русский рукопашный бой

1056 replies
шиноби (гость)
русский стиль

Британская газета Sunday Times опубликовала рассказ жителя Дагестана Магомеда Чагучиева, который в течение 57 дней находился в плену у чеченских боевиков вместе с тремя британцами и одним новозеландцем. Инженеры Питер Кеннеди, Даррен Хики, Рудольф Петчи и Стэнли Шоу были похищены в Грозном 4 октября 1998 года. Спустя два месяца их головы были найдены на трассе Ростов-Баку, вблизи ингушской границы.

Как рассказал Чагучиев, иностранцев привезли через несколько недель после того, как он сам был захвачен в заложники. Кеннеди, Хики, Петчи и Шоу были сильно избиты. В подземной камере, где держали заложников, их продолжали избивать прикладами автоматов, дубинками и цепями. При этом боевики показывали иностранцам видеосъемки убийств и тел убитых пленников. Четверым заложникам давали ведро воды и буханку хлеба в неделю.

По словам Чагучиева, боевики добивались того, чтобы иностранные инженеры признались в шпионаже. Через некоторое время похитители сделали видеозапись, на которой были сняты заложники, переодетые в военную форму. Кеннеди перед видеокамерой рассказал, что инженеры прослушивали все телефонные переговоры в Чечне и через спутниковую антенну передавали информацию британским и израильским спецслужбам. По требованию боевиков Кеннеди также признал, что главной целью спецслужб было помешать распространению ислама.

Чагучиев рассказал, что в ноябре 1998 года ему дали поговорить по телефону с женой, а Петчи - с представителем компании Granger Telecom, на которую работали британцы и новозеландец. Granger Telecom отказалась платить выкуп, однако Петчи не сказал этого своим товарищам. Самого Чагучиева через некоторое время освободили - его жена и друзья собрали деньги для выкупа. Уже оказавшись дома, он из телерепортажа узнал о казни Кеннеди, Хики, Петчи и Шоу.

По словам Чагучиева, когда он находился в плену, его жена обратилась за помощью к Ахмеду Закаеву, который в то время занимал пост министра культуры Чечни. Закаев в грубой форме отказал ей. Как утверждает Чагучиев, бывший чеченский министр является одним из идеологов боевиков. Напомним, сейчас Закаев находится в Великобритании, где слушается дело о его экстрадиции в Россию.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Британская газета Sunday Times опубликовала рассказ жителя Дагестана Магомеда Чагучиева, который в течение 57 дней находился в плену у чеченских боевиков вместе с тремя британцами и одним новозеландцем. Инженеры Питер Кеннеди, Даррен Хики, Рудольф Петчи и Стэнли Шоу были похищены в Грозном 4 октября 1998 года. Спустя два месяца их головы были найдены на трассе Ростов-Баку, вблизи ингушской границы.

Как рассказал Чагучиев, иностранцев привезли через несколько недель после того, как он сам был захвачен в заложники. Кеннеди, Хики, Петчи и Шоу были сильно избиты. В подземной камере, где держали заложников, их продолжали избивать прикладами автоматов, дубинками и цепями. При этом боевики показывали иностранцам видеосъемки убийств и тел убитых пленников. Четверым заложникам давали ведро воды и буханку хлеба в неделю.

По словам Чагучиева, боевики добивались того, чтобы иностранные инженеры признались в шпионаже. Через некоторое время похитители сделали видеозапись, на которой были сняты заложники, переодетые в военную форму. Кеннеди перед видеокамерой рассказал, что инженеры прослушивали все телефонные переговоры в Чечне и через спутниковую антенну передавали информацию британским и израильским спецслужбам. По требованию боевиков Кеннеди также признал, что главной целью спецслужб было помешать распространению ислама.

Чагучиев рассказал, что в ноябре 1998 года ему дали поговорить по телефону с женой, а Петчи - с представителем компании Granger Telecom, на которую работали британцы и новозеландец. Granger Telecom отказалась платить выкуп, однако Петчи не сказал этого своим товарищам. Самого Чагучиева через некоторое время освободили - его жена и друзья собрали деньги для выкупа. Уже оказавшись дома, он из телерепортажа узнал о казни Кеннеди, Хики, Петчи и Шоу.

По словам Чагучиева, когда он находился в плену, его жена обратилась за помощью к Ахмеду Закаеву, который в то время занимал пост министра культуры Чечни. Закаев в грубой форме отказал ей. Как утверждает Чагучиев, бывший чеченский министр является одним из идеологов боевиков. Напомним, сейчас Закаев находится в Великобритании, где слушается дело о его экстрадиции в Россию.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Когда Наталья Федотова, мама десятиклассника из Липецка, обратилась за помощью в милицию и в СМИ, ей сперва не поверили. Чтобы вот так, в центре России, военные забрили школяра на Кавказ!.. Но вскоре слова матери перестали воспринимать как бред – Миша позвонил домой и сказал: «Я в Грозном». А потом заплакал.
Сейчас Миша не выходит из дома. Боится, что все повторится. Он вообще домосед по натуре. А тут за две недели насмотрелся такого…
Наталья Федотова если и появляется на людях, то лишь в обнимку с кухонным ножом. На случай очередного налета военных за дверью она держит топор. Внутрь квартиры никого не впускает вовсе. Даже разговаривали мы с ней на лестничной площадке подъезда. Того самого, откуда вечером 29 июля похитили ее Мишку.
Брат за брата
В тот вечер Миша ходил в кино, смотрел «Пиратов Карибского моря» и с голливудского корабля попал на «бал». Только реальные злодеи оказались страшнее киношных. У входа в лифт родного дома Михаила подкараулили трое:
– Федотов?
– Федотов, – не стал отпираться мальчик.
Его скрутили, кинули в «девятку» с волгоградскими номерами и отвезли в районный ОВД.
– Ну что, Федотов Антон Анатольевич, – стали допытываться уже в околотке, – долго от армии бегать будем?
А Мишке и бегать не надо: во-первых, рано (он еще школу не закончил), во-вторых, здоровье не располагает к службе (один диагноз чего стоит – эпилепсия с гиперализованными и малыми приступами), да и, наконец, звать его не Антоном.
– Антон, – пояснила Наталья Федотова, – мой старший сын, на три года старше Миши. Два года назад Антона призвали в армию. Через несколько месяцев на построении объявили, что он, сам того не ведая, подписал контракт на службу в Чечне. В конце прошлого лета он, уже в Грозном, за 41 тысячу купил у офицеров отпуск на 20 дней. В части с ним прощались так, что Антон понял: обратно не ждут. По рассказам сына, дезертиров там – уйма. Вот и Антон после отпуска не вернулся – не смог. Сел в поезд до Моздока, но на ближайшей станции сошел: услышал чеченскую речь – и все, нервы сдали. Целый год Антона никто не искал, и вдруг… Вместо него забрали Мишку.
Узнав, что сыновей офицер попутал, мать схватила Мишины документы и ринулась в райотдел – вызволять Федотова-младшего. Но ни паспорт паренька, ни прочие документы силовиков не отрезвили.
– Чего ты нам эти «портянки» суешь? – заявил ей главный похититель – Назаров Александр Иванович, капитан внутренних войск. – Мало ли что там «нарисовано». Антон в моей части служил – что, я его не узнаю, что ли? Похож!
Сержант и ефрейтор, приехавшие с Назаровым из Чечни, весело кивали: «Похож!» Следом кивали и милиционеры. Между братьями, конечно, общее в чертах лица есть. Но Антон выше Миши почти на голову – не перепутаешь. Однако военные, «хорошо знавшие» Антона, «перепутали». Может, захотели перепутать? И со словами «если хотите доказать, что это – не Антон, привезите нам Антона» десятиклассника увезли на Кавказ. Как считает он сам, в качестве заложника.
Три дня в аду
В Грозный Миша попал дней через десять. До этого почти неделю капитан Назаров держал его на своей даче в Калаче-на-Дону. Офицер отобрал у Федотова стильный мобильник, за который семья до сих пор выплачивает кредит. А подручные капитана, охранявшие пленника, учили «новенького» навыкам армейской жизни: заставляли отжиматься, били по почкам, по голове. На Мишины слова, что он – эпилептик, что с ним, того и гляди, падучая приключится, отвечали:
– Добьем, а тело выбросим.
Но у Миши были свои планы на будущее – поступить на курсы оператора ПК, поэтому, дождавшись, когда конвоиры в энный раз напьются, он выбил окно и дал деру. Добрался до ближайшей почты и попросил вызвать милицию. Стражи порядка примчались оперативно. Но лишь для того, чтобы… сдать беглеца военным. Так липецкий школьник и очутился в Грозном.
– Говорит, будто в аду побывал, – рассказывает его мать. – Только и думал что о побеге. Жил он в казарме, где солдаты предоставлены сами себе. Какая там дисциплина! Кому что-то не нравилось, сразу кидался в драку. Головы разбивали в кровь. Миша до сих пор от этих «слуг отечества» в шоке... Те, кто знал Антона, сразу сказали, что Миша на него не похож. Остальные лишь смеялись. Некоторые всерьез угрожали обрить ему голову топором. Поэтому Миша боялся спать. В постель ложился в одежде: у него в первые же часы украли кофту, и он опасался, что утром не найдет остальное. Тогда бы пришлось надеть военную форму. И никому уже не докажешь, что ты – это ты, – так он думал. Пришлось бы дослуживать за Антона два года контракта и остаться в аду, возвращения в который оба сына боятся по сей день.
Но послужить Мише пришлось. Он походил с автоматом в столовую. Песни попел, в бане помылся. Помог воякам настроить новенький компьютер. Словом, казенные харчи отработал. Но в части, видимо, ожидали, что он отработает и зарплату контрактника.
Михаил рассказывает, что капитан Назаров прямо ему говорил: «Ты нам не нужен. Но на счету Антона за год накопилось 220 тысяч рублей. Если ты подпишешь все документы и отдашь деньги нам, то мы тебя отпустим к маме».
– Позвонить домой Мише дали в первый же день в Грозном, – говорит поседевшая за две недели мать похищенного. – Он сказал, что в Чечне, что жив-здоров. Потом расплакался. А после этого трубку взял какой-то «командир» и предложил обменять сыновей. Он говорил с сильным кавказским акцентом. Муж предупредил «командира», что похищением сына займется ФСБ. Тот ответил: в Чечне – свои законы. И связь оборвалась. А потом Миша все подписал. В том числе и бумагу, что не имеет ни к кому претензий.
В следующий раз Федотов-младший позвонил в Липецк из Минвод. По распоряжению прокурора Ханкалы капитан Назаров вез его на родину. Родителям кавказского пленника вручили 14 августа, спустя две недели после захвата.
Продолжение следует
– Дома Мишка выспался. Но утром у него начались судороги. Не выдержал организм, – пожаловалась мне Наталья Александровна. – Он и сейчас в постели. Последние дни из дома не выходит вообще. Да я его и сама не выпущу: Назаров снова вернулся.
В конце августа капитан Назаров появился в Липецке вновь. Несколько раз брал в осаду квартиру Федотовых, требовал «отдать сына». Какого, не уточнял. Мать обращалась в милицию за помощью. Но там лишь в шутку пообещали выдать автомат да прислали однажды участкового, который потоптался в подъезде с часик, посмотрел на матерящихся военных и был таков.
Теперь Федотовы помощи уже ни от кого не ждут. Запаслись ножами и уверены, что взять сегодня в России в заложники могут кого угодно и где угодно. А власть даже не пошевелится.
– Когда Мишку только забирали в Чечню, Назаров избил меня прямо в отделении, – вздыхает Наталья Федотова, – милиционеры не вмешивались. Долго потом голова гудела. А в последний раз уже Мишиной девушке досталось. Капитан отшлепал ее по щекам прямо у нашей двери. Хорошо, Надька позвонить успела, и я выбежала на подмогу.
...В общем, повезло братьям Федотовым с матерью. Если б она не подняла шумиху на всю область, еще неизвестно, чем бы эта катавасия закончилась. Впрочем, сами Федотовы не считают, что все неприятности позади.
– Назаров не случайно вернулся, – уверена мать семейства. – Наверное, у военных не получилось снять деньги Антона со счета. А может, проверка какая обрушилась? Может, Антон и не в розыске? Если он дезертир, как же ему за это время начисляли зарплату? Или Антону специально дали убежать, чтобы потом вымогать эти деньги? И почему люди, похитившие человека, до сих пор разгуливают на свободе? Кто гарантирует, что Мишу не похитят вновь?
Вопросов у Федотовой много. Но ни в облвоенкомате, ни в милиции, ни в военной прокуратуре нет желающих на них отвечать. Везде кивают на других.
«Собеседник» столкнулся с такой же реакцией. В том числе и в в/ч 3025, где побывали оба брата.
– Все вопросы – к прокуратуре, – отмахнулся командир части подполковник Алексей Скоробогатов.
При этом Алексей Александрович заверил, будто во второй раз своих подчиненных в Липецк он не посылал, и пообещал, что, если Антон добровольно вернется на службу, его накажут условно. Как будто решение этого вопроса – в компетенции командования части.
В этой истории вообще много непонятного. Почему солдат-срочников насильно заставляют подписывать контракт на службу в Чечне и не дают его разорвать? Что происходит с деньгами контрактников (по рассказам Федотовых, большую часть солдатских зарплат офицеры кладут в свой карман)? Как парня без документов можно силком, не таясь, провезти через всю страну? Много ли в частях таких насильно призванных?
Эти и другие вопросы «Собеседник» направил в командование внутренних войск МВД и Главную военную прокуратуру.

Армия контрактников в Чечне насчитывает 20–35 тыс. человек. Треть из них разрывает контракты досрочно. Численность дезертиров – «военная тайна».
Собеседник


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

отерпев в августе поражение в Цумадинском и Ботлихском районах, ваххабиты Хаттаба и Басаева предприняли новую попытку вторжения в Дагестан, на этот раз в Новолакском районе. Операции ваххабиты присвоили наименование «Имам Гамзат-бек».[4] Планируя данную операцию, Басаев и Хаттаб рассчитывали на то, что главные силы российских войск втянуты в боевые действия на территории Кадарской зоны. По заявлению Басаева, операция «Имам Гамзат-бек» была предпринята чеченскими боевиками с целью ослабить давление российской армии на их дагестанских «единоверцев» — ваххабитских мятежников Кадарской зоны.

Село Тухчар расположено в Новолакском районе, на самой границе с Чечнёй. За мелкой речкой Аксай на чеченской стороне расположено село Ишхой-Юрт, к югу от него — другое чеченское село, Галайты.[5] Дорогу от чеченской границы к Тухчару прикрывал блокпост, на котором служили дагестанские милиционеры. В самом селении находился немногочисленный отряд местных дагестанских ополченцев. Высоту 444,3, над селом занимал отряд 22 отдельной бригады особого назначения внутренних войск МВД России, в/ч 3642, г. Калач-на-Дону, состоявший из 12 солдат и 1 офицера при поддержке 1 БМП-2. На высоте 444,3 российскими солдатами были вырыты окопы в полный рост и капонир для БМП.[5]

Бой на высоте 444,3[править | править вики-текст]
Утром 5 сентября отряд боевиков под предводительством Умара Эдилсултанова, амира Карпинского джамаата (район г. Грозный), перешёл границу с Дагестаном. Эдилсултанов, амир Карпинский подчинялся лично бригадному генералу Абдул-Малику Межидову, командиру Шариатской гвардии Ичкерии.[5] Одна группа боевиков численностью в 20 человек переправилась через пограничную реку Аксай южнее высоты 444,3 и, зайдя в село Тухчар с тыла, смогла сходу взять поселковый отдел милиции. Тем временем вторая группа, возглавляемая лично Эдилсултановым — тоже человек в двадцать-двадцать пять, — напала на милицейский КПП у окраины Тухчара. Чеченцы коротким ударом заняли КПП, на котором находилось 18 дагестанских милиционеров, и прикрываясь могильными плитами мусульманского кладбища, стали подбираться к позициям мотострелков. Одновременно с этим первая группа боевиков также начала обстрел высоты 444,3 из стрелкового оружия и гранатомётов с тыла, со стороны села Тухчар.[5]

Вспоминает выживший участник боя, рядовой Андрей Падяков:[5]

«На холме, который находился напротив нас, на Чеченской стороне, показались сначала четверо, потом еще около 20 боевиков. Тогда наш старший лейтенант Ташкин приказал снайперу открыть огонь на поражение… Я чётко видел, как после выстрела снайпера упал один боевик… Потом по нам открыли массированный огонь из автоматов и подствольных гранатометов… Потом дагестанские ополченцы сдали свои позиции, и боевики обошли село и взяли нас в кольцо. Мы заметили, как за селом позади нас перебежало около 30 боевиков».

Со стороны села капонир БМП не имел никакой защиты, и лейтенант приказал водителю-механику вывести машину на гребень высоты и маневрировать, ведя огонь по боевикам. Несмотря на это, через полчаса боя, в 7:30, БМП была подбита выстрелом из гранатомёта. Наводчик-оператор погиб на месте, а механик-водитель был тяжело контужен.[5] Рассказывает боевик Тамерлан Хасаев, участвовавший в бою за высоту 444,3:[5]

«Они первые начали — БМП открыл огонь, и Умар приказал гранатометчикам занять позиции. А когда я сказал, что такого уговора не было, он приставил ко мне трёх боевиков. С тех пор я сам был у них как заложник.»

На третьем часу боя у российских солдат стали заканчиваться боеприпасы. На запросы о помощи ст. лейтенанту Ташкину было приказано держаться своими силами. Дело в том, что в это же время боевиками был атакован районный центр с. Новолакское, где были блокированы сотрудники Новолакского РОВД и отряд Липецкого ОМОНа (см. «Захват боевиками Новолакского»), и все силы были брошены на их освобождение. После этого командир взвода Ташкин принял решение отходить с высоты 444,3. Российские бойцы, унося с собой оружие, раненых и погибшего, смогли пробиться к дагестанским милиционерам, занявшим круговую оборону на втором блокпосту, на окраине Тухчара. Увидев бегущих к ним солдат, милиционеры прикрыли их огнём с блокпоста. После непродолжительной перестрелки наступило затишье.[5] К этому времени в село уже вошло до 200 боевиков, начавших грабежи и погромы. Боевики прислали к обороняющимся старейшин села Тухчар с предложением сдаться, но получили отказ. Было решено прорываться из окружения через село. Лейтенант МВД Ахмед Давдиев, командир отряда дагестанских милиционеров, производя разведку, попал в засаду боевиков. В ходе боя Давдиев уничтожил двух боевиков, но сам был убит пулемётной очередью. После этого солдаты и милиционеры рассредоточились по селу и стали пытаться врассыпную выйти из окружения, однако все улицы села были плотно блокированы боевиками.[6]

Казнь военнослужащих боевиками[править | править вики-текст]
По приказу амира Карпинского участники банды начали обыскивать село и близлежащую территорию. Попав под плотный огонь боевиков, старший лейтенант Ташкин и ещё четыре бойца заскочили в ближайшую постройку. За несколько секунд до этого здесь погиб сержант милиции Абдулкасим Магомедов. Строение было окружено боевиками, которые отправили к бойцам парламентёра с предложением сдаться. Сдавшимся чеченцы обещали сохранить жизнь, в противном же случае угрожали всех сжечь[6]. «Решай, командир! Зачем зря умирать? Нам ваши жизни не нужны — накормим, обменяем потом на своих! Сдавайтесь!» После предупредительного выстрела из гранатомёта солдаты во главе со ст лейтенантом Ташкиным вынуждены были выйти из строения и сдаться.[5]

Контуженный и сильно обгоревший механик БМП Алексей Паранин вышел к дому Г. Джапаровой. Рассказывает жительница Тухчара Гурум Джапарова:[5]

«Он пришёл — только стрельба стихла. Да как пришёл? Вышла во двор — смотрю, стоит, шатается, держится за калитку. Весь в крови и обгорелый был сильно — волос нет, ушей нет, кожа полопалась на лице. Грудь, плечо, рука — всё посечено осколками. Я его скорей в дом. Боевики, говорю, кругом. Тебе бы к своим надо. Да разве ты дойдёшь такой? Старшего своего Рамазана, ему 9 лет, послала за доктором… Одежда его вся в крови, обожжённая. Мы с бабушкой Атикат срезали её, скорей в мешок и выбросили в овраг. Обмыли кое-как. Врач наш сельский Хасан пришёл, осколки повынимал, раны смазал. Укол ещё сделал — димедрол, что ли? Тот засыпать стал от укола. Я его с детьми положила в комнате.»

Алексея Паранина боевикам выдали местные жители-чеченцы[6]. Гурум Джапарова безрезультатно пыталась его отстоять. Паранина увели в окружении десятка ваххабитов в сторону окраины села. Из показаний подсудимого Тамерлана Хасаева:[5]

«Умар (Эдилсултанов) приказал проверить все строения. Мы рассредоточились и по два человека стали обходить дома. Я был обычный солдат и выполнял приказы, тем более новый среди них человек, мне не все доверяли. А как я понял, операция была заранее подготовлена и чётко организована. Я по рации узнал о том, что в сарае нашли солдат. Нам по рации передали приказ собраться у милицейского поста за селом Тухчар. Когда все собрались, там уже были эти 6 солдат».

По приказу Умара Карпинского пленных отвели на поляну рядом с блокпостом. Пленников сначала продержали в разрушенном КПП. Потом полевой командир приказал «казнить русаков».[6] В бою за высоту 444,3 отряд Эдилсултанова (амира Карпинского) потерял четверых боевиков, у каждого из убитых в отряде нашлись родственники или друзья, на которых теперь «висел долг крови». «Вы взяли нашу кровь — мы возьмем вашу!» — сказал Умар пленным[5]. Дальнейшую расправу скрупулёзно зафиксировал на камеру оператор боевиков. К бетонному парапету пленных выводили поодиночке. Четверо «кровников» поочередно перерезали горло российскому офицеру и трём солдатам. Еще один вырвался, пытался бежать — «сплоховал» боевик Тамерлан Хасаев. Полоснув жертву клинком, Хасаев выпрямился над раненым солдатом — от вида крови ему стало не по себе, и передал нож другому боевику. Истекающий кровью солдат вырвался и побежал. Один из боевиков стал стрелять вдогонку из пистолета, но пули прошли мимо. И лишь когда беглец, споткнувшись, упал в яму, его хладнокровно добили из автомата. Шестого Умар Эдилсултанов зарезал лично.[3]

Вместе со старшим лейтенантом Ташкиным Василием Васильевичем (29.08.1974 — 05.09.1999) были убиты:

Анисимов Константин Викторович (14.01.1980 — 05.09.1999)
Липатов Алексей Анатольевич (14.06.1980 — 05.09.1999)
Кауфман Владимир Егорович (07.06.1980 — 05.09.1999)
Эрднеев Борис Озинович (06.07.1980 — 05.09.1999)
Полагаев Алексей Сергеевич (05.01.1980 — 05.09.1999)
На следующее утро, 6 сентября, глава администрации села Магомед-Султан Гасанов получил у боевиков разрешение забрать тела. На школьном грузовике трупы старшего лейтенанта Василия Ташкина и рядовых Владимира Кауфмана, Алексея Липатова, Бориса Эрднеева, Алексея Полагаева и Константина Анисимова были доставлены на Герзельский блокпост.

Остальным солдатам в/ч 3642 удалось отсидеться в своих укрытиях в селе до ухода бандитов.

Видеозапись убийства[править | править вики-текст]
Через несколько дней видеозапись с убийством солдат 22-й бригады была показана по грозненскому телевидению.[5] Позднее, в 2000 году видеозапись убийства российских военнослужащих, сделанная одним из участников банды, была найдена сотрудниками оперативных служб Дагестана[2]. По материалам видеокассеты было возбуждено уголовное дело против 9 человек.[5]

Суд над участниками убийства[править | править вики-текст]
Ризван Вагапов[править | править вики-текст]
Вагапов был задержан 19 марта 2007 года в селе Борзой Шатойского района Чечни. В 2013 году его дело было направлено на рассмотрение в Верховный Суд Дагестана[7][8]. 12 ноября 2013 его приговорили к 18 годам колонии[9].

Арби Дандаев[править | править вики-текст]
Арби Дандаев, 1974 года рождения, является исполнителем убийства старшего лейтенанта Василия Ташкина. 3 апреля 2008 года был арестован сотрудниками милиции в Грозном. Согласно материалам следствия он явился туда с повинной и признался в совершённых преступлениях. В Верховном суде Дагестана, однако, он свою вину не признал, заявив, что явка состоялась под принуждением, и отказался от дачи показаний. Тем не менее суд признал его прежние показания допустимыми и достоверными, поскольку они были даны с участием адвоката и никаких жалоб на следствие от него не поступало. В суде была исследована видеозапись казни, и, хотя узнать Дандаева в бородатом палаче было сложно, суд принял во внимание, что на записи было отчетливо слышно, как произносится имя Арби. Были допрошены также жители села Тухчар, один из которых узнал Дандаева. Дандаеву были предъявлено обвинение по ст. 279 «Вооруженный мятеж» и ст. 317 «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов».[5]

В марте 2009 года Верховный суд Дагестана приговорил Дандаева к пожизненному сроку, несмотря на то, что государственный обвинитель просил для подсудимого 22 года лишения свободы. Кроме того, суд удовлетворил гражданские иски родителей четверых погибших военнослужащих по возмещению морального вреда, суммы по которым составили от 200 тысяч до 2 млн рублей.[3] Позднее Дандаев пытался обжаловать приговор, но Верховный суд РФ оставил приговор без изменения.

Ислан Мукаев[править | править вики-текст]
Является соучастником убийства рядового Владимира Кауфмана, которого удерживал за руки. Мукаев был задержан в начале июня 2005 года в ходе совместной операции сотрудников МВД Чечни и Ингушетии. Операция проводилась в ингушском районном центре Слепцовская, где проживал Мукаев[2]. Мукаев полностью признал свою вину и на суде раскаивался в содеянном, вследствие чего суд не стал назначать для него пожизненного заключения, как этого требовал гособвинитель.

19 сентября 2005 года Верховный суд Дагестана приговорил Мукаева к 25 годам лишения свободы в колонии строгого режима[10].

Мансур Ражаев[править | править вики-текст]
Является исполнителем убийства рядового Бориса Эрднеева. Вину не признал, заявил, что просто подошёл к нему с ножом. На видео действительно видно, что Ражаев подходит с ножом к Эрднееву, но само убийство Эрднеева не показано, далее показаны кадры после убийства. 31 января 2012 года Верховный суд Дагестана признал Ражаева виновным и приговорил к пожизненному лишению свободы[11].

Тамерлан Хасаев[править | править вики-текст]
Уроженец села Дачу-Борзой Грозненского района. Является исполнителем покушения на убийство рядового Алексея Липатова. После чего Липатов пытался бежать, но его догнали и расстреляли. В басаевском отряде Хасаев оказался в начале сентября 1999 года — один из друзей соблазнил его возможностью заполучить в походе на Дагестан трофейное оружие, которое потом можно было бы выгодно продать. Так Хасаев оказался в банде амира Карпинского.

Ещё до того, как его разыскали правоохранительные органы, Хасаев был осуждён на восемь с половиной лет за похищение человека в декабре 2001 года и отбывал срок в колонии строгого режима на территории Кировской области, когда следствию благодаря видеопленке, изъятой в ходе спецоперации, удалось установить, что именно он — один из тех, кто участвовал в резне. Отпираться Хасаев не стал. Тем более что в деле уже имелись показания жителей Тухчара, уверенно опознавших Хасаева. Хасаев выделялся среди облаченных в камуфляж боевиков белой футболкой.[5]

25 октября 2002 года судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Дагестан 32-летний Хасаев был признан виновным в совершении данного преступления. Вину признал частично: «Признаю участие в НВФ, оружие и вторжение. А солдата я не резал… Я только подошёл к нему с ножом. До этого зарезали двоих. Когда я увидел эту картину, то отказался резать, отдал нож другому.»[5]

За участие в вооружённом мятеже боевик Хасаев получил 15 лет, за хищение оружия — 10 лет, за участие в НВФ и незаконное ношение оружия — по пять. За посягательство на жизнь военнослужащего Хасаев, по мнению суда, заслужил смертную казнь, однако в связи с мораторием на её применение была избрана альтернативная мера наказания — пожизненное заключение.[5] Тамерлан Хасаев приговорён к пожизненному заключению.[12]. Вскоре после этого он скончался в колонии[3].

Умар Эдилсултанов (амир Карпинский)[править | править вики-текст]
Являлся исполнителем убийства рядового Алексея Полагаева и руководителем убийства всех оста


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

тут я товарищем сталином согласенС Сергеем Шумихиным я встретилась 23 февраля. Накануне он был освобожден из чеченского плена вместе с десятью товарищами по несчастью. Операция по освобождению была организована и проведена замминистра внутренних дел России генерал-лейтенантом милиции Владимиром Рушайло.+

Сергей пробыл в плену пять лет. Это не прошло бесследно: ему тридцать пять, а выглядит на все пятьдесят пять. Истощенный, практически без зубов, взгляд затравленный.+

Он привез из Удмуртии в Москву товар на продажу. На вокзале к нему подошли четыре кавказца, угостили пивом и сигаретой. Не успел Сергей докурить и – будто куда провалился. Очнулся в какой-то квартире, а через несколько дней его вывезли в Чечню. А так как денег у Шумихина не было, выкуп заплатить за него никто не мог, он стал рабом – пас овец.+

Сбежать Сергей не пытался – предупредили, что поймают и будет хуже. А они способны были на все. На соседней кошаре работала семнадцатилетняя Марина из Курска. Она приехала в Чечню как невеста, а стала рабыней. Когда девушку от тяжелой работы парализовало, ее за ноги привязали к лошади...+

Дальняя родственница хозяев хотела забрать Сергея к себе. Говорила, что смогла бы отправить его в Грозный, вывести на людей из Управления по борьбе с оргпреступностью, которые освобождают всех русских. Его не отпустили. Но Сергей уверен, что помогла ему именно эта женщина. В начале февраля на пастбище к нему подъехала машина с вооруженными людьми в камуфляже: «Хочешь домой? Быстро садись!» В Моздоке его передали местному РУБОПу.+

Платили ли за него деньги, точно Сергей не знает, скорее всего, кто-то заплатил. Солдаты, с которыми он летел в Москву, рассказывали, что накануне их освобождения один парень сбежал. Чеченцы-хозяева его нашли, но не наказали, потому что должны были освободить, – мол, деньги им заплатили за всех.+

«Филиалы преступных синдикатов, специализирующихся на похищениях людей, действуют по всей России, – говорит Ахмар Завгаев, брат бывшего главы Чечни. – Республика отдана на откуп бандитам, в нынешнем ее правительстве есть люди, контролирующие этот бизнес. Если бы за заложников не платили, бизнес бы этот не процветал. А выполнение финансовых условий похитителей работорговлю просто узаконило».+

Но в то же время отказ от выкупа означает смерть. Весь мир содрогнулся, когда были обезглавлены трое англичан и новозеландец, работавшие в Чечне. Местные спокойно объяснили, почему выбран столь варварский способ расправы: чем кошмарнее и мучительнее смерть неверного, тем короче для чеченца дорога в рай.+

Академик Магомед Чагучиев сам долго находился в плену, у него украли двух сыновей. Он, хорошо зная обстановку в Чечне, считает, что Москва совершает преступление, выделяя деньги на восстановление республики. Ведь ни копейки до населения не доходит, бандиты «срослись» с чиновничьим аппаратом и получили доступ к бюджетным деньгам, именно под их давлением принимаются законы, противоречащие Конституции России. +

КТО ЖЕ ЭТИМ ЗАНИМАЕТСЯ?

По данным ГУБОП МВД РФ, на территории Чечни сейчас действуют двадцать семь бандформирований, специализирующихся на похищении людей в целях получения выкупа. Их лидерами в основном являются полевые командиры. В процессе оперативно-розыскных мероприятий выявлено более 150 ОПГ. В отношении лидеров и наиболее активных участников заведено 159 дел оперативного учета.+

Генерал Геннадий Шпигун (слева) и его сослуживцы

Кто же по ним проходит?
Салавдин Абдурзаков. По данным уголовных дел, причастен к похищению журналистов ОРТ Тибелиуса и Перевезенцева, а также телегруппы НТВ – Масюк, Ольчева, Мордюкова. По этому же делу вместе с ним проходят Нурди Бажиев, замминистра внутренних дел Чечни, и Арби Бараев (все трое – в федеральном розыске). Арби Бараев, 1973 года рождения, бывший бригадный генерал, ярый ваххабист, бывший личный телохранитель Зелимхана Яндарбиева, входил в состав группы, выполнявшей задания Шамиля Басаева. Еще будучи полевым командиром, занимался похищениями военнослужащих в целях получения выкупа. В октябре 1996 года его группой был похищен житель Урус-Мортановского района Чечни. За его освобождение родственники отдали 600 тысяч долларов наличными и иномарку за 100 тысяч долларов, автомашина и деньги были переданы Зелимхану Яндарбиеву.+

Арби Бараев, по сведениям ГУБОПа, также причастен к захвату сотрудников Северо-Кавказского РУБОПа Шапкина и Шартанова. Им организовано нападение на ингушский блок-пост и похищение работников Красного Креста. Среди его боевиков бывшие сотрудники МВД Чечни, в сообщниках ходит Ширвани Басаев, брат Шамиля Басаева. Бараев – близкая связь Вахи Арсанова, к тому же Арби – его племянник.+

По данным МВД РФ, к похищению четырех российских репортеров и их итальянского коллеги причастны Лечи Раисов – начальник штаба банды Гелаева, жители Грозного Ильяс Акиев и Салман Газуев.+

По данным спецслужб, трех граждан Италии – сотрудников фирмы «ИнтерSOS» – похитила группа боевиков под командованием гражданина США иорданца Али Фатхи. За их освобождение требовали два миллиона долларов. Фатхи активно сотрудничает с иностранными разведками МИ-6, Моссад, ЦРУ.+

Но в МВД РФ есть четкая информация, что итальянских бизнесменов похитил не кто иной, как Ваха Арсанов, бывший вице-премьер правительства Чечни. Именно он, согласно этой информации, идейный вдохновитель и координатор похищения людей в ЧРИ и за ее пределами. Именно им было организовано похищение двух журналистов ОРТ. Их освободили за 1,5 миллиона долларов. Арсанов купил себе за 170 тысяч долларов машину производства США, в Москве приобрел «Чайку».+

Выяснилось, что он причастен к похищению чешских специалистов. Вместе с журналистами их держали у людей Арсанова.+

Для пленников в населенном пункте Гайское Урус-Мортановского района даже была специально построена тюрьма.+

К похищению людей причастен и брат убитого Нурди Бажиева – Насрудин, известный в своей среде под кличкой Абу, который вместо погибшего брата назначен сейчас на должность министра внутренних дел ЧРИ.+

Интересный «послужной» список у нынешнего вице-премьера ЧРИ Шамиля Басаева. Летом 1992 года пытался захватить автобус с пассажирами в Пятигорске, в 95-м взял заложников в Буденновске. Есть данные, что он руководит ОПГ по похищению людей. До сих пор числится в федеральном розыске.+

Похищением людей занимается и Султан Гелисханов – глава департамента госбезопасности ЧРИ. В отношении его возбуждены три уголовных дела.+

Среди похитителей есть люди, самым тесным образом связанные с президентом ЧРИ Асланом Масхадовым (хотя он почти единственный в Чечне мужчина, не занятый этим «бизнесом»). Именно они в мае 1996 года похитили трех военнослужащих федеральных войск: одного расстреляли, двоих продали.+

Похитители (слева направо): Балауди Текилов; Ваха Джафаров, начальник штаба отряда С. Радуева; Дауд Коригов, бывший министр МВД Ингушетии; Лечи Альтимиров ( кличка Борода); неизвестный; Арби Бараев

Бывший помощник бывшего и.о. президента Чечни – Зелимхана Яндарбиева причастен к похищению священников – отца Сергея и отца Анатолия в Урус-Мортановском районе. По данным МВД РФ, и сам Яндарбиев занимается организацией похищения людей.
Безусловно, в стороне от прибыльного бизнеса не стоит такая одиозная личность, как Салман Радуев, который с января 1996 года находится в федеральном розыске.+

Подтвердилась информация МВД РФ, что группировка Радуева причастна к похищению в октябре 1996 года в Грозном родного брата Руслана Хасбулатова.+

В тюрьме подмосковного Можайска содержится сейчас некий Балауди Текилов по кличке Афган. С ним связана забавная история.+

18 декабря 1997 года вечером вместе с сотрудником одной спецслужбы, занятой розыском без вести пропавших и освобождением пленников в Чечне, он прибыл в ГУБОП МВД РФ. Представился как полномочный представитель президента ЧРИ в РФ и предъявил удостоверение Совбеза России, подписанное Иваном Рыбкиным. Предложил сотрудничество. Но тут – о невезение! – был опознан старшим оперуполномоченным ГУБОПа как лицо, находящееся в федеральном розыске.+

Далее. Трижды судимый Руслан Гелаев, ныне подполковник армии Ичкерии, причастен к похищению на территории Грозненской ТЭЦ-2 в январе 1996 года двадцати девяти ростовских энергетиков.+

Причастный к похищению людей Хасан Алиев был освобожден «единомышленниками», напавшими на здание РОВД, где его содержали. Некий Хизар Алхазуров вместе с сообщниками похитил зам. начальника Урус-Мортановского РОВД Маркина.+

Список этот можно продолжать бесконечно.+

Специалист по Чечне, заместитель начальника отдела Следственного комитета МВД РФ полковник юстиции Валерий Большаков уверяет, что все наши проблемы с Чечней в том, что у России отсутствует правовое влияние на эту республику. Естественно, федеральная власть там тоже бессильна. Валерий Большаков рассказал, что его вместе с генералом Шпигуном пытались захватить в аэропорту Грозного еще 30 декабря 1996 года. Произошло это при таможенном досмотре. Тогда сотрудников МВД России отбили коллеги из Чечни под руководством замминистра Вахи Закриева.+

«В Чечне сложнейшая экономическая ситуация, – говорит Большаков. – Девяносто пять процентов населения – безработные. Работают одни бабы. Молодые мужчины или торгуют ворованным бензином, или занимаются работорговлей. Лишь единицы пасут скот или заготавливают сено. Многие энергичные и здоровые мужики покинули Чечню и уже в России заняли лидирующие позиции в преступном мире. Боевики Басаева, Бараева, Радуева – темные, практически неграмотные люди. Они могут только воевать. Больше ничего не умеют».+

Валерий Большаков считает, что нынешняя криминогенная обстановка разрушила и вековые традиции – почет и уважение к старикам, старейшинам тейпа. Сейчас самый влиятельный тейп тот, где больше боевиков. Эту армию надо кормить. Вот и идут деньги за наших и иностранных заложников на содержание армии, на выплату пособий семьям погибших боевиков, инвалидам, участникам боевых действий. Как видно из материалов уголовных дел, большая часть руководства Чечни тоже в стороне от этих денег не стоит.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

есть результаты


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Отношение чеченцев и ингушей к советской власти наглядно выразилось в дезертирстве и уклонении от призыва в ряды Красной Армии. При первой мобилизации в августе 1941 г. из 8000 человек, подлежащих призыву, дезертировало 719 человек. В октябре 1941 г. из 4733 человек 362 уклонились от призыва. В январе 1942 г. при формировании национальной дивизии удалось призвать лишь 50 процентов личного состава. В марте 1942 г. из 14576 человек дезертировало и уклонилось от службы 13 560 человек, которые перешли на нелегальное положение, ушли в горы и присоединились к бандам. В 1943 г. из 3000 добровольцев число дезертиров составило 1870 человек», - писал в докладной записке Л.П. Берии заместитель наркома, комиссар госбезопасности 2-го ранга Б.З.Кобулов.

Но и это не все:

«Они ведут активную антисоветскую работу, укрывают бандитов, немецких парашютистов. При приближении линии фронта в августе-сентябре 1942 г. бросили работу и бежали 80 членов ВКП (б), в том числе 16 руководителей райкомов ВКП (б), 8 руководящих работников райисполкомов и 14 председателей колхозов», - писал Богдан Кобулов.
После начала войны мобилизация чеченцев и ингушей оказалась фактически сорванной - «полагая и надеясь, что СССР войну проиграет, многие муллы и тейповые авторитеты агитировали за уклонение от военной службы или дезертирство», говорится в подготовленном международным фондом «Демократия» сборнике документов «Сталинские депортации. 1928-1953».

Из-за массового дезертирства и уклонения от службы весной 1942 года приказом НКО СССР призыв в армию чеченцев и ингушей был отменен.

Но дедушка Сталин не забыл об этом предательстве. К данному вопросу он вернулся в 1944 году:

29 января 1944 года глава НКВД Лаврентий Берия утвердил «Инструкцию о порядке проведения выселения чеченцев и ингушей». 1 февраля вопрос обсуждало Политбюро ЦК ВКП (б). Разногласия возникли только по срокам начала операции.
Руководил операцией лично Берия. 17 февраля 1944 года он доложил из Грозного, что подготовка завершается, выселить предстоит 459 тысяч 486 человек. Операция была рассчитана на восемь дней, а задействованы в ней были 19 тысяч оперативных работников НКВД, НКГБ и СМЕРШ и около 100 тысяч офицеров и бойцов войск НКВД.
21 февраля Берия издал приказ по НКВД о депортации чеченцев и ингушей.
22 февраля Берия встретился с высшим руководством республики и высшими духовными лицами и рассказал им о решении правительства и «мотивах, которые легли в основу этого решения.

Операция, по его оценке, началась успешно - за сутки из населенных пунктов было вывезено 333 739 человек, из этого числа погружено в эшелоны 176 950. Более быстрому выселению помешал обильный снег, выпавший днем 23 февраля.
Тем не менее по 29 февраля (1944 год был високосным) выселили и погрузили в вагоны 478 479 человек, в том числе 91 250 ингушей и 387 229 чеченцев.

Вот так была решена проблема всего за 1 СУТКИ. Демократам же потребовалось 3 военные компании, тысячи жизней наших парней и сомнительная победа.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Среди русских военачальников Кавказской войны, пожалуй, нет более сложной и многогранной личности, чем генерал Ермолов, с именем которого связано начало покорения Кавказа. Война по-восточному и Ермолов Начальный период Кавказской войны неразрывно связан с деятельностью Алексея Петровича Ермолова, сосредоточившего в своих руках всю полноту власти на неспокойном Кавказе. Впервые русским войскам на Кавказе пришлось столкнуться с таким новым явлением как восточная война - война, где победа достигается не только на поле боя, и далеко не всегда связана с количеством поверженных врагов. Неизбежной составляющей такой войны становится демонстративное унижение и ограбление побежденного противника, без которого победа не могла быть достигнута в полном ее смысле. Отсюда чрезвычайная жестокость действий и той и другой стороны, которая порой не укладывалась в голове современников. В 1818 году в письме Воронцову, которому много лет спустя придется продолжить дело своего друга и соратника, Ермолов отмечал: «Я заложил тут крепость, именуемую Грозная. В ней будет гарнизона до тысячи человек и страху для чеченцев на пять. В будущем году устрою еще одну не столь большую крепостцу и в нескольких пунктах при удобнейших чрез Сунжу бродах редуты, и чеченцы будут сговорчивее. Потом деревни чеченские, в которых укрываются под именем мирных разбойники по соседству наиболее вредные, истреблю; раздам прекраснейшие их земли казакам нашим, которые или совсем в них нуждаются или имеют весьма неудобные». Правда, далеко не всегда решения Ермолова носили столь радикальный характер, по возможности все решалось переговорами, где, Ермолов выступал с понятной для горцев позиции силы и не пытался заигрывать с местной знатью, сделав ее своей опорой в управлении. Хотя бывали и исключения, когда требовалось заручиться поддержкой влиятельных и уважаемых лиц в горских обществах, но в этом случае действия носили, по признанию самого же Ермолова, тайный характер. Облик ермоловских войск Специфические условия войны на Кавказе, когда войска имели весьма ограниченный состав, а подход подкреплений и подвоз снаряжения был затруднен, вынудило русское командование приспосабливаться к новым непривычным условиям борьбы, внося необходимые перемены. Например, боевые действия на Кавказе вынудили изменить походный порядок движения войск. Если изначально сильным являлся авангард отряда, которому приходилось нередко первым попадать под удар противника, держась до подхода основных сил, то на Кавказе наоборот - усиленным являлся арьергард, замыкавший движение. Горцы нередко пропускали вперед передовой отряд и основные силы и нападали на арьергард, которому не принять бой было невозможно, а любая задержка по времени грозила тем, что он отстанет от основных сил и будет уничтожен. Одной из особенностей войн на Кавказе стало достаточно широкое использование служебных собак. Собаки несли караульную службу при охране укреплений – как правило, в ночное время они выпускались за вал укреплений до утра. Широко использовались собаки и во время походов в боковых цепях колон. Для содержания собак специально выделялись определенные деньги от казны. В отношении вооружения войск Ермолов отдавал предпочтение гладкоствольному оружию, позволявшему за счет сравнительно высокой скорострельности, компенсировать недостаточную точность большой плотностью (залповая стрельба) и интенсивностью огня. Нарезное оружие получает распространение у застрельщиков, составлявших охранные цепи колонн и действовавших обычно в паре. Причем застрельщику рекомендовалось не производить выстрела до того момента пока его напарник не успеет вновь зарядить штуцер. В ближнем бою, если позволяла местность, русская пехота проводила штыковые атаки в сомкнутом строю, опрокидывая численно превосходящего врага. Успеху штыковых атак способствовало и распространенное у горцев суеверия о том что быть заколотым штыком - значит уподобиться свинье, что считалось позорной смертью. Ведение боевых действий в специфических условиях Кавказа наложило отпечаток на обмундирование войск Кавказского корпуса. Начиная с ермоловских времен происходят значительные изменения во внешнем облике казачьих частей и регулярных войск. Это было вызвано необходимостью приспособиться к условиям несения службы и ведения войны, а так же слабым снабжением войск, когда быстро изнашиваемое обмундирование было невозможно заменить новым. Кубанское линейное казачье войско по сути заимствовало экипировку и вооружение черкесов. В пехоте на смену высоким киверам приходят папахи и фуражки. Сапоги, как правило, берегли, заменяя нередко их горскими кожаными лаптями. Для ношения патронов нашиваются газыри. На смену ранцам приходят вещевые мешки.

Источник: Генерал Ермолов: усмирение Кавказа
© Русская Семерка russian7.ru


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

ирочайший резонанс вызвали в России новости из Чечни, где, как сообщают, глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров открыл селе Хангиш-Юрт памятник чеченским женщинам, которые во время Кавказской войны XIX века убивали русских солдат.
Генерал Ермолов: Как усмирить Кавказ?
Особенно пристальное внимание вызвал сей пассаж из правительственных пресс-релизов: «Как утверждают чеченские историки, подвиг был совершен в 1819г. После ожесточенного сражения русские войска взяли в плен большое количество людей, в том числе 46 девушек. При конвоировании через реку Терек в районе Хангиш-Юрта девушки стали хватать конвоиров и бросаться вместе с ними в бурную реку. При этом местные ученые заявляют, что девушки мстили за жителей села Дади-Юрт, которое было сожжено войсками генерала Алексея Ермолова. Р.Кадыров, учредивший в память об этом событии День чеченской женщины, рассказал, что в чеченском обществе женщины пользуются особым уважением. Кроме того, вспоминая о событиях 1819г. глава республики отметил, что из трагических событий нужно извлекать правильные уроки».

Что ж, уроки – это дело правильное. Поэтому «Историческая правда» решила обратиться к первоисточникам – а именно, к «Запискам» Алексея Петровича Ермолова, которые он сделал во время управления Грузией и Кавказской границей. И опубликовать избранные места, показывающие, что же действительно тогда происходило и какие факты скрывают красивые и цветистые, но, увы, лживые и выдуманные кавказские легенды.

В итоге получился очень актуальный рассказ о положении дел на Кавказе, где, похоже, абсолютно ничего не изменилось за прошедшие 200 лет. Все те же продажные местные царьки и ханы, религиозный фанатизм, неуправляемые банды и никакого закона, кроме права сильного.

Вот этот рассказ.

«В сентябре прибыл я на границу Кавказской губернии. Состояние страны, управлению моему вверенной, было следующее.

Со времени вступления на престол царствующего императора Грузия постоянно занята нашими войсками, и вводился постепенно наш образ управления при действии собственных законов, составленных царем Вахтангом, коим сохранена прежняя сила. Судная часть была уже в лучшем устройстве, доходы с земли начинали приходить в большую степень определенности.

Грузию собственно составляют: Карталиния, округ чрезвычайно хлебородный; Кахетия, разделенная на Телавский и Сигнахский уезды, из коих первый изобилует прекраснейшими виноградниками; последний, не столько много занимаясь разведением садов, имеет довольно обширное хлебопашество. Карталинии принадлежит часть осетин, живущих в горах. В недавнем времени начали они принимать христианскую веру. Успехи оной хотя еще очень ничтожные, но можно надеяться, что, получив более доверенности к правительству, ибо приемлющим крещением оказывается особое внимание, они переменят зверские свои обычаи и наклонность к воровству.

С Кахетиею смежны небольшие земли, в коих живут народы, именуемые пшавцы и тушинцы, издавна покорствовавшие грузинским царям. Они имеют богатое весьма скотоводство, наклонностей воинственных, верны правительству. Над ними от начальства поставлен пристав из грузин, ибо необходимо знать язык. Не всегда однако же повинуются они надлежащим образом и доселе почти в диком состоянии. Сомхетия, войнами опустошенная и почти никакого населения не имеющая. Бамбаки и Шурагель, малые весьма округа, в последнюю с Персиею войну разоренные, в коих и доселе мало жителей.

В Имеретии, независимо от Грузии, учреждено временное правление. Бедная сия земля, бывшая до 1810 года особенным царством, заключает в себе пять округов. Население оной жестокою моровою язвою уменьшено более, нежели наполовину, и простирается свыше... В провинциях Мингрелии, Грузии и Абхазии владетельные князья пользуются прежними, предоставленными им, правами и самыми с земли доходами, в некоторых же случаях зависят от распоряжений главного в крае начальника, приводимых в исполнение правителем Имеретии, который определяется из служащих в корпусе генералов.

Ширванским ханством управляет генерал-лейтенант Мустафа-хан. Он владел оным и тогда, как в 1796 году был с войсками генерал-аншеф граф Зубов, но по свойству недоверчивому, по злоумышлению против русских, за которое боялся наказания, он тогда бежал в Турцию, и когда войска графа Зубова отозваны были в Россию, он возвратился и изгнал поставленного нами хана. До 1806 года пользовался он совершенною независимостию, но, видев пример взятого оружием Ганджинского ханства, вошедшего в подданство ханства Карабахского, он поверг себя в покровительство императора и в знак подданства обязался платить 8 тысяч червонцев дани.

Но с переменою состояния своего не переменил он свойств, и той же, как и прежде, недоверчивости исполнен был к нашему правительству. Он старался распространить связи свои с народами Дагестана, сильными, воинственными, никому доселе не покорствовавшими, думая тем устрашить русских и заставить уважать себя более прочих. Война с Персиею, многие занятия предместников моих по предмету внутреннего земли устройства заставляли их для удержания Мустафы-хана в спокойствии и хорошем расположении к нам делать ему многие угождения, и он истолковал себе, что он может быть для нас опасным.

Высокомерие его простиралось до того, что он не выехал к главнокомандующему генералу Тормасову, который желал иметь с ним свидание. Со мною поступил он снисходительнее, и удивлен был, когда приехал я к нему не более как с пятью человеками свиты, а он сопровождаем был по крайней мере пятьюстами человек конницы.

кавказ.jpg

* * *

Мустафа-хан управлял ханством лучше прочих владетелей. Народ им собственно не был отягощаем. Но если терпел некоторое утеснение, то единственно от предоставленной им власти бекам (род дворянства), между коими сделал он многих себе приверженцев. В земле была полиция, нередко наказывалось воровство, с исправностию собирались доходы. Хан жил довольно великолепно и служащих ему нередко награждал щедро.

Со стороны правительства нашего при нем находился пристав из офицеров, но он умел так отделять его, что он ничего не мог знать о его связях и поведении, и только собирал некоторые сведения от приверженных нам армян, живущих в Ширване.

* * *

Казыкумыцкое ханство во владении Сулхай-хана, человека самого коварного, готового на всякие злодеяния. По древности своего происхождения он весьма уважаем; между горскими народами имеет сильные связи, ко вреду нашему им употребляемые. Участвуя во всех предприятиях дагестанцев против нас и будучи наконец наказан отделением части владения его, из коей составлено Куринское ханство, данное родственнику его врагу его непримиримому, отмщевающему жестокую обиду, бежал в Турцию. В командование генерала Ртищева возвратился, изгнал в отсутствие его управлявшего владетеля и, пользуясь твердыми и почти непроходимыми местами гористой страны, остался без наказания.

* * *

Аварское ханство во владении генерал-майора султана Агмед-хана, лежит в средине гор Кавказских, отовсюду почти неприступных, и никогда русские в нем не бывали. Жители оного бедны, ведут жизнь самую суровую, наклонностей воинственных.

Последний пред сим владетель Умай-хан был знаменит в здешних странах военными своими подвигами. Не раз удачные делал на Грузию нападения, разорил серебряные и медные ее заводы. Пользуясь дружбою ахалцыхского паши, чрез земли его вступал в Имеретию. Прошел однажды Эриванскую область беспрепятственно, но близ города Нихичевана был разбит персиянами. Долгое время благоприятствовавшее ему счастие привязало к нему многие горские народы, алчные добычи, и он являлся, сопровождаем будучи большими силами. Он приучил их к грабежам, и Грузия, можно сказать, почти беззащитная, внутренними раздорами истребляемая, удовлетворяла их алчности. Долго еще после смерти Умай-хана врывались они в Грузию многочисленными партиями, но не было уже счастливого предводителя, и Грузия покоилась под защитою российских войск, от которых незадолго до смерти испытал он поражение.

Теперешний хан, не знаю почему, получает жалованья по 5 тыс. рублей серебром, уверяя, что он нам приносит пользу влиянием своим на горские народы Дагестана, которых будто воздерживает от нападений на Грузию. Сему верили многие из моих предместников, и я показываю ему вид до времени. Хан сей дани никакой не платит, никаких обязанностей на себя не принимал. В Тифлисе содержится от него аманат на казенном иждивении.

Уцмей, Каракайдацкий владетель провинции, соседственной Дербенту, признает зависимость от России, но всегда в связи с народами, нам не благоприятствующими… Дани в казну не платит, никаких обязанностей не имеет, ниже за безопасность проезжающих через его владения не ответствует. Русские иначе, как с благонадежным конвоем, проезжать не могут.

