими институтами, мощными КБ. Они прямо заинтересованы, чтобы на приписанных к их организациям кафедрах воспитывались необходимые специалисты в области техники, физики, химии, чтобы они сразу получали не просто профильного выпускника вуза, а готового специалиста с некоторым жизненным и научно-техническим опытом. Так было всегда: самые лучшие специалисты рождались в институтах и на предприятиях, где существовали образовательные кафедры. У нас на «Энергомаше» и в НПО Лавочкина работают кафедры филиала МАИ «Комета», которой я руковожу. Есть старые кадры, которые могут передать опыт молодым. Но времени осталось совсем немного, и потери будут безвозвратные: для того, чтобы просто вернуться на существующий сейчас уровень, придется затратить гораздо больше сил, чем сегодня надо для его поддержания.
Первоисточник http://alternathistory.org.ua/
http://topwar.ru/28148-pochemu-lunnye-aferisty-ne-mogut-sdelat-rd-180-in... 18.05.2013

многие персонажи твердо

многие персонажи твердо убеждены, что космическая отрасль в России мертва, а Nasa впереди планеты всей и обгоняет нас на десятилетия. Развенчаем этот миф, чтобы те, кто так думает, но при этом удосужился прочитать этот пост — не позорились, а те, кому лень искать инфу, просто скидывали линк на данную статью. Поехали!
Запуски
Одним из основных аргументов против РосКосмоса принято считать тот факт, что мы периодически слышим об авариях наших ракет и потерях дорогостоящих аппаратов, а вот у американцев таких косяков не наблюдается. Дабы не было истерии о несерьезности ресурса, возьмем "неполживую" википедию, т.к. у клавиатурных ковбоев она пользуется авторитетом. Из нее мы будем брать статистику по запускам в период с 2008 по 2013 год.
2008
Россия — 27 запусков / 26 удачных / 1 частичная неудача
Частичная неудача заключалась в не корректной работе Бриз-М, который, в связи с сбоем, не смог дотянуть до геостационарной орбиты. Однако в последствии спутник Amercom 14 все же нужной орбиты достиг.
США - 15 запусков / 14 удачных / 1 неудачный
Косяк был не самой Nasa, а прикормленной компании Space X. 3 августа 2008 года аварию потерпела ракета Falcon 1 и унесла с собой 3 спутника. 1 военный и 2 малазийских микроспутника.

2009
Россия — 32 запуска / 31 удачный / 1 частичная неудача
21 мая производился запуск российского спутника связи двойного назначения "Меридиан-2″. Последняя ступень выключилась на 5 секунд раньше и спутник не достиг нужной орбиты.
США — 24 запуска / 23 удачных / 1 не удачный
ракета Taurus потерпела неудачу 24 февраля 2009 года, в связи с чем был утерян груз компании OSC.
2010
Россия — 31 запуск / 30 удачных / 1 не удачный
Именно 2010 год известен потерей трех спутников российской системы глобального позиционирования "Глонасс".
США — 15 запусков / 15 удачных
2011
Россия — 32 запуска / 28 удачных / 4 не удачных из них 1 частично успешный
2011 известен спутником Фобос-грунт, который, к сожалению, так и не смог достигнуть красной планеты в связи с отказом связи. Также было потеряно еще 3 спутника. Китайский коллега Фобоса, который летел на той же ракете, успешно функционирует.
США — 18 запусков / 17 удачных / 1 неудачный
Ракета Таурус погибла,забрав с собой 4 спутника, так что счет за этот год примерно равный.
Полный список запусков за 2011 здесь.
2012
Россия — 24 запуска / 23 удачных / 1 неудача
6 августа были потеряны 2 аппарата в связи с некорректной работой разгонного блока Бриз-М.
США — 13 запусков / 13 удачных
2013
Россия — 10 запусков / 10 удачных
Один запуск, судя по новостям на RT, был секретным и несла на себе ракета 3 военных спутника. 1 из них был потерян.
США — 5 запусков / 5 удачных
И так, подведем промежуточный итог. За 5 не полных лет, Россией было произведено 156 официальных запусков из которых 8 были провальными. США за тот же период совершили 90 запусков из которых 3 были провальными. При разрыве в 66 запусков, у нас на 5 аварий больше. Если же смотреть соотношение, без пересчета в денежный эквивалент, то мы слегка уступаем, однако, если учесть тот факт, что полет американской ракеты стоит на порядок больших денег, то соотношение потерь может с легкостью измениться на полностью противоположное. Тратить целый день и высчитывать точные суммы я, к сожалению, позволить себе не могу, а посему в плане запусков можно, при поверхностной оценке сойтись на ничьей.
При этом смею заметить, что ракетостроение очень и очень высокотехнологичная отрасль, где никто не застрахован от мелких ошибок, а те, в свою очередь, приводят к весьма печальным последствиям. Так, например, из 5 шаттлов + 1 прототип, погибло 2 шаттла и собственно прототип. Это все при том, что их запуски часто откладывались и все выверялось и проверялось сотни раз.

Ракеты
Наши ракеты старые, американские новые, мы отстали. Знакомо? Мне — да, а посему пройдемся по ракетам.
Начнем с того, что я бы не стал утверждать, что какие-то ракеты новые, а какие-то старые. Тот факт, что ракеты советских времен все еще собирают и на них летают свидетельствует лишь о том, что мысль советских конструкторов опередила свое время. Дело не в модно или не модно, дело в практической пользе. Если ракета технологически актуальна, отвечает всем требованиям и стабильно выполняет свои функции, то пусть она летает до тех пор, пока её не заменят тем, что реально будет качественно отличаться от используемой ракеты в лучшую сторону.
Российские ракеты, которые в данный момент эксплуатируются представлены следующими образцами:
"Союз-У" — трех-ступенчатая ракета-носитель среднего класса. Является модификацией ракеты "Союз", разработанной в 1973 году.
"Протон" — ракета-носитель тяжелого класса. Модификация средне-тяжелого РК УР-500, первый полет которой состоялся в 1965 г.
"Космос" — ракета-носитель легкого класса. Создана на базе МБР. Первый полет базовая модификация совершила в 1961 году. (всего Круто!
"Союз-ФГ" — модификация "Союз-У" с модифицированными двигателями 1 и 2 ступеней.
"Союз-2″ — трех-ступенчатая РН среднего класса. Имеет 5 модификаций. Семейство ракет "Союз" на начало 2011 года налетало почти 800 пусков и является одной из самых низкоаварийных РН в мире.
"Рокот" — трех-ступенчатая РН легкого класса на базе МБР. Летает с начала 1990 года. + РН "Стрела". Тот же "Рокот" только с большим обтекателем.
"Штиль" — РН легкого класса на базе МБР для подводных лодок. Летает редко с 1998 года.
"Старт" - РН легкого класса на базе МБР комплекса "Тополь". Летает с 1993 года в основном с военными спутниками.
Я не браз во внимание разгонные блоки последних ступеней т.к. здесь рассматриваются только сами ракеты. Тем временем в США:
"Антарес" (Таурус-2) — двух-ступенчатая ракета-носитель от Orbital Sciences. Предназначена для вывода аппаратов на низкую орбиту. Летает на российских двигателях НК-33.
"Атлас-5″ — двух-ступенчатая РН от ULA и Lockheed. Является глубокой модифигацией РН "Атлас-2″ и соответственно "Атлас-3″. Первая ступень ракеты использует российский двигатель РД-180.
"Дельта-2″ - двух-ступенчатая РН от ULA. Как и её собрат "Дельта-4″ является модификацей ракеты "Дельта" 1960 года. Дельта-2 летает с 1989 года и имеет 3 модификации.
"Дельта-4″ — двух-ступенчатая РН. Глубокая модификация ракеты "Дельта". Летает с 2002 года. Используется в основном военными ввиду дороговизны запуска. Имеет 5 модификаций.
"Минотавр" — легкая РН для запусков на околоземную орбиту. Построена на базе МБР.
"Пегас" — крылатая РН легкого класса с возможностью воздушного запуска.
Что мы имеем в результате скромного обзора? С точки зрения отказоустойчивости силы примерно равные с учетом того, что 2 из 6 американских ракет летают на российских двигателях. Отсюда вывод — мы с американцами идем, как минимум, нога в ногу, т.к. те технологии, которые появятся до 2020 года, я не рассматривал. Об этом в другой статье. Не поддавайтесь на дешевый популизм и провокации. Будьте бдительны и всегда защищайте интересы своей страны, а не чьей-то другой. Мы великий народ и космические первопроходцы. Не забывайте это никогда.