* * *

Теперь скажу о народах, против Кавказской линии обитающих.

От вершин Кубани по левому берегу живут подвластные Оттоманской Порте народы под общим названием закубанцев, известные, воинственные, редко спокойные.

Против центра линии лежит Кабарда, некогда многолюдная, коей жители, почитаемые храбрейшими между горцами, нередко по многолюдству своему отчаянно противостояли русским в кровопролитных сражениях. С давнего времени были кабардинцы подданными нашими, имели от царей российских грамоты. Среди них имел пребывание чиновник в качестве пристава, учреждены были суды, в коих заседали лучших фамилий князья их. Многие из них служили в наших армиях. Но давно уже нарушение присяги сделалось действием обыкновенным, давно войска наши наказуют измены, и оные возрождаются беспрерывно.

Кабардинцы менее гораздо ста лет назад были идолопоклонниками. Правительство допустило мусульманскую веру водвориться, явились озлобленные против христиан священнослужители; Порта с намерением таковых подсылала, тайно расточаемы были подарки, обещания, и проповедуемая вера, льстя разврату, снисходя порокам, жителей спокойных, сделавших к нам привычку, долго не могла поколебать в их приязненном к нам отношении. Но слишком равнодушное ко всем сим переменам начальство тогда предприняло противиться оным, когда меры насилия были необходимы и убеждению не давал места фанатизм. Люди, прежде нам желавшие добра, охладели, неблагонамеренные сделались совершенными злодеями. Молодые люди знатнейшего происхождения вдались в грабежи и разбои, и между ими отличался тот, кто более мог наносить вреда русским, нападая на безоружных поселян Кавказской линии и отгоняя табуны.

Весьма многие предприняты в Кабарду экспедиции, иногда заставляли их возвращать или платить за сделанные похищения.

В 1810 году в последний раз наказывал их генерал Булгаков, начальствовавший на Кавказской линии, но никогда не претерпевали они чувствительной потери, ибо нельзя было скрыть от них приуготовлений к походу, и они имели время удалять в неприступные места гор и семейства свои и драгоценнейшее имущество, и успехи войск наших ограничивались отгоном лошадей и скота.

* * *

Ниже по течению Терека живут чеченцы, самые злейшие из разбойников, нападающие на линию. Общество их весьма малолюдно, но чрезвычайно умножилось в последние несколько лет, ибо принимались дружественно злодеи всех прочих народов, оставляющие землю свою по каким-либо преступлениям. Здесь находили они сообщников, тотчас готовых или отмщевать за них, или участвовать в разбоях, а они служили им верными проводниками в землях, им самим не знакомых. Чечню можно справедливо назвать гнездом всех разбойников.

Управление оной разделено из рода в род между несколькими фамилиями, кои почитаются старшинами. Имеющие сильнейшие связи и люди богатые более уважаемы. В делах общественных, но более в случаях предприемлемого нападения или воровства, собираются вместе на совет; но как все они почитают себя равными, то несколько противных голосов уничтожают предприятия, хотя бы и могли они быть полезными обществу, паче же голоса сии поданы кем-нибудь из сильных людей.

Народонаселение в Чечне, с присоединившимся обществом качкалыков, считается более нежели 6000 семейств. Земли пространством не соответствуют количеству жителей, или поросшие лесами непроходимыми, недостаточны для хлебопашества, отчего много народа никакими трудами не занимающегося и снискивающего средства существования едиными разбоями...

кавказ_2.jpg

* * *

Вообще можно сказать о правом фланге Кавказской линии, что по причине протяжения его и мест повсюду открытых нет никаких средств сделать его более твердым и оградить от нападений закубанцев, имеющих удобные чрез Кубань переправы во множестве. Должно приписать одному несогласию живущих за Кубанью народов, что они далеко внутрь линии нашей не делают набегов, на что, по многолюдству их, легко бы могли решиться. Умножившееся в Кавказской губернии население заставило распространить жилища почти до самой Кубани, и потому наиболее подвержены они опасности. Неприятель имеет весьма сильную конницу; стоящие на кордоне казаки наши, если бы и не были рассыпаны на большом пространстве, не могли бы противостать оной по несоразмерности сил, пехота же не имеет достаточной подвижности, чтобы воспрепятствовать набегам.

Я нашел на линии данное всем войскам запрещение не преследовать за границу хищников. Причиною сего боязнь моровой язвы, которая весьма часто появляется между закубанцами, сообщаемая им чрез Анапу из Константинополя. По связям закубанских народов с кабардинцами и сих последних с чеченцами, против их вообще одинаковая предпринимается осторожность. Они знают о сем запрещении и тем с большею наглостию производят разбой, и бывали даже примеры, что возвращаясь с набега на земли наши, лишь только вступят на свою сторону, отзываются с насмешкою к преследовавшим их войскам или на кордоне стоящим пикетам и показывают безбоязненно похищенную ими добычу.

С радостию приняли войска приказание преследовать разбойников, и конечно не будет упущен ни один случай отмщения.

* * *

Все владельцы селений чеченских, расположенных по берегу Терека, именующихся мирными, находились при войсках. Селения сии не менее прочих наполнены были разбойниками, которые участвовали прежде во всех набегах чеченцев на линию. В них собирались хищники и укрывались до того, пока мирные чеченцы, всегда беспрепятственно приезжавшие на линию, высмотрев какую-нибудь оплошность со стороны войск наших, или поселян, могли провождать их к верным успехам.

Чеченцы, издали высматривая движение наше, не сделали ни одного выстрела до прибытия нашего к Сунже. Весьма немногие из самых злейших разбойников бежали из селений, по левому берегу лежащих; все прочие бывали в лагере, и я особенно ласкал их, дабы, оставаясь покойными в домах своих, могли привозить на продажу нужные для войск съестные припасы. В лагерь взяты были от их селений аманаты.

Старшины почти всех главнейших деревень чеченских были созваны ко мне, и я объяснил им, что прибытие войск наших не должно устрашать их, и если они прекратят свои хищничества; что я не пришел наказывать их за злодеяния прошедшего времени, но требую, чтобы впредь оных делаемо не было, и в удостоверение должны они возобновить давнюю присягу на покорность, возвратить содержащихся у них пленных. Если же ничего не исполнят из требований моих, сами будут виною бедствий, которых не избегнут, как явные неприятели. Старшины просили время на размышление и совещание с обществом, ничего не обещали, отзываясь, что ни к чему приступить не могут без согласия других. Приезжая нередко в лагерь, уверяли в стараниях своих наклонить народ к жизни покойной, но между тем из многих неосновательных рассуждений их, сколько неудобно исполнение требования о возврате пленных, можно было заметить, что они не имеют вовсе намерения отдать их. В совещаниях их находились всегда люди, нам приверженные, и от них обстоятельно знали мы, что известные из разбойников, не надеявшиеся на прощение за свои преступления, возмущали прочих, что многие из селений, по связям родства с ними, взяли их сторону и отказались ездить в собрание. Прочих же успели они уверить, что русские, как и прежде, пришли для наказания их, но потому не приступают к оному, что опасаются в летнее время вдаться в леса непроходимые. Что устроение крепости есть вымысел для устранения их, но что того не имеем мы намерения и даже ни малейших нет к тому приготовлений, что чеченцам нужно иметь твердость, и мы, пробывши некоторое время, возвратимся на линию.

Продолжавшиеся сряду три недели проливные дожди и холодная чрезвычайно погода препятствовали нам приступить не только к работам крепостным, но даже к приуготовлению нужных для того вещей и к начертанию укрепления. Сие наиболее утверждало чеченцев в мнении, что пребывание наше на земле их временное, и когда потом приступлено было к работам, они не переставали думать, что делаем только вид того и их оставим.

Впоследствии приказано было селениям, от коих были у нас аманаты, доставлять лес на стройку. Ближайшие не смели оказать непослушания, те же из селений, которые расположены были в отдалении или за известным урочищем, называемым Хан-Кале, где узкое дефиле, поросшее частым весьма лесом, делало дорогу непроходимою, отказали в доставке леса и объявили, что никаких обязанностей на себя не приемлют и ни в какие сношения с русскими не вступят. Повинующихся нам начали устрашать отгоном скота их и даже нападениями на их жилища. Урочище Хан-Кале начали укреплять глубоким рвом и валом, по всем дорогам выставили караулы и пикеты. Редкая ночь проходила без тревоги, ибо, подъезжая к противоположному берегу реки, стреляли они из ружей в лагерь. Нападали на передовые наши посты и разъезды в лесу; где вырубали мы хворост, всегда происходила перестрелка; словом, во всех случаях встречали мы их готовыми на сопротивление.

* * *
В продолжение сего получил я от шамхала Тарковского уведомление, что брат хана Аварского, управляющий небольшою провинциею, называемою Мехтулли, смежною с владениями шамхала, давно прежде угрожавший овладеть его деревнями, собрав толпу вооруженных, захватил некоторые из оных. Что акушинский народ, сильнейший в Дагестане и воинственный, подстрекаем будучи аварским ханом и более еще беглым дербентским Шиг-Али-ханом, которого укрывал у себя, и грузинским царевичем Александром, присылает к шамхалу старшин своих с требованием, чтобы, отказавшись от повиновения русским, присоединился он к нему и содействовал в предприемлемых им намерениях, или, в случае несогласия, выгонят его из владений. В подвластных своих примечал уже шамхал большое непослушание, и многие взяли сторону акушинцев… Генералу Пестелю дал я немедленно подробнейшие наставления…
Акушинскому народу дал я знать, что, приняв на себя обязанность не делать набегов на владения российские и утвердив то данною присягою, нарушение оной не оставит правительство без наказания. Что неприязненным действием почту я нападение на земли, шамхалу и уцмию принадлежащие, что я лучше хочу предостеречь народ, которого желаю я спокойствия, нежели впоследствии подвергнуть себя упреку, что оставил его в неведении, какие бедствия он себе приуготовляет.

кавказ_3.jpg

* * *
В чеченской земле между тем приступлено к построению крепости, которая по положению своему, стесняя жителей во владении лучшими землями, стоя на удобнейшей дороге к Кавказской линии и недалеко от входа чрез урочище Хан-Кале, названа Грозною.
В производстве работ сколько могли чеченцы делали препятствия. Нередко случалось, что солдаты, оставляя шанцевый инструмент, тут же брали ружья и отражали нападение. Но когда чрез реку Сунжу сделана была переправа и на противоположном берегу устроено укрепление, чеченцы менее появлялись на нашей стороне.

Все ближайшие к урочищу Хан-Кале селения, или те, к коим полагали они, что войска удобнее пройти могут, вывезли лучшее свое имущество; жены и дети оставались в таком положении, чтобы при первой тревоге удалиться в ближайшие леса, где приготовлены были шалаши. На ближайших полях брошен был хлеб, который по боязни не собирали, и уже в летнее время чувствуем был в оном недостаток.
Пришли наконец в помощь лезгины, и между чеченцами примечена большая деятельность в приуготовлениях к сражению. Повсюду показывались они в больших уже силах. Деревни по левому берегу реки Сунжи и одна на правом берегу, называемая Сунженскою, сохраняя все наружности преданности, не только лезгин, кои самих даже чеченцев, явно противящихся нам, не принимали.
Между многих перестрелок с отрядами нашими была одна весьма сильная, когда квартирмейстерской части подполковник Верховской послан был занять лес, в котором надобно было произвести порубку для строений.

Войска Донского генерал-майор Сысоев с малым числом казаков, сделав атаку на сильную чеченскую конницу, наказал за сделанное нападение на отводные наши караулы, причем изрубили они несколько человек.

Главное же дело происходило 4 августа. С Кавказской линии должен был прибыть в лагерь большой транспорт с провиантом и разными другими вещами, при которых много было едущих к войскам чиновников. В конвое находились одна рота пехоты с пушкою и несколько казаков. Чеченцы с лезгинами вознамерились сделать на транспорт нападение. О сем незадолго дали нам известие, и я на встречу транспорту отправил часть войск. Когда же из крепости замечено было движение в больших силах, то отправил я еще в помощь с частию начальника корпусного штаба полковника Вельяминова. Неприятельская конница успела уже перейти реку Сунжу и пустилась на транспорт, часть пехоты шла вслед за оною, и еще довольно оной оставалось для охранения переправы. Увидев идущие из крепости войска наши, конница тотчас обратилась к своей пехоте, и сия двинулась навстречу нашей. Толпы ее, боясь действия артиллерии, не смели весьма приближаться, но стрелки вышли во множестве, и начался весьма сильный огонь.

В сей день чеченцы дрались необычайно смело, ибо хотя недолго, могли однако же они стоять на открытом поле под картечными выстрелами; но когда полковник Вельяминов приказал войскам идти поспешнее к деревне Ачага, куда бросилась неприятельская конница, как приметно, к переправе, ибо известен был в сем месте хороший брод, то чеченская пехота обратилась в бегство в величайшем беспорядке. На переправе происходило замешательство, и немало людей потонуло. Полковник Вельяминов мог их стеснить в селении Ачага, и артиллерии удобно было действовать с большим успехом: но жители селения сего, нам покорные и не участвовавшие в предприятии чеченцев, выбежали к нему навстречу, прося пощады…

* * *
1-го числа октября поехал я из крепости Грозной на линию, где в селении Прохладном пригласил к свиданию со мной князей кабардинских, главнейших и священнослужителей и знатнейших из узденей. Все почти приехали, кроме малого числа злейших разбойников, которые явиться не смели.

С досадою упрекал я им в нарушении обещаний вести жизнь мирную и самой присяги в том, несколько раз ими данной. Упоминал о многих в недавнем времени происшествиях, которые обнаруживают их самыми подлыми мошенниками, и что известные некогда храбрость их и воинственная между горскими народами слава помрачена презрительнейшими делами, одним гнусным ворам свойственными. Поставил им в пример того же года наказанный за укрывательство разбойников Трамова аул, неподалеку от Константиногорска отстоявший, который по приказанию моему разрушен до основания, взято до 2 тыс. лошадей и весь скот, и что жителям оного только позволено было вывести жен своих и детей. Обещал, что равное сему и их ожидает наказание, если не переменят своего поведения, если родители не будут воздерживать детей своих и родственников, помещики своих подвластных; если священнослужители, имеющие большое в народе влияние, не будут делать предписываемых законом наставлений и внушения. Предложив им средством избегнуть грозящих бедствий то, чтобы наказывая сами за воровство и возвращая похищенное, убийц представляли для наказания к российскому начальству. Что несколько таковых примеров воздержать разбойников и за преступления злодеев не потерпят менее виновные, а начальство не будет принуждено посылать беспрерывно войска, которые разоряют землю прекраснейшую. Справедливость замечаний моих не допустила возражения; многие говорили, что есть средства исполнить требования мои, и что они о том будут стараться, видя, что в советах моих заключается собственное их благо, но только два или три человека осмелились сказать при всех, что льстят мне обещаниями ложными, что ничего не сделают; ибо первейшим из князей надлежит сделать пример над своими ближними и выдать к наказанию за разбой, что трудно быть первым в подобном случае, ибо все прочие поручаться сим будут. Если же так поступят знатнейшие, то они готовы то исполнить и ручаются, что средством сим прекратятся беспорядки, и боязнь, которую он имеют от русских, превратится в прежнее к ним расположение.

После сего расстался я с ними и тут же видел, что свидание было бесполезно. Со мною был генерал-майор Дельпоццо, который коротко знал их, и, бывши некогда в Кабарде главным приставом, чрезмерною кротостию своею и снисхождением, оставляя вины без наказания, наконец попустил их и на самые преступления. Он был причиною уничтожения родовых судов, и с ним вместе начались разврат и беспорядки. Если странным казалось кабардинцам видеть главного начальника без той пышности, каковая окружала всегда моих предместников, то не менее удивлялись они, что на свидание с ними приехал я в сопровождении 180 человек пехоты, малого весьма числа казаков и с двумя пушками гарнизонной артиллерии, запряженной мужичьими лошадьми, с прислугою обветшалых гарнизонных канониров, когда все они вместе составляли не менее 600 человек. Я не мог сие сделать с намерением, чтобы не показать особенного внимания, которым напрасно давно их баловали, но причина настоящая была та, что не можно было найти более войск праздных.

* * *
Возвратясь с линии в крепость Грозную, нашел я Сунженскую деревню, одну из богатейших, которой жителей особенно ласкал я, с намерением оберегая деревню, дабы лежащая поблизости крепость могла получать из нее все необходимые потребности, уже разоренною. Один из жителей оной выстрелил из ружья в солдата посланной за покупками команды, когда не отдавали ему вола из казенной повозки, которого называл он своим. Офицер приказал схватить преступника, но самого офицера лошадь схватили за повода, и он едва избавился от смерти. Команда должна была возвратиться. Начальник корпусного штаба послал успокоить жителей, чтобы за вину одного мошенника не боялись они мщения, но чтобы выдали преступника для должного наказания, которое он и потому заслуживает, что дерзостию своею подвергал опасности всю деревню. Посланный нашел жителей поспешно выбирающихся из домов и удаляющихся в лес, и ему ответствовано, что стрелявшего по солдату не отдадут и будут защищаться, если войска придут.

Начальник корпусного штаба пошел сам с несколькими ротами, желая однако же уговорить их, но встречен был выстрелами; жены и дети и лучшее имущество были уже отосланы, оставались одни люди для защиты домов. Когда атаковали деревню, части же войск приказано было обойти, дабы отхватить отступление в лесу, все бросились бежать с такою скоростию, что догнать было невозможно. Деревня взята, хлеб, фураж и годный лес на строение вывозились несколько дней.

После сего происшествия деревни, лежащие на левом берегу Сунжи недалеко от крепости, все были оставлены жителями без всякой с нашей стороны причины. В них были многие благонамеренные люди и которые весьма желали спокойствия, но как между чеченцами совершенное безначалие, и ни воздерживать своевольных, ни наказывать преступных никто не имеет права, ибо все почитают себя равными, то люди порядочные боятся подвергнуться ответственности за мошенников, и оттого удаляются от места пребывания русских. Выдавать же злодеев в руки неверных, каковыми христиан разумеют, почитают погрешением против своего закона...

* * *
Все земляные работы крепости Грозной были приведены к окончанию в половине октября месяца; на зиму приуготовлялись для жилища гарнизону землянки, и для вооружения крепости доставлена была артиллерия. Чеченцы верили уже, что пребывание на Сунже русских не временное.

В сие время пронеслись разные слухи, что дагестанцы в больших весьма силах сделали на генерал-майора Пестеля нападение и дрались при Башлах в продолжение двух дней, и что намерены возобновить сражение, а часть войск отправить для разграбления Кубинской провинции, где войск почти не было. От генерал-майора Пестеля давно уже не было донесения, а из Казиюртского укрепления нашего на реке Сулаке дали знать, что сообщение с Дербентом прервано, и последнее предписание мое генерал-майору Пестелю не могло быть отослано.

По расчислению времени не мог я успеть прийти ему на помощь, но знал, что если появлюсь во владениях шамхала или угрожать стану провинции Мехтулинской, принадлежащей брату Аварского хана, бывшему причиною всех беспокойств, то находящиеся против генерал-майора Пестеля дагестанцы, особенно акушинцы, возвратятся для защищения собственных границ. И потому немедля выступил я из крепости Грозной 25 октября.

* * *
Переправясь через реку Сунжу, в устье ее, у селения Брагунского, пришел я в город Андрей 29-го числа и дал войскам день отдохновения. Здесь подтвердились слухи, что генерал-майор Пестель был атакован, но что находится в Башлах. Многие говорили, что в сражении мы много потеряли, что взяты у нас пушки, но в сем последнем мог я усомниться, ибо число пушек показывали более того, каковое у него было. Все утверждали, что Аварский хан предводительствует возмутившимися дагестанцами.

В Андрееве были подосланные акушинцами люди для наблюдения за движениями и числом войск наших. Я растягивал баталионы так, что казались они гораздо многочисленнейшими. Батарейные орудия играли важную весьма роль.

Здесь получил я от генерала-майора Пестеля рапорт, что дагестанцы не менее 30 тыс. напали на него в городе Башлы, и сражение было самое упорнейшее. В первый день мог он защищать построенную им вне города батарею и небольшие окопы, но жители города, оборонявшие некоторую часть укреплений, изменили и впустили неприятеля, который легко мог отрезать сообщение его с войсками, защищавшими ту батарею, и он должен был оставить ее и с нею вместе часть города и расположиться по каналу, проходящему посредине города, что сосредоточило более его силы. Неприятель по многочисленности своей испытывал атаки со всех сторон, но безуспешно. Левый фланг войск наших был наиболее опасный, ибо неприятель все усилия употреблял, чтобы овладеть замком уцмия, который занимали две роты с одною пушкою. Он, прикрыт будучи возвышением, мог легко приблизиться к замку и начал рыть род траншей, дабы скрыться от ружейных выстрелов и, вероятно, чтобы удобнее зажечь деревянное строение, которое поверх стен замка расположено было. Пушка не могла уже действовать, и опасно было потерять замок, ибо одна дорога, для отступления войск возможная, проходила в самой близи от оного.

Генерал-майор Пестель удерживал замок сей и половину города еще одни сутки, беспрерывно сражаясь с упорностию, ибо неприятель сменял атакующих свежими войсками. Артиллерия наша наносила ужаснейший вред, и конечно она была причиною, что таким несоразмерным силам противостоять было невозможно. Наконец войска наши отступили ночью, взяв с собою всех раненых. Неприятель долго не заметил отступления, ибо большой в городе пожар препятствовал. После хотя и преследовал, но отбит был с уроном… Генерал-майор Пестель на дороге к Дербенту должен был проходить некоторые деревни каракайдацкие. Все дороги были перекопаны или завалены, мосты истреблены, но слабо преследуемый неприятелем, без препятствия обошел он их, склонившись к дороге, идущей по берегу моря.

Во всех сих сражениях к удивлению потеря наша в убитых и раненых не достигает 400 человек.

11-го числа ноября, лишь только немного переменилась погода, выступил я из Тарки по направлению на селение Параул в Мехтеулинской провинции, где прежде живал Аварский хан. За четыре дня до сего предписал я генерал-майору Пестелю, чтобы немедленно возвратился к Башлам и разорил город до основания, что удобно сделать он может, ибо все внимание дагестанцев обратилось к пришедшим со мною войскам, следовательно, не встретит он другого сопротивления, кроме жителей Башлы.

В небольшом от города Тарки расстоянии увидели мы неприятеля, большими толпами занимающего вершины хребта, называемого Талгин, у подошвы коего должны мы были, прошедши несколько верст чрез него самого, переправиться. Короткий день, трудное движение артиллерии по грязной весьма дороге сблизили к вечеру прибытие к тому месту, где был въезд на гору по чрезвычайно крутой отлогости. Неприятель, перекопавши оную во многих местах, защищал большими силами. Поздно было начать дело, ибо надлежало изыскивать обход и не иначе, как в виду у неприятеля, следовательно, он повсюду, предупреждая и имея выгоду местоположения, мог затруднять подъем войск в гору. Я приказал им отойти и расположиться на ночлег.

Авангард мой сделал несколько пушечных и ружейных выстрелов, и конечно не принесши никакой другой пользы, кроме той, что увидел я, до какой степени лезгины боятся пушек. Некоторые из сопровождавших меня подвластных шамхала заметили на вершине горы самого Аварского хана. По крикам, во всю ночь продолжавшимся, и песням войск видна была его радость, что они нас не пропустили. Я готовился с рассветом начать действие и предвидел ощутительную потерю по трудности всхода на гору. Нельзя было отступлением ободрить неприятеля. В первый раз в стране сей появились русские войска и с ними главный начальник. Горские народы смотрели со вниманием на происшествия, и малейшая со стороны нашей неудача или действие, которому бы можно было дать невыгодное истолкование, соединило всех их, и мгновенно имел бы я против себя большие силы, ибо сие самое время все дагестанцы возвращались от города Башлы в дома свои, гордые успехом, что принудили генерал-майора Пестеля к отступлению.

Один из проводников, давний житель земли, хорошо знающий места, объявляет, что в четырех верстах есть дорога, которая по трудности ее оставлена жителями, но легко по оной может взойти пехота, и вероятно, что неприятель или малыми силами, или небрежно ее охраняет. В полночь на сию дорогу послал я один баталион с тем, что если может он взойти на вершину, то, чтобы заняв находящийся на оной лес, присоединил к себе составляющие резерв две роты и ими старался взвести на гору два при них бывших орудия, а мне немедленно дал знать об успехе. Между тем, дабы развлечь внимание неприятеля со стороны хорошей дороги, где он ожидал нас, производилась в ночи перестрелка.
Бурная и чрезвычайно мрачная ночь посланному в обход баталиону способствовала, пробираясь чрез густой лес, дойти неприметно до самых неприятельских караулов, которые были столь же нетрезвы, как и неосторожны.

Залп впереди стрелков, крик «ура» и барабан такой произвели страх, что неприятель рассеялся, оставя на месте все, что имел с собою, и даже немало оружия. При сем случае было у нас только два раненых солдата, и баталион беспрепятственно овладел вершиною хребта; дорогу сию охранял брат Аварского хана довольно с большим числом людей, но он бежал первый.
Всем прочим войскам приказал я туда следовать: не менее суток подымали мы на гору артиллерию нашу и обозы, но неприятель тотчас бежал со всех пунктов и не было противящегося.

Из некоторых близких селений явились старшины с покорностию, между прочим из одного, где в ту ночь главный кади акушинский с 4000 человек имел ночлег свой. Они пришли в помощь изменнику Аварскому хану.

В селении Параул не застали мы ни души; жители бежали из оного, но войска нашли богатое продовольствие и некоторую добычу; отсюда на донесение генерал-майора Пестеля, что вскорости не может выступить к городу Башлы, по неимению провианта и готовых огнестрельных запасов, повторил я, чтобы непременно исполнено было прежнее мое предписание, и что, по обстоятельствам, весьма правдоподобно, что он никакого не встретил сопротивления.

Надобно было разрушить сие давнее гнездо разбойников и нам злодейски изменивших; наконец уведомился, что он вышел с отрядом в Башлы и что в городе нашел весьма малое число жителей, которые при появлении войск разбежались, и он без помешательства мог зажечь город.

14-го числа ноября приблизились мы к селению Большой Джангутай, где дожидался нас неприятель, занявший лежащие впереди довольно крутые возвышения, на коих были сделаны окопы и засеки. При самом начале сражения, когда нельзя еще было хорошо осмотреть местоположение, сделался такой густой туман, что в близком расстоянии различать предметов было невозможно, и сие необходимо, умедлив наши успехи, могло немало затруднить, ибо в шести верстах находившийся с 4 тыс. человек кадий акушинский мог прийти совершенно в тыл нам. И хотя взял я против того предосторожности, но, разделяя силы, уменьшал число сражавшихся. Возвышения были взяты на штыках, но неприятель с такою побежал поспешностью, что его могла догнать одна та часть войск, которая с левого фланга обойдя, занимала уже часть селения. Выбежав из селения, встречен он был нечаянно казаками, которые нанесли ему вред. Спасением своим совершенно обязан он туману, ибо местоположение, как усмотрено после, представляло удобность отрезать отступление и всех истребить. Потерю однако же имел он довольно чувствительную; Аварский хан в сем случае не находился, брат же его равномерно и здесь бежал из первых; с нашей стороны ранено 3 офицера и рядовых убитых и раненых до 50-ти человек.

Селение Большой Джангутай имело до 600 дворов и в нем был дом брата Аварского хана довольно обширный. Все приказано истребить, кроме одной небольшой части селения, которую оставили в пользу пришедшим просить пощады жителей, которые, всего лишившись, должны были проводить зиму без пристанища.

кааказ_5.jpg

* * *
Пришло время порубить лес, покрывающей ущелье Хан-Кале, чрез которое проходит лучшая и кратчайшая дорога ко всем большим чеченским деревням. Для сообщения от Терека до сей крепости при селении Старый Юрт устроен редут и в нем расположена рота. Всем владельцам лежащих по правому берегу Терека деревень дано наставление не терпеть у себя вредных людей, не пропускать чрез земли свои хищников и выставить в известных местах караулы.

Начертаны правила самые строгие, коими руководствоваться должны начальники воинские в отношении к владельцам, каким сии последние обязаны им послушанием и подвластные им повинностями. Вместо дани постановлено по наряду начальников высылать на службу людей с собственным вооружением и на своем содержании.

Еще не было примера, чтобы кто заставить мог чеченцев употреблять оружие против своих единоземцев, но уже сделан первый к тому шаг и им внушено, что того всегда от них требовать будут. Прекраснейшие земли, коими они пользуются, и боязнь с потерею их подвергнуться бедности, которую претерпевают непокорствующие, строго преследуемые, вынуждают со стороны их сие повиновение.

* * *
В течение августа месяца аварский хан начал собирать горские народы, обещая им не только препятствовать нам производить работы, но прогнать нас за Терек и разорить Кизляр; легковерные последовали за ним, и их составилось не менее б или 7 тысяч человек. Он пришел к селению Боутугай, в 16 верстах от Андрея лежащему по реке Косу, и занял в ущелье весьма твердое место, которое сверх того укрепил завалами и окопами. Чеченцы пришли ему на помощь; жители кумыкских владений готовы были поднять оружие, из Андрея многие из узденей, отличнейший класс в городе составляющих, с ним соединились. Принадлежащие городу деревни, называемые Солотанскими, нам изменили; словом, все вокруг нас было в заговоре.

Чеченцы сделали нападение на табуны нашего отряда и отогнали не менее 400 упряжных лошадей артиллерии и полкам принадлежащих. Недалеко от лагеря повсюду были неприятельские партии; сообщение с линиею удерживаемо было большими конвоями от самого лагеря до переправы на Тереке. Пост в Сулаке при селении Казиюрте должен был я усилить двумя ротами и с двумя орудиями, ибо дагестанцы угрожали пройти прямейшею на Кизляр дорогою.

В сем положении производил я работы даже в ночное время при зажженных кострах, спеша сделать укрепления способными к какой-нибудь обороне на случай нападения до прибытия войск, которых ежедневно ожидал я из России.

Первый пришел ко мне 42-й егерский полк из Таганрога, и я, дав ему самый краткий растах, в ночь на 29 число августа выступил, чтобы атаковать аварского хана. В крепости, совсем еще не вооруженной, оставил я достаточный гарнизон и несколько пушек.

Неприятель впереди позиции своей встретил мой авангард сильным огнем и бросился с кинжалами. Две роты 8-го егерского полка, удивленные сею совсем для них новою атакою, отступили в беспорядке, но артиллерия удерживала стремление напавших. В сие время прибыли все войска, и баталион Кабардинского пехотного полка, ударив в штыки, все опрокинул, и если бы изрытые и скрытые места не способствовали бегству неприятеля, он понес бы ужасную потерю, но скоро мог он собраться позади своих окопов. Деревню Боутугай тотчас заняли наши войска. Я, избегая потери, не допустил атаковать окопы, но удовольствовался тем, что мог стеснить неприятеля в горах, отрезав сообщение с равниною, откуда получал он продовольствие, уверен будучи, что недолго в таковом останется он положении. Перестрелки продолжались сначала довольно горячие, но артиллерия наводила величайший ужас, и неприятель смешным образом прятался от оной. В ночи на 3-е число бежал с неимоверною поспешностию и в беспорядке. Вслед за ним сделал я один марш в горы, но уже догнать было невозможно. Войска возвратились в крепость, которой дано наименование Внезапная.

Между бегущими лезгинами произошли драки и убийства. Возмутившиеся ожидали нашего наказания. Салотавские деревни просили пощады, на них наложен штраф и ежегодная дань. Таким образом вдруг в пользу нашу обратились все обстоятельства. Аварский хан бежал в Авар[ию], сопровождаемый проклятием разорившихся.

* * *
Желая наказать чеченцев, беспрерывно производящих разбой, в особенности деревни, называемые Качкалыковскими жителями, коими отогнаны у нас лошади, предположил выгнать их с земель Аксаевских, которые занимали они, сначала по условию, сделанному с владельцами, а потом, усилившись, удерживали против их воли. При атаке сих деревень, лежащих в твердых и лесистых местах, знал я, что потеря наша должна быть чувствительною, если жители оных не удалят прежде жен своих, детей и имущество, которых защищают они всегда отчаянно, и что понудить их к удалению жен может один только пример ужаса.

В сем намерении приказал я Войска Донского генерал-майору Сысоеву с небольшим отрядом войск, присоединив всех казаков, которых по скорости собрать было возможно, окружить селение Дадан-юрт, лежащее на Тереке, предложить жителям оставить оное, и буде станут противиться, наказать оружием, никому не давая пощады. Чеченцы не послушали предложения, защищались с ожесточением. Двор каждый почти окружен был высоким забором, и надлежало каждый штурмовать. Многие из жителей, когда врывались солдаты в дома, умерщвляли жен своих в глазах их, дабы во власть их не доставались. Многие из женщин бросались на солдат с кинжалами.

Большую часть дня продолжалось сражение самое упорное, и ни в одном доселе случае не имели мы столько значительной потери, ибо кроме офицеров простиралась оная убитыми и ранеными до двухсот человек. Со стороны неприятеля все, бывшие с оружием, истреблены, и число оных не менее могло быть четырехсот человек. Женщин и детей взято в плен до ста сорока, которых солдаты из сожаления пощадили как уже оставшихся без всякой защиты и просивших помилования (но гораздо большее число вырезано было или в домах погибло от действия артиллерии и пожара). Солдатам досталась добыча довольно богатая, ибо жители селения были главнейшие из разбойников, и без их участия, как ближайших к линии, почти ни одно воровство и грабеж не происходили; большая же часть имущества погибла в пламени. Селение состояло из 200 домов; 14 сентября разорено до основания.

30 числа сентября я сам пошел с 6-ю баталионами и 16-ю орудиями артиллерии к деревням Качкалыкским, и 2 октября атакована деревня Горячевская, сильнейшая из них. Твердое положение оной местами укреплено было окопами, но чеченцы, будучи выгнаны из них штыками, не могли удержаться в самой деревне и только производили перестрелку из лесов, ее окружавших. Потеря наша была ничтожная.
Через день войска приблизились к деревням Ноенберды и Аллаяр-аул. Из первой выгнаты чеченцы сильною канонадою, последняя была ими оставлена, потому что легко могла быть окруженною. Обе разорены совершенно. При возвратном войск следовании чеченцы показались из лесов, но перестрелка не продолжалась. Деревня Хангельды просила пощады, обещавшая жить покойно и не делать разбоев. Аксаевские владельцы ручались за жителей оных, и им дана пощада. Вообще чеченцы защищались без упорности, и ни в одной из деревень не было жен и детей, имущество также было вывезено. Пример Дадан-юрта распространил повсюду ужас, и вероятно мы нигде уже не найдем женщин и семейств.

В сие самое время генерал-майор Сысоев из крепости Грозной с баталионом 16-го егерского полка и Куринским пехотным полком вступал в чеченскую землю чрез урочище Хан-Кале, дабы согласованным с разных сторон движением, развлекая силы чеченцев, облегчить предприятие против селений Качкалыковских; 5 октября войска возвратились в крепость Внезапную.

* * *
Все сии обстоятельства показывали мне необходимость идти с войском в Дагестан и наказать акушинцев, которые служили твердою опорою всем прочим народам и могущественным своим влиянием их против нас вооружали. Известно было, что удар, им нанесенный, прочие народы как слабейшие удержит в страхе и покорности. В крепости Внезапной ускорены работы сколько возможно…

Акушинцам отправил я бумагу, коей требовал, чтобы они дали присягу на верность подданства императору, прислали лучших фамилий аманатов, не давали у себя убежища неблагонамеренным и беглецам, возвратили имеющихся у них русских пленных. Обещал, если не согласятся, наказать оружием и взять главный город, Акуша называемый. Жителям провинции Мехтулли, коих акушинцы склоняли на свою сторону, послал я объявить, что, если не останутся они покойными в домах своих, разорю их до основания и пленных отошлю в Россию. Сии были в ужаснейшем страхе, ибо участвовали в возмущении изменника аварского хана...

В селении Шора соединил я все войска, и отряд генерал-майора князя Мадатова прибыл из Карабудагента. Незадолго перед сим акушинцы довольно в больших силах занимали гору Калантау, чрез которую лежит лучшая дорога в их владения. Подъем не менее шести верст и в некоторых местах довольно крутой затруднял всход на гору; неприятель, с удобностию защищая оный, мог причинить нам чувствительный урон; но мне удалось посредством шамхала внушить акушинцам, что они раздражат русских, занимая землю, принадлежащую Мехтулинской провинции, находящейся под их покровительством. Они оставили гору Калантау, и сие немало облегчило мои предприятия. Немедленно часть войск расположил я на вершине горы, и не менее трех дней продолжался подъем на гору артиллерии и сколько возможно меньшего числа прочих тягостей...

В лагерь наш приезжали многие из старшин акушинских с разными переговорами, никогда не давая прямого на требования мои ответа; вероятно искали выиграть время, дабы умножить средства обороны, ибо усмотрено было, чтобы работы производились с деятельностию. Или протянуть до ненастной погоды, которой, судя по позднему времени, ожидать надлежало, что могло иметь весьма неприятные для нас последствия. Приметно было, что старались они осмотреть наши войска, но изрытое местоположение скрывало их, и по недостатку дров мало весьма было огней на бивуаках, почему также не могли они судить о количестве.

Не преставал я настоятельно требовать ответа, представляя, сколько упорство со стороны их может быть для них пагубным; но они не только не изъявляли по гордости своей никакого согласия, напротив, присланные 18-го числа старшины ответствовали довольно дерзко, уверяя впрочем, что о настоянии моем рассуждаемо будет в общем совете, которого решение сообщат они мне в непродолжительном времени. Таковы были отзывы их и прежде, и чрез людей, подосланных от шамхала, известно было нам, что ежедневно собираемый совет, по разности мнений, ничего твердого постановить не может, что рассуждения многих благоразумнейших из старшин остаются без внимания; что молодые люди, наиболее имеющие влияние на главного кади, также молодого человека, желают непременно защищаться и народ к тому возбуждают, представляя, что покорностию русским разрушают они воинственную свою славу и знаменитость между дагестанскими народами.

Присланных старшин приказал я, угощая вежливейшим образом, задержать в лагере, и они не прежде отправились обратно, как около полуночи, а в три часа за полночь выступили войска к неприятельской позиции, отстоящей не более восьми верст. Ночь была месячная и чрезвычайно ясная, но войска приблизились почти на пушечный выстрел, не будучи примеченными. До рассвета устроились они в боевой порядок, и пять баталионов пехоты под командою генерал-майора князя Мадатова, спустясь глубокими рытвинами к реке, перешли беспрепятственно на противный берег. Неосторожный неприятель не защищал переправы, и сие одно уже могло ручаться за успех; движение сих войск в гористом местоположении долго не было примечено, и потому прошли они довольно большое расстояние, не будучи встречены неприятелем. Вскоре увидели мы, что из позиции большие толпы поспешно обратились против отряда генерал-майора князя Мадатова, и вдруг загорелся сильный ружейный огонь. В сие время войска, при коих я находился, выслав стрелков, сбили передовые посты пред главною позициею, и батарейная артиллерия начала действовать на укрепления. Но с сей стороны менее опасался неприятель, ибо приближение к укреплениям было (как и выше сказано) чрезвычайно затруднительно. Шамхал, с своими толпами занимавший конечность правого нашего фланга, имел перестрелку с небольшими неприятельскими постами, по возвышениям поставленными, принудил их к отступлению.

Конечно, не с сей стороны могли акушинцы ожидать решительного нападения, но не менее отвлекало оно некоторую часть сил их и для нас тем более полезно было, что прикрывало расположением своим запасный наш парк и за войсками идущие обозы.

Приспевшие к отряду генерал-майора князя Мадатова шесть орудий устроились на продолжении укреплений, и рикошетная стрельба наносила вред полкам. 300 человек линейных казаков, опрокинув слабую неприятельскую конницу, заняли впереди большое пространство и высоту, с которой могли легко спуститься к дороге в тылу неприятеля. Пехота отряда генерал-майора князя Мадатова поддерживала казаков стрелками, которые в то же время начинали приближаться к дороге, угрожая овладеть оною. В позиции неприятельской происходило величайшее смятение, и вскоре толпы бросились в поспешнейшее бегство, так что из некоторых укреплений, наиболее подверженных действию артиллерии, исчезли они мгновенно. Со стороны, где я находился, татарская наша конница набранная в ханствах, с решительностию ударившая на неприятеля, бегущего по большой дороге, изрубила несколько человек и понудила его оставить дорогу. С частию войск начальник корпусного штаба генерал-майор Вельяминов пошел поспешно за неприятелем, поддерживая татарскую конницу, которую неприятель беспокоил с гор выстрелами. Пехота отряда генерал-майора князя Мадатова, переправясь обратно на наш берег речки, с ним соединилась, и селение Лаваша, лежащее в верстах четырех от нашего расположения, немедленно занято. Татарская конница и казаки по обеим сторонам речки посланы вперед преследовать бегущих.

кавказ_4.jpg

* * *
Приказано было истреблять селения, и между прочими разорен прекраснейший городок до 800 домов, Уллу-Айя называемый. Отсюда с такою поспешностию бежали жители, что оставлено несколько грудных ребят. Разорение нужно было как памятник наказания гордого и никому доселе не покорствовавшего народа; нужно в наставление прочим народам, на коих одни примеры ужаса удобны наложить обуздание.

Многие старшины деревень пришли просить помилования; не только не тронуты деревни их, ниже не позволено войскам приближаться к оным, дабы не привести в страх жителей. На полях хлеб их, все заведения и стада их остались неприкосновенными. Великодушная пощада, которой не ожидали, истолковала акушинским народам, что одною покорностию могут снискать свое спасение, и уже многие являлись с уверенностию, что они найдут снисхождение…

Все окрестные горы наполнены были спасающимися жителями с их семействами и имуществом; я запретил их преследовать, хотя, рассеянными и объятыми ужасом, легко можно было овладеть ими.

* * *
Полковник Верховский с войсками обращен был к построению в бывшей Калчалыцкой деревне, называемой Горяченской (Истису), укрепления на 300 человек гарнизона, дабы сколько возможно препятствовать набегам чеченцев на земли Аксаевского селения и к городу Кизляру. Чеченцы, часто появляясь в силах, атакуя передовые посты и угрожая сделать нападение на табун и сенокосы, старались препятствовать работам. Нередко происходили сшибки, и одна весьма горячая, в которой линейные казаки наши, несравненно менее числом, оказали особенную неустрашимость. В продолжение работ не имел неприятель ни малейшего успеха. Укрепление к осеннему времени было совершенно окончено и на первый случай необходимые жилища; наименование получила Неотступного стана; оттуда войска перешли к селению Аксай и небольшую деревню Герзели-аул, лежащую против оного, обратили в укрепленный пост, где и расположилась одна рота 43-го егерского полка для охранения Аксая от беспокойства, которые беспрестанно наносили ему живущие вблизи чеченцы.

* * *
С Кавказской линии получил я известие, что закубанцы, собравшись в больших силах, сделали нападение на Круглолеское селение, и разграбив большую часть оного, увлекли в плен до четырехсот душ обоего пола. Две роты пехоты, спешившие идти на помощь селению, встречены были особенною толпою закубанцев в превосходных силах, и хотя перестрелка была весьма жаркая, но роты, опрокинув их, не допустили истребить всего населения, и неприятель обратился поспешно к Кубани.

Генерал-майор Сталь 2-й, направив ближайшие войска на преследование неприятеля, не мог с пехотою догнать его, но линейные казаки в числе до семисот человек с двумя орудиями конной артиллерии при самой переправе чрез Кубань ударили на толпы с решительностию, и неприятель в замешательстве бросался в реку, причем из собственного признания закубанцев потерю свою почитают они свыше полутораста человек убитыми и потонувшими. Немало погибло и наших поселян, захваченных в плен, ибо всех их не успели они переправить прежде. Отбито пленных как в сем случае, так и при отступлении из Круглолеского селения, не более как до ста человек. Отогнанные стада вообще все остались в руках наших.

* * *
В июле месяце отправил я на Кубань начальника корпуса штаба генерал-майора Вельяминова 3-го, приказал собрать ему сколько возможно войск и казаков, остановить два донских казачьих полка из числа сменившихся и отправляющихся на Дон. С сим отрядом перешел он Кубань, напал на селения живущих за Кубанью ногайцев, которые участниками были в разорении Круглолеского селения, и к толпе закубанцев присоединили 500 человек своей конницы, предводительствуемой многими из их князей.

Генерал-майор Вельяминов 3-й при разорении селений не встретил почти никакого сопротивления, взял в плен 1400 душ обоего пола и всякого возраста и весьма большое количество скота. Возвращаясь от реки Большого Зеленчука, затрудненные нестройным движением великого числа арб и скота, войска наши вскоре догнаны были закубанцами в числе до тысячи человек. Арриергард наш испытывал жестокое нападение намеревавшегося отбить пленных, и наконец толпа неприятеля, отделясь, обскакала вперед, думая остановить войска наши при переходе одно тесное и неудобное место. Но войсками нашими предупрежденный неприятель не мог воспрепятствовать следованию отряда и был опрокинут с потерею, весьма для него чувствительною. В действии со стороны нашей были одни линейные казаки и конные орудия, от пехоты малое число стрелков. После сего, не видя успеха в дальнейшем преследовании, неприятель возвратился.

* * *
1824 г. Из числа бежавших за Кубань кабардинцев один знатнейший между князьями в сопровождении нескольких известных разбойников приехал ко мне в Дагестан. Начальник штаба предупредил меня, что князь Арслан-бек Биесленев имеет поручение от прочих предложить мне условия, на коих готовы они возвратиться на прежнее свое жительство. Я вызывал его одного, желая, чтобы он как человек по способности своей могущий быть полезным правительству, переселился в Кабарду, но ни с кем из прочих не почитал я приличным входить в переговоры.

Встретив в нем человека, более многих кабардинцев здравомыслящего, легко мне было вразумить его, что уничтожительно было бы для меня допустить условия с людьми, нарушившими данную присягу в верности государю; что виновные должны просить о прощении, а не предлагать условия; что могут надеяться на великодушие правительства, готового оказать оное раскаивающемуся; что несправедливо было бы предоставить большие выгоды изменникам пред теми, кои, не оставляя земли своей, покорствуют правительству и его распоряжения выполняют беспрекословно. Не страшил я угрозами виновных, но не скрывал от них, что не должно терпеть пребывание их близко границ наших, дабы примером безнаказанности не одобрили к злодеяниям людей неблагонамеренных.
Нелепые желания кабардинцев состояли в следующем:

1. Возвратиться в свою землю не иначе, если правительство уничтожит устроенные в 1822 году крепости и удалит войска с гор.

Это значит иметь средство продолжать прежние злодеяния, не подвергаясь наказанию, иметь в горах убежище.

2. Разбирательство дел оставить во всем на прежнем основании, то есть в руках священных особ.

Это происки мулл, самых величайших невежд, которые из всех исповедующих закон мусульманский, как будто для того собраны в Кабарде, чтобы славиться мудростию своею между людьми еще большей степенью невежества омраченными. Князья кабардинские первое между таковыми занимают место. Кабардинским князьям потому выгоден шариат или суд священных особ, что они, пользуясь корыстолюбием их, в решении дел всегда могут наклонять их в свою пользу в тяжбах с людьми низшего состояния. Закон мусульманский хотя признает все вообще состояния свободными, но священные особы, удаляясь сего правила, полное действие шариата допускали в разбирательстве дел между князьями и знатнейшими фамилиями узденей, а простой народ, когда требовала польза знатнейших и богатых, всегда был утесняем, и бедный никогда не получал правосудия и защиты. Возобновления шариата выпрашивали у меня кабардинские князья и уздени, оставшиеся под управлением нашим, с тем, чтобы дела простого народа разбираемы были по российским законам.

Итак, по известности мне обстоятельств, отверг я желание кабардинцев, за Кубанью живущих. Аслан-бек Биесленев, принятый ласково и с уважением, получа от меня подарки самым приветливым образом, отправился обратно. Кажется, что приятно ему было дать мне чувствовать, что он, лишь только возможно ему будет, возвратится в Кабарду и что он получил совсем другое о русских понятие. Он прежде не бывал ни у одного из русских начальников.

* * *
В течение лета войска наши за Кубанью имели повсюду весьма счастливые успехи. Командующий оными артиллерии полковник Коцарев преследовал укрывавшихся там беглых кабардинцев. Абазинцы, принявшие их и с ними участвовавшие в разбоях, наиболее за то потерпели: селения их разорены, лошади и скот захвачены во множестве, в людях имели они урон необыкновенный. Страх распространен между соседственными народами. Более нежели в двадцать раз отмщено злодеям за нападение на селение Круглолеское.

* * *
Будучи предварен, что между чеченцами примечаемы тайные совещания, что появился между ними лжепророк, возмущающий их против нас, приказал я баталиону 41-го егерского полка, расположенному в Ширвани, немедленно следовать в станицы Гребенского войска обоим баталионам Ширванского полка, стоявшим в Кабарде, быть в готовности, поручив их в распоряжение начальствующего на линии генерал-лейтенанта Лисаневича.

Вскоре получил я известие, что чеченцы, предводимые лжепророком, довольно в больших силах, в ночи с 7-го на 8-е число, напали на Амир-Аджиюртский пост и сожгли оный. Укрепление поста было непрочное, ибо наскоро из плетня сделанное, и рва вокруг его почти не было. Но в гарнизоне находилась рота пехоты и весьма сильная артиллерия. Сего для обороны было слишком достаточно, но начальник гарнизона, был чрезвычайно неосторожен, не взирая, что в тот же самый день выступивший из укрепления генерал-майор Греков предварял его о намерении чеченцев сделать покушение на пост. Незадолго пред нападением успел он даже прислать одного из приверженных на аксаевских жителей с известием, что сильные толпы конницы взяли направление к посту и в ночи прибудут к оному.
Начальствовавший оным 43-го егерского полка капитан Осипов, сделав расчет гарнизона по местам, распустил людей в казармы и нимало не усилил обыкновенного караула. Чеченцы со стороны леса подошли, не будучи замеченными. Весьма темная ночь и сильный ветер им способствовали. Внезапно вошли они в укрепление и тотчас опрокинули часть плетня, ограждавшего оное. Люди в беспорядке выскакивали из казарм, когда укрепление было уже наполнено неприятелем: они не могли противиться малыми силами; капитан Осипов, защищавшийся с горстью людей и будучи уже ранен, бросился в Терек и утонул. Неприятель испытал только два выстрела из орудия, стоявшего в воротах, при коем был главный караул не более как из девяти человек при унтер-офицере. Выстрелы сии на некоторое время привели в замешательство чеченцев, но уже не было кому оным воспользоваться, ибо люди наши были рассеяны, и большая часть гарнизона спасалась переплывая Терек.

В сие время переправлялся пороховой погреб, и снаряды крепостных орудий хранились в сарае, покрытом камышом. Сообщившийся оному огонь произвел столько сильный взрыв, что орудия были разбросаны и части лафетов разметаны на противном берегу реки. Чеченцы в ужасе побежали из укрепления и уже не появлялись. Потеря наша простирается убитыми, погибшими при взрыве и потонувшими всего до семидесяти человек. Потеря неприятеля была не менее. Взбешен я был происшествием сим, единственно от оплошности нашей случившимся. Еще досаднее мне было, что успех сей мог усилить партию мятежников, умножить верующих в лжепророка. Я не обманулся! Генерал-майор Греков не мог приспеть к защите поста, ибо силы его состояли из пехоты, сделавшей уже большой переход. Он прибыл к укреплению Герзели-Аул, дабы обеспечить его от нападения, усилил гарнизон одною ротою егерей и двумя орудиями, приказал поправить укрепление. Оттуда, прошедши крепость Внезапную, усилил ее также одною ротою и возвратился в станицу Червленную, дабы собрать несколько войск. Между тем чеченцы, распустив лживую молву о приобретенных ими успехах, ободрили сообщников, пригласили соседних им горцев, в числе четырех тысяч человек пришли к укреплению Герзели-Аул и начали стеснять его облежанием до того, что гарнизон вскоре лишен был воды. Неприятель в близком расстоянии расположил свои окопы вроде траншей и предпринял штурм. Некоторая часть перешла уже ров и была на валу, но штурм отбит с чувствительным уроном. Лжепророк однако же нашел средство восстановить упадший дух обещанием блистательных успехов, то есть обогащения добычею. Но более ободрила мятежников измена аксаевских жителей, которые с ними соединились, и готовность андреевских жителей последовать тому же при малейшей удаче.

Мятеж сей мог распространиться в Дагестан, где по многолюдству мог быть несравненно опаснейшим, тем более, что из Грузии мало весьма мог я отделить сил, и некомплект войск был чрезвычайный.

Генерал-лейтенант Лисаневич, узнавши о случившемся в Амир-Аджи-Юрте, приказал баталионам Ширванского полка, 1-му следовать в крепость Грозную, 2-му сколько возможно поспешнее прибыть в станицу Червленную, для чего выставлены были подводы, сам прибыл туда же.

Между тем генерал-майор Греков собрал три роты 43-го егерского полка, 400 линейных казаков и несколько орудий. Генерал-лейтенант Лисаневич взял отряд сей под личное начальство, и не дожидаясь 2-го баталиона Ширванского полка, переправился [через] Терек в Амир-Аджи-Юрте и пошел к Герзели-Аулу. Приближаясь к оному, замечен он был неприятельскою конницею, которая немедленно обратилась в бегство, не давши ничего знать облегающей укрепление пехоте. Посланные вперед казаки успели отхватить часть неприятеля; гарнизон, видя приспевшую помощь, сделал вылазку, и вскоре потом прибыл отряд. Мятежники понесли чувствительный весьма урон, который мог быть гораздо значительнее, если бы не способствовали спасению их лежащие поблизости леса и гористое местоположение. Потеря наша была самая ничтожная. Лжепророк бежал [один] из первых в сопровождении самого малого числа сообщников, все разошлись по домам, не помышляя о соединении и в боязни жестокого наказания. Жители Аксая, кроме главнейших зачинщиков, оставивших город, искали измену свою загладить совершенною покорностию и просили пощады. Невозможно было ожидать благоприятнейших обстоятельств и столько скорого уничтожения мятежа, но внезапное происшествие вдруг все переменило. Генерал-лейтенант Лисаневич, желая схватить некоторых оставшихся в Аксае мятежников для примерного их наказания, приказал старшему князю майору Мулле-Хассаеву представить к себе всех почетнейших старшин с тем, чтобы в числе их были непременно замеченные им самые буйные и наиболее к мятежу склонные. Потребовал от него списка таковых. Генерал-майор Греков, лучше знавший народ сей, представлял ему, что не приличествовало задержать людей, им призванных, паче еще подвергнуть наказанию; что поступок сей произведет в народе беспокойства и уничтожит совершенно доверенность к начальству. Майор князь Мулла-Хассаев обязывался в самое непродолжительное время всех их доставить без всякого затруднения.