Источник: http://shukalov.com

("Wired Magazine", США) Эми

("Wired Magazine", США)
Эми Тейтель (Amy Teitel)
Вечером 23 марта 1983 года Рональд Рейган выступил с телеобращением на тему обороны и национальной безопасности. "Я хочу поделиться с вами взглядом на будущее", - заявил президент в добавленной в последнюю минуту части своей получасовой речи. По словам Рейгана, США следовало "создать программу по отражению ужасной советской ракетной угрозы с помощью оборонительных ракет". Это стало первым упоминанием о рейгановской Стратегической оборонной инициативе (СОИ) – плане по переходу Америки от наступательной ядерной стратегии к оборонительной. Целью президента было сделать советское ядерное оружие "устаревшим и бессильным".

Поклонники Рейгана восхищались СОИ, хотя его критики издевались над этим проектом и обеспечили ему прижившееся прозвище "Звездные войны". Советский Союз оказался в данном случае в необычной для себя ситуации, так как он был вынужден присоединиться к поклонникам Рейгана и отнестись к СОИ вполне серьезно. Советские лидеры опасались, что американцы хотят разоружить их страну или тайно вывести на орбиту боевую станцию. План Рейгана буквально заставлял их действовать.

Советской реакцией на это стал тайно осуществлявшийся проект, который в случае удачи мог стать очень "громким". Власти СССР ускорили создание космического вооружения, способного, как они надеялись, обезвреживать американские противоракетные спутники. Суть их плана заключалась в том, чтобы, используя советскую космическую программу, разместить на орбите оружие - ядерные ракеты и лазеры.

Кульминацией проекта стал запуск 15 мая 1987 года космического аппарата "Полюс-Скиф". Исторические труды (а также сериал "Американцы") рассказывают, что аппарат так и не вышел на орбиту. Но если бы его запуск удался, космос стал бы другим местом, и холодная война могла бы развиваться совсем иначе.

Космос как арена мирного соревнования

Космос в целом долгое время оставался свободным от вооружения, хотя и не потому, что идеи о космическом оружии никому не приходили в голову. Еще в 1949 году глава занимавшегося ракетами подразделения корпорации RAND Джеймс Липп (James Lipp), анализировал возможность использовать спутники как внеатмосферные платформы для бомбардировок. Рассмотрев доступные в то время технологии, Липп решил, что сбрасывать бомбы с орбиты было бы неэффективно, и отказался зачислять спутники в разряд оружия. Хотя они могут быть полезны военным, заключил эксперт, сами по себе они не могут служить оружием.

Когда в 1957 году был запущен "Спутник-1" и космическая эпоха началась всерьез, администрация Эйзенхауэра заняла позицию, предложенную в давнем докладе Липпа. Понимая политические преимущества борьбы за мирный космос, Эйзенхауэр создал гражданское космическое агентство НАСА, чтобы четко отделить исследования космоса от любых военных инициатив. Администрации Кеннеди и Джонсона руководствовались тем же подходом. И хотя космическая гонка была частью холодной войны, оружие в космос так и не пришло, несмотря на то, что появление спутников-шпионов ЦРУ превратило орбиту в поле битвы.

Мирная сущность космических программ была закреплена в 1967 году Договором о космосе. Этот документ, подписанный и Соединенными Штатами, и Советским Союзом, запрещал размещение ядерного оружия на земной орбите и на Луне. Он также запрещал в принципе использование в военных целях космоса и любых небесных тел. В 1972 году обе сверхдержавы подписали Договор об ограничении систем противоракетной обороны, который обязывал каждую из сторон иметь не более двух систем ПРО – одну для защиты столицы и одну для защиты базы межконтинентальных баллистических ракет.

Оружие на орбите

Однако в обоих договорах – и 1967 года, и 1972 года – имелось одно важное упущение: они оба не запрещали подписавшим их странам разрабатывать оборонные системы космического базирования. Естественно, что обе страны пользовались этой лазейкой.

В Америке проблемы противоракетной обороны изучались долго, и в итоге Рейган решил вплотную заняться проектом СОИ. Советские лидеры также организовали два независимых друг от друга исследования возможных вариантов защиты от гипотетических американских ракет. Итогом этих исследований стали "Скиф" и "Каскад" - проекты двух орбитальных оборонных систем, которые могли быть замаскированы под модули для станции "Мир".

НПО "Энергия", создавшее корабли "Союз", начало работать над "Скифом" и "Каскадом" в 1976 году. Сначала предполагалось, что станции будут сбивать в полете американские межконтинентальные баллистические ракеты, но потом было решено, что их лучше использовать против американских противоракетных спутников. Аппарат "Каскад" должен был поражать ракетами спутники на высокой орбите, а "Скиф" поражать лазерами спутники на низкой орбите. При этом никаких американских противоракетных спутников еще не существовало, но для Советского Союза такие детали не имели значения.

Проект "Скиф", названный в честь древнего воинственного народа из Центральной Азии, также назывался "Полюс-Скиф".

К 1983 году проекты "Полюс-Скиф" и "Каскад" велись уже много лет. В конструкторском бюро "Салют" проводились предварительные испытания. Однако СОИ послужила для обоих проектов мощным катализатором. Если Рейган собирался, как опасался Советский Союз, вывести в космос американскую боевую станцию, Москва хотела быть к этому готовой. После речи Рейгана рубли потекли потоком, работы ускорились и идеи начали воплощаться в металл.

"Скиф-ДМ"

Однако сами по себе деньги не могут вывести спутник на орбиту. Чтобы ускорить запуск, советские лидеры выработали промежуточный план: использовать для опытного образца маленький углекислотный лазер мощностью в 1 мегаватт, который уже испытывался как средство против ракет – для этого его устанавливали на транспортном самолете Ил-76. В 1984 году проект был одобрен и назван "Скиф-Д". Буква "Д" значила "демонстрационный".

На этом проблемы не закончились. Для советской ракеты-носителя "Протон" даже сравнительно маленький "Скиф-Д" был слишком велик. Однако его создателям повезло – на подходе была намного более мощная ракета – "Энергия", названная в честь предприятия-разработчика и предназначенная для вывода на орбиту челнока "Буран". Эта могучая ракета могла унести в космос 95 тонн груза и была способна справиться со "Скифом-Д" без всяких трудностей.

"Скиф-Д" соорудили на скорую руку из имеющихся компонентов, включая части от челнока "Буран" и от военной орбитальной станции "Алмаз", запуск которой был отменен. Получилось нечто чудовищное, длинной в 40 метров, диметром чуть больше 4 метров, и весом почти в 100 тысяч килограмм. По сравнению с этим аппаратом космическая станция НАСА Skylab выглядела маленькой. К счастью для его создателей, он был достаточно тонким и длинным, чтобы его можно было состыковать с "Энергиеей", прикрепив вдоль ее центрального топливного бака.

У "Скифа-Д" было две основных части: "функциональный блок" и "целевой модуль". В функциональном блоке располагались маленькие ракетные двигатели, необходимые для вывода аппарата на окончательную орбиту, а также система энергопитания, сделанная из заимствованных у "Алмаза" солнечных батарей. Целевой модуль нес резервуары с углекислым газом и два турбогенератора. Эти системы обеспечивали работу лазера – турбогенераторы накачивали углекислый газ, возбуждая атомы и приводя к излучению света.

Проблема заключалась в том, что у турбогенераторов были крупные подвижные части, а газ так сильно нагревался, что его требовалось стравливать. Это влияло на движение космического аппарата, делая лазер крайне неточным. Чтобы противодействовать этим колебаниям, инженеры "Полюса" разработали систему выброса газа через дефлекторы и добавили башню, чтобы точнее нацеливать лазер.

В итоге оказалось, что "Скиф" настолько сложен, что каждый компонент нужно отдельно испытывать в космосе, прежде чем отправлять станцию на орбиту. Тем не менее, когда в 1985 году появилась возможность запуска, на это обстоятельство было решено закрыть глаза. Дело в том, что проект "Буран" сильно отставал от графика, и его не успевали завершить к планируемому первому полету ракеты "Энергия", назначенному на 1986 год. Сначала разработчики "Энергии" думали испытать свою ракету, заменив "Буран" болванкой, но тут вмешались создатели "Скифа". В конце концов, власти решили, что "Энергия" понесет в космос новый аппарат.