Генерал-лейтенант Лисаневич не послушал обоих, и 16 числа поутру не менее 300 человек лучших жителей Аксая введены были в укрепление Герзели-Аул. Не было взято никаких мер осторожности, аксаевцы многие были вооружены, наш караул не был не только усилен, даже не выведен в ружье, команды отпущены за дровами и на фуражировку, и в укреплении оставалось менее людей, нежели аксаевцев. Вышедши пред них в сопровождении нескольких офицеров, генерал Лисаневич стал в оскорбительных выражениях упрекать их гнусною изменою, грозить истреблением виновнейших и начал вызывать некоторых по представленному ему списку. Он знал хорошо татарский язык и потому объяснялся без переводчика, который бы мог смягчить выражения. Двое из вызванных старшин с покорностию предстали пред ним. У них сняли кинжалы и отвели их под стражу; третий, будучи вызываемый по списку, видя участь первых двух, противился, но когда его принудили, он, тихо подойдя к генералу Лисаневичу, вдруг бросился на него с кинжалом, который он до того скрывал под одеждою. Он нанес рану смертельную в живот насквозь. Не остановясь, кинулся на генерал-майора Грекова, и сей в мгновение кончил жизнь под его ударами. Поблизости находились казаки и некоторые из приверженных нам мусульман, которые после поражения генерала Лисаневича могли остановить его, но до того велико было их изумление, что они пребывали неподвижны. Человек уже немолодой главный пристав кумыцкий капитан Филатов бросился на него, и хотя получил прежде рану, но по счастию она не была тяжелою, и он, схватясь с ним грудь с грудью, успел вонзить ему кинжал в брюхо, отвратя удар его рукою.

Силы злодея были превосходнее, и уже преодолевал он Филатова, но один из армян, приставив ему ружье, поверг его мертвого выстрелом. Генерал Лисаневич, захватя рукою рану, стоял опершись о забор и сохранял твердость, но когда сказали ему о смерти генерала Грекова, вырвалось у него слово «Коли!», и оно было сигналом истребления всех без разбора. В сие время командир 43-го егерского полка выводил из казарм караульных 20 человек, кои немедленно ударили на толпу, и к ним присоединились прочие, бывшие в укреплении. Аксаевцы в величайшем страхе и замешательстве бросились к воротам и чрез вал укрепления успели заколоть двоих часовых у ворот, но вслед кололи их штыками и пустили ружейный огонь. Вырвавшиеся из укрепления встречены были возвращавшеюся с фуражировки командою, прибежали конвои команд, посыланных за дровами, и из 300 человек аксаевцев весьма немногие спаслись бегством. Между тем погибли люди совершенно невинные и несколько испытанных в приверженности к нам.

Я вызвал жителей, дав им прощение, и хотя многим из них не нравилось перенесение, но они согласились. Но явилось только 200 семейств, которые настаивали, чтобы позволено им было остаться на прежнем жительстве, чего я не должен был предоставить. Место для нового Аксая назначено мною на речке Таш-Кечу, во всех отношениях несравненно выгоднейшее прежнего, ибо здесь жители Аксая имели лучшее свое хлебопашество, здесь прежде бывало их богатое скотоводство. Для охранения их в местах сих, более открытых, и для того, чтобы иметь за ними необходимый надзор, учредил я укрепление, которое и построено по возвращении моем из крепости Внезапной. В продолжение работ многие начали уже селиться в новом Аксае; в городе начертаны правильные улицы и площади, и люди благонамеренные одобряли выбор места и выгоды оного.

26 октября командир 43-го егерского полка подполковник Сарочан с отрядом из 700 человек пехоты, малого числа казаков, чеченскою конницею и 6-ю орудиями артиллерии выступил из крепости Грозной, дабы возмутившимся чеченцам помешать укрепиться в Хан-Кале, где начали они большие работы. Они в числе до 4 тыс. человек встретили войска наши, опрокинули чеченскую нашу конницу и смешали казаков, и сей успех их был причиною чувствительного их урона, ибо нагло приблизившись к каре нашей пехоты, подверглись они картечным выстрелам. Войска наши, неоднократно обращая их в бегство, наконец возвратились в крепость при сильной довольно перестрелке. Мятежники после сего не продолжали уже работ своих в Хан-Кале.

кавказ09.jpg

* * *
Занято селение Большая Атага. Войска нашли роскошное продовольствие для себя и для лошадей. Жителей застали весьма немногих, ибо спаслись они в ближайшие леса, в домах осталось много имущества. Селение не менее 600 дворов, и много домов хороших.
Войска, расположенные лагерем у селения, два дня сряду имели довольно сильную перестрелку. Казаки дрались при обозрении переправы чрез реку Аргун. В Малой Атаге, лежащей на противоположном берегу, замечены большие огни, слышны были выстрелы и крик в ознаменование радости о прибытии на помощь соседей, и тогда же дали знать лазутчики, что пришли чеченцы, по Мичику живущие, часть ичкеринцев и несколько лезгин.

30 числа в 4 часа пополуночи послал я два баталиона Ширванского полка, одну роту 41-го егерского, 8 орудий артиллерии и 500 казаков сжечь селение Чахкери, где неприятель имел удобное пристанище и всегда собирался. Пред рассветом войска, приблизившись к селению, замечены были караулом, и потому, не теряя времени, после нескольких выстрелов из пушек, один баталион бросился в селение, из коего неприятель спасся бегством. Баталион, сжегши селение, без препятствия выступил из оного; но когда в обратный путь отошли около версты, чрезвычайно густой туман лег на землю, с которым соединившийся дым от горящего селения до того затмили свет, что в самом близком расстоянии нельзя было ничего видеть.

В сие время приспел стоявший за Аргуном неприятель; он не мог видеть числа войск наших, так как и его прибытие познано было по одному ужасному его крику. Часть конницы его, проскакав мимо наших стрелков, столкнулась с казаками, но была опрокинута ими. От силы столкновения несколько человек чеченцев и казаков опрокинуты были на землю. Редко видят сие кавалеристы, хотя нередко говорят о шоке. За сим большие толпы атаковали нашу пехоту. Артиллерия действовала картечью и не далее пятидесяти шагов, так что отрываемы были члены и раздираемы тела. Бросавшиеся спасти тела по обыкновению в свою очередь истребляемы. Третье нападение было сильнейшее и продолжалось долее. Неприятель ударил всеми силами: встреченный картечью, батальным огнем пехоты и казаками, он обращен в стремительное бегство. Неприятель был в числе трех тысяч человек, дрался отчаянно, ибо лжепророк лично сам находился, и многие священнослужители возбуждали их к тому пением молитв. Но далее не было уже ни одного выстрела, вероятно потому, что поднявшийся туман обнаружил число войск наших. Из признания чеченцев известно, что они потеряли не менее двухсот человек одними убитыми, в числе коих многих отличных между ними людей. Они говорили, что никогда прежде не испытали они столько жестокой схватки. После сего сражения неприятель рассеялся, и войска 2-го февраля, пройдя Хан-Кале без выстрела, возвратились в крепость Грозную.
5-го числа, оставив обозы, дабы двигаться с большею быстротою, войска, пройдя ночью Хан-Кале, у селения Большой Чечень, переправились за Аргун и заняли деревню Бельгетой, которую оставили жители. Казаки сожгли небольшое селение Ставноколь, где захватили в плен семейства и отбили стадо скота. Керменчук, одно из главных и богатейших селений в Чечне, просило о пощаде и получило оную, дало аманатов.

Оставленное селение Гихи, большое и богатое прекрасными садами, приказал я сжечь, ибо жители оного упорствовали прийти в покорность. Сады истреблены одних только главнейших мятежников. Чрез Гихинский лес нашел я проход весьма трудный: большие и старые деревья, между коими множество валежнику, дорога тесная и излучистая, представляли неприятелю удобства обороны, и я конечно потерпел бы урон, но он полагал, что я пойду в обратный путь тою же дорогою, там ожидал меня, и войска прошли беспрепятственно. Мошенническое селение Доун-Мартан, в котором укрываются всегда кабардинские абреки, сожжено. Отсюда довольно обширными и прекрасными полями, принадлежащими карабулакам, прошел я до селения Казах-Кечу. Пришедшие с покорностью жители, впрочем много раз виноватые, испросили пощаду. Войска возвратились в крепость Грозную 21 числа.

* * *
6 числа апреля, приказав войскам переправиться за Терек, прибыл я вперед в Грузию. В Чечне продолжался мятеж; лжепророк старался возбуждать обольщающими прорицаниями, но уже приметно уменьшилось верование в него; посыланные люди к лезгинам с требованием помощи привезли одни обещания. Напротив, весьма многие из селений не нарушили покорности и представили аманатов лучших фамилий по нашему назначению. Сделав наблюдение, что упорнейшие из чеченцев суть те, кои живут в местах менее приступных, где никогда или давно весьма не бывали войска наши, куда по множеству в пути препятствий не могут приходить внезапно, а потому жители, имея время скрыть в лесах семейства и имущество, являются с оружием, вознамерился я открыть кратчайшие дороги и прорубить леса далее от дороги ружейного выстрела в обе стороны. По таковым путям, не испытывая никаких затруднений, могут войска повсюду появиться, с большою быстротою и без всякой [для себя] опасности, даже в небольших силах. Таким образом, без неприязненных действий, можно удерживать их в послушании, а впоследствии приучить к спокойствию.

10 числа войска прибыли к селению Алхан-Юрт, и тотчас небольшая часть пехоты на каюках переправилась на правый берег Сунжи, причем была ничтожная перестрелка. Сожжена деревня Курчали, где мятежники в лесу, чрезвычайно густом, дрались с некоторою упорностью. Дорога прекрасная открыта до селения Гихи и часто проходит прелестною поляною.
17 числа возвратился я в Алхан-Юрт, дабы дать войскам отдохновение в праздник светлого воскресения Христова. В сей день близко к переправе чрез Сунжу арриергард был сильно атакован, и я должен был дать ему подкрепление, перестрелка продолжалась до глубокого вечера, но переправа совершенно была безопасна.

Предводитель Кизлярского уезда с несколькими дворянами и депутатами всех сословий приехали поздравить войска с праздником, и в знак уважения их к трудам их гг. офицеров угащивали обедом, солдатам выдана была роскошная порция вином и мясом.
Между тем производилась порубка леса в окрестности. Прибыли казаки, 500 человек, которых оставлял я на линии, за неимением подножного корма, и с ними 300 человек чеченцев, живущих по Тереку, с топорами для работ.

23 числа, оставя все тягости в вагенбурге (обоз. — ИП.) при Алхан-Юрте, войска налегке прибыли 25 числа рано пред селение Урус-Мартан. После сделанного мне отказа на повторение несколько раз предложения дать аманатов нашел я жителей к обороне готовых и с ними соединившихся соседей. Построив батарею против селения, обратил я внимание их на оную, и в то же время с противоположной стороны баталион 41-го егерского, две роты Апшеронского полков и рота гренадерского Тифлисского полка бросились в деревню: испуганный неприятель бежал стремительно, и даже в лесу не смел остановиться. Многие побросали ружья. Урон был довольно чувствительный. На звук орудий собирались окрестные жители, но казаки наши и чеченцы заняли дороги, и потому, пробираясь лесами, не успели они прийти вовремя.

Селение приказал я истребить, великолепные сады вырублены до основания. Через реку Мартан сделана хорошая переправа и открыта широкая дорога. На обратном пути сожжены два селения Рошни. Многие другие приведены в покорность, и войска беспрепятственно чрез Алхан-Юрт возвратились в крепость Грозную 28 числа.

* * *
2-го мая войска, пройдя Хан-Кале, перешли чрез Аргун у селения Беглекой. Очищена дорога через лес, отделяющий селение Шали, которая прежде прорублена была генерал-майором Грековым. Селение сожжено и сады вырублены. С 600 человек пехоты, четырьмя орудиями и 300 казаков пошел я сделать обозрение Шалинских полей. Чеченцы засели в одном месте, где надобно было проходить лесом. Нельзя было выгнать их, не овладевши небольшою деревушкою. Генерал-майор Лаптев мгновенно занял оную, но к ней прилежал частый очень лес; неприятель усилился, мы должны были захватить довольно большое пространство и в местоположении совершенно для нас невыгодном. Я сберегал казаков, но должен был спешить часть оных, ибо чувствовал в пехоте недостаток; 4 орудия артиллерии служили нам величайшим пособием, и мы прошли трудное место. Огонь был жестокий, и неприятель имел дерзость броситься в шашки на одну егерскую роту. Казаки поддержали оную и обратили его с уроном.

Впоследствии проложены дороги от селения Беглекой на поля Теплинские мимо возвышения, называемого Гойт-Корт, с вершины коего видна Чечня на большое расстояние… Селение нашли мы совершенно пустым, семейства и имущество скрыты были в ближайших лесах, хозяева домов, не менее 600 человек, были под ружьем при входе в селение. В ужасном страхе находились они, когда увидели, что направление дороги пошло чрез те самые места, где укрывались семейства, и я не был покоен, опасаясь, чтобы в лесу, где трудно было усмотреть за солдатами, малейший беспорядок не возбудил их к драке в защиту семейств. Приказано было старшинам находиться при каждой команде, дабы были они свидетелями, что мы никакой обиды, или паче оскорбления, делать им не хотели, и сказать надобно к удивлению, что не произошло ни одного неприятного случая. Рассыпанные по лесу люди находили женщин и детей и поступали с ними ласково, находили имущество и ставили караул для охранения оного. Жители, удивленные подобным обращением, из благодарности угащивали солдат, приуготавливая для них пищу.

* * *
Неподалеку от селения Дауд-Мартан и Акбарзой за рекою Оссою схватили несколько человек в плен, нескольких преследуя потопили в реке, отбили 100 штук рогатого скота и более 100 баранов. Войска собрались у крепости Грозной 23 числа и 25-го отпущены на квартиры на линию.

Таким образом кончилась экспедиция против чеченцев. Одни, живущие по реке Мичику, остались непокорными, но они кроме воровства и разбоев ничего более сделать не в состоянии; потух мятеж во всех прочих местах, и все главнейшие селения приведены в послушание и представили аманатов. Исчезло мнение, что леса могут служить твердою оградою; напротив, движение войск в весеннее время было несравненно пагубнее для чеченцев, ибо не смея показываться в открытых местах, оставили они поля невозделанными, по той же причине скотоводство их оставалось без корму. При вскрытии весны прятавшиеся в лесах семейства подверглись чрезвычайным болезням и смертности, которые должен продолжать угрожающий голод. Впредь всеобщий мятеж едва ли возможен, ибо всюду и скоро могут проходить войска.

чечня.jpg

03:52 18/09/2013

Класс!

Артефакты

Археологические открытия года

История в картинках

Зима в России 2

Особое мнение

Умберто Эко: 14 признаков фашизма
В память о Умберто Эко "Историческая правда" публикует его знаковое эссе "14 признаков фашизма", написанное ещё в 1995 году. 6

Артуро Перес-Реверте: «Это Священная война, идиоты!»
Испанский писатель Артуро Перес-Реверте о том, почему Европа проигрывает Третью мировую войну. 12

Владимир Тихомиров: "Войковская", далее нигде
Зачем власти нужно беречь память о мародере и убийце царской семьи? 1
Интервью

Оксана Киянская: "У декабристов народ был ни при чем" 3

Кирилл Александров: "Русские белые эмигранты – кто они?"
Исследования
Время венетов: в когтях Симаргла. Часть 2

Какое влияние оказал Аварский каганат на славянских богов? "Историческая правда" продолжает...
Время венетов: в когтях Симаргла
Владимир Тихомиров
Зимой 560 года на деревни славянского народа антов обрушился удар невиданного ранее врага – закованных в...

Дайджест
Выстрелы в Далласе: кому нужна была смерть президента
Евгений Антонюк (Life.ru)

22 ноября 1963 года американский президент Джон Кеннеди был убит выстрелами снайпера.
Большевистский переворот: как это было на самом деле
"Смена"
Эта хронология «пролетарского переворота» была опубликована в ноябре 1924 года - то есть, в годы, когда еще...


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

«Ружье тьфу! Кынжал – самый друг, самый кунак!.. – крутил горец сверкающим кинжалом. – Ночью Капказ едем свой сакля... Лес, луна, горы. Вижу – бэлый чалвэк на дороге. Крычу – стоит, еще крычу – стоит, третий раз стоит... Снымаим винтовка, стрэляим – стоит... Схватыл кынжал в зубы, палзем.., подпалзаим... Размахнулся – раз! Глядим – бабья рубаха на веревке. Цхэ!», – вот представление о кавказце. С тех пор, как против горцев воевал генерал Алексей Ермолов. Он писал: «Лучше от Терека до Сунжи оставлю пустынные степи, нежели в тылу укреплений наших потерплю разбои».
И еще он добавлял: «Хочу, чтобы имя мое стерегло страхом наши границы крепче цепей и укреплений, чтобы слово мое было для азиатов законом, вернее неизбежной смерти».

«Если ясное и очевидное само себя объясняет, то загадка будит историческую мысль. Вот почему исторические личности и события, окутанные дымкой загадочности, ждут от нас все нового осмысления и поэтического истолкования», – писал Стефан Цвейг. В российской истории немало выдающихся деятелей не по своей воле оказались в «дымке загадочности», от которой не спасала принадлежность ни к высшему свету, ни к мировому коммунистическому и рабочему движению. Но среди этой когорты «загадочных» фигур особо выделяется российский «проконсул» на Кавказе генерал Алексей Петрович Ермолов. Несмотря на обилие публикаций, посвященных кавказскому наместнику, о реальном Ермолове известно не так уж много.

Зато по степени мифологизации Ермолов оставил далеко позади себя даже французского императора Наполеона. У великого корсиканца были свои почитатели, превозносившие до небес его добродетели, военный и государственный гений, и ниспровергатели, пытавшиеся увидеть пороки Бонапарта даже в его дурной наследственности (происхождение якобы от кондотьера). Но среди поклонников Наполеона были Адольф Тьер, Евгений Тарле и Альберт Манфред, а среди хулителей Ипполит Тэн. Ничем подобным не может похвастать генерал Ермолов. С точки зрения кавказских историков и публицистов, Ермолов – «ястреб колониальных войн» (Тимур Матиев), «один из самых известных, влиятельных, энергичных, жестоких и коварных российских генералов» (Шахрудин Гапуров, Борис Закриев), «царский сатрап» и разбойник (Р. Куадже), едва ли не главный инициатор Кавказской войны (Алан Касаев) и даже «вандал», превзошедший по жестокости «воинствующий фашизм» (Аида Газиева). В последнее десятилетие Ермолов успел стать кумиром русских националистов. Но, как хорошо известно, крайности сходятся.

В текстах «патриотических» изданий генерал Ермолов выглядит не столько мудрым государственным и военным деятелем, поборником российских интересов на Кавказе, сколько милиционером с московского рынка, проверяющим регистрацию заезжих брюнетов. Между тем, очевидно, что без всестороннего анализа военно-административной деятельности Ермолова на Кавказе понять то, что происходит в этом регионе сегодня, невозможно.

С Алексея Ермолова и началась подобная «колонизация» Россией, продолженная при других императорах Александрах…

В 1816 году российские войска на Кавказе были сведены в отдельный Грузинский (с 1820 года – Кавказский) корпус. 6 апреля 1816 года Александр I назначает командиром корпуса, а также управляющим по гражданской части на Кавказе и в Астраханской губернии генерала Ермолова. К этому времени авторитет генерала в военных и дипломатических кругах Российской империи был непререкаем. Ермолов – участник военной кампании в Польше в 1794 года, закавказского похода Валериана Зубова, войн в составе антинаполеоновских коалиций и, наконец, герой Отечественной войны 1812 года. Помимо военной славы Ермолов заработал себе репутацию острослова и фрондера. Будучи недовольным иностранным засильем в окружении российского императора, генерал обратился к нему с просьбой: «Государь, сделайте меня немцем». Ермолова прочили в вожди тайных обществ, в российские «диктаторы», предводители восстания греков против османского владычества. Но судьба распорядилась иначе. С 1816 по 1827 годы Ермолов проведет на Кавказе, выполняя задачу по фактическому присоединению этого неспокойного региона к Российской империи.

В начале XIX столетия Россия закрепила свои успехи, достигнутые в результате победоносного завершения двух русско-турецких кампаний и войны с Персией. Подписав в 1783 году Георгиевский трактат c Грузией, которая, сохраняя внутреннее самоуправление, переходила под протекторат северного соседа, Российская империя лишила Турцию важнейших рычагов своего влияния на Большом Кавказе. В 1801 году к России присоединяется Восточно-Грузинское царство, в 1804 году – Имеретия, в 1806 году – Осетия, в 1810 году – Абхазия. В результате двух успешных войн с Ираном (1804-1813) и Турцией (1806-1812) российская корона приобретает такие территории, как Карабахское, Ганджинское, Шекинское, Дербентское, Кубинское ханства, добивается признания за собой прав на Гурию и Мегрелию. Часть включенных в империю стран, в особенности единоверные с Россией грузинские государственные образования, задолго до конца XVIII – начала XIX веков искали российского подданства, чтобы защитить себя от угрозы физического уничтожения и ассимиляции со стороны Турции и Персии. Новые территории – новые подданные, новые соседи, новые проблемы...

Российская военная администрация очень скоро узнала, что такое особая горская социально-экономическая и политическая модель. «В изучаемый период, – пишет известный исследователь Кавказской войны Юрий Клычников, – основой экономики горских обществ было преимущественно скотоводство, т.к. природно-климатические условия не позволяли зачастую эффективно заниматься земледелием. Даже на равнинах Чечни, справедливо считавшейся житницей всего Северо-восточного Кавказа, животноводство не потеряло своего значения. В таких условиях происходила консервация патриархально-родовых отношений у горцев и задержалось их дальнейшее поступательное развитие. Выходом из этой ситуации были набеги или наездничество, выступавшее в качестве компенсирующего экономического фактора».

Такую Россию придумали много позже…

По мнению ряда специалистов (Марк Блиев, Олег Матвеев, Анатолий Авраменко, Павел Матющенко, Валерий Ратушняк) в системе набегов той эпохи «нельзя видеть сегодня что-то обидное и предосудительное. Это было свойственно многим народам на определенной стадии развития». С научной точки зрения сегодняшнего дня «наездничество» нельзя рассматривать как свидетельство неполноценности кавказских социумов. С позиций «мультикультурализма» культура «наездников» имеет такое же право на существование, как и культура эпохи Ренессанса.

Но царская администрация начала XIX столетия наблюдала за «наездниками» не из тиши научных кабинетов и лабораторий. Каждый день она сталкивалась с ними совсем в другой обстановке и не могла мириться с положением вещей, при котором богатые равнинные поселения Северного Кавказа становились объектами постоянных нападений. Тем более что имперская власть, вслед за завоеванием и присоединением новых территорий, ставила задачу их хозяйственного освоения, включения их в единое экономическое пространство России, а также несла перед новыми подданными вполне конкретные обязательства по их защите от «наездников». Помимо всего прочего разбойные набеги были вполне выгодным мероприятием. Как писал Ростислав Фадеев: «Весь Кавказ обращен был в один невольничий рынок». Ежегодный оборот «живого товара» достигал 1500-5000 человек в год. В неволю попадали представители различных этнических общностей. Для лихих «наездников» не было разницы, кого продавать щедрым турецким покупателям – русского «колонизатора» или туземного жителя.

В доермоловский период русские наместники придерживались сугубо оборонительной тактики. В 1804 году Российская империя запретила работорговлю на Кавказе. Но в реальности борьба с «наездниками» сводилась лишь к отражению их действий. Никаких превентивных мероприятий не осуществлялось. Действовал фактический запрет на преследование за пограничную реку Кубань совершающих нападения «наездников». По оценкам и современников, и историков, предшественники Ермолова Иван Гудович, Александр Тормасов, Николай Ртищев «не отличались особой воинственностью», старались поддерживать некий сложившийся статус-кво.

Контратака Алексея Ермолова на захваченную батарею Раевского в ходе Бородинского сражения. Он был боевым, опытным и лично храбрым генералом

По своему военному уровню и политическому кругозору Ермолов намного превосходил своих предшественников. Он рассматривал Кавказ не как «проклятое Богом место», а как арену столкновения интересов различных государств, как регион, способный принести России экономические и геополитические дивиденды. «России нечего опасаться за свои владения, – писал генерал, – пока соседями с той стороны остаются такие слабые народы, как Персияне и Турки. Но притаись где-нибудь англичане, доставь горцам артиллерию, научи их военному искусству, и тогда нам надо будет укрепляться уже на Дону».

С точки зрения Ермолова, «для России Кавказский перешеек вместе и мост, переброшенный с русского берега в сердце азиятского материка, и стена, которую заставлена Средняя Азия от враждебного влияния, и передовое укрепление, защищающее оба моря: Черное и Каспийское». Не дожидаясь того момента, пока горцы-«наездники» обучаться всем секретам «науки побеждать», Ермолов приступил к реализации комплекса мер по «замирению края». Генерал избрал наступательную тактику. Отменив «кубанский запрет», Ермолов перенес боевые действия в горские аулы, провозгласив принцип: «Ни один набег не должен остаться безнаказанным». Если запрет русского правительства заниматься работорговлей (1804 год) носил по большей части декларативный характер, то с приходом Ермолова ситуация изменилась. «Даданиурт, Андреевская, окруженная лесом. Там на базаре прежде Ермолова выводили на продажу захваченных людей – ныне самих продавцов вешают», – писал в путевых заметках Александр Грибоедов.

Было бы нелепо с позиций сегодняшнего дня обвинять Ермолова в развязывании карательных действий против горцев. Не он инициировал набеги «наездников», сопровождавшиеся уводами полонов, убийствами и разорениями, на богатые равнинные земли, не он торговал заложниками. У кавказского «проконсула» не было времени исследовать особенности социально-экономического уклада горцев. Перед ним стояли задачи создания основ стабильности для модернизации Кавказа, перевода воинственной энергии сынов гор в мирное русло.

Закавказский край на момент начала войны. Границы указаны согласно Гюлистанскому договору (между Российской империей и Персией) и Бухарестскому миру (между Российской и Османской империей)

«Кавказ – это огромная крепость, защищаемая полумиллионным гарнизоном. Надо или штурмовать ее, или овладевать траншеями. Штурм будет стоить дорого. Так поведем же осаду», – обозначил свою стратегию Ермолов. Как опытный военачальник, генерал понимал, что дело «замирения края» следует начать с главного – исправления самого инструмента «замирения», то есть искоренения пороков в самом Кавказском корпусе. Оказалось, что «хищничеству» горцев активно содействуют некоторые российские чины, в частности – служащие на Тереке казаки. Стремясь ограничить казачьи «вольности», Ермолов отменил в Гребенском войске должность выборного войскового атамана, назначив на эту должность офицера регулярных войск, заменил станичных атаманов станичными начальниками из числа казачьих офицеров. Казачьи атаманы получили генеральский приказ, что отныне они ответственны имуществом и свободой за защиту границ от «наездников».

Наступательная тактика Ермолова включала в себя строительство дорог, баз, крепостей, создание «прослоек» между воинственными племенами. Конечной целью «проконсул» Кавказа видел перенос линии укреплений ближе к горам. Эти плацдармы стали точками продвижения войск Кавказского корпуса в горские аулы. В 1818 году Ермолов нанес несколько ударов по Чечне. «Чеченцы верили уже, что пребывание на Сунже русских не временное», – резюмировал генерал итоги акции 1818 года.
Тогда же была заложена крепость Грозная, призванная сыграть роль форпоста в борьбе против «наездников».

В следующем году в Дагестане была заложена крепость Внезапная, а в 1821 году крепость Бурная (Махачкала). Говоря о методах «замирения» Кавказа, было бы неверно сводить политику Ермолова к одним репрессиям. Да, пойманных на воровстве горцев казнили, а селения, в которых они укрывались, получали предупреждения, что будут уничтожены в случае оказания помощи «наездникам». Но зачастую имели место военные демонстрации, не приводившие к большим человеческим жертвам. «В аулах чеченцы защищались редко, разве случайно удавалось захватить их врасплох; обыкновенно они бросали дома на произвол судьбы, мало дорожа своими постройками, которые всегда могли легко возобновить при изобилии лесного материала», – писал прозванный «кавказским Нестором» историк Василий Потто. Политику Ермолова было бы правильнее оценивать как ситуативную. Она была вполне адекватна тому региону, в котором действовал генерал. У генерала не было «единственно верного учения», с которым он сверял все свои действия и поступки, он действовал так, как того требовали обстоятельства.

Кавказские воины-«наездники»

Разрушая аулы и селения, укрывавшие разбойников, Ермолов в то же время учреждал в Кабарде суды из князей и узденей на основании их обычного права, привлекал на русскую государственную службу чеченцев, аварцев, кумыков. Борьба с набегами не мешала Ермолову оказывать всемерную помощь и поддержку талантливым представителям горских народов, готовых отказаться от «наездничества» в пользу просвещения. Генерал умел отделять вероломного Ахмет-хана аварского от известного адыгского просветителя Хан-Гирея и художника Петра Захарова (чеченца по происхождению). Но лучшую оценку, как известно, дает противник.
Тот факт, что плененный уже много лет спустя после отставки Ермолова Шамиль (1859 год) нанесет дружественный визит кавказскому «проконсулу» в Петербурге, о многом говорит. Он свидетельствует прежде всего о том, насколько хорошо генерал «чувствовал» Кавказ, насколько разбирался во всех его сложностях и хитросплетениях.

«Торговля есть единственное средство сближения с горскими народами, – средство, могущее впоследствии времени доставить величайшия выгоды... Свободное обращение торговли, облегчение самого порядка, здешним народам весьма еще неизвестного, может приохотить к изделиям и к самому земледелию и выгодам от них снискиваемыми удовлетворять новыя нужды и потребности...», – ермоловский план «замирения» Кавказа помимо военно-политических мероприятий включал разнообразные социально-экономические меры. Генералу удалось наладить на Кавказе торговлю. В 1822 году открылось «Попечительство для торговых отношений с черкесами и абазинами». Горские товары не облагались налогом, но заграничные купцы были обязаны платить пошлину. С назначением Ермолова наместником началось освоение района Кавказских минеральных вод, в котором российские военные получали лечение и отдых. В 1822 году Ермоловым были приглашены для обустройства курортных мест Кавминвод швейцарцы на русской службе, архитекторы – Иоганн и Иосиф. Через год проконсул учредил «Строительную комиссию при Кавказских Минеральных водах». При генерале началась регулярная застройка городов-курортов. Ему же удалось выбить ассигнование на развитие курортов – 550 тыс. На их развитие кавказский проконсул не жалел и собственных средств. «...Эти воды имеют не только местное значение, но громадное общественное для всей России, а не для одного лишь Кавказа», – считал Ермолов. В 1827 году генералу удалось поставить вопрос о преобразовании Горячеводского селения в город окружного значения (Пятигорск) и разработке сметы для реализации проекта. Спустя три года после отставки Ермолова его идея будет реализована. Успешными были и другие начинания генерала – реконструкция Военно-Грузинской дороги и строительство новых коммуникаций.

В 1827 году Ермолов покинул пост командира отдельного Кавказского корпуса. Удалось ли ему реализовать планы по «замирению края»? Думается, лучший ответ на этот вопрос дает нам история Кавказской войны.
Продолжение борьбы с горцами, образование имамата Дагестана и Чечни, многолетняя борьба с Шамилем и утверждение русского влияния на Северо-западном Кавказе свидетельствуют о том, что Ермолов стоял лишь в начале пути по инкорпорированию региона в состав Российской империи.

Памятник Алексею Ермолову в Пятигорске

Причин развития событий по «долгому сценарию» много. По мнению военных историков Виталия Азарова и Владимира Марущенко, «с отставкой Ермолова, к сожалению, отказались и от ермоловской стратегии ведения войны. На протяжении более чем 20 лет безуспешно пытались одним решительным ударом покончить с отрядами горцев», не вполне осознавая, что «замирение» Кавказа – многоплановая комплексная политика, сочетающая военно-полицейские и социально-экономические компоненты.

Но, несмотря на то, что процесс «замирения» Кавказа растянулся на долгие годы, Ермолову удалось решить несколько важных стратегических задач, прийти к выводам, актуальность которых очевидна для всех, кто когда-либо обращался к исследованию Кавказа. Кавказский «проконсул» первым понял, что мир на Кавказе возможен только на российских условиях при полной победе над всеми лихими «наездниками», мятежниками и прочими нелояльными работорговцами. В ином случае российская военная и гражданская администрация будет заниматься латанием дыр и вместо решения социально-экономических и управленческих задач собирать силу в кулак и отражать очередной разбойный набег.

Ермолов путем сложных поисков, проб и ошибок пришел к выводу, что одними военно-полицейскими методами и кавалерийскими наскоками Кавказ покорить не удастся. Всестороннее развитие торговли, ремесел, привлечение туземных народов к государственной службе – не менее важные механизмы «замирения» Кавказа, чем карательные экспедиции в мятежные аулы. В то же время генерал как военный человек и государственный деятель понимал, что экономическое процветание края невозможно без прочного фундамента стабильности и безопасности. В 1835 году отдыхавший на Кавминводах барон Розен писал тайному советнику Блудову по поводу Кисловодской крепости: «...Но по успехам нашим против горцев уже не предвидится надобности делать там какие-либо новые укрепления, и крепость сия по Высочайшей воле упразднена». Возможность получать удовольствие от посещения курортов появилась лишь после успехов «против горцев». В ином случае было бы нереальным говорить вообще о возможностях какого-либо отдыха или лечения.

Портрет генерала Ермолова кисти Петра Захарова-Чеченца, которому генерал помог стать художником

Размышляя о роли России в истории кавказских народов, Расул Гамзатов высказал следующую мысль:

«Не Русь Ермолова нас покорила
Кавказ пленила Пушкинская Русь».

…Рискну предположить, что не будь ермоловской Руси, Кавказ не познакомился бы никогда и с Русью пушкинской. Не познакомился бы потому, что просто бы не узнал о существовании такой Руси, отдавая свою энергию не чтению литературы, а лихим набегам за «живым товарам». Сам же Александр Сергеевич нисколько не стеснялся обратиться к кавказскому «проконсулу» с проникновенными словами: «Подвиги ваши – достояние Отечества, и Ваша слава принадлежит России».


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Высокопоставленных офицеров правительство, не дожидаясь посылок с отрезанными ушами и пальцами, предпочитало выкупать. Во времена назначения генерала Ермолова наместником Кавказа произошел случай, поколебавший уверенность чеченцев в выгоде торговли заложниками. По дороге из Хазиюрта в Кизляр был похищен майор Швецов. Чеченцы, не разобравшись в офицерских отличиях, приняли майора за лицо особой государственной важности. И на радостях потребовали у его родных выкуп — десять арб серебряной монеты.

Российское правительство просто не знало, как реагировать на такую запредельную цену! Да и взять эту сумму было неоткуда. Тогда сослуживцы Швецова объявили по всей стране сбор пожертвований для выкупа его из плена.

Пока россияне собирали деньги, на Северном Кавказе появился Ермолов. И первое, что он сделал, — платить выкуп за Швецова запретил. А вместо уплаты приказал посадить в крепость всех кумыкских князей и владельцев, через земли которых провезли русского офицера, и объявил, что, если они не найдут способа его освободить, он всех повесит. Арестованные князья сразу же договорились снизить выкуп до 10 тысяч рублей. Но Ермолов снова отказался платить. Тогда очень кстати возник (по тайной просьбе генерала) аварский хан и выкупил пленника.

Генерал особенности национального менталитета улавливал мигом. Если местному населению платишь деньги, значит, боишься, откупаешься. А потому Ермолов призывал следовать логике неприятеля: "Хочу, чтобы имя мое стерегло страхом наши границы крепче цепей и укреплений, чтобы слово мое было для азиатов законом, вернее, неизбежной смертью. Снисхождение в глазах азиата — знак слабости, и я прямо из человеколюбия бываю строг неумолимо. Одна казнь сохранит сотни русских от гибели и тысячи мусульман от измены”. Свои слова генерал имел обыкновение подкреплять делами. Так что похищение крупных чинов и богатых купцов на время было вычеркнуто из реестра "выгодных”.
свернуть
0 35 0 0
Много ли интересных статей вы встречаете ежедневно?
Откройте главную страницу Пикабу и наслаждайтесь


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

вот реальный способ решать все проблемы


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

стакими люддьми все средсва хорши


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Советские войска давно покинули Афганистан, но и по сей день здесь остаются российские пленники. Нет, их не держат в кандалах и даже не пытают: они остались в стране гор по доброй воле, приняли ислам и ведут обычную афганскую жизнь. Фотограф Алексей Николаев нашел некоторых из них и рассказал миру истории жизни пленников «по собственной воле». Подробнее читаем дальше!

Сергею (Нурмамаду) Красноперову 49 лет. Уроженец Кургана, он отслужил в Афганистане почти два года, но под конец срока — в 1985 году — оставил часть из-за неуставных отношений, оказался в плену у моджахедов, женился и после вывода советских войск остался жить в безымянном кишлаке в 20 километрах от Чагчарана — столицы провинции Гор. По местным меркам Красноперов — преуспевающий зажиточный человек: у него есть два мотоцикла и машина.
Учетная карточка из архива Комитета по делам воинов-интернационалистов.

Сергей Красноперов: «Я родилсяв Кургане. До сих пор помню свой домашний адрес: улица Бажова, дом 43. Оказался в Афганистане, а под конец службы, когда мне было 20 лет, ушел к душманам. Ушел, потому что не сошелся характером со своими сослуживцами. Они там все объединились, я был совсем один – меня оскорбляли, ответить я не мог. Хотя это даже не дедовщина, потому что все эти парни были со мной из одного призыва. Я ведь, в общем, и бежать не хотел, хотел только, чтобы тех, кто надо мной издевался, наказали. А командирам было все равно. У меня даже не было оружия, а то бы сразу их убил. Зато духи, которые были близко к нашей части, меня приняли».

«Правда, приняли не сразу – дней на 20 меня заперли в каком-то маленьком помещении, но это была не тюрьма, хотя у двери были охранники. На ночь надевали кандалы, а днем снимали – даже если окажешься в ущелье, все равно не поймешь, куда идти дальше. Потом приехал командир моджахедов, который сказал, что раз я сам пришел, то сам могу и уйти, и кандалы, охранники мне не нужны. Хотя в часть я бы все равно вряд ли вернулся – думаю, меня сразу бы пристрелили. Скорее всего, их командир так меня испытывал».

«Первые три-четыре месяца я на афганском не разговаривал, а потом постепенно стали друг друга понимать. К моджахедам постоянно ходили муллы, мы начали общаться, и я осознал, что, на самом деле, бог один, просто Иисус и Мухаммед – посланники разной веры. У моджахедов я ничем не занимался – иногда помогал с ремонтом автоматов. Потом меня приставили к одному командиру, который воевал с другими племенами, но его скоро убили. Против советских солдат я не воевал – только чистил оружие, тем более, из той области, где я был, войска вывели довольно быстро».

«Моджахеды поняли, что если меня женить, то я сам с ними останусь. Так и вышло. Женился через год, после этого с меня совсем сняли надзор, раньше одного никуда не пускали. Но я по-прежнему ничем не занимался, приходилось выживать – перенес несколько каких-то смертельно опасных болезней, даже не знаю каких».

Женщины с покупками возле каменного карьера, где работает бригада Сергея.

Чагчаран считается неспокойным местом. Рядом с городом расположена база Международных сил содействия безопасности (ISAF), над ним постоянно кружат вертолеты.

Сергей Красноперов: «У меня шесть детей. Было больше, но многие умерли. Они все у меня белокурые, почти славянские. Впрочем, и жена такая же. Вот сейчас документы собрал, отвез в Кабул, чтобы получить паспорт. Вначале получу его, а там посмотрим – если будут деньги, то съезжу (домой – РП). Мать у меня уже совсем состарилась, я ей иногда звоню, а один раз она даже приезжала. Был брат, но его убили в пьяной драке – толкнули, и он ударился головой об асфальт. Здесь мстят кровь за кровь, а в России таких законов нет».

Сергей Красноперов: «После того, как американцы совсем уйдут, станет лучше. Мне сейчас помогают украинцы (военнослужащие из контингента ISAF– РП), есть грузины еще. Литовцы нас, правда, не очень любят… Я ведь считаю себя русским, а как раньше в СССР было? Все равны! А американцы считают, что кроме них все второго сорта. Даже негры для них лучше, чем афганцы. Я бы никому не пожелал оказаться на моем месте».

Сергей Красноперов: «Хочу купить участок в городке. Зарабатываю я $1,2 тысячи в месяц, такие деньги здесь дуракам не платят. Мне губернатор и мой начальник обещали помочь, стою в очереди. Государственная цена небольшая – тысяча долларов, а продать потом можно тысяч за шесть. Выгодно, если все-таки захочу уехать. Как сейчас в России говорят – это бизнес».

Гостиничный номер в Чагчаране.

Кишлак, в котором живет Красноперов.

Книжный магазин в Чагчаране. Светской литературы здесь нет.

Разделка туши барана, Чагчаран.

Приготовление кебаба, Чагчаран.

Обеденный стол дома у Красноперова. Хлеб по местному обычаю подают первым.

Дорога из кишлака в Чагчаран.

Красноперов и замначальника полиции Чагчарана, сопровождавший (во главе отряда охраны) фотографа по дороге в кишлак, где живет Сергей. Перемещаться в одиночку в этих местах небезопасно.

Жители кишлака вышли из домов посмотреть на приезжих.

Работник гостиницы на крыше. Чагчаран.

Охрана, выделенная Алексею Николаеву в Чагчаране.

Чагчаран.

Вид из окна гостиницы, Чагчаран.

Человек на крыше магазина – сторож: все заведения в городе тщательно охраняются. Чагчаран.

Афганистан
-1 2 апреля 2014, 02:42 trinin


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

миф хочу один разрушить о непобедимости авганестана каюсь сам пеарилПочему-то в России весьма распространенно мнение, что Британия будто бы проиграла три войны с Афганистаном. Однако факты говорят, что об одном поражении англичан можно говорить только касательно первой войны. Та война (в целом – выигранная Британией) так запала в душу самим англичанам тем, что они в одном бою, попав в засаду, потеряли 16 тысяч человек. Эту историю делает особенно страшной и потрясающей одна деталь – из 16 тысяч спасся всего один человек. Видимо, именно из этой трагедии января 1842 года и растут корни легенд о пресловутой непобедимости афганцев.

ПЕРВАЯ АНГЛО-АФГАНСКАЯ ВОЙНА
Как написано в Большой Советской энциклопедии (первого издания):

"самостоятельное государственное существование Афганистана начинается в 1747 провозглашением Ахмед-хана, выборного вождя племени дурани, владетелем Кабула и Кандагара. Он положил основание ныне [написано в 1926] правящей династии – Дурани. В конце 18 - начале 19 веков Афганистан распался на ряд враждовавших между собой владений: усобица дала повод к вмешательству правительств России и Англии, оценивших значение афганских областей как подступов к Индии".

Поводом для начала первой англо-афганской войны стала командировка в 1837 году поручика Виткевича в качестве русского резидента при захватившем власть в Кабуле Дост-Мухаммеде. Он уже в течение десятка лет воевал со своим родственником Шуджой-шахом, базировавшимся в Индии и поддерживавшимся Британией. Лондон расценил миссию Виткевича как намерение Петербурга укрепиться в Афганистане с перспективой проникновения в Индию.

Военные действия начались в январе 1839, когда англо-индийская армия в составе 12 тысяч бойцов, 38 тысяч прислуги и 30 тысяч верблюдов вошла в Афганистан через Боланский перевал. Вначале Дост-Мухаммед смог выставить 12 тысяч конников, 2,5 тысячи пехоты и 45 пушек. 25 апреля англо-индийские войска без боя взяли Кандагар и пошли на Кабул. Первое серьезное сопротивление афганцы оказали только у Газни (140 км к юго-западу от Кабула). Крепость защищал отборный трехтысячный гарнизон под командованием Хайдер-хана, однако она была взята. 7 августа 1839 англичане и индийцы без боя взяли Кабул. На тамошнем престоле воцарился эмир Шуджа-шах. Бывший эмир Дост-Мухаммед ушел в горы с 350 бойцами.

Вроде бы война довольно легко была выиграна англичанами, индийцами и Шуджой-шахом. Однако афганские феодалы прохладно, если не сказать больше, отнеслись к Шудже. Через два с небольшим года они инспирировали волнения, а 2 ноября 1841 устроили резню в Кабуле. Среди убитых британцев был и посол Бернс. Британцы не ответили немедленными мерами, и афганцы, расценив это как слабость, устроили вырезание англичан и в других частях Афганистана. Лишь 30 декабря 1841 британцы договорились с вождями афганских племен - те обещали за выкуп пропустить англо-индийские войска назад в Индию (в начале этих недельных переговоров афганцы отрубили голову британскому парламентеру и радостно носили ее по улицам Кабула).

В начале января 1842 англичане и индийцы выступили из Кабула в направлении Джелалабада, и когда они вошли в горы, афганцы напали на них и перебили. Из 16 тысяч англичан и индийцев (из них бойцов было 4 тысячи) спасся лишь один человек – доктор Брайдон, который 14 января добрался до Джелалабада, где стояла англо-индийская бригада. Командир бригады послал известие в Калькутту, и были организованы две карательные экспедиции – по дивизии из Кветты в Кандагар и через Джелалабад на Кабул. Через 8 месяцев, 16 сентября 1842, обе дивизии взяли Кабул. Оттуда были посланы карательные отряды в окрестности.

Подавив бесчинства афганцев, Британия воздержалась от оккупации Афганистана. Она предпочла метод подкупа и интриг, и вновь занявший престол Дост-Мухаммед не предпринял никаких попыток сближения с Россией и заключил мирный договор с Британией.

ВТОРАЯ АНГЛО-АФГАНСКАЯ ВОЙНА
БСЭ:

"Крымская война снова подняла вопрос об "угрозе Индии". В России, в близких правительству кругах, началась агитация в пользу индийского похода. Англия на всякий случай приняла меры, заключив 30 марта 1855 союзный договор с Дост-Мухаммедом".

Статус-кво сохранялся почти 40 лет, пока не началась очередная русско-турецкая война. Британия была недовольна успехами русских войск в этой войне – русские войска подходили к Константинополю. В ответ на это недовольство Лондона Петербург решил провести демонстрацию в Туркестане, дабы повлиять на лондонский кабинет видимостью угрозы Индии.

Находившимся в Туркестане русским войска было приказано выступить тремя колоннами на Чарджуй, Балх, Читрал. В Кабул была послана миссия во главе с генералом Столетовым. Эмир Афганистана Шир-Али-хан 17 июля 1878 принял миссию с величайшими почестями и по его выражению "отдал ключ от Индии в руки России". Генерал Столетов пообещал эмиру щедрую военную и материальную поддержку и посоветовал не пускать в страну британское посольство, снаряженное британским правительством после известия о миссии Столетова.

Эмир последовал русскому совету, и началась вторая англо-афганская война. Британцы вошли в Афганистан в ноябре 1878 тремя колоннами – Пешаварской генерала Брауна (16 тысяч при 48 орудиях), Курамской генерала Робертса (6 тысяч при 18 орудиях) и Кандагарской генерала Стюарта (13 тысяч при 32 орудиях). Первые две колонны имели целью Кабул, третья – Кандагар и Герат. В ноябре-декабре первые две колонны заняли районы Джелалабада и Хоста, третья 27 декабря взяла Кандагар.

Эмир Шир-Али бежал на север Афганистана в Мазар-и-Шариф, где умер. Его преемник (сын) Якуб-хан отказался от сопротивления и 15 мая 1879 подписал мир, по которому афганское правительство теряло право на ведение какой-либо внешней политики иначе, как при посредничестве правительства Британии, а все стратегические проходы между Афганистаном и Индией передавались последней.

Однако в сентябре 1879 Якуб-хан был свергнут его братом Эюбом. А в январе 1880 возник еще один претендент на афганский престол – Абдуррахман-хан, племянник Шир-Али, проживавший с 1870 в Самарканде. Он сверг Эюба, провозгласил себя эмиром и был признан британцами – в обмен на приверженность договору мая 1879.

Абдуррахман вскоре обратил свой взор на север, вступив в боевые действия против русских войск. Однако в марте 1885 был разбит генералом Комаровым в районе Кушки. У русских было 1.800 бойцов и 4 орудия, афганцев – 4.700 и 8 орудий. Потеряв более тысячи убитыми и все орудия, афганцы бежали восвояси. Русские потеряли 9 бойцов убитыми и 45 ранеными.

ТРЕТЬЯ АНГЛО-АФГАНСКАЯ ВОЙНА
После второй войны афганцы опять почти 40 лет не тревожили британцев и индийцев, пока 21 февраля 1919 третий сын тогдашнего эмира Афганистана Аманулла не замочил своего папашу. Подавив попытку своего дяди Насруллы-хана взять власть и вступив на престол, Аманулла немедленно объявил джихад – "священную войну" Британии, провел мобилизацию и двинул на Индию 12 тысяч регулярных бойцов и 100 тысяч партизан-кочевников.

Боевые действия начались 3 мая 1919 – афганцы напали на пограничный пост в Хайберском проходе. Британцы ответили воздушной бомбардировкой Кабула. Затем 11 мая 1-я индийская пехотная дивизия при поддержке 1-й кавалерийской бригады атаковала афганские войска в Хайберском проходе и обратила их в бегство. В тот же день британская авиация бомбила Джелалабад. В результате на этом направлении афганцы были совершенно деморализованы и подавлены. Однако в районе Хоста крупные отряды афганских партизан под командованием Надир-шаха 23 мая вторглись в Индию. Они заняли железнодорожную станцию Таль, окружили два пехотных батальона, кавалерийский эскадрон и батарею. Но 1 июня в бою с пехотной бригадой генерала Дауэра афганцы потерпели тяжелое поражение и отошли в Афганистан.

Аманулла запросил мира. 8 июля 1919 был подписан мирный договор, давший Афганистану право на внешние сношения, но оставивший в силе все остальные пункты предыдущего договора 1879 года.

* * *

Возможно, интересующимся историей афганских войн будет небесполезен следующий отрывок из исторического очерка Афганистана Большой Советской энциклопедии:

"История Афганистана уже с начала 19 в. (т.е. ранее, чем сложился в современных его границах Афганистан) и до самых последних лет [это написано в 1926] определялась той ролью, которая выпала ему в борьбе английского и русского империализма в Средней Азии. Английский империализм, стремясь остановить продвижение русского к Индии, ценою войн, сложной дипломатической игры, подкупов и пр., обратил Афганистан в буферное государство, роль которого Афганистан выполнял до 1919. В целях создания этого буфера, Англия в течение 19 в. добилась, путем дипломатического и военного давления на царскую Россию, присоединения к коренным афганским областям – Кандагару и Кабулу – ряда областей к северу от Гиндукуша, ни по этническому составу, ни по экономике ничем не связанных с подлинным Афганистаном. С другой стороны, в результате двух кровопролитных войн (1841 и 1880) Англия отбила у Афганистана и присоединила к своим индийским владениям чрезвычайно важную в стратегическом отношении полосу земель по южной границе Афганистана с 2-миллионным, почти чисто афганским населением. Этим достигнута была тройная цель: расширение буферного пояса между Индией и русским Туркестаном, усиление естественной обороны границ Индии и облегчение руководства буферным государством, поскольку государство это явилось искусственным конгломератом национально и хозяйственно не связанных между собой областей.

Царская политика в течение десятилетий бессильна была порвать создавшуюся зависимость Афганистана от Англии. Афганистан, сохраняя внешнюю независимость, фактически обратился в колонию Англии: положение это было закреплено конвенцией 1907 между Россией и Англией, по которой царское правительство признало Афганистан "вне сферы своего влияния". Афганистан служил Англии надежным "буфером" вплоть до 1919, когда происшедший в Кабуле переворот сбросил английского ставленника, и Афганистан, путем объявления войны Англии, добился признания своей независимости, закрепив ее союзом с СССР [так в тексте]. С этого времени история Афганистана выходит на новые пути."

Необходимо пояснить, в чем выражался "колониальный" статус Афганистана. Это передача внешнеполитических сношений в ведение Британии и получение ежегодной субсидии в размере 60 тысяч фунтов стерлингов. До 1919 эта субсидия составляла примерно половину бюджетных доходов Афганистана. Естественно, после 1919, когда Британия признала независимость Афганистана, она прекратила и субсидировать его. Как пишет БСЭ, Афганистан пережил тяжелый финансовый кризис из-за прекращения субсидий. Однако, согласно той же БСЭ, бюджет 1924 был сведен без дефицита. При этом налоги в Афганистане были снижены, а внутренние таможенные сборы вообще отменены. Догадайтесь – за счет чего же был устранен дефицит бюджета? Подсказка – последняя часть предпоследнего предложения из приведенного выше отрывка из БСЭ.

Любопытна также главка БСЭ под названием " Оборона страны" (имеется в виду - Афганистана):

"Стратегическая роль Афганистана определяется тем, что он стоит на путях, ведущих в Индию – драгоценнейшую колонию Англии, и является единственным плацдармом для ее захвата, короче, представляет собою ворота в Индию. Отсюда вытекает стратегическая роль Афганистана – быть передовым театром Индии. Афганистан представляет собою высоко поднятый треугольник с вершинами в Файзабаде, Герате и Кандагаре; посредине треугольника проходит первоклассная твердыня Гиндукуша, разветвленного на западе тремя раструбами. Центром обороны Афганистана как в старину, так и теперь является Кабул, узел важнейших путей страны и политический центр ее. Наиболее сильным фасом указанного треугольника и в то же время исторически наиболее важным является северный, обращенный к Туркестану; он имеет четыре оборонительных рубежа: Аму-дарья, ряд степных городов с цитаделью в лице крепости Дей-Дади, группа укрепленных пунктов в предгорьях Гиндукуша и сам Гиндукуш. Рубежи эти обороняют Кабул, центр жизни всей страны, и вместе с тем прикрывают пути в Индию. Операционное направление, идущее с севера через Кабул и далее к реке Инду, называется Кабульским.

Другие два операционных направления – Кандагарское и Памирское, определяемые: первое – районами (или пунктами) Кушка–Герат–Кандагар–Кветта–нижний Инд и второе – районами (или пунктами) Фергана–Памир (Бадахшан)–перевалы восточного Гиндукуша–Гильгит (Читрал)–Пенджаб, в обход оборонительной линии Инда, – имеют меньшее значение, особенно Памирское."

Как видите – в СОВЕТСКОЙ энциклопедии (причем не в военной, а общегражданской) оборона Афганистана рассматривалась не со стороны британской Индии, не со стороны Персии, не со стороны Китая, а только со стороны СССР.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Война Сопротивления вьетнамского народа 1945—54, освободительная война вьетнамского народа против французских интервентов. В результате победы Августовской революции 1945 во Вьетнаме вьетнамский народ образовал Демократическую Республику Вьетнам (ДРВ) (провозглашена 2 сентября 1945). Французские империалисты, не желая примириться с потерей колонии, решили, опираясь на поддержку США и Великобритании, уничтожить Республику. 23 сентября 1945 французские колонизаторы захватили Сайгон и начали агрессивные военные действия в Южном Вьетнаме. К началу 1946 почти все крупные города и важнейшие дороги в Южном Вьетнаме и в южной части Центрального Вьетнама постепенно перешли в руки захватчиков. Осенью 1946 французские империалисты развязали военные действия против ДРВ в масштабе всей страны. В ноябре 1946 французские войска оккупировали Хайфон и Лангшон в Северном Вьетнаме, 19 декабря 1946 начали военные действия по захвату столицы ДРВ Ханоя. В ответ на агрессию французских империалистов вьетнамский народ по призыву партии и народного правительства (призыв ко всеобщей войне Сопротивления президента ДРВ Хо Ши Мина 20 декабря 1946) поднялся на всеобщую войну Сопротивления.

В противовес французскому стратегическому плану молниеносной войны, правительство и командование Народной армии ДРВ (главнокомандующий Во Нгуен Зиап) выдвинули свой план ведения затяжной партизанской войны с последующим превращением её в современную манёвренную войну, французская сторона в войне была представлена частями экспедиционного корпуса, к которому в ходе войны присоединились войска марионеточного правительства Бао-Дая. Экспедиционный корпус состоял из частей кадровой армии французской республики, колониальных войск и иностранного легиона и включал пехоту, танковые и парашютно-десантные части, военно-морские и военно-воздушные силы.

К началу войны численность французского экспедиционного корпуса составляла 90 тыс. чел., а к концу — 250 тыс. чел., численность марионеточных войск к концу войны составляла около 215 тыс. чел. ДРВ к началу войны почти не имела регулярных вооружённых сил, если не считать частей «Ты ве» (отряды самообороны). В ходе войны были созданы регулярные войска, местные войска (народное ополчение) и значительно увеличилось число партизанских отрядов. Всё вооружение было в основном лёгким. Танков, самолётов, кораблей военного флота Народная армия не имела до конца войны.

Боевые действия на 1-м этапе войны (декабрь 1946 — декабрь 1947) протекали в условиях большого перевеса французских войск над войсками ДРВ как в силах, так и в средствах. Войска ДРВ на этом этапе оставили основные города, в том числе Ханой (17 февраля 1947), и боевые действия были перенесены в деревни, горы и леса.

С начала общенациональной войны Сопротивления развернулась мобилизация широких слоев вьетнамского народа для оказания активного сопротивления захватчикам, происходило укрепление Национального фронта, сплотившего в своих рядах рабочий класс, крестьянство, прогрессивную интеллигенцию, мелкую и среднюю буржуазию, патриотически настроенных мелкопоместных землевладельцев. Развернулась подготовка рядового и командного состава вьетнамской Народной армии. В глубоком тылу была создана сеть военных школ по изучению тактики и боевой техники. Рабочий класс активно включился в создание военной промышленности. Осенью 1947 французский экспедиционный корпус, получив крупные подкрепления, предпринял наступление на Вьетбак — важнейший экономический и политический район Северного Вьетнама, непосредственно примыкающий к вьетнамо-китайской границе, французское командование предполагало начать наступление на Вьетбак одновременно двумя группировками: группировкой под командованием Бофре с В. — из Лангшона, вдоль северной границы Вьетбака на Каобанг с последующим поворотом на Ю.-З. — к Баккану и р. Сонгчам, и группировкой под командованием Коммюналя — с Ю. Группировка Бофре должна была завершить окружение Вьетбака с В., пройдя расстояние в 420 км. Группировке Коммюналя предстояло пройти 250 км с Ю., вдоль р. Хонгха (Красная), по р. Ло (Прозрачная), через г. Туйенкуанг, вверх по р. Сонгчам с целью завершения окружения Вьетбака с З.

Операция по захвату Вьетбака началась 7 октября 1947 бомбардировкой мирных сёл, за которой последовала высадка парашютного десанта общей численностью свыше 1200 чел. Наступление на Вьетбак замышлялось как решающее сражение в военных действиях против ДРВ. Вьетнамская армия и партизанские части при активной поддержке всего народа сорвали готовившееся противником наступление. В середине октября 1947 французским войскам было нанесено поражение: были полностью разгромлены военные группировки Коммюналя и Бофре, пытавшиеся осуществить операцию по окружению Вьетбака. Окружённые и атакованные со всех сторон, французы отступили, потеряв 7,5 тыс. солдат и офицеров.

Неудачное наступление на Вьетбак и понесённые крупные потери заставили французское командование изменить свою стратегию. На 2-м этапе всеобщей войны Сопротивления (1948—53) оно отказалось вести крупные наступательные операции и перешло к стратегической обороне оккупированных им районов ДРВ, к политическим манёврам и шантажу. Ими было создано в мае 1948 марионеточное правительство на оккупированной территории Вьетнама, сформирована армия, которая служила для империалистов орудием разжигания братоубийственной гражданской войны во Вьетнаме.

Возросшие военные и финансовые трудности заставили французское правительство обратиться за помощью к США, что, в свою очередь, создало благоприятные условия для вмешательства американских империалистов во внутренние дела Вьетнама.

В связи с изменением французской стратегии командование войск ДРВ взяло курс на расширение партизанской войны. Осенью и зимой 1948—49 партизанская война развернулась в глубоком тылу французских войск, где были созданы партизанские базы и целые партизанские районы. Партизанские отряды действовали внезапно, добиваясь быстрого завершения боевых операций. В этот период французское командование предприняло попытку задушить ДРВ голодом, осуществляя воздушный террор, так называемые рисовые экспедиции и т.д. Правительство ДРВ приняло необходимые меры к формированию вооружённых сил (в августе 1949 была сформирована 1-я пехотная дивизия Народной армии), создало военную промышленность, расширило с.-х. производство, обеспечивавшие нужды вооружённых сил ДРВ снаряжением, вооружением и продовольствием. Благотворное влияние на развитие освободительной борьбы вьетнамского народа оказало установление в 1950 дипломатических отношений СССР и других стран социалистического лагеря с ДРВ, что в значительной степени упрочило международное положение ДРВ.

К концу 1950 стал намечаться перелом в ходе войны. К этому времени Народная армия освободила обширный район Северного Вьетнама, граничащий с КНР (гг. Каобанг, Лангшон, Тхатхе, Нашам, Хоабинь, Лаокай, Донгкхе, Локбинь).

В конце 1950 французским войскам были доставлены подкрепления из Северной Африки и метрополии, большое количество американского оружия и военной техники (танки-амфибии, самолёты, речные канонерки, бронемашины), напалмовые и термитные бомбы. Прибыла постоянная военная миссия США. Открытое вмешательство американской военщины создало дополнительные трудности для ДРВ.

На протяжении 1951—52 Народная армия вела активные боевые действия против частей экспедиционного корпуса. Осенью 1952 на С. Вьетнама были освобождены гг. Нгиало и Шонла, основной опорный пункт французов на правобережье р. Да (Чёрная).

С осени 1953 Народная армия ДРВ развернула широкие наступательные операции на всех фронтах. Война вступила в завершающий этап (осень 1953 — лето 1954). Зимой 1953 была освобождена вся территория Северо-Западного Вьетнама, за исключением района Дьенбьенфу. Несмотря на американскую помощь, которая составила в 1950 и 1951 15% всех военных расходов французских оккупантов во Вьетнаме, в 1952 — 35%, в 1953 — 45%, в 1954 — 80%, положение французского экспедиционного корпуса во Вьетнаме становилось всё более тяжёлым. В начале 1954 вьетнамская Народная армия добилась самой крупной победы в истории войны Сопротивления, полностью разгромив французские силы в Дьенбьенфу (13 марта — 7 мая). Развивая наступательные операции, Народная армия в начале июля 1954 освободила гг. Намдинь, Ниньбинь, Тхайбинь, Фули.

В результате стремительных наступательных операций Народной армии в дельте р. Хонгха создалась непосредственная угроза основным силам французского экспедиционного корпуса, сконцентрированным в Ханое, Хайфоне и других городах. По данным газеты «Нян зан», с 19 декабря 1946 по 21 июля 1954 французские колонизаторы потеряли в Индокитае свыше 466 тыс. солдат и офицеров. Серьёзные военные поражения Франции, длительная борьба сил мира и демократии во главе с Советским Союзом за прекращение колониальной войны во Вьетнаме вынудили французское правительство пойти на переговоры. 20—21 июля 1954 на Женевском совещании министров иностранных дел были подписаны соглашения о восстановлении мира в Индокитае (см. Женевские соглашения 1954), которые были грубо нарушены агрессией США во Вьетнаме [см. Американская (США) агрессия во Вьетнаме].


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

В ноябрьском номере "Братишки" мы писали о военно-морском спецназе Индии. Теперь рассказ об армейских силах специальных операций. Возможно, некоторым это покажется странным, но индийские парашютно-десантные войска являются одними из старейших в мире и обладают внушительным боевым опытом, имея за плечами немалое число проведенных спецопераций.

ИСТОКИ СОЗДАНИЯ ИНДИЙСКОГО ДЕСАНТА
ПЕРВЫЕ десантные подразделения появились в Индии в начале Второй мировой войны, когда англичане решили использовать людской ресурс своих колоний. В 1940 году командующий англо-индийскими войсками генерал Кассел отдал приказ о создании парашютно-десантных подразделений. Отбор вёлся как среди местного населения, так и среди британских военнослужащих в этом регионе. При работе с местным контингентом упор делался на гуркхов и индийцев, проверенных в многочисленных подавлениях мятежников.
В мае 1941 года была сформирована 50-я индийская парашютная бригада. В октябре 1941 года — еще одна, 44-я, которая состояла из трёх батальонов. В конце года один из батальонов был переброшен в район Ирака, а другой — в район боевых действий на Средиземном море. Ушедших сменили батальоном, укомплектованным гуркхами.
В 1944 году бригада приняла участие в позиционных боях на севере Индии против японских войск. Многие бойцы были награждены английским правительством за доблесть и мужество, проявленные в боях.
В том же году британское командование сформировало 44-ю воздушно-десантную дивизию, в которую, кроме двух бригад, вошли также вновь сформированный отдельный индийский парашютный полк, 60-е санитарное подразделение, 44-й эскадрон дивизионной разведки, укомплектованный сикхами. Сикхи вместе с гуркхами проявляли потрясающее мужество. Во время боев на границе рота сикхов и рота гуркхов в течение 5 дней сдерживали атаки нескольких японских бригад. Более 200 бойцов погибли, но пройти японцам не дали. Один из гуркхов сумел вырваться из окружения, совершил за сутки почти стокилометровый переход и вызвал подмогу. Она пришла, когда у десантников почти не осталось боеприпасов, а в некоторых местах шел рукопашный бой, в котором гуркхи превосходно работали своим излюбленным оружием — кинжалом кукри.
В 1947 году, когда в результате раздела Британской Индии появилось новое государство — Пакистан, часть подразделений воздушно-десантной дивизии была передана его новым вооруженным силам, в частности, Пакистану отошла парашютная школа в Чаклале.
В вооруженных силах Индии остались 5 полков, а также 60-е санитарное подразделение. Для подготовки десантников в Агре была открыта новая парашютная школа.
В настоящее время парашютно-десантные соединения вооруженных сил Индии представлены 50-й и 51-й парашютными бригадами. При этом в каждой из них создан свой собственный учебный центр. Помимо них существуют четыре отдельных батальона парашютистов-коммандос.

ПАРА КОММАНДОС
ВО ВРЕМЯ индо-пакистанской войны 1965 года индийское военное руководство поручило подполковнику Мегху Сингху создать специальное диверсионное подразделение.
Сингх справился с задачей и в короткие сроки создал отряд, получивший название "Подразделение "Мегдут". "Мегдутовцы" провели несколько успешных диверсионных операций. Одной из групп удалось уничтожить несколько пакистанских танков на важном горном перевале и удерживать там позицию до подхода подкрепления. Были проведены ещё несколько удачных акций, где, используя небольшие группы, подразделение действовало намного удачнее крупных армейских сил. После окончания войны удовлетворённые результатами "Мегдута" индийские генералы приняли решение создать новые десантно-диверсионные отряды. Поручено это было всё тому же подполковнику Сингху.
На базе парашютного полка в 1966 году был создан 9-й десантный батальон. Его костяк состоял из бойцов "Мегдута". 1966 год считается годом создания парашютных подразделений коммандос ВС Индии. В 1967 году несколько офицеров и сержантов батальона были направлены для формирования 10-го отдельного десантного батальона и вошли в его состав. 9-й батальон был ориентирован на боевые действия в горах на северном направлении, 10-й — на южном направлении в пустыне. К подготовке привлекли ветеранов Второй мировой войны и зарубежных инструкторов. В 1969 году оба батальона стали называться 9-м и 10-м батальонами коммандос (Para Commandos Bn.).
В 1971 году началась война с Пакистаном, и коммандос приняли в ней самое активное участие. 9-й батальон разместился в районе Кашмира. Бойцы совершили несколько рейдов на позиции пакистанской армии. Одним из них стал налет на Мандхол. Ночью спецназовцы атаковали несколько артиллерийских расчётов и постов. В результате были уничтожены шесть артиллерийских орудий и убиты несколько десятков пакистанцев. Также были захвачены пленные.
На начальной стадии войны индийцы планировали использовать бойцов непосредственно для десантных операций. Однако офицеры отрядов, помня неудачный опыт пакистанских спецназовцев в войне 1965 года, категорически воспротивились этому. К ним прислушались. На момент войны ни в одном батальоне не имелось специальной техники, у бойцов практически отсутствовал опыт, но главное, не было точной разведывательной информации, поэтому десантирование было обречено на провал.
В начале 70-х годов принимается решение о создании еще одного батальона коммандос. Опыт был накоплен достаточный, квалифицированных инструкторов хватало. Вновь созданный 1-й батальон коммандос не имел географической специализации. Его было решено использовать в качестве резервного. На базе батальона обкатывались новые виды оружия и проверялось новое оборудование. Позже были созданы силы специальных операций, что позволило более четко координировать не только действия коммандос, но и взаимодействие с другими отрядами.
В середине 70-х индийцы основательно взялись за специальную десантную подготовку. Были приглашены зарубежные инструкторы и закуплено необходимое оборудование. До середины 80-х коммандос не участвовали в войнах, но продолжали патрулировать границы, где постоянно происходили вооруженные столкновения. В Кашмире патрулирование совершалось мелкими группами, в пустыне с использованием джипов. Пакистанцы обвиняли индийцев в многочисленных диверсиях (в основном подрыв мостов и пунктов электропередачи) на своей территории, но индийцы всё отвергали.
В 1990-е годы основные действия пришлись на индийский штат Кашмир. Помимо патрулирования, засад и рейдов, коммандос участвовали в уничтожении моджахедов в Каргиле, а в 2000 году приняли участие в миротворческой миссии ООН в Сьерра-Леоне.
В начале 1996 года был создан четвёртый — 21-й отдельный батальон пара коммандос.

ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР
БОЛЬШИНСТВО кандидатов в батальоны парашютистов-коммандос приходят из армейских подразделений, меньше — с гражданки. В течение месяца кандидаты проходят тестирование с целью проверки их интеллектуальных и физических способностей. Затем в течение последующих двух месяцев нагрузки серьезно повышаются. Распорядок дня в этот период суров до крайности: несколько часов на сон, всё остальное время занимают переходы в джунглях, пустыне, горах. В итоге остаются самые сильные и выносливые.
В джунглях кандидаты живут несколько недель. Они должны построить лагерь, пригодный для проживания и обороны, научиться читать следы животных и различать съедобные растения. В пустыне — то же самое. На заключительной стадии отбора проводятся учения, в которых тестируется индивидуальная выучка кандидата. Иногда в группу включают инструктора на случай непредвиденных обстоятельств, но он выполняет все команды наравне с другими. Ориентироваться командир должен при помощи звёзд и географических источников. Питаться тем, что добудет сам.
Через три месяца начинается основная стадия обучения, которая открывается курсом парашютно-десантной подготовки в Утер-Пардеш. Курсанты совершают 5 прыжков, из которых один ночной, и получают бордовый берет со значком парашютиста. Однако это не значит, что они стали настоящими коммандос. Далее следует более сложный специальный десантный курс, во время которого они обучаются специальным способам десантирования: HALO (High Altitude Low Opening — затяжной прыжок) и HAHO (High Altitude High Opening — прыжок с раскрытием на большой высоте и планированием в точку приземления). Проводятся как групповые и парные прыжки, так и одиночные. О серьёзности подготовки говорит и тот факт, что американские инструкторы, обучавшие индийцев в 70-х годах, сейчас сами приезжают на совместные учения и приглашают индийцев к себе. Прыжки совершаются днём и ночью, на горы, в пустыню и в джунгли. Бойцы, прошедшие легководолазную подготовку, десантируются на воду. Уже во время тренировок для повышения слаженности совместных действий в несколько этапов отрабатывается десантирование. Одна группа должна совершить переход через джунгли и организовать площадку для приема другой группы. Другая, приземлившись на ограниченное пространство, в свою очередь, совершает многочасовой переход и организует высадку очередной группы. Такие тренировки позволяют наладить взаимодействие между бойцами, улучшить физическую подготовку и умение ориентироваться в сложных климатических условиях.
Параллельно со специальной десантной подготовкой идет изучение других предметов. Каждый день начинается с 5-километрового кросса в полном обмундировании независимо от погоды и условий местности. В течение дня — огневая и физическая подготовка. Проводятся ночные 20-километровые марш-броски по пересечённой местности со снаряжением, вес которого доходит до 60 килограммов. Немало времени тратится на обучение рукопашному бою. Много внимания уделяется тактике действий малых групп и контрпартизанской войне.

СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ
ВСЕ КУРСЫ закрепляются в специализированных школах и на многочисленных учениях. С конца 80-х годов особое внимание уделяется ведению боевых действий в городской местности. Ранее этого курса не было. Он появился после болезненных провалов в нескольких операциях.
Практически каждый боец проходит и специализированную подготовку. Бойцы 9-го батальона обучаются в Parvat Ghatak School (PGS) — школе для ведения боевых действий в условиях гор. Она находится в районе Пермгах, недалеко от границы с Китаем, на высоте нескольких тысяч метров. Тяжелейший курс длится около месяца. За это время бойцы должны обучиться навыкам горного альпинизма, умению выживать в горах и снегах, а главное — ведению в этих условиях боевых действий. Одно из заданий, которое коммандос должны выполнить в ходе учебы — проползти после марш-броска по канату длиной в 100 метров над пропастью в полном обмундировании.
Каждый год бойцы проходят переподготовку. Боевые действия в Каргиле в 1999 году подтвердили высокую квалификацию парашютистов-коммандос.
Курс подготовки в джунглях проходит в Counter Insurgency Jungle Warfare School (CIJWS). Школа была создана в начале 70-х после нескольких неудачных операций индийцев против повстанцев. Бойцы 21-го, а также группы из 9-го и 10-го батальонов проходят здесь серьёзное обучение, которое включает умение обустроить лагерь в джунглях, преодолеть водные преграды. Особое внимание — технике стрельбы и проведению рейдовых и налётных операций. Младший офицерский состав проходит специальную подготовку в Commando School.
По статистике, из всех кандидатов спецназовцами становятся не более 5-8 процентов.

ВООРУЖЕНИЕ
НА ВООРУЖЕНИИ бойцов пара коммандос имеется короткоствольное оружие — пистолеты Browning Hi-Power 9 mm, Glock 17 и Glock 19 и Beretta и автоматическое — винтовка М-16 и автоматы Калашникова. АК отдается предпочтение. Это связано с условиями, в которых приходится действовать бойцам.
Имеются различные модификации Heckler&Кoh, включая пистолеты-пулеметы для антитеррористических операций, снайперские швейцарские и американские винтовки, оптические прицелы и приборы для бесшумной и беспламенной стрельбы; гранатомёты и ПТУРы, у некоторых групп — имеются зенитные переносные комплексы "Стингер".
Специальная экипировка для действий в различных климатических условиях есть у каждой роты. Бойцы легководолазной роты используют те же средства высадки, что и флотский спецназ.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ
ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ парашютистов-коммандос Индии отрабатывают взаимодействие с флотскими и антитеррористическими спецподразделениями. Боевые действия в Шри-Ланке и Каргиле, а также точечные операции в Кашмире показали важность тесного сотрудничества. И флотские, и сухопутные коммандос оказались одними из немногих, кто был способен вести эффективные боевые действия в горах, корректировать действия авиации и проводить специальные операции. Сотрудничество между ними в последнее время серьёзно укрепилось, чему подтверждение — появление курса легководолазной подготовки во всех батальонах пара коммандос.
Помимо взаимодействия внутри страны, индийцы активно сотрудничают с американскими спецподразделениями, что, как и следовало ожидать, вызвало недовольство у пакистанцев. С американцами сотрудничество продолжается ещё с 70-х, когда они обучали десантников. Недавно индийцы побывали на Аляске, где проводили совместные учения, а американские подразделения обучаются в специализированных школах.
Довольно тесно налажено сотрудничество и с израильскими инструкторами. Если раньше это касалось только флотского и антитеррористического спецназа, то теперь и армейского.

БОЕВАЯ РАБОТА
НАЛЕТ НА ЧАКРО. Коммандос принимали участие во всех войнах и боевых действиях, в которых участвовала Индия, начиная с 1971 года.
Если во время войны 1971 года 9-й батальон действовал по фронту, то 10-й — в тылу пакистанских войск. По задумке командования, бойцы на джипах должны были атаковать города Чакро и Умаркот. Вспомнив опыт САС времён Второй мировой войны, командование решило использовать для нападения джипы с установленными на них крупнокалиберными спаренными пулеметами. Но когда обе группы уже были готовы к выходу, пришла команда атаковать только Чакро. Днём 4 декабря группы совершили дневной марш и, соединившись в ночь на 5 декабря, атаковали позиции пакистанской армии.
При нападении индийцы вновь разделились и, несмотря на сопротивление, сумели выбить пакистанцев из города. Пакистанцы потеряли много солдат убитыми и ранеными, индийцы захватили 17 пленных, включая нескольких офицеров, а также большие запасы оружия и боеприпасов. На обратном пути одна из групп атаковала позицию пакистанцев в районе города Вирава и уничтожила пулемётный расчет. Это была первая подобного рода операция, удачно проведённая коммандос.
Многие участники того рейда получили награды. Командир батальона Бхавани Сингх стал национальным героем. До конца войны коммандос выполнили ещё несколько сложных заданий. Во время одного из них, обходясь практически без продовольствия, они в течение четырёх дней совершали диверсии в районе пакистанских баз. Им удалось уничтожить несколько машин с военнослужащими и заминировать дорогу, по которой передвигалась техника. В результате повреждения техники возникла пробка и на долгое время была перекрыта важная дорога.

ШТУРМ ЗОЛОТОГО ХРАМА. На рубеже 70-80-х годов Индия стала страдать не только от мусульманского террора, но и от сикхского. Нападения на полицейские участки, взрывы машин и рынков происходили чуть ли не каждый день. Координировал действия террористов из различных сикхских группировок некий Бхиндранвале. В 1982 году террористы обосновались в штате Пенджаб и организовали свою штаб-квартиру в Золотом Храме в Амритсаре. Золотой Храм был превращен в мощную крепость с пулеметными гнездами и снайперскими точками. В ночь со 2 на 3 июня индийская армия начала боевую операцию по освобождению храма от боевиков.
Операция, которую окрестили "Голубая звезда", оказалась абсолютно не подготовлена. После мощного артобстрела армия пошла на штурм. Одна из самых сложных задач стояла перед 80 коммандос. Первая группа должна была пробраться к одной из башен по реке, вторая — начать штурм с суши. Водолазы с задачей не справились: сказалась их слабая подготовка и отсутствие разведывательной информации о сепаратистах.
Вторая группа, понеся серьёзные потери, добралась до башни и вступила в бой. Во время операции бойцы сумели проникнуть в башню и уничтожить двоих лидеров сикхов. В течение нескольких часов они удерживали нижние этажи. Башня была занята ценой жизни 17 бойцов.
Сразу после "Голубой звезды" началась операция "Лесная роза". Спецназовцы приняли в ней участие и уничтожили несколько баз сикхов. На этот раз пришлось воевать не в городской местности, поэтому результаты были удачнее.

ОПЕРАЦИЯ "МЕГДУТ". В 1983 году Индия провела операцию по захвату ледника Сачен недалеко от границы с Китаем. Операцию решили провести после того, как индийцы заподозрили пакистанцев в желании захватить ледник.
В апреле начались боевые действия. Важнейшую роль в них играли коммандос. За несколько дней до основного этапа операции коммандос высадились у подножия ледника и, совершив восхождение, заняли ключевые точки. Они обеспечили прибытие пограничников и артиллерии. В короткие сроки большая часть ледника была занята. В течение полутора десятилетий в этом районе не прекращаются боестолкновения, в которых не раз участвовали спецназовцы с обеих сторон — индийской и пакистанской.
Ведение боевых действий на леднике осложняется тем, что они проходят на высоте более 4000-5000 метров. В период с 1983 по 1999 год индийские коммандос совершили ряд диверсий против пакистанских войск. В некоторых из них удалось повредить вертолетные площадки и уничтожить артиллерийские расчеты.

КАШМИР. В 1990-х годах большинство операций пришлись на индийский штат Кашмир. Здесь использовались небольшие мобильные группы пара коммандос, которые занимались контрпартизанской войной. Несколько операций были проведены совместно с морским спецназом. В некоторых из них бойцы использовали свои навыки водолазной подготовки. Так, в одной из операций две пары заминировали катера террористов, подорвали их и позволили основной штурмовой группе совершить налёт на базу. Несколько бойцов погибли во время операций, но подробностей нет.
Довольно часто коммандос действуют под видом террористов. Эта тактика требует особых навыков, ей специально обучаются. Большой опыт был приобретен ещё в Шри-Ланке, где спецназовцы уходили в многодневные рейды, переодевшись в одежду тамилов.
В 1999 году коммандос участвовали в операции по ликвидации мусульманских террористов в районе Каргил. Как и морские спецназовцы, сухопутные действовали командами по 6 человек. Вначале их применяли для разведывательных операций и корректировки действий авиации, затем для уничтожения опорных пунктов и бункеров противника.
Коммандос провели ряд рейдов и в долине Мушкогх. Рейды осложнялись большой концентрацией войск в этом районе. Основная тактика, помимо налётов, — поисково-засадные мероприятия против боевиков и минирование дорог, по которым снабжались террористы.
Коммандос продемонстрировали отличное взаимодействие, специальную и горную подготовку, ещё раз доказав эффектность и важность своей роли при верном использовании.

ПЕРСПЕКТИВЫ
ВМЕСТЕ с тем многие специалисты считают, что индийские силы специального назначения нуждаются в переменах. По мнению бывшего офицера 10-го батальона коммандос, нынешняя структура должна быть изменена, а батальоны объединены. Офицер считает, что "следует увеличить количество бойцов и их полномочия. Даже сейчас, когда мы доказали свое умение действовать там, где обычные войска не справляются, многие генералы относятся к нам с предубеждением, считая, что мы не оправдываем средства, вкладываемые в нас. Но дело не только в средствах. Часто из-за проблем согласования между командирами, например в Кашмире, нам не удается полноценно работать. Необходимо ввести единый руководящий орган, который бы отвечал только за наши действия. Когда террористы похитили лайнер и угнали в Афганистан (в декабре 1999 года лайнер Indian airlines с более чем 150 пассажирами был угнан в Кандагар террористами Аль-Каиды. — Авт.), мы могли бы провести в Кандагаре операцию, но в итоге лишь наблюдали, как убивали наших граждан, а правительство унижалось перед террористами. Этого быть не должно".

Евгений ГРОЙСМА


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

12 октября 2000 г. палестинская полиция задержала в г. Рамалла для досмотра автомашину с израильскими номерами, в которой находились двое мужчин в арабской одежде. При досмотре, однако, выяснилось, что это были евреи. Их сразу доставили в полицейский участок. Весть об этом быстро облетела город. К тому же многие его жители как раз в это время возвращались с похорон своих земляков, погибших в столкновениях с израильскими солдатами. Обуреваемая жаждой мести толпа палестинцев ворвалась в участок, смяв сопротивление полицейских, и, буквально забив обоих задержанных, выбросила их трупы из окна.

В тот же день, узнав о случившемся, официальные израильские представители объявили, что на самом деле это были "случайно заблудившиеся солдаты, находившиеся в отпуске". В ответ на это убийство "ни в чем не повинных простых солдат" израильские танковые подразделения окружили палестинские поселения, а вертолеты армейской авиации нанесли ракетно-бомбовые удары по позициям палестинцев, в том числе и по резиденции лидера Организации освобождения Палестины Ясира Арафата. Премьер-министр Израиля Эхуд Барак объявил: "Теперь у израильской армии развязаны руки". Едва наметившееся перемирие было вновь нарушено.

Израиль уже более 50 лет служит объектом экстремистских действий исламистов. Террористические акты в отношении его граждан совершают в основном активисты палестинского движения "Хамас" и фундаменталистской организации "Исламский джихад". Именно на их счет отнесены четыре взрыва, совершенных в стране в период с 25 февраля по 4 марта 1996 г., повлекших гибель 59 и ранения 100 человек, приостановивших израильско-сирийские мирные переговоры.
Для Израиля, как и для многих стран Запада, современный этап борьбы с терроризмом начался в сентябре 1972 г., когда группа арабских экстремистов из организации "Черный сентябрь" захватила в олимпийской деревне в Мюнхене (Германия) несколько израильских спортсменов и выдвинула ряд политических требований израильскому правительству. Хотя и ранее в различных странах случались террористические акции, но именно после Мюнхена на Западе столкнулись с резким всплеском терроризма. Операция по освобождению заложников, проводившаяся западногерманской полицией, как известно, закончилась неудачей: несколько заложников погибли, часть террористов скрылась, понесли потери и полицейские. Эти события, в частности, подтолкнули многие страны к созданию специализированных антитеррористических подразделений. Тогда же правительство Израиля, руководимое Г. Меир, приняло принципиально важное решение, которому следуют все последующие руководители государства: террористам нельзя идти на уступки, их надо уничтожать в любом месте, любым способом. Что и было продемонстрировано в последующем на практике.

10 апреля 1973 г. бойцы подразделения специального назначения израильского генштаба "Сайерет маткал" и аналогичного подразделения военно-морских сил при взаимодействии с агентами разведки "Моссад" провели операцию "Вторая молодость", в результате которой в центре Бейрута была уничтожена штаб-квартира организации «Черный сентябрь» и завод по изготовлению взрывных устройств. Позднее все участники террористической акции в Мюнхене были уничтожены в различных странах в течение нескольких лет. Любопытен тог факт, что тогда подразделением командовал нынешний премьер-министр Израиля Эхуд Барак. Он неоднократно принимал участие и руководил различными спецоперациями, в том числе и по освобождению заложников. В этом же подразделении проходит службу и его предшественник на премьерском посту Б. Натаньяху.
Для Израиля характерно то, что террористы преследуются повсюду, где бы они ни находились. Это заставляет их не чувствовать себя в безопасности, даже если они находятся на оккупированных Израилем территориях (сектор Газа, Западный берег реки Иордан. Голанские высоты), в районах компактного проживания палестинцев, в лагерях беженцев в Ливане или за многие сотни километров от Израиля. При этом если необходимо и условия позволяют, то могут направить для уничтожения или захвата лидера какой-либо террористической организации довольно большой отряд спецназовцев. Например, в апреле 1988 г. около 60 человек из спецподразделений Израиля уничтожили главу военного отдела ООП Абу Джихада, скрывавшегося на хорошо охраняемой вилле в столице Туниса. Если есть возможность использовать авиацию, то используют и ее. В августе 1998 г. на шоссе вблизи ливанского города Тир пуском ракеты из вертолета была уничтожена машина вместе с находившимся в ней лидером шиитского движения "Амаль"

Эмблема отдела разветки испециальных операций Израиля - Моссад
Хусама эль-Амином. Это, кстати, не первый случай подобной тактики действий. Шестью годами раньше пуском управляемой ракеты с вертолета "Апач" был уничтожен лидер проиранской шиитской экстремистской организации "Хезболлах" Абас Муссави. Точность наведения ракет в обоих случаях обеспечивали бойцы спецподразделения израильских ВВС "Сайерет шаддаг" с помощью лазерных целеуказателей. Используются и новейшие технические средства. 16 августа 1999 г. в результате взрыва двух мощных зарядов, установленных на обочине дороги около порта Сидон в Южном Ливане, был убит руководитель военных операций организации "Хезболлах" Али Дииб (Абу Хассан). Хотя официальные представители Израиля отрицают свою причастность к этой операции, но свидетели утверждают, что именно в этот момент над местом взрыва кружил израильский беспилотный летательный аппарат. Специалисты полагают, что с его помощью осуществлялось слежение за передвижением одного из лидеров "Хезболлах" и была дана команда на подрыв дистанционно управляемого заряда.
Нет необходимости подробно рассказывать о всех способах действий израильских подразделений специального назначения. Во всем мире они примерно одинаковы. Однако на действиях одного из этих подразделений, участвующих в борьбе с террористами, хотелось бы остановиться подробнее.

Подразделение специального назначения "Сайерет дувдеван" ("Подразделение 217") было создано в 1988 году. Годом позднее появилось аналогичное подразделение "Сайерет шимшон". Оба подразделения подчинялись генеральному штабу и предназначать для организации поиска, ареста или уничтожения террористов и освобождения заложников в районах компактного проживания палестинцев. Районом ответственности первого подразделения является район г. Рзмалла, второе подразделение действовало в секторе Газа. В 1994 году, после того, как в результате договора, заключенного между Израилем и ООП, сектор Газа перешел под управление палестинцев, подразделение "Сайерет шимшон" было расформировано. Другое название этих подразделений - "Мистаравим", что в переводе с иврита означает "становиться арабом". В этом названии заключается суть этих подразделений. Учитывая специфику района действий, военнослужащие подразделения "Мистаравим" постоянно действуют, маскируясь под местных жителей - арабов. Причем маскируется буквально все: оружие, машины, средства связи и наблюдения. Хотя районы их действий контролировались израильтянами, эти подразделения находились там на полулегальном положении.

Эмблема спецподразделение Армии обороны Израиля «Дувдеван».
История подразделений "Мистаравим" берет свое начато с сороковых годов, когда Палестина находилась под британским протекторатом. Евреи постоянно подвергались нападениям своих соседей - арабов, но им запрещалось организовывать отряды самообороны. И они создали несколько подпольных военизированных формирований, которые одновременно вели борьбу с нападавшими на них арабами, а также боролись против английской оккупации. Самым большим формированием была "Хогана", которая состояла из нескольких рот "Пал-мах". В составе последних находилось несколько групп "Мистаравим". Эти группы действовали на территории арабских поселений, маскируясь под арабов. Последним, в отличие от евреев, разрешалось ношение
оружия. Действуя, таким образом, они наносили чувствительные удары по британским войскам. В 1948 году, после образования государства Израиль и создания легальных вооруженных сил, надобность в таких группах отпала, и они были расформированы.

Израильское военное командование решило вновь возродить подобные подразделения после вспыхнувшего в 1987 году на оккупированных территориях восстания арабов, получившего название "интифада". Выступления арабского населения носило массовый характер. Многочисленные, хорошо вооруженные террористы пользовались поддержкой местного населения. Попытки израильского командования использовать обычные спецподразделения успеха не приносили, гак как им приходилось открыто действовать в густонаселенных районах с резко настроенным против них населением. Как правило, израильское подразделение, выдвигавшееся в район выполнения задачи, обнаруживалось на ранних стадиях операции (даже если это случалось ночью), так как военнослужащие действовали в своей обычной форме и использовали иное, чем у террористов, оружие. К тому времени, когда израильское спецподразделение прибывало на место, подозреваемый, предупрежденный своими, успевал скрыться. Тогда-то израильтяне и вспомнили об опыте сороковых годов.
Источник: журнал «Солдат удачи» № 1 2001 г.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

«При недостатке попечения падает народ, а при многих советниках благоденствует». Эти слова из Книги притчей Соломоновых являются официальным девизом Моссада израильской внешней разведки, заслуженно считающейся одной из самых эффективных спецслужб в мире. Высеченные на эмблеме ведомства, они не только определяют цели разведки, но и являются суровым предостережением властям предержащим.
История Моссада, его тайные операции и акции, покрыты непроницаемой завесой секретности. Лишь недавно израильской прессе было разрешено оглашать имя очередного главы ведомства. Парадокс, но практически вся информация о деятельности израильской разведки поступает в страну лишь благодаря зарубежной прессе. Руководство Израиля, как правило, не подтверждает, но и не опровергает большинство сообщений, относящихся к деятельности своих рыцарей плаща и кинжала, действующих во всех концах света.

В начале тайных дел
Официальное название израильской разведывательной службы на иврите звучит как «ха-Моссад ле Модиин уле Тафкидим Меухадим», что в дословном переводе означает «Ведомство разведки и специальных операций». Моссад отвечает за сбор разведывательной информации и проведение тайных специальных операций за пределами Израиля. Также в обязанности спецслужбы входит выявление и предотвращение угроз стране, ее гражданам и зарубежным еврейским диаспорам.
Предтечами Моссада были разведывательные службы еврейских подпольных организаций, действовавших до создания государства Израиль. «Хагана», самая большая военная организация евреев Палестины, создала «Шай» службу сбора информации, необходимой для военного и политического противостояния консолидированным силам арабского мира и британским властям, под протекторатом которых тогда находилась Палестина. Агенты «Шай», кстати, работали и в среде еврейского подполья.
Провозглашение в мае 1948 г. государства Израиль и последовавшее за этим вторжение на его территорию регулярных армий арабских стран потребовали создания органов государственной безопасности. Уже 7 июня 1948 г. премьер-министр Давид Бен-Гурион встретился с Реувеном Шилоахом и Исером Беери, возглавлявшими службу «Шай». На этом историческом совещании было принято решение о создании военной разведки, контрразведывательной службы и службы внешней разведки.
Формирование службы внешней разведки было доверено Шилоаху знатоку арабского Востока, за плечами которого имелся большой опыт проведения тайных операций. Он предложил создать центральное ведомство по координации работы вновь созданных служб разведки и безопасности. Бен-Гурион согласился, и 13 декабря 1949 г. такой орган был сформирован. Этот день считается официальной датой появления Моссада.
В марте 1951 г. по решению Бен-Гуриона было сформировано основное подразделение Моссада, получившее название «Ха-Рашут» (управление). На него возложили всю разведывательную деятельность за рубежом как на штабном, так и на оперативном уровне. Моссад перешел в подчинение непосредственно премьер-министру.
С первых же шагов деятельность израильских спецслужб была строго засекречена: Бен-Гурион запретил публичную огласку самого факта существования у Израиля служб разведки и безопасности.

Охотники за нацистами
В 1952 г. Реувена Шилоаха на посту шефа Моссада сменил Исер Харель, с именем которого связано становление службы внешней разведки.
Уроженец Белоруссии, Харель не только обладал исключительным инстинктом разведчика и лично руководил важнейшими операциями, отдавая предпочтение силовым методам, но и проявил себя как незаурядный организатор. При нем окончательно оформилась структура Моссада, были сформулированы высокие профессиональные и моральные требования к разведчикам. Те, кто им не соответствовали, должны были искать другую работу.
«Для проведения операций по ликвидации противника мне нужны не палачи и садисты, а люди, испытывающие отвращение к убийству, но которых, тем не менее, можно научить убивать», происнес как-то Харель. Один из сотрудников Моссада так прокомментировал высказывание шефа: «Исер хочет, чтобы работу негодяев выполняли честные люди».
В 50-60-е годы прошлого века Моссад провел ряд операций по розыску и ликвидации нацистских военных преступников, бежавших после войны в страны Латинской Америки и Ближнего Востока. Официальных сведений об этой деятельности Моссада, нет, и вряд ли они когда-нибудь появятся – уж больно тема щепетильная. Например, лишь спустя много лет стали известны подробности ликвидации в Бразилии в 1965 г. беглого главаря латышских нацистов Хербертса Кукурса.
Всемирную известность получила лишь операция Моссада по поиску и захвату в Аргентине нацистского военного преступника оберштурмбаннфюрера СС Адольфа Эйхмана бывшего начальника отдела Главного управления имперской безопасности, являвшегося непосредственным организатором геноцида евреев в Европе.
После войны Эйхману при помощи тайной организации эсэсовцев ODESSA («братство членов СС») удалось бежать в Аргентину, где он скрывался под чужой фамилией. Поиск Эйхмана продолжался несколько лет, пока агентуре Моссада не удалось установить его точное местопребывание в пригороде Буэнос-Айреса. Для захвата эсэсовца в Аргентину была направлена группа оперативников Моссада, которая похитила Эйхмана и тайно переправила его в Израиль. Военный преступник предстал перед судом и был казнен в мае 1962 г.
В своей охоте на нацистов Моссад руководствовался не только мотивами мести за Холокост: беглые преступники, осевшие в арабских странах, играли важную роль в подготовке арабских армий к войне против Израиля, участвовали в разработке нового оружия.
В 1950-е гг. в Египте был создан сверхсекретный завод по производству баллистических ракет, на котором трудились сотни немецких инженеров и ученых, в основном из числа нацистов. За безопасность этих специалистов отвечал бывший офицер СС, скрывавшийся под псевдонимом «Валентин».
Первые сведения о планах египетских властей обзавестись современным оружием предоставил руководитель агентурной сети Моссада в Египте Вольфганг Лотц. Залегендированный под бывшего офицера вермахта, он являлся хозяином аристократического клуба верховой езды в Каире. Информацию Лотц черпал от высокопоставленных чиновников страны и членов немецкой общины.
Операция Моссада по срыву египетской ракетной программы получила кодовое название «Дамоклов меч». Ее первый этап, а именно ликвидация и похищение с целью посеять панику среди работавших на египтян немцев нескольких ведущих специалистов-ракетчиков, результата не принес.
Тогда израильтяне сменили тактику. Моссаду удалось завербовать легендарного диверсанта третьего рейха оберштурмбанфюрера СС Отто Скорцени. В годы Второй мировой войны он прославился блестяще проведенной операцией по освобождению из плена дуче Муссолини, результативными рейдами своих спецподразделений по тылам союзников, а также множеством других акций.
По рекомендации Скорцени агенты Моссада вступили в прямой контакт с «Валентином» давним коллегой «диверсанта номер один». В скором времени Моссад располагал исчерпывающей информацией о том, чем конкретно занимаются германские специалисты в Египте. Законодательство ФРГ в ту пору запрещало сотрудничество в военно-промышленной сфере с другими государствами. Полученные сведения Израиль передал Францу-Йозефу Штраусу, министру обороны Германии, который, в соответствии с законом, был вынужден отозвать граждан своей страны из Каира.
Любопытно, что успешное руководство операцией «Дамоклов меч» осуществлял новый шеф Моссада Меир Амит. Он родился на Украине, и приходился двоюродным братом известному советскому поэту-фронтовику Борису Слуцкому.

В погоне за оружием
Одной из основных задач, решаемых Моссадом, являлось преодоление действовавших в разных странах запретов на поставки оружия Израилю и получение информации о новых системах вооружений потенциальных противников.
До войны 1967 г. основным поставщиком вооружений для израильской армии была Франция. Однако затем Франция заняла проарабскую позицию и отказалась выполнять свои обязательства. Во французских портах скопилась масса уже оплаченной Израилем военной техники, передача которой была заморожена.
Жертвами эмбарго стали, в том числе, пять ракетных катеров, построенных по израильскому заказу на верфях во французском Шербуре. Неожиданно приобрести ничейные корабли захотела некая фирма «Старбот», зарегистрированная в Панаме и имевшая представительство в Норвегии. Катера нужны были якобы для обслуживания нефтяных платформ в Северном море. Вскоре все формальности были улажены и экипажи «норвежцев» прибыли в Шербур. На самом же деле, подставная фирма была создана Моссадом, а под видом «норвежских» моряков во Францию прибыли офицеры и матросы израильских ВМФ.
В рождественскую ночь 25 декабря 1968 г. катера покинули шербурский порт. Выйдя в открытое море, моряки подняли на мачтах израильский флаг и взяли курс на базу израильских ВМФ в Хайфе.
А вот еще один пример действий Моссада. По причине отказа французского правительства поставлять 50 оплаченных самолетов «Мираж» и запасные части к ним, израильтяне не могли ни пополнить свои ВВС, ни отремонтировать поврежденные в ходе боевых действий самолеты. В поисках решения проблемы, Моссад завербовал инженера Фрауенкнехта, руководителя отдела швейцарской фирмы «Зульцер», где производились двигатели для «Миражей». Фрауенкнехт передал агентам Моссада более 2 тонн (!) технической документации. В итоге производство самолетных двигателей было налажено на заводе израильской авиационной промышленности.
Как известно, в 60-70-е гг. прошлого века существенную военно-техническую помощь армиям арабских стран оказывал СССР. Моссад провел несколько успешных операций по захвату образцов советской боевой техники для последующего ее изучения.
В 1965 г. на вооружение арабов поступил новый тогда советский истребитель МиГ-21. Известие это вызвало тревогу у командования израильских ВВС, поскольку никаких данных о тактико-технических характеристиках этого самолета не имелось. Моссаду была поставлена задача любым способом завладеть советским истребителем.
Израильской разведке удалось завербовать иракского летчика Мунира Редфи, одного из первых освоившего новый тип самолета. В свои 23 года Редфи считался лучшим воздушным асом Ирака и командовал эскадрильей только что поставленных из Союза МиГов. Во время тренировочного полета 15 августа 1966 г. Редфи на небольшой высоте перелетел через территорию Иордании и посадил самолет на авиабазе в Израиле.
В 1969 г. на вооружение армии Египта поступили советские радиолокационные станции П-12. Наличие у противника столь совершенной техники могло серьезно усложнить действия израильской боевой авиации. Поэтому для Моссада снова нашлась работа.
РЛС располагалась в глубине египетской территории, на удалении 400 км от линии фронта. Было принято решение о проведении десантной операции с целью захвата станции вместе с обслуживающим персоналом. 25 декабря 1969 г. группа израильского спецназа высадилась с вертолетов в точке назначения. После нейтрализации охраны, 8-тонная РЛС была разрезана на две части и с помощью транспортных вертолетов доставлена в Израиль. Там она подверглась тщательному изучению, что позволило создать необходимые средства для электронной защиты самолетов.
На острие антитеррора
Так получилось, что история Израиля – это непрекращающаяся война с исламским терроризмом. И Моссад находится на ее передовой.
С момента своего создания Моссад выполняет роль организатора и координатора деятельности всех спецслужб Израиля на этом невидимом фронте. За прошедшие десятилетия израильской разведкой накоплен уникальный опыт. Можно привести несколько примеров наиболее успешных антитеррористических операций Моссада.
В 1972 г. известие об убийстве палестинскими террористами 11 спортсменов сборной Израиля на Олимпийских играх в Мюнхене потрясло израильское общество. Премьер-министр Голда Меир заявила в кнессете: «Израиль приложит все силы и способности, которыми наделен наш народ, чтобы настичь террористов, где бы они ни находились». Глава Моссада Цви Замир составил список из 17 членов организации «Черный сентябрь», ответственных за мюнхенское преступление. И поставил задачу: все террористы должны быть уничтожены. Ударные боевые группы Моссада с возложенной на них миссией справились, и ни один виновник бойни не ускользнул от возмездия.
27 июня 1976 г. пассажирский самолет компании «Эйр Франс» был захвачен арабскими террористами, которые вынудили экипаж лайнера приземлиться в аэропорту Энтеббе в Уганде. Террористы взяли в заложники пассажиров-израильтян, и потребовали освобождения своих соратников, находящихся в тюрьмах. Осложняло ситуацию то, что власти Уганды оказывали полную поддержку воздушным пиратам.
3 июля самолеты с израильскими десантниками и агентами Моссада, преодолев более 4 тыс. километров, внезапно приземлились в Энтеббе. Спецназовцы блестяще провели операцию по освобождению 105 заложников, уничтожив террористов и угандийскую охрану. Эта смелая и беспрецедентная акция в очередной раз продемонстрировала мировому сообществу: на уступки террористам Израиль не пойдет.
Вообще, Моссад не гнушается использовать методы противника. Так, на Мальте сотрудники израильской разведки в свое время уничтожили лидера террористической организации «Джихад» Фатхи Скакаки. В Ливане был похищен и доставлен в Израиль духовный вдохновитель «Группы сопротивления верующих» Мустафа Дарани. Аналогичная участь постигла лидера «Хесболлы» Джавада Каспи и шейха Карима Обейда. В ряде европейских городов были ликвидированы заместитель председателя Организации освобождения Палестины Камаль Хусейн, руководитель фракции «Фатх» Шатоун Мураах, руководитель информационной службы ООП Абу Схарар, другие видные деятели ООП и ряда исламских террористических организаций.
Антитеррористическая деятельность активизировалась после прихода в 2002 г. на пост нынешнего шефа Моссада отставного генерала-десантника Меира Дагана. Еще в годы своей военной службы он специализировался на борьбе с террором. По некоторым данным, за последние годы Моссад физически устранил ряд видных функционеров исламских террористических организаций, базирующихся в Ливане, Газе, Сирии, Иране.
Методику проведения подобных операций можно проиллюстрировать на примере ликвидации руководителя военного крыла палестинских террористов Абу Джихада в 1988 г. в Тунисе.
Предварительно Моссад через свою агентуру в Тунисе и с помощью технических средств собрал всю возможную информацию о местности, местах дислокации полицейских и военных сил тунисцев и палестинцев. Также прослушивались все телефонные разговоры Абу Джихада и его окружения. А непосредственно перед операцией бойцы спецназа провели генеральную репетицию на специально для этого построенной вилле точной копии резиденции Абу Джихада.
В Тунис под видом туристов прибыло несколько спецагентов Моссада, которые должны были встретить штурмовую группу на побережье и обеспечить ее доставку к цели. В акции были задействованы силы ВВС и ВМФ Израиля: к берегу скрытно подошла эскадра в составе четырех корветов, а над Средиземным морем постоянно барражировали два «Боинга-707». В самолетах находилась электронная аппаратура, предназначенная для подавления средств связи военно-полицейских сил Туниса и палестинцев.
Высадившиеся на берег бойцы спецназа перекрыли подходы к вилле Абу Джихада с прилегающих улиц и бесшумно проникли в дом. Устранив Абу Джихада, они прихватили секретные документы, и благополучно покинули район проведения операции. Единственным свидетельством пребывания израильского спецназа в Тунисе стали десятки трупов террористов, отмеченные «фирменным знаком» оперативников Моссада контрольным выстрелом в правый глаз.

Сила – в людях
Служба в Моссаде была и остается одной из самых престижных в Израиле. Свою карьеру в качестве агентов Моссада начинали многие представители политической элиты государства. Например, нынешний министр иностранных дел Израиля Ципи Ливни прослужила в Моссаде 4 года.
Сегодня в рядах службы внешней разведки можно встретить представителей различных слоев израильского общества. Особенно хорошо это видно, если взглянуть на биографии руководителей Моссада. Так, предыдущий шеф разведки Эфраим Халеви родился в Великобритании в аристократической семье – он приходится племянником выдающемуся британскому философу и президенту Британской академии сэру Исайе Берлину. Халеви занимался журналистикой, был послом Израиля при Европейском сообществе. В Моссаде он прослужил 28 лет, последовательно пройдя все карьерные ступеньки профессионального разведчика.
Действующий глава Моссада Меир Даган появился на свет в Новосибирске. В Израиле он сделал блестящую армейскую карьеру, дослужившись до звания генерал-майора. Начав свою службу в десантных войсках, он принимал участие во всех войнах, которые вел Израиль. За мужество и героизм Даган был награжден высшими боевыми наградами.
Моссад объединяет в своих рядах абсолютно непохожих друг на друга людей. Но все они служат одной цели – защите интересов своего государства.
В своем обращении к потенциальным кандидатам в разведчики Меир Даган очень четко охарактеризовал среднестатистического сотрудника ведомства: «Принимаемые на работу в Моссад присоединяются к славной когорте воинов и разведчиков, которые служат в обстановке полной секретности, движимые преданностью и верностью своему народу и своей стране. Основная сила Моссада – это люди, служащие в его рядах и являющиеся его оплотом, его движущей силой. Они на переднем крае при выполнении оперативных задач. От служащих в Моссаде требуется полная самоотдача, доблесть и преданность своей стране. Люди Моссада осознают свое предназначение и остаются верны ему до конца».

Александр ШУЛЬМАН

Наша справка
В борьбе с террором руководство Моссад придерживается нескольких простых принципов:
- противостоя терроризму, нельзя ограничиваться пассивной обороной надо стремиться уничтожать террористов в их логове и наносить болезненные удары по государствам, их поддерживающих;
- внезапность и мобильность залог успеха. Удар наносится там, где противник меньше всего его ожидает
- нет неприступных объектов: любая система уязвима для бойцов, способных мыслить нетривиально и находить решения, неожиданные для врага;
- самое главное: нет, и не может быть невыполненного задания.
7
Вернуться к списку статей
СОБЫТИЯ и МНЕНИЯ
Архив
Магомед Толбоев: Катастрофа самолета Ту-154 у побережья Сочи связана с состоянием механизации крыла

После расшифровки речевого самописца Ту-154, рухнувшего в Черное море, стало понятно, что самолет потерял управление из-за проблем с закрылками. Катастрофа Ту-154 произошла утром...
Михаил Макарук: Надо ждать расшифровку бортовых самописцев Ту-154, сейчас могут быть только догадки и версии
Александр Перенджиев: Путин предложил нашим американским партнерам определиться, кто они по отношению к России
Виктор Озеров: Убийство российского посла - чудовищная провокация, направленная на эскалацию напряженности
Валерий Степанов о жесткой посадке Ил-18 в Якутии: летчик совершил чудо, сумев избежать человеческих жертв
Франц Клинцевич: Террористическая угроза нарастает и нужны согласованные действия мирового сообщества
Инна Святенко: На домофонах в жилых домах Москвы могут появиться тревожные кнопки и системы оповещения о ЧС
МЕРОПРИЯТИЯ
Архив
«ОФИЦЕРЫ РОССИИ» поздравили Героев-фронтовиков с днем рождения и Новым годом


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

15 мая 1948 года было провозглашено государство Израиль. В тот же день армии Ливана, Сирии, Египта, Трансиордании и Ирака начали войну против Израиля. Превосходство египетского флота было тотальным. Чтобы ему противостоять, было решено использовать против египетских кораблей управляемые человеком торпеды "Кариш". Создание подразделения поручили Ури Брахману, в прошлом технику "Морского звена". В составе нового подразделения было 6 бойцов и 5 техников. Кроме Ури ни один не был знаком ранее с "Кариш". После тренировок подразделение было готово к бою, несколько раз выходило в море в поисках цели, но применить "Кариш" так и не удалось. В середине июля ветеран морского взвода Изи Пахаб возглавил подразделение и стал тренировать его бойцов применению мин на море. В начале июля командование ВМС приняло решение создать также диверсионное подразделение наподобие "Морского звена". Работу поручили Ахарону Бен-Йосефу по кличке Эскимо, поэтому неофициально подразделение называлось "Коммандо Эскимо". База подразделения была в Яффо, затем — в Кейсарии. Подразделение насчитывало 20 человек. Вскоре из Италии прибыло первое настоящее водолазное оборудование, но пользоваться им пока никто не умел.