Перспектива близкого запуска заставила инженеров предложить очередное промежуточное решение – испытать только систему управления функционального блока, систему выброса газа и систему нацеливания лазера и не оснащать пока аппарат работающим лазером. То, что получилось в итоге, окрестили "Скифом-ДМ" (буква "М" означала "макет"). Запуск был запланирован на осень 1986 года

Перед крайним сроком

В январе 1986 года Политбюро включило проект "Полюс-Скиф" в число главных приоритетов советской космической программы. В какой-то момент над ним работало более 70 предприятий советской аэрокосмической отрасли. Никакие отговорки отстающих не принимались во внимание, хотя большинство задействованных в проекте специалистов одновременно занимались "Бураном", пытаясь не позволить ему еще сильнее выбиться из графика.

Перед запуском советские инженеры начали разрабатывать версии прикрытия. Разработчики "Полюса" понимали, что, если на орбите появится огромный аппарат, выбрасывающий большое количество газа, американская разведка обязательно обратит на это внимание. Понимали они и то, что выбросы газов явно указывают на лазер.

Поэтому, чтобы скрыть истинное назначение "Скифа-ДМ", инженеры сменили газ, который должен был выбрасывать аппарат на испытаниях, на смесь ксенона с криптоном. Эти газы взаимодействуют с ионосферной плазмой, окружающей Землю, и это позволило бы СССР в ответ на все вопросы ссылаться на некий мирный геофизический эксперимент. Для еще одной задачи испытаний – проверки системы наведения лазера - было нужно выпускать небольшие надувные шары-мишени, чтобы их можно было отслеживать с помощью радара и направлять на них лазер. Прикрытием в данном случае могло служить то, что подобные шары могли также использоваться как мишени при испытаниях автоматической системы сближения и стыковки.

В подобных программах отсрочки запуска почти неизбежны, и "Скиф-ДМ" не стал исключением. Однако мелкие технические программы меркли по сравнению с политическими. Ставший к тому времени генеральным секретарем Коммунистической партии Михаил Горбачев выступал за всеобъемлющие реформы экономики и бюрократической системы. Одной из их мишеней стал казавшийся ему "пагубным" уровень военных расходов – в том числе на оборонные космические программы. Горбачев признавал американскую СОИ опасной, но не считал ее серьезной угрозой. Тем не менее, когда они с Рейганом в октябре 1986 года встретились на американо-советском саммите в Рейкьявике, переговоры о сокращении вооружений сорвались после отказа президента США остановить американский проект.

Горбачев решил использовать факт неудачи переговоров как часть пропагандистского плана против СОИ. На этом фоне демонстрация мишеней и выбросов газа начинала выглядеть неудобно, и сверху было приказано изменить программу испытаний. Все эксперименты, связанные с функциями "боевой платформы", были отменены. Аппарат должен был быть выведен на орбиту, но без испытаний газоотводной системы и без мишеней. В январе 1987 года, за несколько недель до запуска, пришло официальное распоряжение от союзников Горбачева в Политбюро, превратившее испытания в пассивные.

В начале 1987 года в сборочном цехе на космодроме Байконур в Казахстане спутник "Скиф-ДМ" состыковали с ракетой "Энергия". Техники выкрасили его в черный цвет, чтобы максимизировать нагрев от Солнца, и написали на нем два названия: "Полюс", под которым он должен был быть представлен миру после запуска, и "Мир-2" - название проекта гражданской космической станции, который руководство "Энергии" надеялось осуществить. После этого ракету выкатили на стартовую площадку и привели в вертикальное положение.

Так она простояла больше трех месяцев - запуск был отложен до запланированного визита Горбачева на космодром. Генсек прибыл 12 мая, обошел объекты "Энергии" и внимательно осмотрел "Энергию" и "Полюс". По некоторым его замечаниям можно было сделать вывод о том, что программа лишается его поддержки. Он поставил под сомнение необходимость "Бурана" (а заодно и ракеты "Энергия") и высказался против милитаризации космоса. Тем не менее, он официально дал зеленый свет запуску "Скиф-ДМ". В своем репортаже о визите Горбачева на Байконур советское информационное агентство ТАСС упомянуло о новой ракете на стартовой площадке. Так мир впервые услышал об "Энергии".

"Полюс-Скиф" взлетает

15 мая 1987 года в 9:30 вечера по московскому времени двигатели "Энергии" впервые проснулись. Огромная ракета оторвалась от стартовой площадки. Она направилась в небо и пошла на орбиту под углом в 65 градусов, чтобы, если случится худшее и ракета взорвется, горящие обломки с неба не посыпались на иностранную территорию и не вызвали международных инцидентов. Однако опасения по поводу возможного неудачного запуска не оправдались. "Энергия" сработала безупречно. Она набрала скорость и по дуге пошла по направлению к Тихому океану. "Скиф-ДМ" отделился от ракеты, как это и планировалось. Отработанная ракета и защитный кожух аппарата отпали.

В самостоятельном полете "Полюс-Скиф" должен был совершить один ключевой маневр – перевернуться перед тем, как зажечь двигатели. Так как его создавали второпях, его функциональный блок был рассчитан на ракету "Протон" и мог не выдержать мощную вибрацию двигателей "Энергии". Поэтому пришлось разместить его функциональным блоком вперед – подальше от двигателей ракеты. Чтобы аппарат мог выйти на орбиту, ему надо было перевернуться и направить двигатели в сторону Земли.

Однако произошел сбой. Разработчики слишком торопились, и в программный код компьютера вкралась ошибка. Аппарат перевернулся дважды и в итоге его нос оказался направленным на Землю. Когда включились двигатели, "Скиф-ДМ" направился прямо к планете. Снова войдя в атмосферу, он распался и сгорел.

Итоги

На Западе дебют ракеты "Энергия сочли частично успешным. И это было правдой. Хотя спутник не вышел на орбиту, ракета сработала идеально. Для "Энергии" это было большой удачей, но проекты "Полюс-Скиф" и "Каскад" она не спасла. Неудача "Скифа-ДМ" в купе с невероятной стоимостью единственных испытаний дали противникам программы необходимые аргументы, чтобы ее прикончить. Дальнейшие полеты "Скифа" были отменены, а техника утилизирована. Лазер так и не испытали, и теперь невозможно сказать, сработал ли бы он против американских спутников. Ни один из сотен инженеров работавших над "Полюсом" и конкретно над "Скифом-ДМ" не получил за это награды.

Ходят слухи, что компоненты, оставшиеся от проекта "Скиф", были использованы для Международной космической станции. Ее первым модулем стала российская "Заря", она же Функциональный грузовой блок. Этот модуль, подобно функциональному блоку "Скифа" нужен, чтобы обеспечивать снабжение электроэнергией и орбитальную коррекцию. Вполне вероятно, что "Заря" начинала жизнь в качестве запчасти для "Полюса" или была создана по старым чертежам. И то, и другое объясняло бы тот факт, что модуль был запущен вовремя и без перерасхода бюджета.

Подробности о Полюсе" до сих пор неизвестны. Данные, скорее всего, захоронены глубоко в недоступных российских архивах, как и документы, повествующие о реакции советских лидеров на речь Рейгана о СОИ. Столь же глубоко захоронены и правительственные документы об американской реакции на запуск "Полюса-Скифа". Об этом проекте сейчас редко говорят, но очевидно, что мир едва избежал реальной проверки эффективности космического оружия. Трудно представить себе, что случилось бы, сумей "Полюс-Скиф" выйти на орбиту, как бы на это отреагировали американцы и какая космическая гонка вооружений могла бы за этим последовать.

Оригинал публикации: The laser-toting Soviet satellite that almost sparked a space arms race

F-1

Кто знает, просветите - американские движки F-1 используются, какая у них тяга и на каких ракетах?

Федеральная комиссия США по торговле начала антимонопольное расследование в отношении совместного предприятия корпораций "Локхид-Мартин" и "Боинг" United Launch Alliance (ULA), которое занимается разработкой ракетоносителей и выводом на орбиту спутников для государственных нужд.
Оно подозревается в том, что незаконно лишает конкурентов доступа к критически важным комплектующим от подрядчика RD Amross, что, в свою очередь, лишает их возможности полноценно участвовать в тендерах. Об этом сообщает Reuters, в распоряжении которого попали документы Федеральной комиссии по торговле.

RD Amross – это совместное предприятие российского НПО "Энергомаш" и американской компании Pratt & Whitney Rocketdyne. Первая изготавливает двигатели РД-180, а вторая поставляет их ULA для их ракет-носителей "Атлас".

По оценке американских экспертов, эти российские двигатели по своим характеристикам являются единственной альтернативой для тяжелых ракетоносителей, способных выводить на орбиту американские военные, разведывательные спутники и спутники для нужд Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства (NASA).

ULA мешает RD Amross (и российскому НПО "Энергомаш") продавать двигатели РД-180 для ракет других производителей, в том числе для американской компании Orbital Sciences, которая пытается пробиться на прибыльный рынок запуска ракет в интересах правительства.