"ГРАБИТЕЛЬ" И НОВОЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ
В КОНЦЕ марта 1948 года из Югославии в Ливан вышло судно "Лиино" с грузом, состоящим из 8000 винтовок, 8 миллионов патронов, а также гранатами и взрывчаткой для палестинских арабов.
На пути в Ливан в связи с поломкой "Лиино" было отбуксировано в порт Барии (Италия). Там его и решили взорвать. В ночь с 9 на 10 апреля Йосле Дрору и Бени Кравиц заминировали судно, и утром 10 апреля пятикилограммовая мина взорвалась. Судно затонуло.
В дальнейшем оружие было поднято, перегружено на итальянское судно "Арджиро" и отправлено в Ливан, но было перехвачено израильскими корветами. Операция по захвату оружия получила название "Шодед" ("Грабитель").

В связи с успехом операции 13 мая 1948 года в Италии было создано постоянное морское диверсионное подразделение для борьбы с импортом оружия. Его командиром стал Амнон Йона, а Йосле Дрор был назначен его заместителем. В Европе провели набор 20 добровольцев, из которых отобрали только четырех. Было испытано несколько типов водолазного оборудования. Кроме того Йосле нашёл Луиджи Фереро, бывшего бойца итальянских морских коммандос, участвовавшего в потоплении 4 английских торговых судов. Под видом спортсмена из Южной Африки Йосле получил у Луиджи ряд уроков подводного плавания с помощью аквалангов. Кроме того, в Италии был найден сержант Фиоренцо Каприоти, в прошлом боец 10-й флотилии штурмовых средств, участвовавший в атаке на крейсер "Йорк". Было решено нанять его в качестве инструктора, несмотря на его фашистские взгляды.
Вскоре в Италию прибыл и Давид Прумер, который сконструировал мину с элементом неизвлекаемости, а также смог получить от итальянцев чертёж мины с детектором движения — мина взрывалась через определённое время после того, как судно покидало порт. В Италии удалось найти и завод, выпускавший взрывающиеся катера в годы войны.
Но эффективность боевой работы подразделения не соответствовала затратам. В конце августа 1948 года Йосле Дрор вернулся в Израиль вместе с закупленным водолазным снаряжением, а через 2 месяца вернулись и остальные бойцы.
После возвращения из Европы Йохай Бин-Нун создал подразделение взрывающихся катеров с базой в Тверии, на озере Кинерет. Подразделение насчитывало около 20 человек, включая 12 бойцов. В Италии было построено 6 взрывающихся катеров.
Для маскировки подразделение получило название "Подразделение спасательных катеров". Осенью 1948 года "Кариш" был расформирован. С этого момента в составе ВМС Израиля оставались спецподразделения взрывающихся катеров и боевых пловцов.

В октябре 1948 года началась операция "Йоав" по освобождению западного Негева, в ходе которой впервые применили взрывающиеся катера. Утром 22 октября у побережья Газы были обнаружены флагман египетского флота сторожевой корабль "Эль-Амир Фарук" водоизмещением 1440 тонн и тральщик типа B.Y.M.S. водоизмещением 215 тонн.
В атаке участвовали два ударных катера первой волны, один ударный запасной и один спасательный. Йохай находился на запасном катере. Атака началась в 22.00, но по ошибке оба катера атаковали "Эль-Амир Фарук", и тогда Йохай направил свой катер на тральщик. Атака удалась — "Эль-Амир Фарук" затонул, тральщик был сильно повреждён. Спасательный катер собрал всех бойцов и в 22.25 покинул район.
После этого в Италии было закуплено ещё 6 взрывающихся катеров, а также два быстроходных катера, получившие название "Синяя птица".
В 1949 году война за независимость завершилась.

СОЗДАНИЕ 13-Й ФЛОТИЛИИ
В НАЧАЛЕ 1950 года два морских спецподразделения были объединены и получили название "13-я флотилия" ("Шайетет-13", Ш-13). Йохай Бин-Нун стал командиром подразделения, Йосле Дрор — заместителем.
В этот период в подразделении имелось всего 10 аппаратов замкнутого цикла итальянской фирмы "Фирели". По их образцу в Израиле было выпущено 50 аппаратов, но их качество было гораздо хуже итальянских, и предназначались они только для тренировок.
В начале 1950 года командиром Ш-13 стал Изи Пахав. В апреле Ш-13 передислоцировалось на новую базу в Хайфе. В октябре 1951 года Изи Пахав был направлен для организации разведывательно-диверсионной сети в Египте. На время его отсутствия командиром стал Яков Цесис. После своего возвращения Пахав вновь занял должность командира Ш-13.
В ходе войны 1948-1949 годов в Ш-13 было подготовлено 12 операторов взрывающихся катеров и 30 боевых пловцов. Ещё 18 человек закончили курсы в 1949 году. Через год на курс набрали 70 человек. Обучение длилось 1,5 года и включало курс молодого бойца, курс управления парусными и гребными лодками, сухопутный курс командиров отделений, полугодовой курс специализации. Обучение завершило около 30 человек.
В тот период срок срочной службы составлял 2 года, и большинство после ее окончания увольнялись.
С 1952 года начались тренировки по прыжкам с парашютом на воду. Проводились учения по транспортировке и выгрузке катеров с базовых кораблей, по вторжению в порты противника и по уничтожению различных береговых объектов.
В том же году был проведен ускоренный курс морских коммандос. Его закончили 7 человек, большинство из них в последующем стали старшими офицерами ВМС.
В 1953 году из 120 человек, набранных из призывников, обучение закончили всего 16.
Важную роль в развитии подразделения сыграло то, что в 1953 году Дов Шапир и Боаз Ацмон прошли обучение на курсе британской SBS.
Также бойцов Ш-13 направляли на курсы пехотных офицеров, а Изи Пахав, Хадар Кимхи и Янкеле Ритов прошли обучение по программе командиров батальонов. В дальнейшем бойцов Ш-13 посылали на краткосрочные офицерские курсы "АГАМи", где готовили офицеров — танкистов, артиллеристов, войск ПВО и т.п.
В 1955 году на курс морских офицеров "Ховлим" было направлено 13 бойцов флотилии.
В самой Ш-13 был организован курс командиров подразделений, по аналогии с курсом командиров рот армии обороны Израиля. По предложению Кимхи, Ш-13 был разделен на 2 дивизиона: учебный ("пальгат хадраха") и боевой ("пальгат мивцаим").
Для отбора в Ш-13 был разработан марш-бросок на 214 км — от Рош-а-Никра на севере Израиля и до Ашкелона на юге, с 2 ночлегами — в Атлите и Нетании. Длительное время этот марш-бросок, который проходил после курса молодого бойца (КМБ), был основным критерием отбора в Ш-13. Так, в 1955 году из 42 стартовавших финишировали 26.
В те годы неоднократно проводились учения на островах в Средиземном море, причём без разрешения стран, которым эти острова принадлежали. В 1955 году было проведено 3 ночных учения на территории Ливана, в ходе которых велась разведка. Кроме того, бойцы флотилии плавали как члены экипажа на рыболовецких судах и ездили в Европу для ознакомления с устройством различных портов.
В начале 1950-х годов основным иностранным партнёром Ш-13 была Италия. Однако итальянцы старались больше научиться у Ш-13, чем учить самим.
В 1955 году началось активное политическое и военное сотрудничество Израиля с Францией. Офицеры Ш-13 посетили 3 специальных морских подразделения Франции — "Коммандо Юбер" (Hubert) в Тулоне, подразделение боевых пловцов Иностранного легиона на Корсике и подразделение оборонительных водолазов. После этого бойцы Ш-13 начали проходить 6-недельный курс подготовки во Франции. Начался переход на французскую технику (новые ласты, резиновые лодки с внешними двигателями, подводные компасы и глубиномеры) и, самое главное, на новые французские дыхательные аппараты "Оксиджер", позволявшие находиться под водой 3 часа вместо 45 минут, как это было на итальянских образцах. Это привело к изменению тактики. Если раньше бойцы плыли к цели, ныряя лишь на последнем этапе, то теперь весь путь можно было преодолевать под водой. Кроме того, во Франции Ш-13 впервые познакомилась с индивидуальными буксировщиками типа "Дельфин".
С французами проводились многочисленные совместные учения. Так, в ходе одного из них Ш-13 атаковала порт Тулон, а бойцы "Коммандо Юбер" защищали его. Проводились совместные прыжки с парашютом на воду. Изучалась тактика обороны своих баз. Однако позже сотрудничество прекратилось по политическим мотивам.
С 1951 по 1956 год бойцы флотилии вели разведку портов вероятного противника в акватории Средиземного и Красного морей.
В 1956 году флотилия приняла участие в боевых действиях по захвату Синайского полуострова. В тот период Ш-13 имела всего 18 бойцов, прошедших весь цикл подготовки, включая бойцов на курсе морских офицеров. Из них 8 были боевыми пловцами и 10 — операторами взрывающихся катеров. ПСД "Хазир", которые начали разрабатывать еще в начале 1950-х, взяв за образец итальянскую "Майяле", всё ещё не были боеспособны, а "Дельфины" вообще не были приняты на вооружение. С началом войны было мобилизовано 40 резервистов флотилии. Правда, использовались они не по назначению, как пехота. Многократные попытки применить спецназ флота так и не увенчались успехом.
В 1968 году к началу шестидневной войны в составе флотилии находилось 20 бойцов, четыре торпеды "Хазир", несколько взрывающихся катеров и легководолазное снаряжение.
Но даже эти силы и средства по ряду причин применить в войне не удалось. Это подорвало моральный дух бойцов флотилии, часть из них покинула подразделение.
Вскоре президент Египта объявил о так называемой "войне на истощение". Во время этой войны Ш-13 провела первые рейды и налеты в глубине территории врага. Три самые известные операции прошли в 1969 году: рейд на Адабию, налет на Зеленый остров и операция "Эскорт" — диверсия в одном из египетских портов.
В 1969-1970 годах отряд также принимал участие в нескольких специальных и широкомасштабных операциях. Как перед войной Судного дня, так и в ходе нее Ш-13 применялась в нескольких операциях с той или иной степенью успеха. Так, 16 октября 1973 года были потоплены и серьезно повреждены несколько кораблей различного типа. Но на обратном пути один из "Хазиров" затонул и два бойца пропали без вести.
Война и операции, проведенные боевыми пловцами, показали, что без точных разведданных и соответствующей подготовки вряд ли можно чего-то добиться. После войны 1973 года был проведен ряд изменений в подготовке боевых пловцов с учетом прошлых неудач. Это принесло определенный результат.
Вторая половина 70-х также ознаменовалась непрерывной работой в Ливане. Но если вначале большинство операций были наземными, то в последующем начались и подводные. Боевые пловцы постоянно подрывали корабли и суда террористов в портах Цура, Цидона, Триполи.

ЗАСЛУЖЕННОЕ ПРИЗНАНИЕ
В 1979 году командиром Ш-13 назначается полковник Ами Аялон — человек неординарный, обладающий сильным и упрямым характером, но не всеми в отряде принятый. Однако Аялона это отнюдь не смутило. Более того, на первом же совещании он собрал всех офицеров и заявил, что вводит жесткую дисциплину. И если во время проведения операций и тренировок проблем с ней не было, то в повседневной жизни — достаточно. Аялон считал это недопустимым.
Аялон изменил принцип подготовки и ввел специализацию. Также он ввел должность командира оперативного отряда — аналог начальника оперативного отделения штаба отряда в российском спецназе. В его задачи входило планирование и руководство сложными операциями.
Период командования Аялона запомнился интенсивностью и сложностью операций.
Проведя до конца года еще с десяток операций только на ливанском направлении, отряд был отмечен в приказе начальника генштаба как лучшее специальное подразделение армии. Следующий раз подобную награду бойцы получат только спустя 21 год.
Помимо операций в Ливане и тайных операций в интересах разведки, бойцы отряда участвовали в обеспечении специальных операций на юге и за рубежом страны.
1982 год стал годом начала ливанской войны.
В ходе операции "Мир в Галилее" Ш-13 решала задачи по обнаружению подходящего берега для высадки десанта и техники, обеспечению безопасности высадки, ведению разведки на приморском направлении, установке засад в местах возможного появления боевиков.
Вплоть до вывода основной части войск из Ливана в 1985 году отряд проводил специальные операции в Бейруте и на морском направлении, благодаря которым ни одна атака террористов с моря не достигла цели.
Сразу по окончании войны внутри флота и отряда была проведена встреча между бойцами и руководством, на которой обсуждались операции отряда. Чуть позже анализ действий прошел и в самом отряде. Помимо чисто человеческого фактора, рассматривались и технические детали: серьезные неполадки в ПСД, проблемы с минами и многое другое.
В течение короткого времени были получены новые мины и подводное снаряжение.
В девяностых годах военно-морской спецназ провел ряд операций в глубине Ливана, в ходе которых минировал маршруты движения террористов и вел разведку. В ночь с 4 на 5 сентября 1997 года одна из групп попала в засаду боевиков "Хезболлы". В результате группа из 16 человек потеряла 11 бойцов, в том числе командира. Но эта трагедия не сломила дух морских коммандос. Их активная деятельность против боевиков продолжается и в настоящее время.
Операций, которые провела 13-я флотилия флота Израиля, настолько много, что для их описания требуется отдельный рассказ.
Для того чтобы попасть в отряд, необходимо пройти два отборочных курса ("гибуш"). Отбор не самый тяжелый и призван проверить психологическое состояние призывников. Первый этап — проверка физических возможностей. Второй этап проводят ветераны отряда. Каждому кандидату дают винтовку М-16, два литра воды, носилки и мешки с песком весом около 15 кг, с которым они ходят все дни. В процессе отбора совершаются регулярные пешие переходы, в основном по песку, периодически переходящие в бег. В конце дня кандидатам дают отдохнуть и перекусить, и почти сразу начинается этап, именующийся "ха-тизузим", во время которого парней заставляют ползать и бегать с носилками и мешками. Даются различные коллективные задания по ориентированию. Несколько заданий выполняются в воде.
Выдержавшие испытания проходят дополнительную медицинскую и психологическую проверку.
Кроме того "гибуш" могут пройти и добровольцы-старшеклассники на одной из военно-морских баз под руководством ветеранов отряда. Такой курс называется "гаднат цлила", в ходе которого в течение десяти дней отбираются наиболее физически развитые и психологически устойчивые парни.
"Гибуш" также проходят курсанты военно-морских училищ.
Бойцы проходят один из самых сложных в армии обороны Израиля курсов подготовки. Она длится около 18 месяцев.
Первые 5 месяцев будущие морские спецназовцы проводят совместно с пехотинцами. Во время КМБ совершаются переходы на средние (от 15 до 30 км) и дальние (от 40 км и более) дистанции, изучаются винтовки М16, автоматы "Галил", пулеметы МАГ и "Негев", стоящие на вооружении армии обороны Израиля. По окончании КМБ проводится итоговый марш-бросок на 100 км.
Далее бойцы попадают на одну из баз ВМФ, где начинается подготовительный этап, который длится три месяца. Вначале будущие бойцы проходят курс парашютно-десантной подготовки (около трех недель), а затем подготовка ведется на базе отряда и в базах по специальной подготовке. Занятия по изучению подводного снаряжения и водолазной подготовке чередуются с более углубленным изучением оружия. Длительные заплывы сменяются занятиями по рукопашному бою. Глубокой ночью по сигналу бойцы должны выйти к берегу, где переносят тяжелые (до 70 кг) бревна, имитирующие резиновые лодки без указания времени окончания занятия. Это упражнение призвано проверить не только физические, но и психологические способности и лидерские качества в группах курсантов.
Также отрабатываются высадка на берег, определение расстояния до цели без специальных приборов, преодоление водных и береговых препятствий, десантирование на воду. Курсантам постоянно внушается, что вода — их друг и союзник, а слова закрепляются соответствующими упражнениями.
Следующий этап — "целевой", наиболее сложный и важный во всем курсе подготовки. Длится он около года. Все курсанты делятся на команды, которые занимаются своей специализацией: боевые пловцы, рейдовики и т.д.
В ходе специализации бойцы, в будущем зачисленные в подводный отряд, изучают подводное ориентирование, медицинскую помощь под водой, подводное минирование, способы преодоления водных заграждений, применение плавучих средств движения.
Рейдовики проходят курсы подготовки по борьбе с террористами, контрпартизанской борьбы, по минно-подрывному делу. Особое внимание уделяется способам проникновения в тыл врага и изучению спецсредств.
Совершаются различные учения и марш-броски. Например, бойцы преодолевают сорокакилометровый участок, двигаясь по колено в песке или воде и с большим грузом за спиной.
Окончание обучения и возможность участвовать в операциях не означает прекращения тренировок. Наоборот, они только усложняются. Отрабатываются различные способы десантирования на воду, с техникой и без.
Надо сказать, что "целевая" специализация отрядов не мешает выполнять и иные задачи. "Подводники" проходят курс по борьбе с террором и способны действовать на суше, а рейдовики — более углубленные курсы подводного плавания.

Все бойцы, с успехом окончившие подготовку, в дополнение к трем годам срочной службы подписывают контракт еще на полтора года.
Отряд состоит из трех боевых подразделений, подразделений технической разведки и подразделения материального обеспечения.
Рейдовый отряд (ха-"поштим").
Отряд предназначен для проведения диверсионно-разведывательных и антитеррористических операций. Бойцы этого отряда ведут разведку в интересах флота и проводят сложные операции на территориях.
В составе отряда имеется антитеррористическая команда, бойцы которой проходят дополнительную интенсивную подготовку. Но в последние годы и другие бойцы отряда приобрели немалый опыт подобных операций.
Подводный отряд (ха-"цолеляним").
Отряд специализируется на диверсиях на водных видах транспорта, в портах и на стратегических объектах, он также может использоваться для разведки прибрежной полосы и ее захвата. Все бойцы имеют большой опыт и проходят подготовку по работе с подводными средствами движения и выходу из подводных лодок.
"Транспортный" отряд.
Все члены отряда — полноценные бойцы, проходящие дополнительное обучение для управления подводными и надводными плавсредствами (катера, лодки, транспортировщики, буксировщики).
Оружие отряда разнообразно. Основное — укороченная модификация винтовки М16 с оптическим прицелом, различные модификации "Узи" (микро, мини). На все операции бойцы выходят с дополнительным оружием — пистолетами "Глок" или "Иерихон". Оружие может комплектоваться ПБС и лазерными целеуказателями.
Из оружия поддержки имеются пулеметы МАГ и "Негев". Также могут использоваться различные виды российского и восточноевропейского оружия — АК, гранатометы, мины.
Кстати, до 2000 года во время проведения операций в арабских странах, основным оружием отряда был именно автомат Калашникова.
По сообщениям иностранной прессы, Ш-13 применяет дыхательные аппараты немецкого производства, а мины и буксировщики американского и итальянского производства. Также сообщалось, что Израиль закупил партию немецких подводных пистолетов П-11.
Первые подводные средства движения были куплены или копированы у итальянцев и французов. "Дольфин" ("Дельфин") — подводный буксировщик для транспортировки одного бойца. Впервые 13-я флотилия познакомилась с ним во Франции в 1955 году, но первое реальное боевое применение этого средства произошло лишь в 1976-м, в ходе одной из операций в Ливане.
"Хазир" ("Свинья") — подводное средство движения "мокрого типа". Первые "Хазиры" собирались в Израиле в начале 1950-х годов из частей, изготовленных в Италии. Они представляли собой усовершенствованный проект аналогичных итальянских средств "Майяле", использовавшихся в ходе Второй мировой войны. В отличие от итальянских средств, на которых экипаж сидел верхом, в израильских члены экипажа сидели внутри аппарата. Кроме того, вместо мощной боевой части имелся отсек для относительно небольших магнитных мин. "Хазир" стали боеспособны только в конце 1950-х — начале 1960-х годов. "Хазир" постоянно совершенствовались, например, появился образец, способный перевозить 4 человек, в конструкции которого широко использовался стеклопластик вместо нержавеющей стали.
Следует подчеркнуть, что "Дольфин" и "Хазир" — устаревшие системы, давно занявшие свои места в музеях. Что использует вместо них Ш-13 сегодня — строго засекречено.
В настоящее время флотский спецназ использует несколько типов скоростных катеров, предназначенных для транспортировки бойцов. Для дальних операций эти средства могут транспортироваться более крупными судами и десантироваться с самолётов и вертолётов.
Резиновые лодки Mark 5 имели два внешних двигателя, скорость до 20 узлов и могли перевозить до 12 бойцов, а Mark 3 — один внешний двигатель, брали до 6 бойцов.
"Снунит" ("Ласточка") — скоростной катер с жёстким корпусом. Скорость около 30 узлов, может оснащаться РЛС и нести 2 пулемёта. В 1970-е годы существовал вариант "Пацхан" ("Щелкунчик") этого катера, по сути, катер-торпеда. Оператор направлял его на цель, а затем выбрасывался в воду, где его подбирал обычный "Снунит".
"Захарон" ("Сияющий", или "Блестящий") — скоростной катер с жёстким корпусом. Длина 12,5 м, максимальная скорость 30 узлов, способен перевозить 10 бойцов. Оборудован РЛС.
"Мулит" ("Барабулька") — скоростной катер с полужёстким корпусом.
"Морена" (Morena RHIB — Rigid Hulled Inflatable Boat) — новейший и самый большой (длина — 13 м) катер морских коммандос. Поступил на вооружение в 2000 году. Разработан для американских морских коммандос SEALs, где находится на вооружении с ноября 1997 года. Экипаж катера — 3 человека и 8 бойцов, оборудован РЛС Furuno 841 и двумя турелями для установки пулемётов или автоматических гранатомётов Мк19. Корпус катера полужёсткий, пригоден для десантирования и перевозки вертолётами. Дизельный двигатель с турбонадувом Dual Caterpillar 3126 приводит в действие водомёт и позволяет катеру развить скорость 45 узлов. Дальность хода — 200 морских миль. Конструкция катера уменьшает объём воды, попадающей на экипаж в ходе движения, что позволяет бойцам достигнуть целей сухими и не охлаждёнными. Имеет хорошую мореходность в плохую погоду.
И сегодня отряд продолжает готовиться к операциям и выполняет задания в интересах государства и флота. Продолжаются тренировки и учения с участием Ш-13.
Надо сказать, с момента гибели бойцов в Ливане произошли серьезные изменения в структуре и подготовке отряда. Был сокращен состав команд, изменены некоторые аспекты подготовки, внесены корректировки при выборе вооружения.
Личный состав спецназа флота Израиля поддерживает высокий моральный дух и уровень боеспособности, что заслуженно ставит его в один ряд с лучшими флотскими спецподразделениями мира.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Большая часть спецподразделений страны подчиняются Армии обороны Израиля, часть — израильской полиции и спецслужбам. Все спецподразделения регулярно участвуют в боевых действиях и реальных боевых операциях. Большинство спецподразделений комплектуются военнослужащими по призыву. Спецназ службы тюрем «Нахшон» и антитеррористические подразделения «ЯМАМ» и «ЛОТАР Эйлат» комплектуются на профессиональной основе. Для службы в спецподразделениях требуется медицинский профиль «97» (наивысший), но не всегда, иногда достаточно и 82 профиля (минимальные ограничения по здоровью) для некоторых подразделений. Призывникам, пригодным по состоянию здоровья, примерно за полгода до призыва высылается предложение пройти «гибуш» («сплочение» — иврит) — отбор для службы в спецподразделениях. Гибуш проходят на добровольной основе, только желающие. В течение 2-3 дней, кандидаты, проходящие гибуш, выполняют различные тесты на физическую и интеллектуальную пригодность к службе — в стрессовой обстановке, в условиях голода, усталости, недостатка времени и сна. Выявляются люди, способные стойко переносить трудности и работать в команде. Прошедшие отбор — призываются в соответствующие части. В Сайерет Маткаль, Шальдаг, Маглан и Шайетет-13, на курс лётчиков и на курс морских офицеров — гибуш проводится отдельно в каждое из подразделений, для остальных подразделений гибуш — общий, в какое подразделение призвать решает БАКУМ (База приема и распределения — местный аналог военкомата). Для службы в Сайерет Маткаль и на курсы лётчиков и морских офицеров гибуш может проводиться в течение недели. Не прошедшие — могут пройти гибуш в другие подразделения. Для службы в этих подразделениях (где отдельный гибуш) требуется определенный уровень допуска к секретной информации («сивуг битхони»), обязательные условия — проживание в Израиле больше 5 лет, отсутствие родственников за границей. Не принимаются единственные дети в семье («бен яхид»), в виде исключения — с письменного согласия родителей призывника. В разведроты пехотных бригад, разведроты инженерных и бронетанковых войск (Голани, Гивати, Цанханим, Нахаль, Кфир, Андаса Кравит, Ширион) гибуш проводится уже после призыва, внутри части, до курса молодого бойца («тиронут») или после тиронута . Для службы в подразделениях «Псагот» и «ТИБАМ» требуется профильное высшее образование, полученное до призыва (предоставляется соответствующая отсрочка до призыва — «атуда академаи»). Служба в спецподразделениях чрезвычайно почетна и престижна, гарантирует «достойное место в жизни» после демобилизации. Призывники, мечтающие в них попасть, начинают самостоятельно готовиться к гибушу ещё в школьные годы.

Спецназ Армии обороны Израиля[править | править вики-текст]
«Сайерет Маткаль» — «Соединение 101», Unit 269, спецназ Генерального штаба Армии обороны Израиля. Специализируется на разведывательных и силовых операциях за рубежом, также проводит антитеррористические мероприятия совместно с ЯМАМ на территории страны и самостоятельно за рубежом. Единственное подразделение такого уровня в мире, которое комплектуется за счёт призывников. Военнослужащие, в процессе службы, обычно подписывают контракт по которому срок службы составляет 6 лет, вместо 3-х, как во всей ЦАХАЛ (Армии Обороны Израиля).
«Бригада Коммандо» — о формировании бригады официально объявлено 27 декабря 2015 года. В состав бригады переданы спецподразделения Маглан, Римон, Дувдеван и Эгоз. В военное время бригада входит в состав 28 дивизии «Оцбат Эш» вместе с 35-й регулярной парашютно-десантной бригадой «Цанханим» и двумя резервистскими парашютно-десантными бригадами. Командиром назначен полковник Давид Зини. Столь крупное соединение сил спецназа сформировано впервые в истории Армии обороны Израиля.
«Маглан» — «Подразделение противотанковых ракет дальнего действия». Самое засекреченное спецподразделение ЦАХАЛа, кроме названия — информации в свободном доступе практически нет. Имеет на вооружении ракеты «Нимрод» — дальность пуска 30-50 км, точность попадания — десятки сантиметров (при лазерной коррекции наблюдателем вблизи цели), в разобранном виде переносится двумя бойцами или перевозится на джипе. Используется для точечного уничтожения особо важных целей. Не исключено, что имеет отношение к ядерному потенциалу Израиля.
«Дувдеван» («вишня») — известно также как Unit 217. Основная цель — точечное уничтожение или арест террористов на палестинских территориях с помощью внешнего перевоплощения в арабов (Йехидат Мистааравим — подразделение псевдоарабов). Один из критериев отбора для службы — отсутствие типичной еврейской внешности, желательно — внешность, похожая на араба.
Сайерет «Эгоз» («орех») — Unit621. Цель — борьба с партизанами. Организационно входит в состав пехотной бригады «Голани» (до 27.12.2015), реально — действует самостоятельно. С 1995 года уничтожил больше террористов, чем любое другое из подразделений. Занимается уничтожением засад, организованных террористами, с целью похищения солдат ЦАХАЛа и уничтожением пусковых установок НУРСов, обстреливающих территорию Израиля. «Упавшие» (не прошедшие отбор) из Сайерет Маткаль, Шайетет-13 и Сайерет Шальдаг, обычно направляются на собеседование с командирами «Эгоза». Прошедшие это собеседование, отправляются служить в «Эгоз».
«Сайерет Шакед» («миндаль», другой вариант расшифровки названия «Шомрей Кав Даром» — охраняющие южную границу) — спецподразделение Южного военного округа. Специализировалось на действиях в секторе Газа и пустыне Негев. Комплектовалось, в основном, из бедуинов и друзов, офицеры — евреи. Показало выдающиеся результаты работы во время Шестидневной войны, Войны на Истощение и Войны Судного дня. В настоящее время расформировано как отдельное спецподразделение. В качестве обычного пехотного батальона передано в состав бригады Гивати (в 1983 году).
«Окец» («жало»), Подразделение 7142 — специальное кинологическое подразделение.
«Яхалом» («алмаз» или «бриллиант») — спецназ инженерных войск (подрыв или разминирование целей, решение инженерных задач в тылу противника). Обычно тесно взаимодействует с Сайерет Маткаль при проведении операций.
«Римон» («Гранат») — спецподразделение в составе пехотной бригады «Гивати» (до 27.12.2015), антитеррористического характера, дислоцируемое на границе с Египтом и Сектором Газа.
«Сайерет Голани, Сайерет Гивати, Сайерет Цанханим, Сайерет Нахаль, Сайерет Ширион (танковые войска), Сайерет Андаса-Кравит (или махсар — разведка инженерных войск)» — разведроты соответствующих пехотных бригад, бронетанковых и инженерных войск. Кроме армейской разведывательно-диверсионной подготовки проходят курс ЛОТАР (борьба с террором). Действуют во время боевых действий в интересах своих частей, на своем участке фронта. Могут использоваться для поддержки других спецподразделений и как вспомогательные антитеррористические подразделения. Сайерет Цанханим (разведрота парашютно-десантной бригады) — участвовали вместе с Сайерет Маткаль в операции по освобождению заложников в Энтеббе.
Подразделение 5114 — батальон «Псагот» — Подразделение специальной связи и электронного противодействия. Занимается обеспечением связи с остальными спецподразделениями во время проведения операций, подавлением вражеских систем связи и обнаружения целей. Действует в зоне операции, имеет подготовку на уровне других спецподразделений.
Подразделение ТИБАМ — «Тихнут бе-эзрат Махшев» — компьютерное планирование. Спецподразделение «хакеров», действующее в интересах других спецподразделений. Взлом вражеских компьютерных систем, защита собственных, трёхмерное моделирование объекта операции и т. п. Действует в зоне операции, имеет соответствующую боевую подготовку.
Подразделение 869 — подразделение «Модиин Саде» — полевой разведки. Постоянно прикреплено к Сайерет Маткаль. Обеспечивает другие подразделения разведданными о зоне проведения операции, отслеживает изменение обстановки при планировании и проведении операции, уточняет достигнутые результаты операции. Имеет соответствующую боевую подготовку.
Спецназ ВВС Израиля[править | править вики-текст]
«Шальдаг» («зимородок») — спецподразделение ВВС Израиля. Задачи — разведка целей в интересах ВВС, авианаводка, добивание и зачистка цели после авиаудара. Одно из трёх самых подготовленных подразделений (два других — Сайерет Маткаль и Шайетет-13). Сайерет Шальдаг нелегально действовал на территории Ирака во время операции «Буря в пустыне». Занимался «охотой за СКАДами», в интересах Израиля, отдельно от США и их союзников.
Подразделение 669 — спецподразделение ВВС Израиля. Задачи — спасение сбитых пилотов, эвакуация бойцов из-за линии фронта, авиаэвакуация с поля боя. Для поддержания боеготовности занимается также оказанием помощи и эвакуацией граждан в экстремальных ситуациях.
Курс «Таис» — курс подготовки военных лётчиков ВВС Израиля. Не имеет отношения к спецназу, однако отчисленные с курса, как правило, отправляются дослуживать в Сайерет Маткаль, Сайерет Шальдаг и другие специальные части. Обучение на курсе, в среднем, выдерживает один из десяти на него поступивших.
Спецназ ВМС Израиля[править | править вики-текст]
«Шайетет 13» (Флотилия 13, Шайетет Шлош-эсрэ, «шаяты», Коммандо Ями) — спецподразделение израильских ВМС. Выполняет задачи аналогичные Сайерет Маткаль (разведка, диверсии, антитеррор), но связанные с действиями на море или любых других водоемах — озерах, реках, каналах. («Ям» — море, иврит).
«Курс Ховлим» — курс подготовки офицеров ВМС Израиля. Обучающиеся доводятся до уровня боевой подготовки, соответствующей остальным спецподразделениям. Курс отличается очень высоким уровнем интеллектуальной и физической нагрузки, особо жесткими условиями службы. Отчисленные с курса, как правило, отправляются дослуживать в Шайетет 13.
Спецназ Моссад[править | править вики-текст]
«Кидон» («Штык») — специальное подразделение в составе отдела «Мецада» (отдел силовых операций) в Моссад. Задачи — ликвидация и похищение противников Израиля за рубежом. Комплектуется бойцами, отслужившими в ЦАХАЛе, в различных спецподразделениях, после дополнительного обучения в академии МОССАД и получения квалификации «катса» (оперативный офицер МОССАД). Действия «Кидона» показаны в художественных фильмах «Меч Гидеона», «Мюнхен» (реж. С. Спилберг).
Спецназ полиции Израиля[править | править вики-текст]
ЯМАМ — (Йехида Мерказит Меухэдет — Специальное центральное подразделение), формально — входит в состав Магав, реально — действует самостоятельно, основное антитеррористическое подразделение Полиции Израиля.
ЯМАС (сокращение от «Йехидат Мистааравим») — подразделение «псевдоарабов», входит в состав Магав. Решает те же задачи, что и «Дувдеван» — точечное уничтожение террористов на палестинских территориях. Отличие от Дувдевана — больше работает по линии полиции. Обнаружение, уничтожение и захват преступников, скрывающихся на арабских территориях. Дувдеван больше занимается военизированными террористическими организациями — ХАМАС, Хезболла, которые имеют собственные крупные подразделения и военные объекты (достаточно крупные цели для армейского подразделения).
ЯСАМ «Йехидат Сиюр Миюхедэт» — задержание особо опасных преступников, патрулирование на палестинских территориях, подавление локальных беспорядков, разгон демонстраций. Нечто среднее между ОМОНом и СОБРом.
ЛОТАР Эйлат («ЛОТАР» — «Лохама бе Террор» — Борьба с террором), подразделение 7707 — отдельное небольшое антитеррористическое подразделение, действующее в районе города Эйлат и его окрестностей, из-за географической удаленности Эйлата от остальной части страны и близости его к Египетской и Иорданской границам. По уровню подготовки и оснащения — уступает ЯМАМ. С небольшими ситуациями справляется самостоятельно, в случае крупных проблем и прибытия ЯМАМ — поступает в его оперативное подчинение.
Прочие[править | править вики-текст]
Мишмар ха-Кнессет «Гвардия Кнессета» — спецподразделение, в задачу которого входит охрана и оборона административного здания парламента и находящегося в нём персонала.
«Нахшон» (по имени библейского персонажа Нахшона, сына Аминадава) — Спецподразделение ШАБАС Управления тюрем Израиля (устаревшее название: АБАМ — автаха ве мивцаим — охрана и операции) — решение внезапно возникающих задач в условиях учреждений исполнения наказания (ликвидация бунтов, освобождение заложников, проведение обысков и т. д.), а также конвоирование особо опасных преступников при перемещении их по территории страны или за границу и обеспечение безопасности сотрудников правоохранительных органов при поступающих им угрозах со стороны заключённых и их сообщников (имеет право на оперативную деятельность). Комплектуется на профессиональной основе, в основном из лиц, отслуживших в МАГАВе. С 2005 года имеет в своем составе собственное кинологическое подразделение (отдельно от «Окец») и принимает на службу женщин (для работы с женщинами-заключёнными). Тесно взаимодействует с полицией и ШАБАК (Шерут Битахон Клали, Шин-Бет — «Главная служба безопасности», контрразведка Израиля).
ШАБАК (Шерут Битахон Клали, Шин-Бет — «Служба общей безопасности», контрразведка Израиля) — также имеет собственные силовые спецподразделения. Название, численность, выполняемые задачи — неизвестны.
Большинство спецподразделений Израиля комплектуются за счёт призывников. Отслужившие срочную службу находятся в резерве и несут резервистскую службу «Милуим». В любой момент могут быть привлечены для участия в спецоперациях, доу


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

всем фашистам пример типа квчокова


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Подразделение специального назначения Бранденбург 800 фото, его бойцы воевали на большинстве театров военных действий. Выполняя миссии от диверсий до полномасштабных морских штурмовых десантов.

Brandenburg 800 фото
Подразделение специального назначения Бранденбург 800
Гауптман фон Гиппель из 11 отдела абвера еще до войны предложил создание отрядов диверсантов для специальных операций. Первые операции выполня­ли временные воинские формирования набранные с "бору по сосенке", но уже с ноября 1939 г. отряд подготавливался в Брандербурге, а в декабре, основатель подразделения фон Гиппель уже командовал батальоном.

элитные воиска подразделение Бранденбург основатель фото
Капитан Теодор фон Гиппель ревностный сторонник военных действий небольшими элитными подразделениями
Официально известное как 800-й специальный учебный батальон по сооружениям (Baulehrbataliion zbV 800), они были окрещены как «Бранденбургеры» (Branderbuгgeгs) - по названию земли, где их сформировали в 1939 г. Вновь созданное формирование подчиня­лось адмиралу Канарису и абверу.

Осмотр вновь созданного подразделения Бранденбург 800 фото
Адмирал Канарис и фон Гиппель основатель подразделение специального назначения Бранденбург
Джаблунка 26 августа 1939 г. Одна из первых акций подразделения. От­ряд из 70 говорящих на польском языке солдат под командованием 06ерлейте­нанта Аль6рехта Герцнера захватил ключевую узловую железнодорожную стан­цию в Татрах. Однако из-за радиомолчания по соображениям безопасности они не знали, что вторжение в Польшу задерживается на четыре дня, и когда они смогли установить контакт, им приказали проскользнуть назад через границу. Что они и сделали.

предтеча в последствии ставшего широко известного подразделения Бранденбург
Батальон Ebbinghaus предшественник Бранденбург 1939г фото
Подразделение специального назначения «Бранденбург» 800 фото, находились на острие атак Германии в мае 1940 roдa смотрим "Немецкое вторжение в Данию и Норвегию". Их основная задача была - захват нескольких мостов для обеспечения продвижения войск вермахта. Облачившись в серую датскую форму и каски, они вводили в заблуждение силы защищавшие объекты, непосредственно до момента атаки. В связи с секретностью подразделения, фото его участников сохранилось очень мало, впрочем как и их самих.

СПЕЦПОДРАЗДЕЛЕНИЕ БРАНДЕНБУРГ 800 фото
Brandenburg захват голландского бункера Нидерланды 1940 год
1940 г., захват важного страте­гического моста через реку Маас в Геннепе захватили подразделения специального назначения , высадившиеся раньше основных сил вторжения. Подразделения аб­вера для выполнения специальных операций были большими мастерами по переодеванию в форму противника в экстремально опасных операциях, по­скольку попадание в плен ее участника почти неизменно означало расстрел как шпиона.

эитные войска абвера
нарукавный знак элитных войск абвера подразделение Бранденбург
В конце 1940 r. выросшее подраз­деление «Брандербургеров» полу­чило обозначение - 800-й специ­альный учебный полк «Бранден­бург» (Lehr Regiment Branderburg zbV 800) с вновь вошедшими па­рашютным и морским батальона­ми. Перед полком поставили за­дачу захвата стратегических жиз­ненно важных объектов во время вторжения на Балканы. Одни из них захватили мост че­рез реку Вардар в Югославии, когда другие охраняли румынские нефтяные скважины в Плоешти: OKW опасалось, что они станут целями диверсантов союзников.

отличительные знаки
шеврон элитных войск абвера подразделение Бранденбург фото
В 1940 г расширившись до батальона, они имели значитель­ную прослойку фольксдойч, вла­деющих иностранными языками. Подразделение специального назначения , такие как британская SAS, были созданы во время войны для опе­раций за линией фронта, но «брандербургер» действовали с первого дня войны начатой Гитлером, то есть с 1939 г.

диверсанты из Brandenburg фото
диверсанты из Бранденбург 800 основная задача - захват мостов для обеспечения продвижения войск вермахта
Обратите внимание на форму бойцов спецподразделения Бранденбург 800, она относится к типу применяемой в самоходных войсках смотри Боевая форма противотанковых подразделений и САУ вермахта, значки на груди армейских десантников, а не как у войск СС использовавших знак, парашютист люфтваффе. Различие для наглядности на фото.

знак парашютист вермахта и парашютист люфтваффе фото
Слева квалификационный знак Парашютист Вермахта, справа нагрудный знак парашютиста люфтваффе
Вторая половина войны привела к краху Бранденбург 800 (об этом позднее), после 43 года вербовка людей происходила из всех подразделений вооруженных сил Германии, и стала включать в себя элементы любого вооружения и боевой формы.

Гиммлер решил последо­вать примеру британских SAS и создать спе­циальные боевые части внутри СС, он выбрал фанатичного обер­штурм фюрера (Отто Скорцени) не подозревая, на­сколько быстро эти части будут востребованы. Создание спецподраз­деления было утверждено в день рождения Гитлера в 1943 г., и оно приступило к тренировкам в Фриедентале в этом же году.

возможно на фото воздушно-десантные подразделения
3 батальон 1го полка "Бранденбург", операция "Леопард" захват греческого острова Лерос
Не путаем, подразделение специального назначения Бранденбург 800 фото, подразделения выполняли совершенно разные задачи. Да и само подразделение претерпевало в ходе войны значительные изменения, расширилось до дивизии, потом была переформирована в панцергренадерскую как обычная мотопехота (!), и была благополучно раскатана гусеницами танков антигитлеровской коалиции. Немного забежал вперед.
Методы вербовки специального назначения Бранденбург явно противоречат тем, какие были в СС Гиммлера.
Вместо привлечения идейных, настоящих арийцев «сверхчеловеков». Бранден­бург 800 искал коренных представителей народов готовящихся к захвату стран, так или иначе привлекался на службу.

Африканцы в бранденбург
Brandenburg для тайных операции в Африке набирал персонал из местных национальностей
Славян, поляков датчан и других, желающих бороться за Германию. Каждый новобранец должен был говорить без акцента по крайней мере на одном иностранном языке (однако многие владели более одного), должен был знать в совершенстве обычаи и "сленг" в предполагаемом месте действия.
Специальные подразделения 287 и 288 сформировали из 11-й роты -Бран­дербург. Они начали операции в Северной Африке в 1941 г., хотя Эрвин Ром­мель и не одобрял - специальные войска. Среди планируемых ими операций было подстрекательство к националистическому мятежу в Каире и захват плацдарма в районе Суэцкого канала.

«Брандербургеры» находились на острие удара в России в 1941 г., захватив мост через Двину в Дау­гавпилсе и Львов.

Бранденбург на восточном фронте фото
Бранденбург в русской форме в тылу на восточном фронт
Операция в Латвии считалась безнадежной. Группу «брандербур­геров» выбросили на парашютах за линией фронта, переодев в форму бойцов Красной Армии. Бегло го­ворящие на русском языке, они прошли маршем по мосту, делая вид, что они являются частями Красной Армии .........

Действия Подразделение специального назначения Бранденбург 800 на Восточном фронте, в следующей статье.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Подразделение специального назначения Бранденбург 800 фото, его бойцы воевали на большинстве театров военных действий. Выполняя миссии от диверсий до полномасштабных морских штурмовых десантов.

Brandenburg 800 фото
Подразделение специального назначения Бранденбург 800
Гауптман фон Гиппель из 11 отдела абвера еще до войны предложил создание отрядов диверсантов для специальных операций. Первые операции выполня­ли временные воинские формирования набранные с "бору по сосенке", но уже с ноября 1939 г. отряд подготавливался в Брандербурге, а в декабре, основатель подразделения фон Гиппель уже командовал батальоном.

элитные воиска подразделение Бранденбург основатель фото
Капитан Теодор фон Гиппель ревностный сторонник военных действий небольшими элитными подразделениями
Официально известное как 800-й специальный учебный батальон по сооружениям (Baulehrbataliion zbV 800), они были окрещены как «Бранденбургеры» (Branderbuгgeгs) - по названию земли, где их сформировали в 1939 г. Вновь созданное формирование подчиня­лось адмиралу Канарису и абверу.

Осмотр вновь созданного подразделения Бранденбург 800 фото
Адмирал Канарис и фон Гиппель основатель подразделение специального назначения Бранденбург
Джаблунка 26 августа 1939 г. Одна из первых акций подразделения. От­ряд из 70 говорящих на польском языке солдат под командованием 06ерлейте­нанта Аль6рехта Герцнера захватил ключевую узловую железнодорожную стан­цию в Татрах. Однако из-за радиомолчания по соображениям безопасности они не знали, что вторжение в Польшу задерживается на четыре дня, и когда они смогли установить контакт, им приказали проскользнуть назад через границу. Что они и сделали.

предтеча в последствии ставшего широко известного подразделения Бранденбург
Батальон Ebbinghaus предшественник Бранденбург 1939г фото
Подразделение специального назначения «Бранденбург» 800 фото, находились на острие атак Германии в мае 1940 roдa смотрим "Немецкое вторжение в Данию и Норвегию". Их основная задача была - захват нескольких мостов для обеспечения продвижения войск вермахта. Облачившись в серую датскую форму и каски, они вводили в заблуждение силы защищавшие объекты, непосредственно до момента атаки. В связи с секретностью подразделения, фото его участников сохранилось очень мало, впрочем как и их самих.

СПЕЦПОДРАЗДЕЛЕНИЕ БРАНДЕНБУРГ 800 фото
Brandenburg захват голландского бункера Нидерланды 1940 год
1940 г., захват важного страте­гического моста через реку Маас в Геннепе захватили подразделения специального назначения , высадившиеся раньше основных сил вторжения. Подразделения аб­вера для выполнения специальных операций были большими мастерами по переодеванию в форму противника в экстремально опасных операциях, по­скольку попадание в плен ее участника почти неизменно означало расстрел как шпиона.

эитные войска абвера
нарукавный знак элитных войск абвера подразделение Бранденбург
В конце 1940 r. выросшее подраз­деление «Брандербургеров» полу­чило обозначение - 800-й специ­альный учебный полк «Бранден­бург» (Lehr Regiment Branderburg zbV 800) с вновь вошедшими па­рашютным и морским батальона­ми. Перед полком поставили за­дачу захвата стратегических жиз­ненно важных объектов во время вторжения на Балканы. Одни из них захватили мост че­рез реку Вардар в Югославии, когда другие охраняли румынские нефтяные скважины в Плоешти: OKW опасалось, что они станут целями диверсантов союзников.

отличительные знаки
шеврон элитных войск абвера подразделение Бранденбург фото
В 1940 г расширившись до батальона, они имели значитель­ную прослойку фольксдойч, вла­деющих иностранными языками. Подразделение специального назначения , такие как британская SAS, были созданы во время войны для опе­раций за линией фронта, но «брандербургер» действовали с первого дня войны начатой Гитлером, то есть с 1939 г.

диверсанты из Brandenburg фото
диверсанты из Бранденбург 800 основная задача - захват мостов для обеспечения продвижения войск вермахта
Обратите внимание на форму бойцов спецподразделения Бранденбург 800, она относится к типу применяемой в самоходных войсках смотри Боевая форма противотанковых подразделений и САУ вермахта, значки на груди армейских десантников, а не как у войск СС использовавших знак, парашютист люфтваффе. Различие для наглядности на фото.

знак парашютист вермахта и парашютист люфтваффе фото
Слева квалификационный знак Парашютист Вермахта, справа нагрудный знак парашютиста люфтваффе
Вторая половина войны привела к краху Бранденбург 800 (об этом позднее), после 43 года вербовка людей происходила из всех подразделений вооруженных сил Германии, и стала включать в себя элементы любого вооружения и боевой формы.

Гиммлер решил последо­вать примеру британских SAS и создать спе­циальные боевые части внутри СС, он выбрал фанатичного обер­штурм фюрера (Отто Скорцени) не подозревая, на­сколько быстро эти части будут востребованы. Создание спецподраз­деления было утверждено в день рождения Гитлера в 1943 г., и оно приступило к тренировкам в Фриедентале в этом же году.

возможно на фото воздушно-десантные подразделения
3 батальон 1го полка "Бранденбург", операция "Леопард" захват греческого острова Лерос
Не путаем, подразделение специального назначения Бранденбург 800 фото, подразделения выполняли совершенно разные задачи. Да и само подразделение претерпевало в ходе войны значительные изменения, расширилось до дивизии, потом была переформирована в панцергренадерскую как обычная мотопехота (!), и была благополучно раскатана гусеницами танков антигитлеровской коалиции. Немного забежал вперед.
Методы вербовки специального назначения Бранденбург явно противоречат тем, какие были в СС Гиммлера.
Вместо привлечения идейных, настоящих арийцев «сверхчеловеков». Бранден­бург 800 искал коренных представителей народов готовящихся к захвату стран, так или иначе привлекался на службу.

Африканцы в бранденбург
Brandenburg для тайных операции в Африке набирал персонал из местных национальностей
Славян, поляков датчан и других, желающих бороться за Германию. Каждый новобранец должен был говорить без акцента по крайней мере на одном иностранном языке (однако многие владели более одного), должен был знать в совершенстве обычаи и "сленг" в предполагаемом месте действия.
Специальные подразделения 287 и 288 сформировали из 11-й роты -Бран­дербург. Они начали операции в Северной Африке в 1941 г., хотя Эрвин Ром­мель и не одобрял - специальные войска. Среди планируемых ими операций было подстрекательство к националистическому мятежу в Каире и захват плацдарма в районе Суэцкого канала.

«Брандербургеры» находились на острие удара в России в 1941 г., захватив мост через Двину в Дау­гавпилсе и Львов.

Бранденбург на восточном фронте фото
Бранденбург в русской форме в тылу на восточном фронт
Операция в Латвии считалась безнадежной. Группу «брандербур­геров» выбросили на парашютах за линией фронта, переодев в форму бойцов Красной Армии. Бегло го­ворящие на русском языке, они прошли маршем по мосту, делая вид, что они являются частями Красной Армии .........

Действия Подразделение специального назначения Бранденбург 800 на Восточном фронте, в следующей статье.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Среди самых распространенных «военных легенд», возникших в СССР еще в 1941 году и с тех пор кочующих по многочисленным отечественным книгам и фильмам — как художественным, так и документальным, — особое место занимает миф о множестве злодействовавших в советских тылах гитлеровских диверсантов. Которые согласно этому мифу поголовно и отменно владели русским языком, были одеты в советскую униформу (армии, милиции и даже НКВД — НКГБ) и имели документы, почти неотличимые от настоящих.

До конца 1950-х годов живописавшие эту тему советские писатели вроде Николая Шпанова, Георгия Брянцева, Льва Шейнина, а также авторы кинофильмов вроде «Беспокойное хозяйство» (1946 год), «Подвиг разведчика» (1947 год), «Смелые люди» (1950 год), не уделяли сколько-нибудь пристального внимания «ведомственной принадлежности» упомянутых ими диверсантов. Самое большее, в их произведениях речь шла о «диверсантах „Абвера“», т. е. военной разведки гитлеровской Германии, либо о «диверсантах СС».

Вероятно, первые упоминания о специальной разведывательно-диверсионной части «Бранденбург-800», созданной в 1939 году и находившейся до сентября 1944 года в прямом подчинении руководства гитлеровской военной разведки «Абвер», появились в общедоступной советской литературе в 1958 году. Именно тогда в московском Издательстве иностранной литературы была издана впервые опубликованная в США всего двумя годами ранее монография сотрудника Амстердамского государственного института военной документации Луи де Йонга «Немецкая пятая колонна во Второй мировой войне», где простой советский читатель мог прочесть о строительно-учебной роте «Бранденбург» (Bau-Lehr-Kompanie Brandenburg), сформированной осенью 1939 года при отделе «Абвер-II», ведавшем вопросами шпионажа и диверсий.

Некоторые эпизоды истории и боевого применения «Бранденбурга» были упомянуты в изданной в СССР в 1962 году книге военного историка из ГДР Юлиуса Мадера «Серая рука». Посвященной, как говорилось в ее аннотации, «разоблачению преступной деятельности разведывательной службы ФРГ, руководимой бывшим гитлеровским генералом Геленом, и показу ее преемственной связи с немецко-фашистской разведкой»[1].

В 1965 году, к 20-летию Победы, советские исследователи истории Третьего рейха супруги Даниил Мельников и Людмила Черная создали монографию «Двуликий адмирал», где история и деятельность «Абвера» (включая ряд эпизодов боевой деятельности «Бранденбурга») были показаны в контексте личности самого известного его руководителя адмирала Канариса. Как вспоминала уже в начале 2000-х годов Людмила Борисовна Черная, в основу этой работы была положена биография Канариса, написанная историком из ФРГ Карлом Хайнцем Абсхагеном[2]. Добавлю, что книга Абсхагена была впервые издана в Штутгарте в 1955 году, а ее российское издание появилось… в 2006 году.

Наконец, в 1971 году в столичном издательстве «Прогресс» был опубликован перевод книги «Серый генерал». Автор книги Ален Герэн, «прогрессивный французский журналист», как подчеркивалось в аннотации книги, вслед за Юлиусом Мадером сосредоточил свое внимание на критике уже ушедшего к тому времени в отставку основателя разведывательной службы ФРГ (BND — Bundesnachrichtendienst) генерала Рейнхарда Гелена, который в годы Второй мировой войны тесно взаимодействовал с Канарисом и подчиненным ему «Бранденбургом», возглавляя отдел «Иностранные армии Востока» в Оперативном управлении Генштаба сухопутных войск гитлеровской Германии.