Компания Orbital Sciences является конкурентом ULA. В ней заявили, что без возможности использования РД-180, единственного жидкостного ракетного двигателя, оптимально подходящего по своим характеристикам для их ракеты Antares, они лишаются возможности выигрывать государственные тендеры и получать доступ к прибыльным заказам.

Сейчас первая ступень ракеты-носителя среднего класса Antares снабжена двумя жидкотопливными двигателями Aerojet AJ-26. Эти двигатели представляют собой модифицированные двигатели НК-33 производства СНТК имени Кузнецова, которые также были разработаны в советское время. Их создавали для сверхтяжелой ракеты Н-1, однако этот двигательный проект был закрыт в 70-е годы вместе с советской Лунной программой.

Таким образом, две американские компании используют российские двигатели для своих ракет-носителей. ULA использует для ракеты-носителя "Атлас" двигатель РД-180, собираемый НПО "Энергомаш" (Химки), а Orbital Sciences для своей ракеты-носителя Antares (созданной при участии украинских КБ "Южное" и "Южмаш") – российские двигатели НК-33, переоборудованные и переименованные в Aerojet AJ-26.
По данным Reuters, американский регулятор начал расследование из-за неудачных попыток Orbital Sciences приобрести двигатели РД-180 для своей новой ракеты среднего класса Antares.

Orbital Sciences разработала собственную ракету-носитель с российским двигателем для выполнения заключенного с NASА контракта на доставку грузов на околоземную орбиту Сумма контракта – 1,9 млрд долларов. До 2016 года Orbital Sciences должна обеспечить как минимум 8 запусков Antares к МКС с грузом в интересах NASА. Antares будет выводить грузы до 7 тонн на низкие орбиты. Первый демонстрационный пуск ракета-носитель Antares и космический грузовой корабль Cygnus осуществил в конце апреля этого года с космодрома на о. Уоллопс (штат Вирджиния, США).

"Двигатели Aerojet AJ-26 – это хороший и надежный двигатель, у которого только одна проблема. Эти двигатели больше не выпускают. Имеющихся двигателей Aerojet AJ-26 компании должно хватить для выполнения обязательств по обеспечению контракта NASA по доставке груза к МКС. Однако после выполнения этого контракта Orbital Sciences, конечно, хотела бы получить новые заказы на коммерческие пуски. Для этого ей больше подойдет двигатель РД-180", – говорит газете ВЗГЛЯД член-корреспондент Российской академии космонавтики имени Циолковского Юрий Караш.

Понятно, что альянс ULA, который занимает господствующие позиции по предоставлению пусковых услуг, не очень радует перспектива появления конкурента, добавляет эксперт.

Отраслевые эксперты Reuters считают, что Orbital Sciences необходим доступ к двигателям РД-180 для ракет-носителей Antares, чтобы выжить на рынке. Orbital Sciences не собирается конкурировать с ULA в сфере запуска тяжелых ракет, однако компания хотела бы стать полноценным игроком на рынке доставки средних грузов в космос с помощью ракет Antares. Причем для правительства такое сотрудничество было бы выгодным, так как Antares стоит менее 100 млн долларов.

Пресс-секретарь ULA Джессика Рай подтвердила факт ведения расследования, добавив, что компания сотрудничает с антимонопольными органами. То же самое сказали в пресс-службе Pratt & Whitney. По словам Рай, контракты ULA на закупку двигателей РД-180 законны и соответствуют правилам конкуренции. В Федеральной комиссии по торговле отказались от комментариев.

Российский двигатель РД-180, из-за которого ссорятся американские космические компании, еще в середине 1990-х годов выиграл объявленный США тендер у двух американских и одной европейской фирм.

Соглашение с Lockheed Martin предусматривает поставку в США для американских ракет-носителей Atlas в общей сложности 101 двигателя РД-180 производства НПО "Энергомаш". Первый серийный двигатель РД-180 был поставлен в США 2 января 1999 года. На начало 2013 года в США было поставлено 63 двигателя. В течение следующих пяти лет НПО "Энергомаш" должен поставить в США еще около 30 ракетных двигателей РД-180 для ракеты Atlas-5. Такой контракт был подписан в декабре 2012 года. Подписание контракта позволит предприятию получить гарантированную загрузку производственных мощностей, отмечали в НПО "Энергомаш".