С легкой руки всех вышеперечисленных исследователей, прежде не упоминавшееся в советской беллетристике и кинематографе название «Бранденбург» с середины 1960-х годов замелькало в многочисленных советских кино и повестях о войне. Возможно, первопроходцем на этой ниве был видный член (и даже секретарь правления) Союза писателей РСФСР Вадим Михайлович Кожевников. Благодаря своему высокому официальному статусу в начале 1960-х годов он был допущен к некоторым обзорно-справочным документам и воспоминаниям ветеранов НКВД — НКГБ СССР эпохи Великой Отечественной войны, легшим в основу его изданного в 1965 году романа «Щит и меч», где едва ли не впервые в отечественной художественной литературе было упомянуто подразделение «Бранденбург».

О реальном (не)знании Вадимом Кожевниковым пространно описываемых в его романе спецслужб гитлеровской Германии можно судить по следующему отрывку «Щита и меча», посвященному «Бранденбургу»:

«…Майор абвера Штейнглиц знал, что его коллеги, специализировавшиеся на восточных районах, давно подготовили из буржуазно-националистических элементов диверсионные банды, в задачу которых входило рвать связь, сеять панику, убивать ни о чем не подозревающих людей. Он знал также, что десанты этих бандитов, переодетых в красноармейскую форму, уже сброшены сюда, на русскую землю, с германских самолетов. Знал он и о сформированном еще в конце 1940 года полке особого назначения „Бранденбург“. Полк этот создали для проведения диверсионных актов на Восточном фронте Он был скомплектован из немцев, хорошо знающих русский язык, и его личный состав обмундировали в советскую военную форму и снабдили советским оружием. Но все это чужие, а не его, Акселя Штейнглица, достижения. Грубая, примитивная работа, ее может выполнить любой старший офицер вермахта. Фельдмаршал Браухич насовал в этот „Бранденбург“ выскочек из своей свиты. Они-то получат рыцарские кресты за успешное выполнение особого задания…»

С некоторой натяжкой можно признать реальное существование упомянутых в этом отрывке «сброшенных с германских самолетов десантов националистических элементов». Речь идет о группе «Эрна» (Unternehmung Erna) примерно из 80 эстонских добровольцев-националистов, заброшенных в Эстонию в июле 1941 года одним морским и четырьмя парашютными десантами. Инструкторами группы, подготовленной в тогда союзной рейху Финляндии, были двое немцев-инструкторов из «Бранденбурга» — обер-лейтенант Курт Рейнхардт и зондерфюрер Вернер Шварц. Но разведывательно-диверсионная деятельность «Эрны» разворачивалась отнюдь не на русской, а на эстонской земле. Что касается натасканных «Бранденбургом» к лету 1941 года двух подразделений украинских националистов — «Нахтигаль» и «Роланд», то они перешли границы СССР пешим порядком. И, в отличие от боевиков «Эрны», до отзыва обоих этих батальонов с Восточного фронта в августе 1941 года никак не проявили себя в качестве разведчиков и диверсантов в советских тылах.

Вопреки утверждениям Кожевникова создание «Бранденбурга» как штатного армейского спецподразделения в прямом подчинении «Абвера» датировано не «концом 1940-го», а осенью 1939 года. Изначально «Бранденбург» именовался «800-й учебной строительной ротой особого назначения». 15 декабря 1939 года она была преобразована в батальон, а 15 мая 1940 года — в полк трехбатальонного состава.

За всю историю «Бранденбурга», включая его боевую деятельность как моторизованной дивизии в составе танкового корпуса «Великая Германия» с сентября 1944-го по май 1945 года, всего 16 его офицеров стали кавалерами Рыцарских Крестов, а еще трое получили Рыцарские Кресты с дубовыми листьями. При этом «бранденбуржцы» не получили ни одного Рыцарского Креста в промежутке с 22 июня 1941 года по осень 1942 года[3].

Что касается «старших офицеров вермахта», якобы «напиханных в „Бранденбург“ из свиты генерал-фельдмаршала Браухича», то указанный исторический персонаж, занимая летом 1941 года пост главнокомандующего сухопутными войсками вермахта (ОКН — Oberkommando des Heeres) при всем желании не мог бы укомплектовать тогдашний полк «Бранденбург» своими подчиненными. Ибо в штатном расписании полка за «старшими офицерами» в чине майора и выше было закреплено всего четыре должности — самого командира полка и троих его комбатов. При этом все три командира батальонов «Бранденбурга» образца весны — лета 1941 года — майор Фридрих-Вильгельм Хайнц (комбат I), майор Пауль Якоби (комбат II) и родной брат последнего майор Франц Якоби (комбат III) — были кадровыми «бранденбуржцами», г.е. людьми адмирала Канариса, но отнюдь не генерал-фельдмаршала Браухича[4].

В отличие от Вадима Кожевникова, досадных «ляпов» при упоминании «Бранденбурга» удалось избежать известному советскому военному писателю, автору популярной повести «Максим Перепелица» Ивану Стаднюку. Во впервые изданной в 1970 году второй книге его романа-эпопеи «Война» диверсионная часть «Бранденбург» упоминалась в связи с одним из главных персонажей — гитлеровским диверсантом из эмигрантов-белогвардейцев графом Владимиром Глинским, заброшенным в советский тыл под личиной «майора инженерно-саперных войск Птицына». К слову, ряд эпизодов, связанных с сюжетной линией Глинского — Птицына, был основан на собственных фронтовых воспоминаниях Стаднюка. В 1990 году режиссерами Григорием Коханом и Тимофеем Левчуком на Киевской киностудии имени Довженко была снята 6-серийная телеэкранизация романа Стаднюка — «Война на западном направлении». Роль Глинского — Птицына там сыграл заслуженный артист России, ведущий актер Тамбовского областного драмтеатра Михаил Березин.

Примечательно, что на страницах романов Стаднюка нигде прямо не говорилось о причастности его персонажа Глинского к «Бранденбургу». Тогда как известный советский писатель на темы про партизан и подпольщиков Овидий Горчаков в опубликованной в 1973 году повести «Внимание: чудо-мина!» дал буйный полет своей фантазии по поводу «Бранденбурга». В основу повести Горчакова легли вполне реальные факты боевой работы «главного диверсанта СССР» Ильи Григорьевича Старинова, включая устроенный им 14 ноября 1941 года взрыв дистанционно управляемой радиоминой особняка со штабом военного коменданта оккупированного Харькова генерала Георга Брауна. Но использованный Горчаковым для оживления повествования такой сюжетный ход, как специальная заброска диверсантов из «Бранденбурга» в октябре 1941 года в Харьков для похищения полковника Старинова и его чудо-мин, не находит никаких подтверждений в опубликованных исследованиях по истории «Бранденбурга». Не говоря уже о том, что в повести Горчакова совместно с диверсантами «Бранденбурга» в Харькове в октябре 1941 года действовали «украинские боевики-националисты из батальона „Нахтигаль“», который в реальной истории был отозван с Восточного фронта еще в августе 1941 года.

Следующее упоминание о диверсантах «Бранденбурга» в отечественных произведениях, рассчитанных на массовую аудиторию, датировано 1978 годом. Тогда на киностудии «Мосфильм» кинорежиссер Игорь Гостев снял двухсерийный фильм «Фронт за линией фронта» — вторую из трех частей кинотрилогии («Фронт без флангов», «Фронт за линией фронта», «Фронт в тылу врага») об отряде особого назначения НКВД СССР под командованием майора (затем полковника) Млынского, сыгранного Вячеславом Тихоновым. В титрах всех трех этих фильмов автором их сценариев значился Семен Днепров. Этот прозрачный псевдоним был раскрыт в начале 1980-х годов, когда в журнале «Знамя» (в 1981 году), а затем отдельным изданием в 1982 году был опубликован роман «Ураган», представлявший собой переработанный сценарий фильма «Фронт за линией фронта». Официальное авторство и романа, и сценария принадлежало первому заместителю Председателя КГБ СССР генералу армии Семену Кузьмичу Цвигуну, который в январе 1982 года застрелился на служебной подмосковной даче при до сих пор неясных обстоятельствах.

По сюжету Цвигуна, в 1943 году диверсанты-«бранденбуржцы» участвовали как спецназовцы-коммандос в карательных операциях против партизанского отряда майора Млынского. А затем предприняли попытку захватить его командира, заманив его на базу ложного «партизанского» отряда из владевших русским языком «бранденбуржцев»-немцев и украинских националистов. В фильме «Фронт за линией фронта» эти планы гитлеровцев провалились благодаря наличию у чекиста Млынского агента среди «незалежников», который загодя предупредил майора о ловушке. К слову, этот эпизод фильма и романа соответствует исторической правде, так как в 1942–1943 годах кадровые военнослужащие «Бранденбурга» действовали в качестве инструкторов по антипартизанской борьбе на оккупированных территориях Северо-Западной и Центральной России.

Завершая краткий обзор истории художественного воплощения мифа о действиях «Бранденбурга» в СССР, нельзя не упомянуть абсолютного чемпиона по количеству ляпов на указанную тему. Им стала вышедшая на советские экраны в 1985 году эпопея «Битва за Москву», снятая на «Мосфильме» по собственному сценарию крупнейшим советским кинобаталистом Юрием Николаевичем Озеровым. По меркам 1985 года историческим откровением стали такие эпизоды этой киноэпопеи, как встречные бои советских мехкорпусов под Дубно, трагическая судьба командования Западного фронта во главе с генералом армии Павловым, подвиг курсантов военных училищ Подольска, державших осенью 1941 года подмосковные рубежи обороны.

Что касается «шпионско-разведывательной» сюжетной линии киноэпопеи, то она представляла собой набор экранизированных эпизодов из беллетристических произведений скончавшегося в 1981 году ветерана советской международной журналистики Юрия Михайловича Королькова (ром


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

екоторых случаях розыск привел к успеху.

…Впрочем, не только органы НКВД, но и весь советский гарнизон Брест-Литовска был полностью захвачен врасплох германским наступлением Многие офицеры гарнизона вечером 21 июня 1941 года, в субботу, были на балу и еще крепко спали, когда в воскресные предрассветные часы началась бомбардировка города и затем наступление. Так получилось, что некоторые советские офицеры даже не смогли добраться до своих частей. Уже в первый день войны они попали в плен“»[16].

Воспоминания Оскара Райле также интересны тем, что в них четко сформулированы различия целей и задач деятельности фронтовых спецгрупп III отдела абвера, ведавшего военной контрразведкой — и подразделений полка «Бранденбург», подчиненного II отделу абвера (диверсии и саботаж):

«…Подразделениями фронтовой разведки I командовали офицеры I отдела абвера. Они в первую очередь решали задачи, нацеленные на разведку войск противника. Их главная задача — прояснить настоящие стратегические замыслы и находящиеся на стадии разработки оперативные намерения противника. К выполнению этой главной задачи должны стремиться и подразделения III фронтовой разведки. Но они в основном боролись со шпионами и диверсантами, а также террористическими группами в собственной прифронтовой полосе. Главная профессиональная задача этих частей, которыми командовали офицеры контршпионажа, — разведка направленных против Германии замыслов и мероприятий секретных служб противника.

Строевые подразделения, сформированные I и III отделениями абвера, должны были именоваться группами фронтовой разведки. В качестве частей предусматривались коммандо фронтовой разведки, которым подчинялось не точно определенное количество групп. В кадровом отношении части фронтовой разведки оставались по-прежнему малочисленными. В среднем коммандо насчитывало 25–40 человек, включая офицеров, переводчиков, радистов и других специалистов.

Обозначение „фронтовая разведка“ проистекало от важнейших задач этих подразделений. Группами же они назывались потому, что в случае войны должны были двигаться в передовых порядках наступающих армий, чтобы изымать и анализировать секретные документы противника, далее, используя информаторов, допрашивая военнопленных и любыми другими доступными средствами, добывать информацию о численности войск и боевых порядках на фронте противника для собственного войскового командования. Группами они еще назывались оттого, что при необходимости должны были перебрасываться наземно или по воздуху через линию фронта для ведения разведывательных операций на территории противника (выделено мною. — М. Т.).

Наконец, группами они назывались, поскольку были обязаны в собственной прифронтовой полосе осуществлять меры прикрытия строевых частей и военных объектов от шпионажа и диверсий.

Таким образом, подразделения I и III фронтовой разведки были новым родом войск с разведывательными задачами в прифронтовой полосе, тогда как части II отдела абвера и полк, а затем дивизия „Бранденбург“ решали преимущественно особые войсковые задачи. В период наступления германских армий к ним в особенности относились скрытные операции за фронтом в тылу противника, в ходе которых следовало сохранить все важные для собственного командования мосты, железнодорожные узлы и промышленные объекты от разрушения их отступающим противником. Если же, напротив, наступал противник, части II отдела абвера получали задание уничтожить мосты и другие объекты, которые способствовали бы его дальнейшему продвижению…»[17]

Особенности деятельности фронтовых абвергрупп и абверкоманд (Abwehrkommando — именуемые «коммандо» в русском переводе книги Оскара Райле) на советско-германском фронте в первый год Великой Отечественной войны были показаны в книге еще одного ветерана «Абвера», благополучно пережившего войну и своего шефа Канариса. Речь идет о Герде Бухгайте и его работе «Абвер — щит и меч III рейха».

«Уже весной 1941 года, — писал Бухгайт, — абвер приступил к формированию фронтовых разведывательных центров I, II и III под кодовыми наименованиями соответственно — „Штаб Валли-I“, „Штаб Валли-II“ и „Штаб Валли-III“. Эти центры, в свою очередь, создавали свои фронтовые разведывательные подразделения I и III в рамках операции „Барбаросса“. Эти центры являлись, по сути, передовыми отделами абвера, подчинялись Центру в кадровом и профессиональным отношении, а точнее — непосредственно отделам I, II и III. Фронтовые разведкоманды и „айнзатцгруппы“ предназначались для использования на фронтах групп армий.

…Для того чтобы ускорить прохождение разведдонесений к штабам армий и групп армий, были созданы особые фронтовые разведывательные центры „Абвера-I“ и „Абвера-III“ „Ост“ („Восток“). Штабы „Валли-I“, „Валли-II“ и „Валли-III“ фронтового центра абвера „Ост“ располагались в местечке Сулеювек близ Варшавы. Начальником „Валли-I“ был майор (впоследствии полковник) Баум. Выросший под Одессой в семье давно осевших там немцев, Баум прекрасно владел русским языком. Начальником „Валли-II“ был майор Зелигер, но летом 1943 года его поймали и расстреляли партизаны. На этом посту его сменил майор Маркс. Руководителем „Валли-III“ был подполковник (впоследствии — полковник) Шмальшлегер.

…Задачей оперативного штаба II („Валли-II“) был прежде всего подрыв боевого духа вражеских войск. Кроме того, ему поручалось ослаблять экономический потенциал противника, особенно в области транспорта, а также не допускать разрушения противником своих промышленных объектов. При выполнении этих задач „Валли-II“ опирался преимущественно на поддержку тех слоев населения, которые были недовольны местной властью…Многие военные успехи сражающихся войск можно было отнести не в последнюю очередь к работе „Абвера-II“, в особенности это касалось Прибалтики, Украины и позднее — Кавказа…»[18]

Из всего вышеизложенного следует, что в первые дни и недели войны на прифронтовых территориях СССР в ближних тылах отступавшей Красной Армии наряду с подразделениями «Бранденбурга» могли действовать и действовали группы армейской разведки «Абвер-I» и контрразведки «Абвер-III», подчинявшиеся развернутому в Сулеювеке (Сувалках) под Варшавой штабу абвера «Валли». Плюс обученные на базах абвера (в том числе инструкторами «Бранденбурга») группы националистов из западных регионов Украины, Белоруссии и стран Балтии. Плюс разведподразделения дивизий вермахта из первого эшелона вторжения — вроде упомянутого разведывательного батальона 45-й пехотной дивизии под командованием майора Гейнца фон Паннвица.

Накануне 22 июня 1941 года все вышеназванные штатные и нештатные разведывательно-диверсионные подразделения могли без особого труда перейти тогдашние государственные границы СССР, которые в большинстве были установлены в 1939–1940 годах. Причины подобных безнаказанных прорывов через советско-германскую границу на территорию СССР накануне войны нашли объяснение во впервые опубликованном лишь в 1990-х гг. исследовании ветерана и историка советских пограничных войск Георгия Петровича Сечкина:

«…Наряду с недостатками в организационной работе командования, штабов и политорганов, слабым инженерным оборудованием границы и неудовлетворительным состоянием пограничного режима в 7,5-километровой пограничной полосе, по нашему мнению, следует назвать и такие причины, как отсутствие должной согласованности оперативных мероприятий и войсковых действий погранвойск, недостаточная их численность и плохое взаимодействие с войсками прикрытия границы приграничных военных округов.

…Недостаточная численность пограничных войск вынуждала пограничных начальников строить охрану границы линейно, без должной глубины. В результате группы вооруженных нарушителей границы, в том числе и банды численностью 30–50 и более человек, прорывали полосу расположения пограничных нарядов, глубина которой не превышала 1,5–2 км.

…После ряда безнаказанных прорывов через границу крупных вооруженных групп в апреле — мае 1941 года на участках 105, 106 и 107-го пограничных отрядов, охранявших границу между Литовской ССР и Германией, 21 июня 1941 года для усиления охраны было выделено 1200 человек из состава оперативных полков, дислоцировавшихся в Литве… Но все эти несовершенные и запоздалые попытки ни в какой мере не могли повлиять на охрану западной границы в сложной предвоенной обстановке…»[19]

Как видно из процитированного исследования, перебрасываемым на территорию СССР накануне начала войны гитлеровским диверсантам не было необходимости прибегать к технически сложной и опасной процедуре с тайниками в грузовых железнодорожных вагонах. Вероятно, пресловутый эшелон с диверсантами, заехавший за два часа до начала войны на железнодорожную станцию Брест, был (если он действительно существовал) единственным транспортным средством такого рода. Представляется, что единичный характер до 22 июня 1941 года имели и заброски диверсантов на территорию СССР воздушным путем — будь то парашютные или посадочные десанты, поскольку, в отличие от прорывов сухопутной границы по «зеленым тропам», любое пересечение предвоенных воздушных границ СССР летательными аппаратами с диверсантами было заведомо более рискованным предприятием.

Что касается «Бранденбурга», то до последнего времени исследования реального масштаба участия его подразделений в разведывательно-диверсионной работе абвера на советско германском фронте в первые месяцы войны были затруднены соображениями секретности, связанными с инфраструктурой приграничных коммуникаций СССР, на захват и удержание которых и была нацелена тогдашняя деятельность «бранденбуржцев». Примечательно, что отечественные историки до сих пор публикуют текст приказа начальника штаба групп армий «Б» («Центр». — М. Т.) генерал-майора Ганса фон Грейфенберга от 20 мая 1941 года о боевом применении диверсантов «Бранденбурга» для захвата советских объектов в полосе действий 4-й армии, опуская конкретные названия и географическое расположение этих объектов.

Подсказку содержит контекст приказа, где упомянуты «девять объектов», для захвата которых командованию 4-й армии, наступавшей совместно со 2-й танковой группой на южный фланг так называемого «Белостокского выступа» на линии Белосток — Брест, придавалась «одна рота 800-го учебного полка особого назначения, имевшая около 220 человек личного состава — из расчета на каждый объект по 30–60 человек при полной маскировке, т. е. в форме русских солдат»[20]. Анализ обобщенных сведений о боевом применении подразделений «Бранденбурга» в первые дни войны дает основания полагать, что в приказе фон Грейфенберга речь шла о 10-й роте III батальона полка «Бранденбург», которая в ночь на 22 июня 1941 года была послана на захват восьми мостов в районе Августов — Липск (нынешний Сувалкский повят Подляского воеводства Республики Польша)[21].

Приступая к рассмотрению деятельности подразделений «Бранденбурга» в первые дни и недели Великой Отечественной войны, следует обратить особое внимание на следующие эпизоды.

I батальон полка (командир батальона майор Фридрих-Вильгельм Хайнц) в мае 1941 года был передан в оперативное подчинение группе армий «Юг» и расквартирован на западном склоне гор Высокие Татры в польском городке Закопане на базе развернутого там с декабря 1939 года учебного центра по подготовке чинов вспомогательной полиции из лояльного гитлеровцам населения оккупированных территорий. Именно в Закопане к «бранденбуржцам» присоединилось около 330 украинских националистов-добровольцев из сформированного в начале 1941 года батальона «Нахтигаль» («Соловей»), получившего это название благодаря по-соловьиному голосистому батальонному хору.

К середине июня 1941 года штаб I батальона «Бранденбурга», его 2-я и 4-я роты были приданы вошедшей в состав группы армий «Юг» 17-й армии, а 3-я рота — III моторизованному армейскому корпусу 1-й танковой группы вермахта. Зоной действий 2-й роты батальона, которой в тот момент командовал капитан Хартманн, был определен район стоявшего прямо на пограничной реке Сан города Перемышль. То обстоятельство, что западная часть этого города, прежде принадлежащего Польше, в 1939–1941 годах была оккупирована гитлеровской Германией, облегчала заброску в восточную «советскую часть» Перемышля разведчиков и диверсантов из числа украинских националистов. В свою очередь, оставшееся на западной поднемецкой стороне города польское патриотическое подполье установило тогда контакты с советскими «органами».

Имеются свидетельства, что накануне 22 июня 1941 года на советскую сторону Перемышля перешел имевший псевдоним Бойко эмиссар польской антигитлеровской организации под названием «Союз вооруженной борьбы — СЕМП», действовавшей в Засанье с 1939 года. С 1940 года «СЕМП» поставлял информацию в разведотдел развернутого вдоль границы 91-го Перемышльского погранотряда НКВД СССР. За считаные дни до начала войны Бойко сообщил в погранотряд о планируемом участии подразделений «Бранденбурга» в действиях 228-й пехотной дивизии по захвату находившегося в самом центре Перемышля железнодорожного моста через реку Сан, по которому шло основное движение по магистрали Львов — Краков[22].

Согласно ряду документальных источников на рассвете 22 июня 1941 года одновременно с предпринятыми тогда лобовыми атаками немецких строевых частей прямо по мосту, обороняемому пограничниками 14-й погранзаставы 91-го погранотряда, группа вооруженных мужчин в гражданской одежде переправилась на лодках через реку Сан и пыталась укрыться в Перемышльском городском парке. Часть этой группы была разгромлена посланными в парк пограничниками под началом начальника штаба Перемышльской погранкомендатуры старшего лейтенанта Бакаева.

К 14 часам дня 22 июня пограничники 92-го погранотряда были вынуждены отойти из города, который их сводному отряду при поддержке подошедших к Перемышлю частей 99-й стрелковой дивизии удалось почти целиком отбить у гитлеровцев утром 23 июня. Тогда же кавалерийский эскадрон, сформированный из пограничников 92-го погранотряда по приказу его начальника майора Я. И. Тарутина, настиг и уничтожил в районе села Нижанковичи вторую группу диверсантов, предположительно относившихся к «Бранденбургу». Что касается пресловутого городского железнодорожного моста, то саперы Красной Армии взорвали его перед вторым отступлением из Перемышля утром 27 июня 1941 года, так что гитлеровцам удалось восстановить движение по мосту лишь к концу года[23].

Возможно, подразделения 2-й роты I батальона «Бранденбурга» приняли участие и в захвате пограничного моста через реку Сан в районе Радымно в 18 км к северу от Перемышля. Известно, что на рассвете 22 июня 1941 года ударный отряд противника атаковал пограничные наряды охранявшей мост с советской стороны 9-й погранзаставы 92-го погранотряда и, захватив мост, окружил пограничников. Личный состав заставы в количестве 40 человек под командованием лейтенанта Н. С. Слюсарева в результате рукопашной схватки отбросил врага с советской территории и занял мост. Затем мост вновь был атакован разведывательным отрядом при поддержке 10 танков 52-го армейского корпуса 17-й немецкой армии. Пограничная застава отразила первую атаку пехоты, но была целиком уничтожена прорвавшимися через мост танками[24].

Тем временем приписанный к I батальону «Бранденбурга» личный состав украинского батальона «Нахтигаль» в ночь с 22 на 23 июня без боя перешел советскую границу на реке Сан возле Перемышля, являясь резервом подразделений I батальона «Бранденбурга», предназначенных для атаки укреплений к северу от Львова. По дороге к Львову «Нахтигаль» поддерживал 2-ю и 4-ю роты I батальона «Бранденбурга», действовавшие в качестве разведотряда и передового охранения 1-й горнострелковой дивизии. Вступив во Львов утром 30 июня, группы «бранденбуржцев» устремились на захват зданий обкома ВКП(б) и управлений НКВД и НКГБ по Львовской области, тогда как «Нахтигаль» занял городскую радиостанцию. Именно тогда его украинский командир Роман Шухевич приказал передать в эфир вечером 30 июня и утром 1 июля сообщение о провозглашении «независимой Украинской Державы». После этого немцы отстранили от командования украинских офицеров батальона «Нахтигаль», передав их полномочия прикомандированному к батальону представителю «Абвера-II» обер-лейтенанту Гансу-Альбрехту Герцнеру[25]. Командование четырьмя ротами (сотнями) батальона было также передано их немецким инструкторам — графу фон Туну, Гогенштайну, Миддельгауве и Шиллеру.

Следующая неделя пребывания «Нахтигаля» во Львове была отмечена беспрецедентной по масштабам и жестокости резней, жертвами которой стали сотни населявших город поляков, евреев и не успевших эвакуироваться семей партийно-советского актива. 7 июля батальон «Нахтигаль» убыл из Львова через Тернополь в оставленный Красной Армией Проскуров (ныне Хмельницкий), куда прибыл 14 июля. Оттуда в составе немецких частей «Соловей» продолжил движение на Восток — в Браилов, Винницу и небольшое подольское местечко Юзвин. Именно там «соловьи» узнали о произошедшем 9 июля во Львове аресте самопровозглашенного там «временного украинского правительства» во главе с премьером Ярославом Стецко. 13 августа весь личный состав батальона был отправлен на его базу в Нойхаммер (Силезия). Война на Восточном фронте для «Нахтигаля» была закончена…

В отличие от приданного «Нахтигаля», 2-я рота I батальона «Бранденбурга» под командованием капитана Вольфа-Юстина Хартманна всю первую половину июля 1941 года вела активные боевые действия в качестве передовой группы наступавшей на Винницу 4-й горнопехотной дивизии вермахта. Вероятно, 2-я рота сыграла важную роль в произведенной 14–15 июля 1941 года разведке Летичевского укрепрайона в полосе обороны советской 12-й армии Юго-Западного фронта. К 17 июля эта оборона была прорвана, что создало предпосылки для состоявшегося затем прорыва гитлеровцев к Киеву[26].

Тем не менее 12-я армия под командованием генерал-майора П. Г. Понеделина сумела сорвать планы противника, рассчитывавшего на полное окружение армии западнее реки Буг. Центральным пунктом, за который шла борьба в течение двух суток 18–19 июля 1941 года, стал тогда город Винница. В те дни нашим войскам удалось сдержать натиск 4-й горнострелковой дивизии, стремившейся гнать наши войска с запада к обстреливаемым артиллерией мостам в Виннице. Срочно переброшенная к городу с Южного фронта свежая 60-я горнострелковая дивизия Красной Армии на протяжении трех дней перемалывала огнем своей артиллерии и контратаками части 4-й горнопехотной дивизии вермахта[27].

Один из таких «боев местного значения» произошел 18 июля 1941 года у деревни Людовка, где диверсанты «Бранденбурга» едва ли не в первый раз с 22 июня были вынуждены атаковать советские траншеи как обычное пехотное подразделение. В итоге этого боя 2-я рота заняла-таки деревню, потеряв при этом 28 человек убитыми (включая самого командира роты капитана Хартманна и еще 4 из 6 офицеров), а также 50 человек ранеными. Лишившись разом более 30 процентов личного состава, рота была тут же отправлена в Германию на переформирование[28].

Вероятно, эти неоправданные потери вынудили штатных историографов вермахта сочинить легенду о том, что 2-я рота якобы была разгромлена «при нападении на штаб крупной воинской части». Эта легенда приведена в переведенном на русский язык исследовании Юлиуса Мадера в разделе «Хронологии разведывательно-диверсионных действий абвера»:

«15–17 июля 1941 года:

Переодетые в красноармейскую форму коммандос батальона „Соловей“ и 1-го батальона „Бранденбург-800“ совершают нападение на штаб одной из частей РККА в лесу под Винницей. Атака с ходу захлебнулась — диверсанты понесли тяжелые потери. Остатки батальона „Соловей“ были расформированы…»[29]

Примечательно, что специально интересовавшиеся этим эпизодом участники «Военно-исторического форума» не нашли в документах Юго-Западного фронта за вторую декаду июля 1941 года ни одного упоминания о нападении вражеских диверсантов на сколько-нибудь серьезный военный штаб уровня дивизии и выше[30].

Что касается 4-й роты I батальона «Бранденбурга», то самой громкой акцией, осуществленной этим подразделением в первые дни вторжения в СССР, считается захват объектов в Белоруссии на железной дороге Лида — Молодечно, осуществленный 25 июня 1941 года бойцами приписанного к 4-й роте парашютного взвода. Вот как описал эту операцию Юлиус Мадер:

«…25 июня 1941 года усиленный взвод „Бранденбург-800“ под командованием лейтенанта Лекса был выброшен на парашютах в полосе наступления группы армий „Центр“ между Лидой и Первомайским (Белоруссия) с заданием перерезать железнодорожную линию Лида — Молодечно, захватить и удержать до подхода главных сил переправы через Березину. Это был один из первых опытов ночного десантирования со сверхмалой высоты (50 м). При подлете к точке высадки транспортные самолеты люфтваффе были встречены сильным огнем русских зенитных батарей, так что первые потери группа понесла еще в воздухе. 35 коммандос соединились после успешного приземления в районе станции Богданов и вышли к реке. Охрана была уничтожена в ходе внезапной атаки, а подготовленные к взрыву мосты разминированы.

Бойцы Лекса заняли круговую оборону в ожидании танков вермахта, но те ввязались в затяжные бои на подходе к Березине и не смогли выйти к месту высадки диверсионной группы в контрольные сроки. Уже на рассвете русские начали отбивать захваченные мосты силами танковой и пехотной рот. Свыше суток десантники сдерживали яростные атаки превосходящих сил противника. Лекс и четверо парашютистов погибли, еще 16 бойцов получили ранения разной степени тяжести. Когда к вечеру 26 июня танковый авангард вермахта пробился к переправам, в строю оставалось только 14 коммандос, но задание было выполнено…»[31]

Достоверность вышеописанного боевого эпизода подтверждается западными исследователями «Бранденбурга» — в частности, уже не раз цитированным в моей работе Эриком Лефевром. Правда, в зарубежных работах приводится иная фамилия командира десантников — не «Лекс», а «второй лейтенант Лютке». Кроме того, в зарубежных работах речь идет о захвате парашютистами из взвода Лютке двух железнодорожных мостов. Что касается реки Березины, то, как хорошо видно на карте района Лиды — Молодечно, в указанном районе Березина не протекает. А действительно протекающие там река Неман и его приток Щара находятся на значительном удалении от станции Богданов. Так что железнодорожный мост через Неман расположен весьма далеко от Богданова и гораздо ближе к городу и станции Волковыск и в силу этого вряд ли мог быть объектом атаки парашютистов «Бранденбурга»[32].

Как уже говорилось выше, в июне 1941 года 3-я рота I батальона «Бранденбурга» под командованием лейтенанта Вернера Джона действовала на значительном удалении от 2-й и 4-й рот, будучи придана III моторизованному армейскому корпусу 1-й танковой группы вермахта. В состав III армейского корпуса под командованием генерал-полковника Эберхарда фон Макензена накануне 22 июня 1941 года входили 14-я танковая, 44-я и 298-я пехотные дивизии, развернутые у приграничной реки Буг и изготовившиеся для удара по Владимир-Волынскому укрепленному району (УРу), занятому 87-й стрелковой дивизией Красной Армии.

По замыслу гитлеровцев, главной магистралью для форсированного прорыва механизированных частей III армейского корпуса в глубь Украины должна была стать «танковая дорога» Грубешов — Владимир-Волынский — Луцк — Ровно — Новоград-Волынский — Житомир — Киев. В свою очередь, кратчайший путь к этой крупнейшей магистрали региона шел через приграничный населенный пункт Устилуг. Именно поэтому приданная III армейскому корпусу 3-я рота «Бранденбурга», будучи разделена на два диверсионных отряда в форме красноармейцев, в разгар корпусной артподготовки в промежутке между 3.30 и 4 часами утра 22 июня 1941 года захватила автодорожный мост в Устилуге и железнодорожный мост у Выгоданки в 13 км юго-западнее Устилуга.

Сразу после того как «бранденбуржцам» удалось без потерь взять мост в Устилуге, по нему пытались с ходу переправиться части 298-й пехотной дивизии вермахта. Но, встреченные огнем 1-го батальона 16-го стрелкового полка, 4-й погранзаставы 90-го погранотряда и 29-го пулеметного батальона Владимир-Волынского УРа, поддержанных огнем артдивизиона 212-го гаубичного артполка, гитлеровцы были отброшены с большими потерями. Лишь после того, как противник подтянул бронемашины и танки 14-й танковой дивизии, передовым частям 298-й пехотной дивизии удалось прорваться через Устилуг и к 9 часам утра выйти к юго-западной окраине Владимира-Волынского[33].

Дальнейший боевой путь, проделанный 3-й ротой «Бранденбурга» летом 1941 года, источники по теме освещают крайне скупо. Известно, что диверсанты 3-й роты участвовали в захвате переправ через реку Стырь в районе Сокаля, где приграничные сражения продолжались до конца июня. В августе 1941-го, незадолго до возвращения роты в Германию, ее подразделения участвовали в захвате неких мостов через Днепр ближе к Киеву. Возможно, хотя и неочевидно, что речь вдет о мосте близ райцентра Горностайполь в 60 км к северу от Киева, упомянутому в работе А. Исаева:

«…23 августа 1941 года 98-я, 111-я, 113-я пехотные дивизии вермахта легко прорвали слабую арьергардную завесу на стыке 5-й армии и 27-го стрелкового корпуса РККА. В образовавшийся прорыв устремилась передовая боевая группа 11-й танковой дивизии. Танки и мотопехота дивизии устремились по дороге через Кухары прямо на Окуниново. Мост через Днепр в районе Горностайполя охранялся сводными подразделениями стрелков, понтонеров в составе 182 человек и 18 зенитными пушками…

Обычно в таких случаях немцы прибегали к услугам спецназа из „Учебного полка 800“, известного больше как „Бранденбург“. Спецназовцы переодевались в советскую форму, имитировали отход разрозненных частей и использовали другие приемы для обмана охраны важных объектов. В результате мост был захвачен, и мотопехота 11-й танковой дивизии образовала сильную предмостную позицию… В бою за переправу был ранен командир 11-й танковой дивизии Гюнтер Ангерн, сменивший 15 августа убывшего в Африку Людвига Крювеля.

…Тем временем передовой отряд 11-й танковой дивизии попытался развить успех далее. От Окуниново на восток, на переправу через Десну и Остер была выдвинута разведгруппа. Но здесь немцам удача не улыбнулась. Мост охранялся только ротой НКВД с двумя станковыми пулеметами и зенитной батареей, но в район Остера был направлен отряд Пинской флотилии под командованием майора В. Н. Добржинского в составе канонерской лодки „Смольный“ и сторожевого корабля „Пушкин“. Огнем кораблей флотилии немецкая разведка была отбита, и мост через Десну успели взорвать. В дальнейшем оборону района Остера взяли на себя 212-я воздушно-десантная бригада, 205-й артиллерийский полк и бойцы запасного полка и частей НКВД…»[34]

II батальон полка «Бранденбург» (командир батальона майор Пауль Якоби) накануне 22 июня 1941 года был разделен на несколько подразделений, действовавших в удаленных друг от друга районах. 6-я рота батальона под командованием лейтенанта Мейсснера была придана 22-й пехотной дивизии 11-й армии генерал-полковника Эриха фон Манштейна, входившей в группу армий «Юг». Вероятно, первое боевое применение 6-й роты состоялось в районе города Могилев-Подольский Винницкой области Украины в первой декаде июля 1941 года. Общий обзор произошедших там и тогда событий содержит уже цитировавшаяся книга А. Исаева:

«…K 7 июля 11 я армия прошла уже свыше 100 км и ее XI армейский корпус вышел передовым отрядом к Днестру. В этот день в дневнике Ф. Гальдера появилась следующая запись:

„11-я армия форсировала Днестр в районе Могилев-Подольского (железнодорожный мост приспособлен для переправы людей и техники)“.

Это был бы большой успех, крупных мостов через Днестр в полосе немецкого наступления было не так много. Но командование Южного фронта немедленно отреагировало на эту угрозу выделением командиру 130-й стрелковой дивизии подвижного резерва в виде 47-го мотострелкового полка 47-й танковой дивизии 18-го механизированного корпуса. В результате решительной контратаки мотострелкам 47-го полка удалось ликвидировать немецкий плацдарм. Немецкая сторона позднее предпочла задрапировать эту частную неудачу. История 22-й пехотной дивизии утверждает, что плацдарм передовым отрядом даже не захватывался:

„22-й разведывательный батальон и 1-я рота противотанкового дивизиона прорвались к Днестру, но не смогли преодолеть взорванный мост в Могилеве (Могилев-Подольском. — А. И.)“»[35].

К слову, в цитированном у Исаева дневнике Гальдера за 7 июля 1941 года имеется примечательная запись:

«19.00 — …Противник выбил наши войска с плацдарма на Днестре, захваченного 11-й армией (там находилась лишь часть полка „Бранденбург“)…»[36]

После боев на Днестре поредевшая 6-я рота II батальона полка «Бранденбург» продолжала движение на юг в качестве передового отряда 22-й пехотной дивизии вермахта. Вместе с этой дивизией диверсанты-«бранденбуржцы» дошли до Крыма и приняли активное участие в штурме Севастополя в конце 1941 года:

«…Главный удар командование 11-й армии решило нанести в полосе обороны 8-й бригады морской пехоты (БрМП) на Северной стороне Севастополя. При этом для достижения эффекта внезапности было решено обойтись без предварительной артподготовки и пустить впереди основных сил взвод полка „Бранденбург-800“ для бесшумного уничтожения передового охранения 8-й БрМП, после чего немецкая пехота должна была ворваться в первые траншеи. Владевшие русским языком диверсанты выдавали себя за возвращавшуюся разведывательную группу. Этот замысел немецкого командования был успешно осуществлен на рассвете 17 декабря 1941 года, позволив противнику в первые сутки наступления глубоко вклиниться в оборону на Северной стороне на стыке 8-й БрМП и 241-го стрелкового полка 95-й стрелковой дивизии, а затем и окружить этот полк»[37].

7-я рота II батальона полка «Бранденбург» накануне начала вторжения в СССР была придана I армейскому корпусу 18-й армии генерал-полковника Кюхлера из группы армий «Север», развернутой вдоль границы Восточной Пруссии с тогдашней Литовской ССР. Перед 22 июня 1941 года перед подразделениями роты, которой командовал лейтенант Котешке, была поставлена задача: захватить ряд мостов через реку Юра в окрестностях ближайшего к тогдашней советско-германской границе литовского райцентра Таураге. Однако эти планы были сорваны благодаря загодя изготовившимся к обороне частям прикрывшей район Таураге 125-й стрелковой дивизии Красной Армии под командованием генерал-майора П. П. Богайчука. В промежутке между 7 и 12 часами дня 22 июня саперы 125-й дивизии сумели взорвать большинство загодя заминированных ими мостов через Юру, так что противнику из I армейского корпуса вермахта пришлось искать речные броды, снижая темпы своего наступления на Шяуляй.

Неудачные попытки захвата мостов через Юру не обескуражили «бранденбуржцев» из 7-й роты, которые отличились уже на следующий день, 23 июня 1941 года, действуя как передовой отряд «боевой группы Вестхофена» из 1-й танковой дивизии I армейского корпуса:

«…Для снабжения боевой группы Вестхофена решающее значение имел железнодорожный мост при Лидувенай. Сразу по получении дивизией приказа „повернуть на восток“ полковник Вестхофен, чтобы захватить при Лидувенай переправу через Дубису, распорядился образовать усиленную диверсионную группу под командой старшего лейтенанта Вихмана (Wichmann). Ей ставилась задача — внезапно захватить мосты у Лидувенай и удерживать их до подхода остальных частей. Группу составили 2 броневика, 4 бронетранспортера и при них подразделение Вернера (Werner) из полка особого назначения 800 („Бранденбург“). О железнодорожной переправе имелся лишь один плохой аэрофотоснимок. Он показывал наличие с обеих сторон моста укрепленных полевых позиций. Сам мост был около 45 метров высотой и 270 метров длиной. К 18.00 группа Вихмана прибыла на место и расположилась неподалеку от моста, охранявшегося слабым противником. В то время как здесь броневики и бронетранспортеры под командой Вернера обеспечивали огневую защиту стрелков и саперов, Вихман, подавшись севернее, перешел с небольшим числом людей Дубису вброд выше по течению. В 18.20 обе группы встретились на железнодорожном мосту, защитники которого в панике бежали, не взорвав его, так как все запальные провода удалось своевременно перерезать. В неповрежденном состоянии мост удерживался до подхода 3-й роты 1-го стрелкового полка…»[38]

28 июня 1941 года подразделение 7-й роты II батальона полка «Бранденбург» под командованием фельдфебеля Вернера — 15 человек, считая командира, — продолжало выполнять приказ руководства 1-й танковой дивизии по ведению разведки и захвату укреплений в районе Шяуляя. Где как раз в тот день в окружение попал штаб 12-го стрелкового корпуса Красной Армии. Будучи воодушевлены этими успехами, бойцы Вернера катили на восток на трофейном грузовике, в кабине которого сидели одетые в красноармейскую форму водитель и помощник Вернера — фельдфебель Пурвин из прибалтийских немцев, прекрасно владевший русским языком. Сзади впритык к грузовику на немецком мотоцикле с коляской, где был установлен 81-мм миномет, ехал один из членов группы Вернера.

Вероятно, красноармейское подразделение охраны моста, усиленное как минимум одним орудием и станковыми пулеметами, заподозрило неладное в дорожных маневрах одиночного грузовика, сопровождаемого немецким мотоциклом. Сразу после того, как грузовик «бранденбуржцев» остановился у самодельного завала на въезде на мост, вспыхнула перестрелка. Вся группа диверсантов, за исключением ее командира фельдфебеля Вернера, была уничтожена на месте. Вернеру удалось спрятаться в отрытую у въезда на мост щель — укрытие от авиации. Оттуда он наблюдал взрыв моста и отход охранявшего его подразделения. Вечером к руинам моста подошли головные танки 1-й танковой дивизии вермахта[39].

Через два дня после описанных событий, т. е. 30 июня 1941 года, военнослужащие 7-й роты II батальона полка «Бранденбург» вступили в авангарде 1-й танковой дивизии в столицу Латвии Ригу. Однако решительной контратакой X стрелкового корпуса генерала И. И. Фадеева противник был выбит, что обеспечило планомерный отход нашей 8-й армии через город. 1 июля немцы вновь овладели Ригой, но это достижение отнюдь не привело к общему перелому ситуации на Северо-Западном фронте. В следующие недели войны 7-я рота «Бранденбурга» была использована как обычная пехотная часть, неся существенные потери, так что в августе 1941 года ее направили на переформирование.

Наконец, 8-я рота II батальона полка «Бранденбург» накануне 22 июня 1941 года была придана так называемой «танковой группе Гёпнера», состоявшей из 1-й и 8-й танковых дивизий и также действовавшей в составе группы армий «Север». Перед самым началом войны предыдущий командир 8-й роты лейтенант Зигфрид Граберт передал командование обер-лейтенанту Гансу-Вольфраму Кнаку, с именем которого оказалась связана одна из самых успешных операций «Бранденбурга» на Восточном фронте. Вот как описал ее автор недавно изданной на русском языке книги «„План Барбаросса“. Блицкриг на Востоке. 7 первых дней операции» британец Уилл Фаулер:

«…26 июня в действие вступила часть специального назначения „Бранденбург“. Бойцы 8-й роты засекреченного 800-го учебного батальона „Бранденбург“, переодетые ранеными советскими солдатами, действующие под командованием лейтенанта Вольфрама Кнака, захватили два стратегических важных моста через Даугаву в Даугавпилсе, оба протяженностью 300 метров. По одному пролегало шоссе Каунас — Ленинград, а по другому, расположенному на 1,5 км выше по течению, шла железная дорога. Оружие, форму и каски диверсанты получили от финнов, которым все это досталось в качестве трофеев в 1940 году.

На двух захваченных советских грузовиках рота „бранденбуржцев“, в состав которой входили не только немецкие, но и литовские солдаты, подошла к объектам, пользуясь хаосом и замешательством в тылу советских войск. Проезжая через советские позиции, водители с улыбками доверительно сообщили на аванпостах: „Немцы еще очень далеко!“

У Варпаса, расположенного в 3 км к югу от села, они разделились для атаки на два моста. Советская охрана, которой было поручено взорвать мосты в случае опасности и захвата, выставила для прикрытия позиций бронемашины ГАЗ БА-10, однако в разгоревшемся бою на мостах экипажи бронемашин не могли отличить в свалке своих от чужих и не решались стрелять. Посреди схватки в обстановке неразберихи фельдфебель Крукеберг сумел взобраться на арматуру автодорожного моста и перерубить все шнуры, которые, как он считал, могли тянуться к зарядам от детонационного устройства. В 8.00, примерно через час после атаки, генерал фон Манштейн получил сообщение: „Внезапность под Даугавпилсом оказалась удачной — город и мост обеспечены. Автодорожный мост цел. Железнодорожный мост слегка поврежден подрывными зарядами, но проходим“».

После войны фон Манштейн вспоминал: «Прежде чем началось наступление, меня спросили, сколько времени, по нашему мнению, потребовалось бы для того, чтобы достигнуть Двинска, принимая во внимание, что это вообще возможно. Я ответил, что, если не удастся сделать это в течение четырех суток, нам вряд ли стоит рассчитывать найти переправы целыми. И вот спустя четверо суток и пять часов с начала операции мы завершили безостановочный бросок длиною в 350 км по вражеской территории. Нам удалось справиться с задачей только потому, что название „Двинск“ стало главным словом для солдат и офицеров. И потому, что мы были готовы пойти на большой риск для того, чтобы достигнуть поставленной перед нами цели».

На железнодорожном мосту Кнак и еще пятеро его бойцов погибли от танкового снаряда, угодившего в их грузовик. Когда танки 10-го танкового полка из состава 8-й танковой дивизии приблизились к мосту, перед их экипажами встала та же проблема, что совсем недавно стояла перед советскими солдатами, — как отличить своих от чужих. Однако они переправились на другую сторону и помогли роте «бранденбуржцев» закрепиться на правом берегу реки. До конца дня советская бронетехника, пехота и самолеты несколько раз безуспешно рвались в бой, чтобы разрушить мосты. К вечеру было подбито 20 советских легких танков, а также 20 полевых и 17 противотанковых орудий. Бои выдались жаркие, советские пехотинцы бросались на танки с гранатами в попытках проникнуть на мосты и привести в действие взрыватели. Командир отряда советских саперов, которым было поручено заложить заряды под мост и охранять его, признался на допросе: «Я не получил приказа взорвать мост. Без такого приказа я не мог взять ответственность на себя. Но вокруг не было никого, к кому можно было бы обратиться…»[40]

К рассказу Фаулера следует добавить лишь то, что Кнак и четверо погибших вместе с ним подчиненных (унтер-офицер Ганс Реслер, ефрейтор Карл Иннхофер, ефрейтор Антон Штаудер и старший стрелок Маттиас Платтнер) были похоронены на немецком военном кладбище в Дубровинском парке в центре Даугавпилса. После войны их останки были перезахоронены на специально отведенной площадке воинского кладбища в Стропах, где в 2004 году на средства, поступившие из ФРГ, был возведен мемориал. Посмертно Кнак был произведен в очередной чин капитана и награжден Рыцарским Крестом (3 ноября 1942 года).

…В апреле 2007 года в Даугавпилсе при установке опор освещения на дамбе Гривского моста, где в июне 1941 года произошли вышеописанные события, были обнаружены останки двух красноармейцев, захороненных прямо в окопе вместе с оружием — винтовкой и пулеметом. Судя по расположению окопа, бойцы принадлежали к охранявшим мост тыловым подразделениям 23-й стрелковой дивизии РККА. И погибли, защищая мост, утром 26 июня 1941 года в бою с диверсантами из 8-й роты полка «Бранденбург». Через 66 лет их останки со всеми подобающими почестями похоронили на том же кладбище в Стропах, где покоятся их бывшие противники.

После гибели Кнака командиром 8-й роты вновь стал обер-лейтенант Зигфрид Граберт. Он командовал ротой до июля 1942 года, когда со своими людьми поступил в распоряжение 13-й танковой дивизии и был направлен для захвата железнодорожных мостов на линии между Батайском и Ростовом-на-Дону. В ходе этой операции погиб сам Граберт и большинство подчиненных ему ветеранов роты, годом раньше уцелевших в Прибалтике.

III батальон полка «Бранденбург» (командир батальона майор Франц Якоби — родной брат комбата-II Пауля Якоби) весной 1941 года находился в районе постоянной дислокации в Дюрене (Северный Рейн-Вестфалия). Оттуда в начале июня 1941 года 10-я рота батальона под командованием лейтенанта Аретца была направлена непосредственно в распоряжение передового штаба II (разведывательно-диверсионного) отдела абвера «Валли-II», размещенного в Сувалках под Варшавой. Как уже было сказано выше, в соответствии с приказом начальника штаба группы армий «Б» («Центр». — М. Т.) генерал-майора Ганса фон Грейфенберга от 20 мая 1941 года, 10-я рота была придана командованию 4-й армии, наступавшей совместно со 2-й танковой группой на южный фланг так называемого «Белостокского выступа» на линии Белосток — Брест.

Главными целями для диверсантов 10-й роты «Бранденбурга» накануне 22 июня 1941 года были определены восемь шоссейных и железнодорожных мостов вокруг ближайшего к тогдашней советско-германской границе транспортного узла и райцентра Августов, окруженного с трех сторон озерами Бяле, Сайно и Августовским каналом. Перейдя границу в ночь с 21 на 22 июня, диверсанты «Бранденбурга» сумели захватить без боя пять из восьми предназначенных им мостов. Подразделению лейтенанта Кенига (под его началом было 12 бойцов) удалось захватить шоссейный и железнодорожный мосты к северу от Августова в сторону Джебры, но сам лейтенант тогда погиб. На глазах у лейтенанта Реннкампа советские саперы успели взорвать мост у Новинки.

После действий под Августовом 10-я рота «Бранденбурга» была переброшена под Минск, затем под Борисов и сопровождала 2-ю танковую группу под командованием Гудериана до октября 1941 года, действуя в качестве ее передового разведывательного подразделения.

В авангарде ударных танковых частей Гудериана с 22 июня 1941 года действовала и 12-я рота III батальона полка «Бранденбург» под командованием лейтенанта Шадера. С большой долей уверенности можно предположить, что именно это подразделение за несколько минут до начавшейся в 3.15 утра 22 июня 1941 года артподготовки захватило располагавшийся к югу от Бреста Коденьский мост через приграничную реку Буг, уничтожив охранявших его советских часовых. О захвате этого стратегически важного моста сразу же доложили лично Гудериану. Установление контроля над Коденьским мостом позволило уже утром первого дня войны перебросить по нему входившие в состав группы Гудериана части 3-й танковой дивизии генерал-майора Моделя и развернуть их наступление в северо-восточном направлении, имея первоочередную задачу перерезать Варшавское шоссе между Брестом и Кобрином[41]. В августе 1941 года 12-я рота вернулась к месту постоянной дислокации в германский Дюрен (Северный Рейн-Вестфалия).

…Составленный мною обзор действий подразделений «Бранденбурга» на территории СССР в самые первые месяцы Отечественной войны, т. е. летом 1941 года, не может претендовать на всеохватность и 100-процентную достоверность. Хотя бы потому, что ряд документов Третьего рейха, относящихся к теме данного исследования, до сих пор недоступны либо малодоступны отечественным авторам. Прежде всего речь идет о материалах упомянутого в настоящей работе фронтового разведывательного центра абвера «Ост», подчиненных ему штабов «Валли-I», «Валли-II» и «Валли-III» и групп армейской разведки «Абвер-I» и контрразведки «Абвер-III», к которым летом 1941 года могли прикомандировываться «бранденбуржцы».

Нельзя не отметить, что к настоящему времени более-менее изучены датированные летом 1941 года действия на территории СССР лишь самых крупных национальных подразделений коллаборационистов, сотрудничавших тогда с абвером и имевших руководителей и инструкторов из «Бранденбурга» — вроде украинского батальона «Нахтигаль» и эстонской группы «Эрна». Что отнюдь не исключает возможности аналогичного взаимодействия «бранденбуржцев» с диверсионными и повстанческими формированиями, созданными представителями других национальностей, которые также проживали в западных регионах СССР и имели весомые основания к недовольству Советской властью, пришедшей на их землю в 1939–1940 годах. В качестве примера можно привести неких «литовцев», сопровождавших подразделение 8 й роты «Бранденбурга» при захвате мостов у Даугавпилса 26 ию


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Наконец, даже изучение документов «Бранденбурга», воспоминаний его ветеранов и написанных на их основе зарубежных исследований не дает 100-процентной гарантии того, что все приведенные там примеры боевой и диверсионной деятельности диверсантов «Абвера», приданных в помощь строевым частям Восточного фронта, точно отражают реальные события 1941 года, особенно первых месяцев войны, когда по обе стороны фронта, и прежде всего с советской стороны, хватало «шумихи, неразберихи, поисков виновных, наказаний невиновных и награждений непричастных», а также вполне объяснимых и весьма распространенных как в мирное, так и в военное время, докладов «наверх» с преувеличением собственных достижений и вражеских поражений и намеренным замалчиванием своих неудач и успехов противника.

Как бы там ни было, обзор действий подразделений «Бранденбурга» летом 1941 года в СССР позволяет сделать следующие выводы по всей теме данной работы.

1. После 22 июня 1941 года на Восточном фронте в составе ударных войсковых группировок всех трех атаковавших СССР групп армий вермахта — «Север», «Центр» и «Юг» — действовало 8 рот «Бранденбурга», т. е. 1600–1800 человек. Специфика их боевого применения, нацеленного на первом этапе войны на захват и удержание стратегически важных дорожных объектов, делает сомнительными истории о якобы широком использовании «бранденбуржцев» в советских тылах для выведения из строя линий связи, совершения терактов против должностных лиц РККА, НКВД и НКГБ, региональных партийных и хозяйственных руководителей, провоцирования саботажа и паники на прифронтовых магистралях и т. п.