РД-180 спроектирован на базе двигателя РД-170, используемого на ракетах-носителях (РН) "Энергия" и "Зенит". В отличие от четырехкамерного РД-170 двигатель РД-180 имеет две камеры сгорания и новый турбонасосный агрегат меньшей мощности, приводимый в действие одним газогенератором. Тяга РД-180 составляет 400 тонн. Полная сборка РД-180 осуществляется на "Энергомаше". Камеры сгорания поставляются в Химки из Самары, специальные стали – из Челябинска. Технологический цикл сборки одного двигателя составляет в среднем до 16 месяцев.

27.08.2013

Россия может прекратить поставку в США ракетных двигателей РД-180 для использования их на ракетах Atlas V. Вопрос о прекращении поставок в настоящее время рассматривается Советом безопасности (СБ) РФ, рассказал «Известиям» информированный источник в Роскосмосе.

— С помощью ракет семейства Atlas американцы выводят военную нагрузку, — говорит представитель Роскосмоса. — Прежде в России на это смотрели сквозь пальцы, а сейчас поставлен вопрос о целесообразности сотрудничества такого рода. На заседании СБ, в частности, констатировалось, что ракеты Atlas V используются для выведения перспективного космоплана, который по сути представляет собой новейшее универсальное космическое оружие, потенциально опасное в том числе для российской спутниковой группировки. Поэтому сейчас стоит вопрос о прекращении поставок РД-180 американцам после 2015 года.

Проект двигателя РД-180 от химкинского НПО «Энергомаш» был признан победителем конкурса на разработку и поставку двигателей для первой ступени модернизированных носителей семейства Atlas в начале 1996 года. РД-180 представляет собой модификацию модели РД-170, созданной в рамках программы «Энергия-Буран».

https://yandex.ru/turbo/s/gaz

https://yandex.ru/turbo/s/gazeta.ru/science/news/2020/07/04/n_14626939.s...

Соединенные Штаты получили первый ракетный двигатель BE-4, который разрабатывался для замены российских РД-180. Об этом сообщили в американской компании United Launch Alliance (ULA).
Силовая установка для первой ступени ракеты Vulcan также прибыла в штат Алабама в этом месяце.
«Ракета нового поколения ULA готова к запуску в 2021 году!» — говорится в сообщении.
Россия поставляла американским заказчикам ракетные двигатели РД-180 для ракет. По некоторым данным, США начали искать альтернативу российскому двигателю еще в 2015 году после ответных реакций РФ на антироссийские санкции Вашингтона в связи с ситуацией на Украине. Ранее американские аналитики заявляли, что заменить российский ракетный двигатель РД-180 до 2030 года не представляется возможным.

Добро пожаловать в наш дерьмовый мир обратно! ©
Силы у ЖА на исходе, безумие долго терпеть невозможно.©
Мир охвачен безумием. Безумие становится нормой. Норма вызывает ощущение чуда. ©

Отправить новый комментарий

Содержимое этого поля хранится скрыто и не будет показываться публично.
Add image
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразовываются в ссылки.
  • Допустимые HTML тэги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img> <h1> <h2> <h3> <h4> <span> <br> <div> <strike> <sub> <sup> <nobr> <table> <th> <tr> <td> <caption> <colgroup> <thead> <tbody> <tfoot>
  • Можно цитировать чужие сообщения с помощью тэгов [quote]
  • Автоматический перевод строки.
  • Можно вставить изображение в текст без HTML-кода.
  • Можно вставлять видео тэгом [video:URL]. Поддерживаются Youtube, Mail.ru, Rutube и другие.
  • Текстовые смайлы будут заменены на графические.

Дополнительная информация о настройках форматирования

To prevent automated spam submissions leave this field empty.
Прикрепить файлы к этому документу (Комментарий)
Все изменения, касающиеся прикреплённых файлов, буду сохранены только после сохранения вашего комментария. Изображения больше чем 4000x4000 должны быть уменьшены Максимальный размер одного файла - 40 Мбайт , допустимые расширения: jpg jpeg gif png txt doc xls pdf ppt pps odt ods odp 3gp rar zip mp3 mp4 ogg csv avi docx xlsx mov m4v.
Your browser does not support HTML5 native or flash upload. Try Firefox 3, Safari 4, or Chrome; or install Flash.

Компания Технолайф

Original design by My Drupal  |  Modified by LiveAngarsk.ru team