2. Анализ реальных диверсионных операций с участием «бранденбуржцев» дает основания полагать, что, нередко используя советскую военную униформу и соответствовавшие документы, преобладавшие среди «бранденбуржцев» этнические немцы в большинстве своем не бы ли знатоками русского языка и не проводили в советском тылу сколько-нибудь массовых и действенных разведывательных акций, действуя в составе штатных подразделений «Бранденбурга». Это не исключает вероятности того, что в первые месяцы войны «бранденбуржцы» прикомандировывались для силовой поддержки разведкоманд и «айнзатцгрупп», подчинявшихся фронтовым разведывательным и контрразведывательным штабам абвера «Валли-I» и «Валли-III».

3. История украинского батальона «Нахтигаль» и эстонской группы «Эрна» свидетельствует о том, что в первый период войны «бранденбуржцы» использовались как инструкторы и офицеры связи не только в ходе подготовки, но и боевого применения национальных коллаборационистских формирований, которые и тогда, и впоследствии выполняли с учетом своих реальных возможностей широкий спектр задач (от разведывательно-диверсионных до карательных), прямо поставленных немецким командованием либо санкционированных им. Представляется, что именно эти национальные формирования совершали летом 1941 года большинство несложных по исполнению и локальных по масштабам диверсионных акций в тылах Красной Армии, упоминаниями о которых изобилуют как мемуары военачальников и рядовых солдат, так и опубликованные документы советских органов НКВД — НКГБ, пограничных и внутренних войск.

…Следуя древней мудрости, согласно которой «все кошки ночью серы», диверсантов «Бранденбурга» образца лета 1941 года можно уподобить «черным кошкам», неотличимым в темноте от своих собратьев иных окрасов, которых, уже по другой пословице, очень трудно искать в темной комнате. Особенно если их там никогда и не было…

Примечания:

1

Цит. по: Мадер Ю. Серая рука: Секреты шпионской службы Западной Германии. — М.: «Воениздат», 1962. — С. 2. См. Людмила Черная. Главная книга. //Журнал «Звезда», 2003, № 10.

2

К. Абсхаген. Канарис. Руководитель военной разведки вермахта. 1955–1945. — М., Центрполиграф, 2006.

3

См. Eric Lefevre. Brandenburg Division. Commandos of


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

один из лучших в мире спецназовДЕЯ создания сил специального назначения в Великобритании возникла летом 1940 года, когда перед англичанами возникла угроза германского вторжения на остров. Автором ее является подполковник Дадли Кларк. При поддержке Уинстона Черчилля, которому идея Кларка пришлась по душе, спешно начали создаваться батальоны спецслужбы (коммандос). В конце ноября 1940 года весь личный состав второго батальона прошел парашютную подготовку, и подразделение переименовали в 11-й батальон специальной авиационной службы (special air service). Введение данного термина было необходимо для того, чтобы отделить части коммандос, десантируемые воздушным путем, от частей спецслужбы, которые действовали с моря. Первое боевое десантирование совершила рота “Х” этого батальона в феврале 1941 года с задачей уничтожить акведук через реку Трагино в Италии. Задача не была выполнена, а рота понесла серьезные потери. Неудача охладила пыл английского военного руководства. Однако десантирование немцев на остров Крит подтолкнуло развитие воздушно-десантных частей в Великобритании. На основе 11-го батальона была развернута 1-я парашютная бригада. 2-я парашютная бригада была сформирована в Индии из индийских и гуркхских батальонов. Однако все эти части, хотя и назывались SAS, являлись, по сути, лишь первыми воздушно-десантными соединениями Великобритании.

ЛАЙФОРС
В ОБЩЕИЗВЕСТНОМ понимании SAS была создана лейтенантом шотландской гвардии Давидом Стирлингом, который в июне 1940 года поступил добровольцем в 8-й батальон коммандос. Спустя год 7-й,
8-й и 11-й батальоны, а также специальная лодочная секция были сведены в бригаду под командованием подполковника Лайкока. Бригада, в последующем известная как Лайфорс, должна была действовать в Северной Африке, совершая наземные рейды и высаживаясь с катеров на побережье.
Стирлинг уговаривал Лайкока разрешить ему эксперимент по парашютному способу заброски подразделений бригады. В июле 1941 года он направил в штаб командования вооруженными силами на Ближнем Востоке письменный план реализации своей концепции применения малых групп в тылу противника. Идея была одобрена начальником генштаба генералом майором Нейлом Ритчи, и вскоре лейтенант Стирлинг был произведен в капитаны и получил под свое командование небольшой отряд из шестидесяти бойцов и шести офицеров.

ОТРЯД “L”. ПЕРВЫЕ НЕУДАЧИ
НОВАЯ часть получила название отряд “L” бригады SAS. Сформированная главным образом из добровольцев 8-го батальона, она дислоцировалась в зоне Суэцкого канала, недалеко от Кабрита. Бойцы изучали ориентирование в пустыне, учились стрелять из любого оружия, включая итальянское и немецкое, действовать ночью и тренировались, тренировались, тренировались…
При совершении первых прыжков с парашютом погибло два человека. Казалось бы, такая неудача должна сломить дух бойцов подразделения. Но следующим утром пилоты королевских ВВС с удивлением увидели на поле выстроившихся бойцов SAS в готовности к совершению прыжков. Первым в этот день прыгнул сам Стирлинг.
К ноябрю 1941 года часть была готова к действиям. 16 ноября отряд, разделенный на отдельные группы, должен был десантироваться в тылу противника и нанести удары по пяти передовым аэродромам. Эвакуировать диверсантов должны были группы дальнего патрулирования на автомобилях. Однако из-за разыгравшейся песчаной бури самолеты, доставлявшие диверсантов, сбились с курса. Группы были десантированы с большими отклонениями. Из 62 солдат и офицеров только 22 , включая самого Стирлинга, смогли выйти к своим.

“ПОБЕДА — ЭТО ОСМЫСЛЕННОЕ ПОРАЖЕНИЕ”
Но Стирлинг не пал духом. Он смог извлечь пользу даже из поражения, проанализировав полученный опыт по выживанию в пустыне. Он по-прежнему докладывал руководству, что за его подразделением будущее. Успех не заставил себя долго ждать. В результате повторной акции, предпринятой подразделениями Стирлинга против аэродромов в Агедабиа и Тамите, был уничтожен в общей сложности 61 самолет противника. Кроме того, в Тамите диверсанты забросали казарму летчиков гранатами, а пытавшихся спастись расстреляли из пулеметов. Пока противник приходил в себя, диверсанты Стирлинга скрылись в пустыне. На грузовых автомобилях групп дальнего патрулирования они возвратились на свою базу в Жало.
И в последующем подчиненные Стирлинга продолжали действовать успешно. Отряд, состоявший всего из 21 человека, уничтожил около ста самолетов, базировавшихся на аэродроме в Аксисе. Отряд “L” провел успешные диверсии в контролируемом итальянцами порту Бейрут. Стирлинг получил очередное звание майора. Ему позволили увеличить численность отряда до 320 человек, причем не только за счет военнослужащих британской армии, но и добровольцев из числа французов и греков. На вооружение отряда стала поступать новая техника.

ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ИМЕННО Стирлинг начал использовать для дальнего патрулирования американские джипы Willis (“Братишка” писал об этом в прошлом номере). На джипы диверсанты устанавливали пулеметы Викерс “К” и Браунинг. Спустя четыре десятилетия опыт Стирлинга будет использован советским спецназом в пустынях Дашти Марго и Регистан, а еще через несколько лет союзники воспользуются им при проведении операции “Буря в пустыне”.
В октябре 1942 года отряд “L” был переименован в 1-й полк SAS. Диверсанты успешно действовали на Сицилии и в Северо-Западной Европе, наводя ужас не только на итальянцев, но и на немцев. К 1944 году была сформирована бригада SAS, состоявшая из 1-го и 2-го британских полков, 3-го и 4-го французских полков и 5-го бельгийского. Несмотря на то, что SAS, действуя внезапно и решительно, почти всегда удавалось достичь успеха, с окончанием войны британское командование весьма недальновидно передало французский и бельгийский полки Бельгии и Франции. Свои же расформировало.

СНОВА SAS. МАЛАЙЯ
В ГОДЫ Второй мировой войны британская колония Малайя была оккупирована Японией. Для борьбы с захватчиками британскому политическому и военному руководству пришлось вооружить и поддерживать малайскую народную антияпонскую армию. Однако война закончилась, а недавние союзники англичан сдавать оружие не спешили. В июне 1948 года малайская ударная освободительная армия начала кампанию по изгнанию Британии из Малайи.
В связи с тем, что ситуация в Малайе с каждым годом усугублялась, британское руководство поручило Майку Калверту, командовавшему в годы войны бригадой SAS, заняться ее нормализацией. Калверт, прозванный в годы службы в SAS Бешеным Майком, тщательно изучил вопрос и спустя два месяца представил генералу Хардингу, командовавшему наземной группировкой британских войск на Дальнем Востоке, подробный план борьбы с партизанами. Калверту было поручено сформировать силовые структуры для борьбы с противником. Главная роль в них отводилась специально обученным подразделениям, которые были созданы в 1950 году и получили название “Разведчики Малайи”. В состав первого подразделения вошли бывшие солдаты и офицеры подразделений SAS, воевавших в этом регионе в годы войны.
Вслед за ротой “А” (а немного позднее эскадроном, по структуре аналогичным батальону) было сформировано подразделение “В” из числа резервистов 21-го полка SAS. Многие из них воевали в Европе. Несколько позднее было сформировано подразделение “С” из выходцев из Родезии и добровольцев с Дальнего Востока.
Вначале разведчики действовали в глубине джунглей совершенно автономно. Одна из разведгрупп выслеживала партизанские базы в джунглях в течение 103 дней. Опыт действий, накопленный в тот период, до сих пор изучается и используется каждым бойцом SAS. Но ко второй половине 1951 года задачи разведчиков претерпели изменения. Они больше помогали полиции патрулировать опушки джунглей и занимались обеспечением безопасности фортов, созданных для охраны деревень.
Примерно в это время заболевшего малярией Калверта сменил подполковник Джон Слоан. В конце 1951 года он провел реорганизацию своего подразделения, которое получило название “22-й полк”, известное теперь во всем мире. Полк дислоцировался теперь ближе к центру Малайи недалеко от Куала Лампура.

В ДЖУНГЛЯХ
В ФЕВРАЛЕ 1952 года подразделения полка снова вернулись к тактике войны в джунглях. В частности, им предстояло очистить от партизан район, граничащий с Тайландом. Здесь действовал отряд численностью около ста человек. Для блокирования партизан на ограниченную площадку вблизи Балум Вали был выброшен на парашютах десант в составе 60 человек. Четверо парашютистов зависли на деревьях высотой около 30 метров, но остальные приземлились успешно и приступили к выполнению задачи. В это время два других эскадрона SAS при поддержке гуркхов, Королевской Морской пехоты и отрядов полиции Малайи выдвинулись на пути отхода партизан. Однако операция в Балум Вали не стала успешной. Основные силы партизан смогли выйти из окружения.
В марте 1953 года для выброски групп полка было предоставлено 10 вертолетов из состава 848-й морской авиаэскадрильи. Посадка вертолетов на заданную площадку сокращала время на сбор группы. Основной боевой единицей 22-го полка с того времени является группа из 12-16 человек, которая, в свою очередь, делится на команды из четырех человек. В состав четверки входят специалисты по подрывному делу, медицине, снайпингу и радиоделу. Но при этом каждый член команды владеет и второй воинской специальностью. Бойцы обучены действовать автономно в условиях дикой природы длительное время.
В ходе конфликта в Малайе были созданы также новозеландский эскадрон и парашютный эскадрон SAS.

БОЕВОЙ ПУТЬ
С НОЯБРЯ 1958 по январь 1959 года эскадроны “A” и “D” участвовали в борьбе с повстанцами в Северном Омане. С 1963 по 1966 год подразделения полка принимали самое активное участие в борьбе с партизанами и вооруженными силами Индонезии на Бронео. В июне 1964 года был предпринят совершенно секретный рейд Кларета на Килимантан. В 1966 году был сформирован еще один эскадрон “G”.
С апреля по ноябрь 1964 года три эскадрона SAS принимали участие в борьбе с партизанами, которые проникли в порт Аден.
С 1969 по 1994 год подразделения 22-го полка постоянно действовали против террористов ИРА, ведя разведку и проводя акции по уничтожению боевиков и их лидеров.
С 1970 по 1976 год SAS вновь участвует в борьбе с повстанцами в Омане.
По мере изменения ситуации в мире на SAS были возложены задачи по борьбе с терроризмом и освобождением заложников. 5 мая 1980 года SAS успешно провела операцию “Нимрод” по освобождению заложников, захваченных в иранском посольстве в Лондоне.
В июле 1981 года подразделения полка оказывали помощь в восстановлени власти президента Джавара в Гамбии.
Полк принимал самое активное участие в боевых действиях на Фолклендах с апреля по июнь 1982 года. Своей победой в этом конфликте Британия во многом обязана солдатам и офицерам 22-го полка, которые обеспечивали командование надежной разведывательной информацией, проводили в тылу противника диверсии и специальные операции.
В 1989 году несколько подразделений полка активно участвовали в борьбе с наркобаронами Колумбии, а также занимались подготовкой правительственных войск. Роль специалистов SAS в повышении эффективности действий колумбийского спецназа “Лансерос” трудно переоценить.
В 1991 году подразделения полка принимали самое активное участие в операции коалиционных сил “Буря в пустыне”.
Спецназовцы SAS действовали и в Югославии, и в Афганистане.
Оставаясь верным союзником США, Великобритания постоянно оказывает содействие американцам в проведении силовых акций. При этом ни один вооруженный конфликт последних лет не обошелся без участия всемирно известного спецподразделения британской армии.

В настоящее время специальные операции в Великобритании осуществляются силами группы специального назначения, которая может быть приравнена к командованию спецопераций в США.
Группа включает в себя SBS (special boat squodron) — специальный лодочный дивизион, 21, 22, и 23-й полки SAS, а также 63-й батальон связи SAS.
Из перечисленных подразделений действующими являются только SBS (об этом подразделении мы расскажем в отдельной публикации) и 22-й полк SAS. Остальные части находятся в резерве.

ШТАТНАЯ СТРУКТУРА ПОЛКА
22-й полк SAS состоит из крыла подготовки, крыла оперативного исследования, штаба, занимающегося планированием и организацией разведки, крыла боевой подготовки, 264-го батальона связи SAS, приданных специальных частей, четырех боевых эскадронов (A,B,C,D) и эскадрона резерва (R). Каждый эскадрон, в свою очередь, состоит из штаба и четырех подразделений (аналог нашей роты), а подразделение — из четырех патрульных групп по четыре человека в каждой. Роты имеют свою специализацию. Одна предназначена для действий в горной местности, другая — на специальных средствах движения, третья выводится в тыл противника воздушным путем, четвертая — морским. Такая специализация позволяет успешно выводить группы в район выполнения задачи самыми разными путями и обеспечивать появление патрулей SAS в самых неожиданных для противника местах.
Костяк подразделений SAS составляют солдаты и сержанты. Последние являются действительно профессионалами высочайшего класса. На них и держится весь процесс обучения. Как правило, в полку сержанты и солдаты служат десять-двенадцать лет. Высокие физические нагрузки и жесткие требования к физической подготовленности спецназовцев не позволяют им продолжить службу дольше. Офицеры служат в полку в среднем около четырех лет. Они приходят в полк из других частей вооруженных сил Великобритании для приобретения опыта проведения специальных операций, которым командование придает большое значение. Отметка в личном деле офицера о том, что он проходил службу в 22-м полку, является огромным стимулом для продвижения офицера по службе.

ОТБОР
Для того чтобы попасть в 22-й полк, кандидаты проходят, наверное, самый жесткий отбор, какой только существует в элитных частях мира. Причем на период отбора не имеет значения воинское звание кандидата. Это делается для того, чтобы в полк попадали люди, физически и морально готовые к преодолению любых лишений в ходе выполнения разведывательных и специальных задач. Прежде всего, к отбору допускаются только добровольцы из состава регулярных частей британской армии, которых офицер-медик их собственной части признал годными для службы в SAS. Отбор в полк производится дважды в год, летом и зимой, и длится в течение одного месяца. К этому времени формируется группа кандидатов, изъявивших желание служить в полку. Отбором кандидатов занимается крыло боевой подготовки на основе программы, которая была разработана еще в 1953 году.
Отбор начинается с укрепляющего периода, который длится для офицеров две, а для остальных — три недели. В течение первой недели кандидаты совершают марш-броски и бегают кроссы, дистанция которых постепенно увеличивается. Каждый кандидат должен пройти стандартный “Тест физической готовности к бою”.
В течение последующих двух недель кандидаты индивидуально и в парах, на которые их разделяют с самого начала, совершают длительные марши в Черных Горах Южного Уэльса. Преодолеваемое расстояние постепенно увеличивается, а вес снаряжения возрастает с 11 до 25 килограммов. В ходе маршей проверяют не только физические способности кандидата, но и его умение ориентироваться в незнакомой и сильно пересеченной местности с помощью компаса и карты. К примеру, кандидатам указывают время и место, куда они должны прибыть и где их будут ждать машины. Независимо от того, собрались все или нет, машины в указанный срок уезжают. Мало того, они могут отъехать и на несколько минут раньше. Не прибывшие в указанный срок добираются в лагерь своим ходом. Несмотря на это, утром следующего дня их ждут новые испытания.
Чарльз Беквит (создатель американской “Дельты”), проходивший стажировку в полку, рассказывал, как сержант наказал одного из кандидатов, который дважды опоздал на пункт сбора. На сутки он посадил испытуемого в реку, привязав его веревкой, чтобы он не утонул. Причем это происходило осенью, когда в горах уже довольно холодно.
За эти две-три недели отсеивается довольно высокий процент кандидатов. Но главные трудности ждут их в завершающую неделю отбора, которая называется неделей проверки. Кандидатам предстоит совершить так называемую “долгую прогулку”, или “веселый танец” — преодолеть маршрут протяженностью 60 километров с восхождением на высочайшую точку горы Брекон Беконс в Южном Уэльсе. В ходе марша кандидат должен пройти контрольные точки за двадцать часов.
Успешно преодолевшие эти испытания зачисляются в полк. Однако таких счастливчиков не более пяти–шести из сотни.

ПОДГОТОВКА
Прежде чем эти счастливчики станут настоящими бойцами SAS, им придется еще немало попотеть. Бойцы учатся действовать в составе патрульных групп из четырех человек. Это минимальное по численности боевое звено, составляющее основу любых боевых подразделений полка. В составе патруля бойцы отрабатывают вопросы тактики и огневой подготовки, связи и взаимодействия. Каждый спецназовец должен уметь пользоваться средствами связи, имеющимися на вооружении армии Великобритании. При этом минимальная скорость работы на ключе при передаче текстовых сообщений — восемь слов в минуту. Бойцы изучают основы полевой медицины, отрабатывают вопросы минно-подрывного дела. После этого они проходят курс выживания в различных природных и климатических условиях. Бойцы должны уметь найти для себя воду и пищу, пользуясь различными силками и ловушками, развести огонь в любом месте. Курс выживания завершается учениями, в которых на стороне условного противника действует, как правило, батальон. В конце учения каждый спецназовец, все еще остающийся на свободе, должен сдаться “противнику” для того, чтобы перейти к следующему этапу обучения, который называется “противодействие допросу”. Бойцы в течение 24 часов в специальном центре допросов подвергаются мощному психологическому и физическому прессингу со стороны инструкторов. Это наиболее сложный в психологическом плане этап обучения во всей программе. Не сумевших выстоять на допросе признают негодными для дальнейшей службы в полку.
Следующий этап — выживание в джунглях. Обычно его проводят между четвертой и шестой неделями обучения. Бойцов направляют на Дальний Восток, где в условиях настоящих джунглей учат ориентироваться, строить укрытие или жилище, искать пищу и воду.
После успешного завершения этого этапа спецназовцев направляют в Первую школу парашютной подготовки Королевских ВВС. Программа парашютной подготовки длится четыре недели, в течение которых бойцы учатся укладывать парашют, проходят наземную подготовку и совершают не менее восьми прыжков с парашютом, из которых один — ночной. После этого бойцы, выдержавшие все испытания, возвращаются в полк, который дислоцируется в Херефорде. Здесь им вручают единственный, но очень почетный символ отличия солдата SAS — берет песочного цвета с эмблемой, изображающей серебряный кинжал на фоне крыльев голубого цвета, и лентой внизу, на которой красуется гордый девиз: “Who dares wins” — “Отважный побеждает”.
Несколько позже спецназовцев ждет особая программа борьбы с терроризмом, называемая “Линия Стирлинга”. Но и на этом процесс обучения не заканчивается. Солдат SAS учится и самосовершенствуется весь период своей службы.

ВООРУЖЕНИЕ
С момента создания подразделений SAS они всегда выполняли задачи в тылу противника. Это наложило свой отпечаток на вооружение бойцов. Действуя в тылу противника, каждый из них должен уметь пользоваться вооружением и техникой как своей армии, так и армии противника. Вот почему помимо штатного оружия (SLR, SA-80) бойцы обязаны владеть советскими АК-74 и АКМ, а также их китайскими аналогами (тип 56 и тип 68), американскими 5.56-мм автоматическими винтовками М-16 и укороченным их вариантом Кольт Коммандо калибра 9 мм. Кроме этого, в зависимости от задач личный состав патрулей может вооружаться германским винтовками фирмы “Хеклер и Кох” — G-3,
G-8, G-41 или всемирно известными австрийскими винтовками Steyr AUG, с которыми бойцы SAS успешно действовали против боевиков ИРА в Северной Ирландии. На вооружении остаются и устаревшие, но весьма надежные системы: различные модели винтовки “Ли Энфилд”, американский карабин М-1 и автоматические винтовки FN FAL.
В зависимости от выполняемых задач патрули могут вооружаться различными пулеметами. Здесь есть все — от старичков “Амели”, “Брена”, “Браунига” М1919 и М2 до более современных систем, таких как “Хеклер и Кох”13е, “Миними” и пулемета легкой поддержки (LSW). Безусловно, изучают бойцы и наши пулеметы, и их китайские аналоги.
Для выполнения задач по борьбе с террористами в городских условиях применяется весь спектр пистолетов-пулеметов, созданных в различных странах в последний период. Это в первую очередь MP-5 и его модификации, а также “Узи” и более старые системы, такие как “Стен”, “Стерлинг” и “Томпсон”. Из американских систем — “Ингрэм-10”. С этой же целью могут использоваться помповые ружья, среди которых наиболее распространены системы “Франчини”, Спас 12 или 15, а также “Ремингтон-870”.
Из пистолетов с момента создания SAS и до наших дней неизменно состоит на вооружении 9-мм “Браунинг” повышенной мощности. Также используются 11,43-мм американский “Кольт М1911А1”, швейцарский “Зиг Зауер” калибра 9 мм и револьвер “Веблей” сорок пятого калибра (11,43-мм).
Снайперы в SAS воружаются высокоточными винтовками, такими как “Зиг Зауер” модели 69 и 3000, финская Тикка М55 и “родные” L96A1, L42 и L42A1.
Из оружия огневой поддержки на вооружении SAS имеются различные гранатометы и минометы, а для борьбы с воздушными целями такие системы ПЗРК, как “Стингер” и “Блопайп”.

ТРАНСПОРТНЫЕ СРЕДСТВА
Для доставки групп SAS в район выполнения задачи и действий там англичане со времен зарождения своего спецназа используют различные колесные транспортные средства. Это в первую очередь специальные джипы “Ленд Ровер”, за свою характерную окраску прозванные “Розовой пантерой”. В ходе “Бури в пустыне” отлично себя показали высокомобильные и хорошо вооруженные автомобили типа “Баги”. Кроме этого роты , забраываемые в тыл противника морем, используют специальные катера и надувные быстроходные лодки. Вывод по воздуху обеспечивается транспортными вертолетами и самолетами.
Британское командование уделяет большое внимание совершенствованию подготовки и оснащению элиты своих вооруженных сил и не жалеет на это средств.

Сергей КОЗЛ


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Историки всей планеты с вожделением ждали этого момента. Ведь именно этих документов не хватало для понимания важнейших событий XX века: как строились отношения в антигитлеровской коалиции, почему началась и как развивалась холодная война и многое другое.

Когда сотни секретных документов выносят из тьмы архивной, известные и, казалось бы, со всех сторон изученные события предстают в новом свете.

Август 1942-го. Москва. Встреча Сталина и Черчилля. Сталин ожидает, что ему, наконец, скажут об открытии второго фронта. Но у британского премьера месседж иной: мы поможем, но не сейчас. Черчилля мучает вопрос: как и где сообщить Сталину эту неприятную новость?

"Поначалу оба лидера не очень между собой ладили, обижались друг на друга как дети. И тут после тяжёлых переговоров Черчилль возвращается в Кремль, к Сталину, и они исчезают. А когда их позже обнаружила свита, они были сильно подшофе" - рассказывает глава управления Британского национального архива Стивен Твиг.

Одним из первых в кремлёвский кабинет вошёл известный британский дипломат военной эпохи Александр Кадоган.

"Сталин и Черчилль сидели за обильно заставленным яствами столом, чуть позже к ним подсел Молотов. В середине стола возвышался молочный поросёнок, вокруг него - шеренга бутылок. Сталин заставил меня выпить какую-то гадость. Уинстон жаловался на лёгкую головную боль, но при этом он налегал на вполне сносное кавказское красное вино", - говорится в письме Кадогана лорду Галифаксу.

После войны союзники вновь становятся врагами. Этот сверхсекретный документ написан главой британской внешней разведки МИ-6. Стюарт Мензис разработал план борьбы с советской угрозой. Он предлагает наводнить Страну Советов фальшивыми рублями и продовольственными карточками. Забрасывать партийные съезды "зловонными" бомбами, не объясняя, правда, что он имеет в виду. Но другие предложения выглядят не столь безобидно.

"Считаю целесообразным организовывать поджоги, всячески нарушать работу транспортной системы. Направлять пакеты со взрывчаткой важным советским чиновникам, а также похищать известных партийных деятелей, чтобы создать впечатление, будто они убежали из Советского Союза", - говорится в циркуляре сэра Стюарта Мензиса.

В феврале 1948 года этот документ курьер везёт в "Форин Офис". Прочитав предложения Мензиса, написанные с юмором и интересными деталями, руководство британского МИД, а именно дипломаты курируют разведчиков, пришли в ужас. Дипломаты хорошо понимали последствия всех этих шпионских игр. На специальном закрытом заседании этот план разнесли в пух и прах и отложили в архив.

Но кое-что, например, идею создать отдел антисоветской пропаганды, всё же воплотили в жизнь. Британские историки уверяют: это один из первых протоколов холодных войны. Но в Кремле о нём наверняка знали давно.

"Нисколько не сомневаюсь, что эти планы скорее были на столе у Сталина, чем у Черчилля. Действительно, в то время возможности у советской разведки в Англии были уникальные, и многие тайные, секретные планы англичан становились раньше известны Сталину", - отмечает ветеран советской внешней разведки Юрий Кабаладзе.

В основном Россия и Америка в последние годы раскрывали свои архивы. Другие участники антигитлеровской коалиции историков явно не баловали. Похоже, британцы исправляют ошибки. Рассекреченные документы сейчас доступны в Интернете. Скоро они, возможно, появятся и в русском переводе.

Дмитрий Сошин


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Особый отдел Скотланд-Ярда был образован в 1883 году с целью противодействия ирландской террористической деятельности в Лондоне.
Сначала он назывался Ирландским особым отделом, но через два года, по мере расширения сферы его ответственности, первое слово из названия исчезло.
Особый отдел Скотланд-Ярда формально входил в систему городской уголовной полиции Лондона, однако располагал сетью опорных пунктов по всей территории Великобритании.
Достаточно долго Особый отдел Скотланд-Ярда бл единственным органом внутренней разведки страны, и в 1903 году, к моменту ухода в отставку его первого руководителя Джона Литлчайлда, его штат насчитывал всего 15 офицеров полиции.
В ноябре 1899 года Особый отдел был потеснен секцией «X» и лишился своей монополии на операции в области безопасности. Однако, до самого конца Первой мировой войны он играл ключевую роль в обеспечении государственной безопасности, чему немало способствовала личность его очередного руководителя Патрика Куинна.
К основным задачам Особого отдела относились:
- охрана королевской семьи, правительства и некоторых других важных лиц империи;
- сбор и обработка информации об экстремистских группировках и отдельных лицах;
- расследование дел об особо важных государственных преступлениях;
- производство задержаний и арестов.
К 1914 году штат Особого отдела Скотланд-Ярда включал:
- суперинтенданта;
- старшего инспектора;
- 10 инспекторов;
- 45 сержантов;
- 56 констеблей;
- 5 сотрудников, которые занимались регистрацией иностранцев;
- 12 агентов наружного наблюдения;
- 5 сотрудников, которые ведали контролем за перемещением пассажиров и багажа на столичном вокзале Виктории;
- 16 офицеров для несения общей повседневной службы.
Конечно же, этого было совершенно недостаточно, но увеличить численность не позволял бюджет, составлявший всего 19325 фунтов, 8 шиллингов и 7 пенсов.
Тем не менее, постепенно список задач отдела расширялся и включил в себя работу по политическим экстремистским группировкам, антивоенному пацифистскому движению и, в особенности, по революционным группам.
Дальнейшему его развитию помешало совершенно уникальное в мире спецслужб явление — забастовка сотрудников, начатая лондонской городской полицией, в которую формально входил Особый отдел.
Причиной этой забастовки стало увольнение руководителя неофициального профсоюза полицейских Тиля с формулировкой «за членство в нелегальной организации».
Однако фактически это произошло из-за его обращения к министру внутренних дел с требованием увеличить весьма низкую заработную плату констеблей, составлявшую 38 шиллингов в неделю с надбавкой еще 12 за службу в военное время.
В результате забастовки суперинтенданту Особого отдела Скотланд-Ярда Патрику Куинну и начальнику лондонской полиции пришлось уйти в отставку.
Новым суперинтендантом стал Джеймс Мак-Брайен, который занимал этот пост с 1918 по 1929 годы.
Фактически же с апреля 1919 по ноябрь 1921 года Особым отделом руководил Бэзил Томпсон, начальник существовавшего в его составе Департамента внутренней разведки. Этот человек являлся весьма значимой фигурой в системе британских органов безопасности и в период Первой мировой войны возглавлял борьбу с иностранным шпионажем.
Однако позже его непомерные амбиции стали вызывать немалое раздражение в правительственных кругах, в результате чего в октябре 1921 года премьер-министр Дэвид Ллойд Джордж предложил ему небогатый выбор между увольнением и отставкой.
Томпсон выбрал второе, и с ноября Департамент внутренней разведки был распущен, а Особый отдел перестал пользоваться прежней широкой автономией от остальных полицейских служб.
После того, как в 1929 году Мак-Брайен ушел в отставку, пост суперинтенданта Особого отдела Скогланд-Ярда занял прослуживший до 1936 года Эдуард Паркер.
В 1931 году было заключено так называемое «Вестминстерское соглашение», которое разделило сферы ответственности за безопасность Британской империи.
По его итогам ирландскими сепаратистами по-прежнему должен был заниматься Особый отдел, а по коммунистам отныне работала МИ-5, в которую для этого перевели трех лучших специалистов Особого отдела в этой области, в том числе известного контрразведчика Гая Лиддела.

Источники информации:
1. Ландер «Негласные войны. История специальных служб 1919-1945»
Просмотров: 2125
Операции:


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Келл Вернон, полковник Южного Стаффордширского полка, руководил МИ-5 с 1909 по 1940 год.
До назначения шефом секретной службы получил лишь небольшой опыт тайных операций в Шанхае, где во время восстания ихэтуаней работал корреспондентом «Дейли телеграф» и по совместительству агентом СИС.
Полковник Келл ярче всего проявил себя в сфере укрепления авторитета и позиций возглавляемого им ведомства.
Он прекрасно научился создавать «разумный шум» вокруг деятельности своей юридически несуществующей службы и умело пугал общество угрозой иностранного шпионажа ради упрочения своих позиций и получения дополнительных бюджетных ассигнований.
До 1918 года обыгрывалась тема вездесущей германской разведки, а в следующем десятилетии эту роль полностью отвели советскому и коминтерновскому шпионажу.
Глава МИ-5 с 1918 года официально именовался генеральным директором Имперской разведывательной Службы безопасности, в обиходе же использовалось сокращение «К», унаследованное и преемниками Келла.

В октябре 1909 года штат контрразведки, называвшейся тогда МО-5, умещался в единственном кабинете и состоял из одного Келла, через полгода он получил в подчинение делопроизводителя, в январе 1911 года — помощника и секретаря.
Второй офицер, капитан Эрик Холт-Уилсон, появился у него лишь в декабре 1912 года.
Накануне Первой мировой войны МО-5 насчитывала всего 9 офицеров, 3 гражданских служащих, 4 делопроизводителей и 3 полицейских, однако к ее окончанию в ней уже служили 844 сотрудника, в том числе 133 офицера и гражданских чиновника.
Серьезное внимание уделялось линейному размежеванию контрразведки, для чего уже 17 августа 1914 года МО-5 разделили на восемь специализированных подсекций.
МО-5 (г) под руководством Вернона Келла ведала вопросами оперативной работы, иностранными гражданами, а также контролем за перемещением через границу Великобритании.
В октябре 1914 года ее раздробили на три отделения:
— МО-5(г)А — расследование случаев шпионажа и изучение подозрительных лиц;
— МО-5 (г)Б — координация общей политики правительственных учреждений в отношении иностранных граждан и вопросы, возникающие в связи с Правилами защиты короны и Законом об ограничениях;
— МО-5(г)Ц — оперативный учет, кадры, финансы, административные вопросы и пограничный контроль в портах.
В дальнейшем, 11 августа 1915 года отделения МО-5 (г) приобрели статус секций:
- МО-5(г)А стала МО-5(г);
- МО-5(г)Б стала МО-5(ф);
- МО-5(г)Ц стала МО-5(х).
Пограничный контроль в портах вменили в обязанности отдельной секции МО-5(e).
После воссоздания в декабре 1915 года Директората военной разведки не относившиеся к контрразведке секции МО-5 от «а» до «д» вошли в состав МИ-6, а в секциях от «е» до «х» первые буквы с «МО» были изменены на «МИ».
В ходе войны эти сложные названия обычно упрощались, и секции обозначались исключительно по последней букве, указывавшей на их специализацию. Такая система стала полуофициальной и даже закрепилась в британских архивах.
В ходе Первой мировой войны структурная организация МИ-5 несколько раз менялась.
К осени 1918 года контрразведка состояла из шести секций:
— «А» — фильтрация беженцев из союзных стран и вопросы разрешения их возврата к местам прежнего жительства, а также контроль за иностранными гражданами, занятыми в военном производстве и вспомогательных военных учреждениях Великобритании.
Секция возникла в 1917 году, ее основной задачей являлось предотвращение проникновения германской агентуры в тылы наступающих на континенте войск;
- «D» — контрразведка на заморских территориях империи, в том числе противодействие немецкому шпионажу в Ирландии, на Востоке и Ближнем Востоке.
Этой же секции, созданной в 1916 году, подчинялось Восточно-Средиземноморское Особое разведывательное бюро в Каире.
- «Е» — контроль за портами и границей. С 1915 года сотрудники секции контролировали въезд на Британские острова морским путем, обращая при этом особое внимание на членов экипажей союзных судов.
Эта же секция надзирала за выездом из страны и составляла «черные списки» нежелательных и подозрительных лиц.
Была самой многочисленной секцией, например, в 1918 году в ней работали 300 человек из 844 человек общего штатного состава МИ-5.
— «F» — превентивная.
Секция осуществляла превентивные меры по недопущению случаев утечки секретной информации, оформляла допуски к ней и вела собственную картотеку потенциально опасных для национальной безопасности лиц, в которой периодически насчитывалось до 32 тысяч досье;
— «G» — расследования.
Оперативное контрразведывательное подразделение, сотрудники которого отследили и до начала Первой мировой войны арестовали 36 германских агентов, в том числе нелегалов, заброшенных на длительное оседание.
4 августа 1914 года аресту подверглись еще свыше 30 агентов, 11 из которых были казнены.
— «Н» — административная, секретариата и оперативного учета. Секция ведала секретариатом и административными службами, кадрами и общей картотекой.
Секция «В» (надзор за индийскими и восточными народами) выделилась из секции «G» 15 января 1917 года и 1 сентября того же года была поглощена секцией «D».
Однако это была на последняя реорганизация и в 1920 году организационная структура МИ-5 подверглась дальнейшим изменениям.
1 сентября секция «F» поглотила секцию «А», а 31 марта ряд секций был переименован:
- «F» стала «A»;
- «G» стала «В»;
- «Н» стала «D», а впоследствии «О».
В 1916 году контрразведывательные органы были включены в воссозданный Директорат военной разведки и до 15 октября 1931 года находились в составе военного министерства.
На фоне падения авторитета Особого отдела Скотланд-Ярда в конце 1920-х годов значительно усилились позиции МИ-5, постепенно отодвигавшей Особый отдел от контрразведывательных задач.
Служба безопасности вела оперативную работу и с точки зрения закона как бы не существовала, ибо юридического статуса не имела.
В 1931 году было заключено так называемое «Вестминстерское соглашение», которое разделило сферы ответственности за безопасность Британской империи.
По его итогам ирландскими сепаратистами по-прежнему должен был заниматься Особый отдел, а по коммунистам отныне работала МИ-5, в которую для этого перевели трех лучших специалистов Особого отдела в этой области, в том числе известного контрразведчика Гая Лиддела.

Источники информации:
1. Ландер «Негласные войны. История специальных служб 1919-1945»
Просмотров: 2767
Операции:
НОВЫЕ ЗАПИСИ В БАЗЕ СПЕЦСЛУЖБ
Служба безопасности МИ-5
Особый отдел Скотланд-Ярда
Особая секция военного министерства («Х»)
Директорат военной разведки «МИ»
Бюро Секретных Служб (ССБ)
Морская команда Чёрного моря
Криминальная полиция (Kriminal Polizei) - крипо
ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ О СПЕЦОПЕРАЦИЯХ
Радиоигра «Находка»


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

После роспуска Бюро Секретных Служб оперативные органы Великобритании претерпели очередное основательное изменение.
После получения Директоратом военной разведки самостоятельности его секции стали обозначаться аббревиатурой «МИ».
Секция МИ-1 (Секция секретариата) ведала не только агентурной разведкой, но также и административно-канцелярскими делами всего Директората военной разведки.
В ее состав входили следующие подсекции:
- МИ-1 (а) - административно-канцелярские дела;
— МИ-1 (б) — координация работы многообразных ветвей секретной службы, перехваты и дешифровка переписки противника;
— МИ-1 (ц) — Иностранная подсекция - политическая разведка.
Мэнсфилд Джордж Смит-КаммингВо главе МИ-1(ц)стоял Мэнсфилд Джордж Смит-Камминг, отставной военный моряк.
Многие источники именуют его просто Каммингом, и это отчасти верно.
Дело в том, что первоначально Мэнсфилда звали Смитом, но в 1889 году не имевший внуков мужского пола дед его жены, богатый шотландский землевладелец Камминг, пожелал, чтобы его фамилия не умерла вместе с ним.
Он поставил это условием упоминания внучки в завещании, поэтому Смит вначале неофициально, а с 1917 года и официально стал Смит-Каммингом.
После присвоения ему рыцарского звания его собственная фамилия Смит была опущена как неаристократическая, и теперь он именовался сэром Мэнсфилдом Каммингом.
Шефа МИ-1(ц) неофициально называли «Си» по первой букве его фамилии и слова «Chief», которой он подписывал документы.
Это стало традицией, и все его преемники использовали именно это сокращение…
МИ-1(ц) изначально состояла из политического, военного и военно-морского секторов, к которым после первой мировой войны добавился и авиационный.
Известное обозначение МИ-6 было введено в употребление лишь в начале Второй мировой войны (хотя изредка использовалось еще в 1930-е годы), однако чаще политическую разведку именовали Секретной разведывательной службой (СИС), что породило много путаницы.
Что касается подчиненности МИ-1(ц), то в каком-то смысле политическая разведка была «слугой трех господ».
Официально она подчинялась начальнику генерального штаба, то есть являлась подразделением военного министерства.
Однако основным потребителем информации СИС и соответственно ее «работодателем» было министерство иностранных дел – Форин офис. В предвоенный и военный период основным органом внешней разведки Великобритании являлась Морская разведка (НИД), которая имела давние традиции, развитую инфраструктуру и разветвленный агентурный аппарат, возглавляемый на местах так называемыми «представителями директора морской разведки», то есть резидентами.
Исходя из этого, СИС играла при ней роль своего рода младшего партнера, однако с 1915 года она совершенно определенно вновь стала военной структурой.
Важнейшим недостатком в доктрине СИС того времени было игнорирование вопросами внешней контрразведки. Бывший военный моряк Камминг желал иметь как можно меньше общего с этим нереспектабельным, по его мнению, занятием, и видел задачу подчиненной службы в сборе информации, а не в борьбе с агентурой противника.
Но логика работы заставляла СИС уделять все большее внимание линии контрразведки, и она вначале стихийно, а впоследствии и вполне организованно развилась до серьезных масштабов.
В аппарате МИ-1 (ц) появилось Центральное бюро, задачей которого являлась обработка и систематизация получаемой от загранточек контрразведывательной информации.
Впоследствии оно стало Центральной картотекой.
— МИ-1 (д) — составление сводок и иных информационных документов разведки.
Секция МИ-2 отвечала за традиционную, то есть не агентурную военную разведку и делилась на следующие три подсекции:
— МИ-2 (а) — Испания, Португалия, Италия, Балканы, США, Центральная и Южная Америка;
— МИ-2(б) — Российская империя и Скандинавия;
— МИ-2(ц) — Германия, Австро-Венгрия, Швейцария, Голландия и Люксембург.
Секция МИ-3 занималась теми же вопросами, что и МИ-2, но по странам Азии.
После Февральской революции 1917 года в Российской империи задача сбора информации по России была передана в МИ-3. Одновременно она стала заниматься и делами Дальнего Востока. Секция безопасности МИ-5 приняла на себя не только дела реорганизованной в 1916 году своей предшественницы МО-5, но и иные контрразведывательные задачи, ранее решавшиеся МИ-1 (б). Секция МИ-6 занималась оперативным изучением торговой политики иностранных государств, поставок оружия, а также вопросами международного права.
Кроме того, в спектр ее задач по-прежнему входила работа с шифрами и кодами и контроль над подводными телеграфными кабелями.
МИ-7 ведала прессой и специальной пропагандой, а также руководила Бюро военных переводчиков.
МИ-8 осуществляла цензуру телеграмм, радиограмм и проверку внешнеторговых контрактов.
МИ-9 осуществляла ведение почтовой цензуры.
МИ-10 отвечала за контакты с иностранными военными атташе и военными миссиями.
В ноябре 1918 года Британия начала концентрировать усилия своей разведки на России, и новая секция разведки МИ-Р стала специализироваться на Европейской и Азиатской России, Кавказе и Дальнем Востоке.
22 октября 1917 года на совещании в военном министерстве состоялось совещание, на котором обсуждались предложения по преобразованию работы стратегической агентурной разведки, направленные прежде всего на повышение ответственности СИС перед военным министерством и в особенности перед его разведывательным директоратом.
А уже 29 ноября 1917 года руководитель МИ-1(ц) получил официальную директиву о пересмотре организационной структуры разведки и создании в ней функциональных подразделений.
С декабря 1917 года центральный аппарат разведки стал представлять собой ряд функциональных подразделений:
- Центральное бюро;
— политическая секция;
— военно-морская секция;
— экономическая секция;
— секция кадров;
— секция прикрытия;
— секция секретной техники;
— секция связи;
— секция внешних связей;
— секция планирования побегов.
Периферийный аппарат разведки был представлен «иностранными бюро» — резидентурами, которые впоследствии стали именоваться «станциями».
В марте 1918 года, специально для работы по линии дипломатической разведки МИД Камминг создал в составе СИС Разведывательное бюро, в штат которого включили офицера связи с Форин офис Уильяма Тиррела.
После этого аббревиатура МИ-1(ц) была передана подразделению разведки военного министерства, ответственному за связь с СИС.
В Британии существовал так называемый принцип «третьей страны» - категорический запрет на проведение резидентурами оперативных мероприятий против страны своего пребывания.
Чтобы избежать риска компрометации дипломатов, предоставление разведчикам дипломатического прикрытия было исключено, что создавало для работы СИС практически непреодолимые препятствия.
Однако Камминг сумел разрешить это, казалось бы, тупиковое противоречие и предложил компромиссный вариант, использовавшийся в дальнейшем еще десятки лет.
В составе МИД было образовано Управление паспортного контроля (ПКД), которому, в свою очередь, подчинялись открытые в странах мира соответствующие бюро (ПКО).
Сотрудники ПКД не имели дипломатического статуса, но считались персоналом МИД, для них даже были установлены специфические ранги, дававшие возможность карьерного продвижения:
— старший паспортный офицер;
— офицер паспортного контроля;
— помощник офицера паспортного контроля;
— контролер;
— технические работники (клерки, переводчики, секретари и письмоводители).
На все эти должности назначались разведчики, которые официально переводились на службу в ПКД.
Но следует отметить, что Камминг во многом обманулся в своих надеждах, потому что МИД отказался рассматривать систему паспортного контроля как нечто совершенно ему не подчиненное. МИД активно вмешивался в вопросы открытия и закрытия бюро,
перемещения сотрудников-разведчиков и создавал этим немало проблем для их основной работы.
К тому же на офицеров были возложены определенные и крайне трудоемкие обязанности по работе с паспортами и визами, выполнение которых зачастую полностью съедало их время и не оставляло возможности заняться оперативной деятельностью.
Но был и плюс - консульские и прочие сборы частично оставались в распоряжении бюро паспортного контроля и тем самым отчасти решали финансовый вопрос.
В 1919 году кабинет министров и парламент решили пересмотреть ряд сфер государственного управления, в том числе спецслужбы, и приспособить их к изменившимся нуждам мирного времени.
Для этого в правительстве был образован первый Комитет по секретным службам, одной из официально сформулированных главных задач которого являлась защита интересов разведывательных органов видов вооруженных сил, то есть армии, флота и авиации.
С этой целью было принято решение образовать в составе СИС соответствующие секции, равно как и секции, отвечающие за направление дипломатии и экономической войны.
Отныне структура центрального аппарата разведки должна была включать как оперативные, так и «циркуляционные» секции, отвечавшие за рассылку добытой информации.
К числу первых были отнесены подразделения, ведающие внешней контрразведкой, кадрами и финансами, к числу вторых — все остальные.
Министерства видов вооруженных сил создали в своих разведывательных органах секции связи с СИС, зеркально повторяющие ее структуру в части, их касающейся (правда, министерство авиации задержалось с этим до самого конца 1920-х годов).
14 июля 1923 года в возрасте 62 лет умер Мэнсфилд Камминг, который занимал пост руководителя разведки в течение 12 лет.
Новым руководителем стал бывший директор разведки Адмиралтейства адмирал Хью Синклер.
Именно Синклер обратил пристальное внимание на внешнюю контрразведку, которую упорно старался игнорировать его предшественник.
В 1923 - 1924 годах руководителю разведки (кодовое обозначение C/SS) подчинялись два типа подразделений центрального аппарата. Первый из них, обозначавшийся латинской литерой «С», представляли экономическая, военная, военно-морская, позднее политическая и авиационная секции, ответственные за постановку разведывательных задач оперативным подразделениям и за связь с соответствующими министерствами.
К второму типу относились оперативные функциональные секции «Н» (перехват и перлюстрация дипломатической почты иностранных государств), секция Коминтерна и Центральная картотека, а также географические группы «G»:
— балтийская с резидентурами в Латвии, Литве, Эстонии и Финляндии;
— скандинавская с резидентурами в Дании, Швеции, Норвегии и Польше;
— германская с резидентурами в Германии, Нидерландах, Бельгии и Рейнской области;
— швейцарская с резидентурами в Швейцарии, Франции, Италии, Испании и Португалии;
— центрально-европейская с резидентурами в Австрии, Чехии, Словакии, Венгрии, Болгарии, Югославии и Румынии;
— дальневосточная с резидентурами во Владивостоке, Харбине, Шанхае, Гонконге, Токио и Ванкувере;
— ближневосточная с резидентурами в Турции, Египте, Греции Палестине и на юге бывшей Российской империи;
— бюро в Нью-Йорке на правах отдельной группы.
В 1932 году группы «G» получили права секций, а их количество постоянно варьировалось, но чаще всего равнялось четырем.
Из-за крайне скудного финансирования эффективность работы СИС опустилась почти до нуля, и в 1925 году лейбористская фракция парламента даже серьезно рассматривала вопрос о ее ликвидации и рассекречивании всех дел…
Источники информации:
1. Ландер «Негласные войны. История специальных служб 1919-1945»
Просмотров: 2167
Операции:


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

В 1873 году в Великобритании было создано первое формальное и централизованное Разведывательное отделение военного министерства, которое спустя 15 лет было преобразовано в Директорат военной разведки (ДМИ).
Тем не менее выполнение специальных задач, то есть ведение агентурно-оперативной работы, в первую очередь в интересах контрразведки, возлагалось не на него, а на Особую секцию военного министерства («X»).
Накануне Англо-бурской войны 1899 — 1902 годов Особая секция («X») была передана под непосредственное руководство генерал-квартирмейстера армии полковника Дж. К. Троттера, после чего она стала официально обозначаться И-3.
Однако, что конечно же вносило определенную путаницу, на практике ее всегда продолжали именовать по-прежнему, и нередко даже старшие офицеры военного министерства не сразу могли понять, о чем идет речь, если вместо «X» их собеседник упоминал И-3.
В составе Особой секции имелись следующие функциональные подсекции:
— И-3 (а) — «особые задачи»: агентурная разведка, военная цензура, допросы военнопленных, шифры и коды, допуск корреспондентов на ТВД.
Однако, несмотря на обширный круг задач, штат подсекции насчитывал всего 3 офицера и 1 делопроизводителя;
— И-3 (б) — сбор данных для составления военных карт и выполнение иных необходимых для этого действий.
Эта подсекция была самой многочисленной и состояла из 3 офицеров, 1 старшего и 3 рядовых делопроизводителей и 21 техника;
— И-3 (с) — составление военных карт;
— И-4(д) — библиотека.
В задачи этой подсекции входило ведение разведки по открытым источникам, прежде всего по публикациям в зарубежной прессе.
Из-за военных неудач в ходе войн с Трансваалем и Оранжевой республикой, которые связывали со слабостью британской разведки, в 1904 году Директорат военной разведки был подвергнут реорганизации с понижением статуса и стал Разведывательной частью Директората военных операций (ДМО).
С 1904 по 1914 годы секции центрального аппарата разведки носили обозначение МО (военные операции), сохранившееся и после изменения названия Директората военных операций на Оперативный и разведывательный директорат.
И-3 была переименована в секцию МО-3 и при этом лишилась двух подсекций, которые занимались картографией, что было характерно для армий всего мира, в которых раньше или позже организовывались отдельные картографические службы. В составе МО-3 остались подсекция «особых задач» и библиотека, которыми руководил будущий директор военной разведки Джордж Кокерилл.
В 1907 году он передал свой пост Джеймсу Эдмондсу.
В 1906 году все секции МО были заново перенумерованы.
- МО-1 занималась вопросами военной стратегии и к разведке отношения не имела;
— МО-2 - разведка в Германии, Голландии, Австро-Венгрии, Испании, Португалии, Греции, Ближнем Востоке, Соединенных Штатах Америки, Центральной и Южной Америке, Балканах и Африке;
— МО-3 - разведка в России, Франции, Бельгии, Дальнем Востоке и Скандинавии;
— МО-4 - топографическая разведка, составление и издание карт;
— МО-5 - особая секция - бывшая секция «X» - цензура, контроль за средствами связи, руководство контрразведкой. Помимо контрразведки, МО-5 концентрировалась на сборе исключительно военной информации.
— МО-6 - сбор и рассылка санитарной разведывательной информации.
В британской разведке агентов и оперативный персонал разделяли на ряд категорий, основными из которых считались:
- «наблюдатели» - были классическими агентами в обычном понимании;
- «перевозчики» - курьеры и все, кто был задействован в обеспечении доставки собранной «наблюдателями» информации к «сборщикам»;
- «сборщики» - являлись основной фигурой в системе разведки и
всегда были кадровыми офицерами армии. Они отвечали за поддержание связи с агентами и сбор разведывательной информации, занимались первичной оценкой ее достоверности, обработкой и сопоставлением с данными, полученными из других источников, включая открытые.
«Сборщики» базировались в третьих странах, отвечали за вербовку основной и вспомогательной агентуры, за проведение всех разведывательных операций в своей зоне ответственности и более всего соответствовали современному понятию резидента.
Но, справедливости ради надо отметить, что эта стройная система красиво выглядела только на бумаге, для ее же реализации в запланированном объеме тривиально не хватало необходимых ресурсов…
Майор Эдмондс, который в 1907 году возглавил агентурную разведку и контрразведку, испытывал недостаток денег и людей.
Если бы не помощь директора разведки Адмиралтейства вице-адмирала Эдмонда Слэйда, Эдмондс просто физически не смог бы обеспечить выполнение возложенных на него задач.
После создания в октябре 1909 года Бюро секретных служб (ССБ) секция МО-5 организационно вошла в состав его Внутреннего департамента.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

1 октября 1909 года Комитет имперской обороны (КИД) Великобритании принял решение о создании Бюро секретных служб (ССБ).
Инициатива создания этого органа исходила от руководителя секции военной контрразведки «X» майора Джеймса Эдмондса.
Были созданы благоприятные предпосылки для реорганизации системы безопасности Британской империи, хотя они и не помогли Эдмондсу осуществить свой замысел сосредоточения всей контрразведки в руках военных.
Секция «X» была для этого слишком слаба, ее деятельность в основном заключалась в цензуре телеграфной переписки между Лондоном, Кейптауном, Дурбаном, Занзибаром и Аденом, а также в периодической перлюстрации почтовых отправлений.
О степени значимости ИО-5 свидетельствует тот факт, что после расформирования Директората военной разведки его подчинили библиотеке министерства...
Структура ССБ была следующей:
- Внутренний департамент.
Был организован на базе секций Директората военных операций военного министерства, к которому были добавлены часть персонала и некоторые функции ряда отделов министерств иностранных дел, по делам Индии и по делам колоний.
- Внешний департамент.
Этот департамент, одновременно являвшийся секцией МО-5, ведал контрразведкой и обеспечением государственной безопасности.
Бюро секретных служб никогда не рассматривалось в качестве настоящей секретной службы, а создавалось, скорее всего, как посредник для сокрытия деятельности разведывательных органов военного министерства и Адмиралтейства, а позднее — и Форин офис (министерства иностранных дел). Ведь правительство Великобритании официально отрицало существование контрразведки до 1989, а внешней разведки — до 1992 года…
Исходя из концепции создания, на Бюро секретных служб возлагался довольно ограниченный круг задач.
В первую очередь, ССБ должно было работать с очень многочисленными контрагентами, которые предлагали информацию, способную заинтересовать военное министерство или Адмиралтейство. Такое посредничество позволяло выставить Бюро секретных служб в качестве прикрытия для респектабельных институтов государства и отчасти избежать их компрометации перед внешним миром в случае провала какой-либо секретной операции.
Кроме того, в обязанности ССБ входила отправка своих агентов в различные части Великобритании с целью раскрытия характера и масштабов иностранного шпионажа и контакта в этом вопросе с министерством внутренних дел и полицейскими органами городов и графств.
ССБ просуществовало всего год, но, по оценкам специалистов, его создание явилось заметным этапом в развитии британских спецслужб и провозвестником начала подготовки разведки и контрразведки к предстоящей войне.
Бюро секретных служб выполнило свою задачу мобилизации оперативных сил и средств и ушло в историю, став родоначальником внутренней и внешней секретных служб Великобритании.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Морская команда Чёрного моря» («Маринэ айнзацкомандо дес Шварцен Меерс» (фельдпост № 12965)) - специальная морская разведывательная команда по Чёрному и Азовскому морям — во главе с корветтен-капитаном доктором Рота и его заместителем капитан-лейтенантом Граслером.
Команда численностью 40 человек подчинялась «Абвер-загранице» и была придана штабу адмирала Карла Георга Шустера, который командовал германскими военно-морскими силами юго-восточного направления.
«Морская команда Чёрного моря» в 1941-1942 годах располагалась в Бухаресте (Румыния) и являлась самостоятельным подразделением.
Основной задачей «зондер-команды ОКВ» был сбор информации о военном и торговом флотах данных морей, о портах, портовых сооружениях и предприятиях судостроительной промышленности, об организации и состоянии обороны побережья.
С началом войны против СССР «Морская команда» была передислоцирована на советскую территорию и разделилась на две группы.
Первая группа (форт-группа, «передовая группа») во главе с лейтенантом Германом Бирманом выехала в Одессу, другая, во главе с Роттом, — в Николаев.
Позднее обе группы соединились в Николаеве, откуда переехали в Ялту и находились на территории санатория «Угольщик Донбасса». С декабря 1941 по февраль 1942 года группа Ротта находилась в Николаеве, а потом была распущена.
По приказу адмирала Шустера сам Ротт с частью группы выехал в
Софию (январь 1942 года), личный состав был передан в сухопутную контрразведку и НБО.

Источники информации:
1. Сафронов «Второй раз я стою перед расстрелом…»


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Морская команда Чёрного моря» («Маринэ айнзацкомандо дес Шварцен Меерс» (фельдпост № 12965)) - специальная морская разведывательная команда по Чёрному и Азовскому морям — во главе с корветтен-капитаном доктором Рота и его заместителем капитан-лейтенантом Граслером.
Команда численностью 40 человек подчинялась «Абвер-загранице» и была придана штабу адмирала Карла Георга Шустера, который командовал германскими военно-морскими силами юго-восточного направления.
«Морская команда Чёрного моря» в 1941-1942 годах располагалась в Бухаресте (Румыния) и являлась самостоятельным подразделением.
Основной задачей «зондер-команды ОКВ» был сбор информации о военном и торговом флотах данных морей, о портах, портовых сооружениях и предприятиях судостроительной промышленности, об организации и состоянии обороны побережья.
С началом войны против СССР «Морская команда» была передислоцирована на советскую территорию и разделилась на две группы.
Первая группа (форт-группа, «передовая группа») во главе с лейтенантом Германом Бирманом выехала в Одессу, другая, во главе с Роттом, — в Николаев.
Позднее обе группы соединились в Николаеве, откуда переехали в Ялту и находились на территории санатория «Угольщик Донбасса». С декабря 1941 по февраль 1942 года группа Ротта находилась в Николаеве, а потом была распущена.
По приказу адмирала Шустера сам Ротт с частью группы выехал в
Софию (январь 1942 года), личный состав был передан в сухопутную контрразведку и НБО.

Источники информации:
1. Сафронов «Второй раз я стою перед расстрелом…»


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Полк Командования Сил быстрого реагирования — создан в 2007 г. в рамках Командования Сил быстрого реагирования (англ.) Сухопутных войск Японии.
Группа специальных операций (англ.), яп. Tokushu Sakusen Gun) — входит в состав Командования Сил быстрого реагирования. Подготовлена как для антитеррористических операций, так и для совместных действий с 1-й воздушно-десантной бригадой.
Пехотный полк Западной Армии (англ.) — рейнджерская часть, предназначенная для защиты удаленных спорных островов. Имеет подготовку как морской пехоты, так и парашютистов.
Рота рейнджеров — входит в состав 1-й смешанной бригады Сил самообороны Японии отвечающей за оборону острова Окинава.
Special Boarding Unit (англ.) (яп. (特別警備隊 Tokubetsukeibitai) — антитеррористическое подразделение Морских сил самообороны Японии. Численность 60 человек. База — г. Этадзима (преф. Хиросима)
Special Security Team (англ.) (яп. (特殊警備隊 Tokushu Keibitai) — антитеррористическое подразделение Береговой охраны Японии
Special Assault Team (англ.) (яп. 特殊急襲部隊 Tokushu Kyūshū Butai) — антитеррористическое подразделение Национального полицейского агентства Японии
Примечания[править | править вики-текст]


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Спецслужбы Японии

Информационно-исследовательское бюро (ИИБ) при кабинете министров
Органы военной разведки
Управление информации и исследований МИД
Главное полицейское управление (ГПУ)
Управление расследований общественной безопасности при Министерстве юстиции (УРОБ)
Органы военной контрразведки
Иммиграционное управление
Управление безопасности на море (УБМ)
Содержание [скрыть]
1 Информационно-исследовательское бюро (ИИБ) при кабинете министров
2 Военная разведка
3 Управление информации и исследований МИД
4 Главное полицейское управление (Управление охраной)
5 Управление расследований общественной безопасности
6 Военная контрразведка
7 Иммиграционное управление
8 Управление безопасности на море (УБМ)
9 Ссылки
10 См. также
Информационно-исследовательское бюро (ИИБ) при кабинете министров[править | править вики-текст]
Главная спецслужба Японии. Из-за малого числа сотрудников активно вербует иностранных граждан.

Отделы:

внутренней информации.
зарубежной информации.
по взаимодействию с другими спецслужбами страны.
с государственными учреждениями, частными фирмами и общественными организациями.
по связям со СМИ.
аналитический.
Военная разведка[править | править вики-текст]
В её основе лежит опыт Разведывательного управления Министерства обороны США. Первоочередными объектами изучения являются вооруженные силы и оборонные потенциалы России, КНР и КНДР.

Управление информации и исследований МИД[править | править вики-текст]
Занимается сбором данных для выработки внешнеполитического курса Японии.

Главное полицейское управление (Управление охраной)[править | править вики-текст]
Её задачей является контрразведывательное обеспечение государственной безопасности.

Отделы:

Отдел общественной безопасности.
Иностранный отдел.
Следственный отдел.
Управление расследований общественной безопасности[править | править вики-текст]
Защита конституции Японии (борьба с организациями типа Аум Синрикё).

Военная контрразведка[править | править вики-текст]
Построена, как и военная разведка, на основе армии США. Тесно сотрудничает с офицерами военной контрразведки ВС США, находящихся на Японских островах.

Иммиграционное управление[править | править вики-текст]
Контролирует въезд и выезд граждан и иностранцев. Собирает разведывательную и контрразведывательную информацию. Тесно сотрудничает с контрразведывательными службами Японии.

Управление безопасности на море (УБМ)[править | править вики-текст]
Морская разведка, контроль рыбного промысла в 200-мильной зоне, оказания помощи терпящим бедствие в море.

Ссылки[править | править вики-текст]
Сайт о спецслужбах


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

читается, что толчком для развития сил специального назначения стал вывод, сделанный в 1985 г. Военным Советом ЦК КПК во главе с Дэн Сяопином об отсутствии в обозримом будущем возможности крупномасштабных вооруженных конфликтов с применением обычных вооруженных сил. Следующим поводом к изменению военных концепций явились выводы из исследования опыта войны в Персидском заливе.
Первое подразделение сформировано в 1988 году в Гуанчжоуском военном округе.

Численность, структура
На данный момент в каждом из семи военных округов Китая существует подчиненный командованию округа полк спецназначения (из 3-х батальонов, общей численностью ок. 1000 человек), кроме того, на каждом уровне воинских формирований есть собственные подраздения спецназа: в корпусе - батальон (всего 18 батальонов, каждый - по 300-400 человек), в бригаде - рота (около 120 чел.), на уровне полка - взвод (30-40 чел.).

Уровень подготовки, а также оснащения от полка к бригаде, от бригады к корпусу, и от корпуса к округу значительно повышается.
Кроме этого, к силам спецназа относятся подразделения морского десанта ("Ударный морской десант") и воздушного десанта ("Острый меч синего неба").

Официально не относятся к спецназу, но проходят подготовку по облегченной программе спецназа, которая все же намного сложнее программы подготовки обычных солдат НОАК 162-я (в составе 54-й армии), 63-я (в составе 21-й армии) и 149-я (в составе 13-й армии) дивизии повышенной готовности. Близко к этому уровню подготовки и 1-я (Ханчжоу, Нанкинский ВО), 38-я (86 тыс. чел., Баодин, Пекинский ВО), 39-я (75 тыс. чел., Инкоу, Шэньянский ВО) и 54-я (89 тыс. чел., Синьсян, Цзинаньский ВО) армии быстрого реагирования. Эти группировки относят к числу лучших по оснащенности и боеготовности армий Китая.

Кроме армейского спецназа существуют: спецназ Вооруженной милиции (ВМ) и подчиненные Министерству общественной безопасности (МОБ) подразделения Спецназа Сил общественной безопасности.

Есть и отдельные особые подразделения, о которых в открытом доступе лишь изредка появляется отрывочная информация: подразделение антитеррора "Пантера" (по некоторым источникам, возможно, приписано к Чэндускому ВО, возможно было предшественником или входило в "Сокол"), "Снежный волк" (подчинен ВМ) и другие.
Элитарное подразделение спецназа Китая, в котором собираются только лучшие из лучших, - антитеррористическое подразделение "Восток", дислоцированное рядом с Пекинским аэропортом; его полное название - антитеррористическое подразделение милиции особого назначения 722 МОБ Института подготовки бойцов специального назначения ВМ.

Сам Институт основан в 1983 году. За время своего существования он выпустил более тысячи человек, большинство из которых стали инструкторами спецназа.

Назначение

Спецназ Китая - одна из основных составляющих Сил быстрого реагирования Китая, которые должны вести войну в условиях ограниченного регионального конфликта и использования последних военных технологий, в т.ч. точечных ударов вне зоны уязвимости для противника.
В функции спецназа входят: разведка, непродолжительные и/или мелкомасштабные военные операции и антитеррористическая деятельность, в т.ч. и уничтожение формирований сепаратистов.

Подготовка
Китайцы утверждают, что их спецназ готовится с широким применением оздоровительных и боевых элементов традиционных культурных течений Поднебесной: напр., цигун.
Если верить усердно распространяемой в интернете информации, бойцы спецназа Китая проходят такую физподготовку, которая граничит, - если не превышает, - с пределами человеческих возможностей (в том числе, и психических). Судя по всему, эти фантастические данные, - многими воспринимаемые с удивлением, восторгом, и растерянностью, и даже испугом, с другой стороны, - являются прекрасно подготовленной пропагандистской уловкой. Однако, как бы там ни было, нет никаких оснований подвергать сомнению хорошую (если - не отличную) физическую и психологическую подготовку бойцов срецназа Китая.

Эффективность
Начиная с 1998 года спецназ Китая получает приглашения на проводимые в Эстонии международные соревнования подразделений спецназа - ERNA. Участвуя в соревнованиях в первый раз спецназ Китая получил в 20 видах программы 8 первых мест, одно второе и 4 третьих, заняв в общем зачете 3 место.
Позднее китайская команда получила приз "Лучшая зарубежная команда".
По непроверенным данным, бойцы подразделения "Сокол" в количестве 32 человек направлялись в помощь спецслужбам правительства Афганистана для освобождения взятых в заложники китайских рабочих. Газета "Исламабад Таймс" утверждала, что китайский спецназ ночью без единого выстрела освободил заложников и задержал удерживавших их 21 террориста, чему была дана высочайшая оценка представителями спецслужб США в Афганистане (официально инфа не подтверждена).
Касаемо этого случая, нелишне обратить внимание на то, что это единственный известный общественности случай успешного применения Китаем сил спецназа, но не будучи подтвержденным никакими официальными источниками, эпизод подозрительно напоминает удачный пиар-ход, которыми славны китайцы.
В то же время следует отметить, что силы спецназначения Китая не имеют обширного значимого опыта участия в боевых действиях.

Оснащение подразделений спецназа
Наконец, переходим к основному вопросу - вооружению спецназа Китая.
Учитывая существование различных единиц спецназначения НОАК, имеющих разные задачи и, соответственно, разные уровни подготовки, подчиненность различным структурам армии, полиции, ВМ и МОБ, - следует допустить существование разных для них степеней оснащенности и качества вооружения.
Касаемо некоторых спецподразделений - данные о вооружении отсутствуют полностью, касаемо других - данные в интернете явно устаревшие. Придется делать допущения, поскольку имея на вооружении в армии образцы современного стрелкового оружия, китайцы вряд ли оставили бы на вооружении спецназа устаревшие образцы (как это явствует из информации в интернет-источниках).

По сообщению ряда источников, на вооружении отдельных подразделений сил спецназначения (например, спецназа ВМФ) по-прежнему состоят пистолеты китайского производства, копирующие иностранные образцы: ТТ, Беретта, Кольт, CZ и др.
В то же время многие боевые единицы уже оснащены современными пистолетами, созданными китайскими конструкторами QSZ 92

Этот пистолет был создан в конце прошлого века под новый боеприпас - 5.8х2.1мм пистолетного патрона DAP, разработанного с целью повысить пробивную способность пули для преодоления персональной защиты противника - бронежилета (идея, реализованная ранее в FN Five-Seven).
Новый остроконечный малоимпульсный патрон действительно обладал большей пробивной и поражающей способностью, а также более настильной траекторией полета, нежели другие типы пистолетных патронов, в том числе и основной пистолетный патрон – 9-мм НАТО («Парабеллум»).
Более удобная рукоятка, импульс отдачи при стрельбе ощущается слабее, чем из оружия, рассчитанного на 9мм патрон «Парабеллум», поэтому новый китайский пистолет оказался легко управляемым. Он имеет рамку из ударопрочных полимерных материалов, что позволило уменьшить массу оружия до 0,76 кг. Причем в рамку сверху вставлен единый модуль, выполненный из стали и сочетающий в себе как направляющие пазы для затвора, так и корпус ударно-спускового механизма. Вставки на пистолетной рукоятке – сменные и позволяют регулировать величину рукоятки. Пластиковые вставки имеются также по бокам на тыльной части кожуха-затвора, облегчая перезаряжание.

5,8мм пистолет QSZ 92 с прибором для бесшумно-беспламенной стрельбы и оптическим прицелом

Автоматика пистолета работает по принципу использования отдачи при коротком ходе ствола. Запирание затвора осуществляется поворотом ствола. Ударно-спусковой механизм курковый, двойного действия. Двусторонний рычаг флажкового предохранителя смонтирован на рамке и дополнительно служит для безопасного спуска курка с боевого взвода. Двухрядный магазин рассчитан на 20 пистолетных 5,8мм или 15 9мм патронов. Под стволом на рамке имеются направляющие пазы для крепления боевого тактического фонаря или лазерного целеуказателя. Возможно его оснащение прибором для бесшумно-беспламенной стрельбы. Из этого пистолета возможна стрельба как с правой, так и с левой руки, а также с обеих рук. Модель 5,8-мм пистолета QSZ 92 для НОАК имеет спусковую скобу скругленной формы, что характеризует иную, чем западная, технику китайской стрельбы из короткоствольного оружия.
Общая длина – 190 мм; длина ствола 115 мм.

Пистолеты-пулеметы

Во многих источниках указывается, что воины спецназа Китая вооружены пистолетами-пулеметами «Тип 64».

Этот пистолет-пулемет был разработан в начале 60-х гг. для вооружения спецназа НОАК; предназначен для малошумной и беспламенной стрельбы, имеет интегральный глушитель. Патроны 7.62мм Тип 64 (гильза от патрона 7.62х25мм ТТ плюс тяжелая остроконечная пуля со стальным сердечником). Пуля имеет дозвуковую скорость (для подавления звука) полета. В конструкции пистолета-пулемета прослеживается заметное влияние автомата Тип 56 (копия советского автомата AK). В частности, заимствованы конструкция предохранителя-переводчика и пистолетной рукоятки.
Используется автоматика со свободным затвором. Темп стрельбы - 1300 выстрелов /мин. Прицел до 200 метров.
Однако, на смену этому пп в 80-е гг в Китае начали выпускать новый пп Тип-85.

Кроме крупнейшей в мире регулярной армии, в Китае есть еще и спецназ. Курс физподготовки там называют «дорога в ад». Отбор проходит только треть кандидатов. Китайский спецназ - явление молодое. Он существует с 1988 года. До этого страна не испытывала необходимости в войсках специального назначения. Поводом к их созданию стал анализ конфликтов во Вьетнаме и Корее. Китай перешел от концепции народной войны к концепции войны локальной, когда берут не числом, а умением. Умения хватает и у простой китайской армии, несколько полков которой также проходит почти полный курс спецназа. Умения хватает и у многих простых китайцев: культура физического здоровья там издревле сильна. Армия Китая - крупнейшая в мире. Включая резерв, это 40 миллионов человек. Дефицита в кадрах китайская армия не испытывает, как и войска специального назначения, служба в которых приравнивается к высшей миссии служения стране. Поэтому спецназ может производить такой отсев кандидатов, что до второго тура отбора доходит только 30-40 %. Как готовят китайский спецназ Главное для солдата - выполнить поставленную задачу. Для этого нужно выжить. Выживанию в китайском спецназе уделяется особое внимание. Тренировки, марш-броски, десантные и диверсионные учения проводятся во всех климатических зонах. Спецназовцы должны обладать хорошей альпинистской и лыжной подготовкой, уметь выживать в условиях недостатка еды и пищи. А также в условиях недостатка кислорода: в тренировочный план некоторых подразделений спецназа входит обучение выживанию в воде с завязанными руками и ногами. Подготовка каждого бойца включает базовый и профессиональный курс. Базовый - един для всех подразделений (всего в Китае 7 групп спецназа), профессиональные курсы адаптированы по месту дислокации и боевым задачам каждого подразделения. Как и во всех войсках, одним из этапов подготовки являются марш-броски. Как правило, на один марш-бросок дается неделя. Каждый боец получает автомат, каску, нож, килограмм риса, пять кусков печенья, соль и спички. В группу входит 6 человек. За неделю они должны преодолеть 200-300 км, выполнив при этом поставленную боевую задачу. Маршрут марш-броска, как правило, прокладывается с таким условием, чтобы не меньше половины пути солдаты были в высокогорных условиях, без источников пропитания и воды. Еды дается столько, чтобы половину маршрута приходилось питаться подножным кормом. В рацион питания китайца-спецназовца на марш-броске поэтому входят и змеи, и муравьи. Но это не просто курсы выживания - это война. Как уже говорилось, во время марш-броска выполняется боевая задача. Обычно это штурм, захват "языков", диверсионные работы. Марш-броски проводятся часто - от 3 до 6 месяцев в году. «Дорога в ад» Курс физической подготовки китайского спецназа уважительно называют «дорогой в ад». Подъем - в полпятого утра, затем - полчаса общего и Дяньтянь цигуна. После этого - бег на длинные дистанции с нагрузкой в десять кирпичей по пересеченной местности. пять километров боец должен преодолеть за двадцать пять минут. С особой тщательностью в китайском спецназе готовят ударные поверхности тела. Курс физподготовки включает, например, упражнение "железная ладонь". За один подход боец наносит 300 ударов по мешку (сначала с фасолью, затем - с железными опилками). Не менее серьезной подготовке подвергаются колени, локти и головы. Это роднит китайский спецназ с российским - разбивание кирпича головой - одна из показательных практик. Кроме общей физической подготовки каждый боец также проходит курс диверсионного дела, радиоподготовку, осваивает взрывное дело, маскировку, навыки подводного плавания, а также учит иностранные языки. На проводимых в Эстонии соревнованиях между спецслужбами группы специального назначения из Китая не раз занимали первое место. Газета "Исламбад Таймс" также писала, что китайский спецназ "Сокол" принимал участие в освобождении заложников в Афганистане. Без единого выстрела заложники были освобождены. Источник фото: en.wikipedia.org zg-V.com muven.com

Источник: Как готовят китайский спецназ
© Русская Семерка russian7.ru


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

К созданию и оснащению всем необходимым отрядов спецназа в Китае относятся очень серьезно. Это вызвано многими причинами, и не в последнюю очередь сепаратистскими настроениями на Тибете, а также проблемой Тайваня. Спецназ имеется во всех силовых ведомствах. В полиции, например, есть даже боевые женские подразделения, предназначенные для борьбы с наркокурьерами. В составе некоторых частей, занимающихся охраной государственной границы, имеются знаменитые роты "Тигров". На границе с Россией имеется пять таких рот. Но все-таки наиболее подготовленными и боеспособными являются отряды спецназа Народно-освободительной армии Китая (НОАК). В настоящее время в сухопутных силах 11 таких отрядов (по количеству округов) со звучными названиями типа "Черные пантеры". Существуют они уже по 10 -12 лет. Численность личного состава в отрядах, укомплектованных в настоящее время на 100 процентов, составляет около 150 солдат и офицеров. Большая часть военнослужащих - сверхсрочники. Организационно отряд состоит из подразделения управления и четырех боевых групп, каждая из которых может делиться на 5 -10 подгрупп, способных действовать самостоятельно.Над четырехэтажным зданием зависает китайский вертолет. Бойцы спецназа по фалу десантируются на крышу здания и блокируют террористов. Внешне этот эпизод совместных китайско-российских антитеррористических учений «Мирная миссия — 2009» напоминает учения нашего спецназа, которые регулярно проводятся на базе учебных центров.

Полигон: КИТАЙСКИЙ СПЕЦНАЗ: ЛИЧНОЕ ЗНАКОМСТВО
ПОКА бойцы спецназа работают на крыше и спускаются по стенам с помощью альпинистского снаряжения, я нахожусь на третьем этаже того же здания — фотографирую, наблюдаю за происходящим и всячески пытаюсь хоть что-то успеть спросить у молчаливых китайских спецназовцев.
Отряды специального назначения в Народно-освободительной армии Китая — это секретные подразделения. Китайцы о подготовке обычных-то бойцов ничего конкретного не рассказывают, а уж тайны спецназовского мастерства вообще хранят за семью печатями. Правда, на официальном сайте выложено довольно много эффектных фотографий, демонстрирующих, как лихие китайские парни прыгают сквозь горящие кольца, перетаскивают по болоту необъятные бревна и преодолевают огненно-штурмовую полосу, сплошь усеянную препятствиями из колючей проволоки.
В новостях китайского военного телеканала тактико-специальная подготовка бойцов спецназа выглядит поскромнее. Как-то раз армейские журналисты рассказывали о тренировке, отдаленно напоминающей сдачу на краповый берет. Только если наши спецназовцы выполняют все упражнения в касках, бронежилетах и с оружием, то их китайские коллеги бегают налегке. Во всяком случае об этом свидетельствовала «картинка» военного телевидения. Но это информация, полученная из вторых рук, то есть от китайских военных журналистов. А вот что удалось узнать от спецназовца, который волею судьбы оказался на том же этаже того же здания, где металась я со своим фотоаппаратом, и который был поставлен следить за тем, чтобы за пределы обозначенной площадки я ни в коем случае не выходила.
Рядовому по имени Ван Лей 20 лет. Говорит, что в армии служит уже третий год, а пару месяцев назад сдал экзамен в спецназ. Озвучивать название своего отряда Ван Лей наотрез отказался, не стал рассказывать и о том, как проходил его заветный экзамен. Ван Лей заметил только, что отличительный знак бойца спецназа — буквы TZ на шевроне.
Служить в отряде специального назначения для военнослужащих НОАК очень престижно. Разницы в денежном довольствии у китайских спецназовцев по сравнению с остальными военнослужащими нет. Нет абсолютно никакой разницы и в продовольственном пайке — в китайской армии всех кормят одинаково. Впрочем, бойцов спецподразделений иногда не кормят вовсе.

Полигон: КИТАЙСКИЙ СПЕЦНАЗ: ЛИЧНОЕ ЗНАКОМСТВО
Один китайский переводчик по имени Хэ проговорился, что иногда военнослужащим спецназа выдают паек на сутки и отправляют на задачу, выполнение которой занимает неделю — так что приходится питаться чем придется. Такое вот тренировочное упражнение на выживание! Справляются с ним без особого труда благодаря распространенной в здешних краях всеядности. Даже простые китайцы, особенно жители южных регионов, никогда не имевшие ничего общего с курсами экстремального выживания, умеют вкусно готовить змеиное и мышиное мясо.
Наш герой из китайского спецотряда Ван Лей — единственный сын в семье (у китайцев в свете современной демографической политики такое правило — если рождается второй ребенок, родителей с государственной службы попросту увольняют). Мать и отец Ван Лея живут в небольшой деревеньке на северо-востоке в провинции Джи-Ринь, занимаются фермерством — разводят рыбу. Они очень гордятся сыном и довольны его успехами.
На вид рядовой спецназа Ван Лей далеко не атлет. Это и понятно — в таком подразделении ценится прежде всего сила и выносливость, а не объем бицепсов. Мастера легендарного монастыря Шаолинь у китайских спецназовцев в почете, но из разговора понятно, что они больше доверяют боевому самбо и армейскому рукопашному бою.
Бойцы спецназа одеты в «цифровой» камуфляж, какой носят военнослужащие сухопутных войск. Дополнительные элементы экипировки — наколенники, налокотники и большие безразмерные перчатки (возможно, они служат для того, чтобы не поранить руки, спускаясь по фалу и веревкам). Хочется отдельно сказать про элемент зимней формы одежды, несколько забавный, но полезный. К шапкам-ушанкам у китайских военных пуговицами пристегивается полоска меха, которая защищает от холода нос. Бойцы в таких эксклюзивных шапках часто мелькают на фотографиях в различных журналах и книгах о современной армии Китая.

Полигон: КИТАЙСКИЙ СПЕЦНАЗ: ЛИЧНОЕ ЗНАКОМСТВО
В полевых условиях китайские военные живут в палатках. Из непривычных для нашего солдата деталей палаточного интерьера здесь москитные сетки и веселые желтые тазики — универсальный атрибут на все случаи жизни. Как-то раз во время учений на полевой лагерь обрушился ливень, даже немного подтопило, так китайцы ринулись вычерпывать воду своими бессменными тазиками. А в другой раз по военному телевидению транслировали сюжет о полевом быте наших военных, разместившихся в соседней части лагеря. Репортер с неимоверным усердием рассказывал и показывал зрителям причудливую «русскую народную емкость» — ведро!
Китайская казарма-общежитие, в котором я сама прожила пару дней, производит самое светлое впечатление. Поражает простота и функциональность вещей. Комнаты рассчитаны на четырех человек. Кровати двухъярусные, поэтому не занимают много места. Матрасы необыкновенно удобные. Плюс в комнате есть шкаф и универсальный стол со множеством ящиков.
На службу китайские военные прибывают к 8 утра, рабочий день — до 17.00. Обед — целых три часа — с 11.30 до 14.30. У спецназовцев, конечно, более напряженный график — и ночные тренировки, и продолжительные полевые выходы. Как выяснилось, отпуска у военнослужащих НОАК не бывает. Вернее, его можно взять, но он не оплачивается. А проезд к месту отдыха возмещается лишь в том случае, если солдат или офицер служит далеко от дома и едет навестить родителей.
Дисциплина и организованность в китайской армии, по нашим меркам, доведены до совершенства. Строевой шаг отточен до того, что иногда кажется — по лагерю перемещаются не люди, а механические фигуры. Слаженность действий изо дня в день воспитывает в бойцах до боли простая речевка, она же песня — «Раз, два, три, четыре». Китайский военный переводчик крайне удивился, услышав, как наши десантники перемещаются по лагерю, напевая душевную строевую песню. «Зачем они это поют? — спросил он. — У нас принято просто считать: «Раз, два, три, четыре…»
Слаженность и единение китайских военных проявляется даже на концерте — своих артистов они поддерживают, одновременно поднимая вверх цветные фонарики и зажигая свечи. Кстати, в армии Китая есть штатный военный цирк. Военные воздушные гимнасты выделывают такие чудеса над головами зрителей, что их впору тоже записать в спецназ.
Спрашивается, откуда у китайцев такая выносливость, сила и пластика? Ответ на этот вопрос можно найти в пять-шесть часов утра на городских улицах. Я нашла его на улицах провинциального Байчена, недалеко от которого и проходило учение «Мирная миссия».
Просыпаются китайцы рано — часа в четыре. Спустя еще час на главной городской площади яблоку негде упасть: перед началом рабочего дня все жители от мала до велика выходят из домов. Организованными группами одни занимаются гимнастикой, другие силовыми упражнениями, третьи — боевыми искусствами, четвертые — танцами. То же самое можно наблюдать и вечером после работы. После такой подготовки хоть в цирк, хоть в спецназ!!!

Полигон: КИТАЙСКИЙ СПЕЦНАЗ: ЛИЧНОЕ ЗНАКОМСТВО
Идея единства народа и армии очень распространена в Китае. Подразделения специального назначения участвуют в ликвидации последствий стихийных бедствий, в спасательных работах. Ежедневно телевидение выдает в эфир репортажи о взаимодействии военных и гражданского населения.
Вообще, китайские военные СМИ — это тоже спецназ. Информационный. Доцент Пекинской военной академии полковник Ли Мэйхуа призналась, что в последнее время в среде китайских военных в обиход вошел термин «война в трех сферах». Имеется в виду психология, информация и законодательная составляющая. Китайские военные ученые активно исследуют способы психологического воздействия на противника, изучают опыт информационных войн и считают чрезвычайно важным проводить военную политику с опорой на международные документы, исходя из которых можно оправдать свои действия или осудить действия противника.
Информационный ресурс НОАК — это прежде всего военное телевидение ССTV7 — седьмой канал государственного телевидения. В штате — 100 офицеров и 200 человек гражданского персонала. Вообще, за время «Мирной миссии — 2009» на полигоне Таонань и аэродроме Цицикар можно было насчитать около ста пятидесяти военных с фотоаппаратами и камерами, у некоторых была невероятно мощная оптика, обращенная на российскую технику и военнослужащих. Чего не сделаешь ради удачного кадра для армейской газеты и теленовостей. И не только для них…
Китайцы умеют принимать гостей и дорожить дружбой. До сих пор они бережно хранят память о советских бойцах, погибших на китайской земле в 1945 году при освобождении северо-востока страны от японских оккупантов. В городе Таонань в мемориальном парке стоит стела в честь наших воинов, возле которой всегда лежат живые цветы.
В любом деле китайцы последовательны, трудолюбивы и настойчивы. Если поставлена задача, они готовы выполнить ее любой ценой. «Честь, смелость, целеустремленность» — таков девиз китайского спецназа. А в газетных интервью и телерепортажах часто встречаешь простую и вполне откровенную фразу китайских военных: «Я люблю свою армию».
Над четырехэтажным зданием зависает китайский вертолет. Бойцы спецназа по фалу десантируются на крышу здания и блокируют террористов. Внешне этот эпизод совместных китайско-российских антитеррористических учений «Мирная миссия — 2009» напоминает учения нашего спецназа, которые регулярно проводятся на базе учебных центров.

Полигон: КИТАЙСКИЙ СПЕЦНАЗ: ЛИЧНОЕ ЗНАКОМСТВО
ПОКА бойцы спецназа работают на крыше и спускаются по стенам с помощью альпинистского снаряжения, я нахожусь на третьем этаже того же здания — фотографирую, наблюдаю за происходящим и всячески пытаюсь хоть что-то успеть спросить у молчаливых китайских спецназовцев.
Отряды специального назначения в Народно-освободительной армии Китая — это секретные подразделения. Китайцы о подготовке обычных-то бойцов ничего конкретного не рассказывают, а уж тайны спецназовского мастерства вообще хранят за семью печатями. Правда, на официальном сайте выложено довольно много эффектных фотографий, демонстрирующих, как лихие китайские парни прыгают сквозь горящие кольца, перетаскивают по болоту необъятные бревна и преодолевают огненно-штурмовую полосу, сплошь усеянную препятствиями из колючей проволоки.
В новостях китайского военного телеканала тактико-специальная подготовка бойцов спецназа выглядит поскромнее. Как-то раз армейские журналисты рассказывали о тренировке, отдаленно напоминающей сдачу на краповый берет. Только если наши спецназовцы выполняют все упражнения в касках, бронежилетах и с оружием, то их китайские коллеги бегают налегке. Во всяком случае об этом свидетельствовала «картинка» военного телевидения. Но это информация, полученная из вторых рук, то есть от китайских военных журналистов. А вот что удалось узнать от спецназовца, который волею судьбы оказался на том же этаже того же здания, где металась я со своим фотоаппаратом, и который был поставлен следить за тем, чтобы за пределы обозначенной площадки я ни в коем случае не выходила.
Рядовому по имени Ван Лей 20 лет. Говорит, что в армии служит уже третий год, а пару месяцев назад сдал экзамен в спецназ. Озвучивать название своего отряда Ван Лей наотрез отказался, не стал рассказывать и о том, как проходил его заветный экзамен. Ван Лей заметил только, что отличительный знак бойца спецназа — буквы TZ на шевроне.
Служить в отряде специального назначения для военнослужащих НОАК очень престижно. Разницы в денежном довольствии у китайских спецназовцев по сравнению с остальными военнослужащими нет. Нет абсолютно никакой разницы и в продовольственном пайке — в китайской армии всех кормят одинаково. Впрочем, бойцов спецподразделений иногда не кормят вовсе.

Полигон: КИТАЙСКИЙ СПЕЦНАЗ: ЛИЧНОЕ ЗНАКОМСТВО
Один китайский переводчик по имени Хэ проговорился, что иногда военнослужащим спецназа выдают паек на сутки и отправляют на задачу, выполнение которой занимает неделю — так что приходится питаться чем придется. Такое вот тренировочное упражнение на выживание! Справляются с ним без особого труда благодаря распространенной в здешних краях всеядности. Даже простые китайцы, особенно жители южных регионов, никогда не имевшие ничего общего с курсами экстремального выживания, умеют вкусно готовить змеиное и мышиное мясо.
Наш герой из китайского спецотряда Ван Лей — единственный сын в семье (у китайцев в свете современной демографической политики такое правило — если рождается второй ребенок, родителей с государственной службы попросту увольняют). Мать и отец Ван Лея живут в небольшой деревеньке на северо-востоке в провинции Джи-Ринь, занимаются фермерством — разводят рыбу. Они очень гордятся сыном и довольны его успехами.
На вид рядовой спецназа Ван Лей далеко не атлет. Это и понятно — в таком подразделении ценится прежде всего сила и выносливость, а не объем бицепсов. Мастера легендарного монастыря Шаолинь у китайских спецназовцев в почете, но из разговора понятно, что они больше доверяют боевому самбо и армейскому рукопашному бою.
Бойцы спецназа одеты в «цифровой» камуфляж, какой носят военнослужащие сухопутных войск. Дополнительные элементы экипировки — наколенники, налокотники и большие безразмерные перчатки (возможно, они служат для того, чтобы не поранить руки, спускаясь по фалу и веревкам). Хочется отдельно сказать про элемент зимней формы одежды, несколько забавный, но полезный. К шапкам-ушанкам у китайских военных пуговицами пристегивается полоска меха, которая защищает от холода нос. Бойцы в таких эксклюзивных шапках часто мелькают на фотографиях в различных журналах и книгах о современной армии Китая.

Полигон: КИТАЙСКИЙ СПЕЦНАЗ: ЛИЧНОЕ ЗНАКОМСТВО
В полевых условиях китайские военные живут в палатках. Из непривычных для нашего солдата деталей палаточного интерьера здесь москитные сетки и веселые желтые тазики — универсальный атрибут на все случаи жизни. Как-то раз во время учений на полевой лагерь обрушился ливень, даже немного подтопило, так китайцы ринулись вычерпывать воду своими бессменными тазиками. А в другой раз по военному телевидению транслировали сюжет о полевом быте наших военных, разместившихся в соседней части лагеря. Репортер с неимоверным усердием рассказывал и показывал зрителям причудливую «русскую народную емкость» — ведро!
Китайская казарма-общежитие, в котором я сама прожила пару дней, производит самое светлое впечатление. Поражает простота и функциональность вещей. Комнаты рассчитаны на четырех человек. Кровати двухъярусные, поэтому не занимают много места. Матрасы необыкновенно удобные. Плюс в комнате есть шкаф и универсальный стол со множеством ящиков.
На службу китайские военные прибывают к 8 утра, рабочий день — до 17.00. Обед — целых три часа — с 11.30 до 14.30. У спецназовцев, конечно, более напряженный график — и ночные тренировки, и продолжительные полевые выходы. Как выяснилось, отпуска у военнослужащих НОАК не бывает. Вернее, его можно взять, но он не оплачивается. А проезд к месту отдыха возмещается лишь в том случае, если солдат или офицер служит далеко от дома и едет навестить родителей.
Дисциплина и организованность в китайской армии, по нашим меркам, доведены до совершенства. Строевой шаг отточен до того, что иногда кажется — по лагерю перемещаются не люди, а механические фигуры. Слаженность действий изо дня в день воспитывает в бойцах до боли простая речевка, она же песня — «Раз, два, три, четыре». Китайский военный переводчик крайне удивился, услышав, как наши десантники перемещаются по лагерю, напевая душевную строевую песню. «Зачем они это поют? — спросил он. — У нас принято просто считать: «Раз, два, три, четыре…»
Слаженность и единение китайских военных проявляется даже на концерте — своих артистов они поддерживают, одновременно поднимая вверх цветные фонарики и зажигая свечи. Кстати, в армии Китая есть штатный военный цирк. Военные воздушные гимнасты выделывают такие чудеса над головами зрителей, что их впору тоже записать в спецназ.
Спрашивается, откуда у китайцев такая выносливость, сила и пластика? Ответ на этот вопрос можно найти в пять-шесть часов утра на городских улицах. Я нашла его на улицах провинциального Байчена, недалеко от которого и проходило учение «Мирная миссия».
Просыпаются китайцы рано — часа в четыре. Спустя еще час на главной городской площади яблоку негде упасть: перед началом рабочего дня все жители от мала до велика выходят из домов. Организованными группами одни занимаются гимнастикой, другие силовыми упражнениями, третьи — боевыми искусствами, четвертые — танцами. То же самое можно наблюдать и вечером после работы. После такой подготовки хоть в цирк, хоть в спецназ!!!

Полигон: КИТАЙСКИЙ СПЕЦНАЗ: ЛИЧНОЕ ЗНАКОМСТВО
Идея единства народа и армии очень распространена в Китае. Подразделения специального назначения участвуют в ликвидации последствий стихийных бедствий, в спасательных работах. Ежедневно телевидение выдает в эфир репортажи о взаимодействии военных и гражданского населения.
Вообще, китайские военные СМИ — это тоже спецназ. Информационный. Доцент Пекинской военной академии полковник Ли Мэйхуа призналась, что в последнее время в среде китайских военных в обиход вошел термин «война в трех сферах». Имеется в виду психология, информация и законодательная составляющая. Китайские военные ученые активно исследуют способы психологического воздействия на противника, изучают опыт информационных войн и считают чрезвычайно важным проводить военную политику с опорой на международные документы, исходя из которых можно оправдать свои действия или осудить действия противника.
Информационный ресурс НОАК — это прежде всего военное телевидение ССTV7 — седьмой канал государственного телевидения. В штате — 100 офицеров и 200 человек гражданского персонала. Вообще, за время «Мирной миссии — 2009» на полигоне Таонань и аэродроме Цицикар можно было насчитать около ста пятидесяти военных с фотоаппаратами и камерами, у некоторых была невероятно мощная оптика, обращенная на российскую технику и военнослужащих. Чего не сделаешь ради удачного кадра для армейской газеты и теленовостей. И не только для них…
Китайцы умеют принимать гостей и дорожить дружбой. До сих пор они бережно хранят память о советских бойцах, погибших на китайской земле в 1945 году при освобождении северо-востока страны от японских оккупантов. В городе Таонань в мемориальном парке стоит стела в честь наших воинов, возле которой всегда лежат живые цветы.
В любом деле китайцы последовательны, трудолюбивы и настойчивы. Если поставлена задача, они готовы выполнить ее любой ценой. «Честь, смелость, целеустремленность» — таков девиз китайского спецназа. А в газетных интервью и телерепортажах часто встречаешь простую и вполне откровенную фразу китайских военных: «Я люблю свою армию».

Юлия АФАНАСЬ
Юлия АФАНАСЬ


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

инистерство государственной безопасности КНР
[править | править вики-текст]Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 30 декабря 2016; проверки требует 1 правка.
У этого термина существуют и другие значения, см. Министерство государственной безопасности.
Министерство государственной безопасности КНР
中华人民共和国国家安全部
Ministry of State Security of the People's Republic of China.svg
Сформировано: 1983
Министр: Гэн Хуэйчан (кит. 耿惠昌)
Подчиняется: Госсовету КНР
Штаб-квартира Пекин
Сотрудников 300 тысяч (приблизительно)
Официальный сайт
Министерство государственной безопасности КНР (кит. упр. 国家安全部, пиньинь: Guójiā Ānquánbù) — орган исполнительной власти КНР, в чьи функции входит ведение внешнеполитической разведки за рубежом и контрразведки на территории КНР.

Содержание [скрыть]
1 История
2 Задачи
3 Организационная структура
3.1 Административные отделы и управления МГБ КНР
3.2 Оперативные управления МГБ КНР
3.3 Технические управления МГБ КНР
3.4 Другие управления МГБ КНР
4 Руководители
5 См. также
6 Примечания
7 Литература
8 Ссылки
История[править | править вики-текст]
Предшественником министерства было Шэхуэйбу — главный орган разведки КПК до её прихода к власти в 1949 году.

Шэхуэйбу во время японо-китайской войны (1937—1945) и гражданской войны в Китае располагалось на главной базе КПК в Яньане, провинция Шаньси, возглавлял его в 1938—1945 Кан Шэн. Шэхуэйбу было полностью реорганизовано летом 1949 года[1], а после образования КНР в октябре 1949 года некоторые из его ключевых сотрудников были переведены на руководящие должности в новом министерстве общественной безопасности Центрального народного правительства Китая. Часть сотрудников Шэхуэйбу была переведена на работу в разведывательные органы НОАК, а также в созданный в 1955 году при ЦК КПК новый орган партийной разведки — Бюро расследований («Чжунъюн Дяочабу»)[2].

Министерство государственной безопасности Китайской Народной Республики было создано 6 июня и начало действовать 1 июля 1983 года в результате слияния «Чжунъюн Дяочабу» и отделов контрразведки Министерства общественной безопасности. Главной целью его создания было стремление руководства КНР централизовать разведывательные и контрразведывательные функции, которые выполняли различные органы государственной безопасности и пограничной охраны.

Задачи[править | править вики-текст]
осуществление контрразведывательных функций на территории страны, предотвращение или пресечение подрывной деятельности иностранных спецслужб против КНР;
добывание разведывательной информации, касающейся потенциальных противников Китая;
добывание иностранных передовых технологий во всех отраслях, в том числе военной и военно-технической;
обеспечение государственных интересов во внешней политике, бизнесе и торговле;
участие в борьбе против международного терроризма, борьба против внутреннего сепаратизма, религиозного экстремизма;
контроль за группами китайских студентов и диссидентов, пребывающими за границей.
участие в охране государственной границы.

Управления МГБ и МОБ по провинции Хубэй (г. Ухань)
Организационная структура[править | править вики-текст]
В структуру МГБ КНР в настоящее время входят 18 оперативных управлений и вспомогательные отделы и подразделения:

Административные отделы и управления МГБ КНР[править | править вики-текст]
Управление координации с ЦК КПК
Правовое управление
Политическое управление
отдел общественных связей
Управление кадров
Управление дисциплинарного контроля
Управление исправительных учреждений
Партшкола МГБ
Приемная МГБ
Высшая школа МГБ (учебное управление)
Следственное управление
Планово-финансовое управление
Управление материального обеспечения
отдел охраны музейного комплекса «Запретный город» в г. Пекин
Оперативные управления МГБ КНР[править | править вики-текст]
1-е управление — разведка с территории, вербовка агентуры из числа иностранцев на территории КНР
2-е управление — политическая разведка
3-е управление — научно-техническая и экономическая разведка
4-е управление — оперативная работа на спорных территориях (о. Тайвань, Гонконг, Макао)
5-е управление — аналитическое
6-е управление — организация оперативной работы территориальных УМГБ
7-е управление — внешняя контрразведка
8-е управление — контрразведка на территории КНР
9-е управление — работа по антиправительственным террористическим организациям и иностранным НКО на территории КНР
10-е управление — работа по эмиграции и антиправительственным организациям за рубежом
Технические управления МГБ КНР[править | править вики-текст]
11-е управление — архивное
12-е управление — сбор и анализ результатов опросов общественного мнения на территории КНР
13-е управление — ОТУ
14-е управление — контроль за почтовыми отправлениями и электронной почтой
15-е управление — информационное
16-е управление — РТР, космическая и фоторазведка
Другие управления МГБ КНР[править | править вики-текст]
17-е управление — руководство внешнеэкономическими госпредприятиями (с 1999 г.)
18-е управление — борьба с терроризмом
Численность личного состава Министерства государственной безопасности КНР составляет, по имеющимся данным, свыше 350 000 человек. Служба в МГБ считается в Китае чрезвычайно престижной.

Госпредприятия под управлением 17-го управления МГБ КНР (с 1999 г.)

Отель Яншан (г. Пекин)
Внешнеторговое объединение Far East Holding Group
Внешнеторговое объединение «Жэн Хуа»
Внешнеторговое объединение «Фучжоу Синьда»
Внешнеторговое объединение «Сиамэнь»
Внешнеторговое представительство Сишуанбаньна-Дайского АО
Экспортно-импортная компания China Resources Exports
Экспортно-импортная компания «Сингуань» (г.Шеньянь)
Транспортная компания «Тяньлунь» (г. Цзиньчжоу)
Финансово-инвестиционная компания «Фувэй»
Другие государственные внешнеторговые объединения и компании
НИИ МГБ КНР

Научно-исследовательский институт современных международных отношений КНР
Шанхайский научно-исследовательский институт международных проблем
Другие ведомства в подчинении МГБ КНР

Поликлиника для сотрудников МГБ КНР
Руководители[править | править вики-текст]
Лин Юнь (1983—1985)
Цзя Чуньван (1985—1998)
Сюй Юнъюэ (1998—2007)
Гэн Хуэйчан (с 2007)
См. также[править | править вики-текст]
Спецслужбы КНР
Министерство общественной безопасности КНР


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

тоже все печально и ральноВ Мурманской области погиб молодой солдат разведбата

В пятницу, 25 июня в адрес общественной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» пришло анонимное письмо. В нем шла речь о трагическом случае, который произошел в Печенге Мурманской области в воинской части № 08275 (200-я мотострелковая бригада, 10-й полк разведбата). Приводим его полностью.
«Позавчера - 23.06.2010 был убит один из лучших солдат срочной службы 200-й отдельной мотострелковой бригады, командир отделения разведроты, младший сержант Харламов Артем, призванный из Кировска, Мурманской области. Он находился в госпитале на 10-м км, где во время обеда сделал замечание сослуживцу-кавказцу (предположительно, дагестанцу), чтобы тот не лез вне очереди. После обеда на черной лестнице 4-5 дагестанцев сломали парню шею и кадык. Парень был отличником службы, спортсменом, его любили и уважали сослуживцы. Несмотря на заявление о возбуждении уголовного дела, командование бригады прилагает все усилия, чтобы обстоятельства смерти выглядели как падение с лестницы. Убийцы скрылись из расположения войсковой части, но этот факт тоже скрывается. Это далеко не первый, но самый тяжкий за последнее время, случай, связанный с преступным поведением кавказцев-срочников, комплектующих северные части. Накануне, в части был объявлен комендантский час, т.к. из расположения части пропал солдат (так же, кавказец), захватив с собой автомат АК с боезапасом. Беспредел, который творится в вышеописанной войсковой части, а также грубейшие нарушения субординации остаются без внимания и без вмешательства военной прокуратуры. Прошу Вас не оставить без внимания эти факты, которые касаются нас самих, наших братьев, наших сыновей и наших близких друзей!»

Ознакомившись с эти письмом, корреспондент «Свободной прессы» связался с другом Артема – петербуржцем Алексеем Браженко.
- Да, это, к сожалению, правда, Артем погиб. Мы с друзьями как раз сейчас собираемся ехать в Печенгу помочь родителям Артема, которые мечутся между Печенгой и Североморском, совершенно не понимая, что им делать. Они были на отдыхе в Петербурге, когда стало известно, что с Артемом произошла трагедия, - рассказывает Алексей

(Продолжение под катом)
Tags: груз 200, даги, россиянская армия


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

- Нет, командование все скрывает. Артем прослужил в армии полгода. Он вообще-то спортсмен, футболист, учился в физкультурном институте им. Лесгафта, но – не заладилось с учебой, и он ушел в армию. Сначала служил под Питером в Сертолово, но он сам захотел в Печенгу, потому что слышал, что там хорошая областная футбольная команда… Занимался еще и сноубордом. Он был человек светлый, позитивный. Жалко, что такие люди уходят. Говорят, что он заступился за кого-то, сделал замечание дагестанцу, я в это готов поверить, Артем как раз мог заступиться за товарища даже перед агрессивными сослуживцами. Я только что пытался поговорить со следователем военной прокуратуры, который вроде бы занимается этим делом в Печенге, но он разговаривать со мной не стал, сказал только, что это драка, несчастный случай, якобы он ударился головой о батарею. Но я в это не верю. Мне кажется, его подловили четверо, и произошел «несчастный случай».

«СП»: - Алексей, вы же пока ничего достоверно не знаете, все известно с чужих слов…

- Но командование части и делает все, чтобы мы ничего не узнали! Тело Артема уже вскрыто, а мать его еще не видела. Родители Артема вторые сутки ездят между Кандалакшей, Печенгой и Заозерском, их военкомы посылают то туда, то сюда, а сына они так и не видели. А раз его тело уже вскрыли, значит, родители не смогут его осмотреть, зафиксировать следы насилия, которые на нем были.

Мать Артема уже поняла, что сына не воскресить, но она хочет найти истину, выяснить, что на самом деле с ним случилось, наказать виновных. Я спросил военного прокурора: «Это нормально, что тело сына даже матери не показали?» Но он не стал со мной разговаривать.

«СП»: - Что вы собираетесь делать в Печенге?

- Заказывать гроб, организовывать похороны. Понятно, что матери сейчас не до того. Надо ей помочь достойно похоронить Артема.

- «Солдатские матери» были в этой части, встречались с руководством, вроде бы там на тот момент было все нормально, - рассказывает Елена Попова, пресс-секретарь организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга», - Хотя из этой части к нам обращались 18 военнослужащих. В 2010 г. было 6 обращений. Все они касались плохой медицинской помощи: не лечили, когда кто-то заболевал. Еще был разговор с командиром, который признался, что отобрал и хранит все паспорта военнослужащих. Мы ему говорим: «Зачем вы это делаете, ведь это незаконно!», а он простодушно так отвечает: «Если солдатам отдать паспорта, они же все разбегутся».

«Интерфакс» передает со ссылкой на начальника Военного следственного управления СКП по Северному флоту Александра Яковлева, что по факту гибели призывника возбуждено уголовное дело по части 4 статьи 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего).

Однако военный прокурор гарнизона Заозерск Виталий Матвеев сообщил «Свободной прессе», что по факту смерти Артема Харламова возбуждено уголовное дело по другой статье - 335 УК, часть 3: нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности повлекшие тяжкие последствия. Такие преступления наказываются лишением свободы на срок до десяти лет.

«СП»: - Виталий Евгеньевич, что вам известно о побеге солдат-срочников из воинской части, где служил Харламов?


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

с дагами сам черт бы служил все реальноВ Самаре вынесен приговор дагестанцам, которые захватили казарму разведроты и избили солдат
В Самарской области вынесен приговор по беспрецедентному делу о захвате хулиганами казармы разведывательной роты в военном городке. При этом налетчики, оказавшиеся уроженцами Дагестана, попросту избили и ограбили около двадцати военнослужащих.
В суде Куйбышевского района Самары закончилось слушание потрясающего во всех отношениях дела. Группа дагестанцев устроила налет на казармы разведроты в военном городке поселка Кряж, пишет газета "Комсомольская правда". В итоге 18 солдат были избиты, после чего преступники похитили у жертв в погонах мобильники, DVD-плеер и кое-что по мелочи. Бойцы не смогли дать отпор.
Как следует из материалов дела, в дерзком налете на военную часть принимали участие 20 человек, однако на скамье подсудимых почему-то оказались только трое. Причем даже им был вынесен сравнительно мягкий приговор.
Самому младшему из нападавших, 23-летнему Джанбулату Садуллаеву, дали 3 года колонии общего режима за побои, грабеж и хулиганство. 25-летнего Марата Шогенова приговорили к двум годам и трем месяцам заключения. А Таймурад Абдурахманов получил и вовсе 11 месяцев. При этом 10 из них он уже отсидел в камере предварительного заключения, пока шло следствие. Так что через месяц хулиган выйдет на свободу с чистой совестью.
Военные неохотно вспоминают, как из них сделали мальчиков для битья. В тот день, как обычно, в 18 часов на контрольно-пропускном пункте (КПП) заступал новый наряд. Один из солдат, рядовой Сажнев, вышел на улицу покурить, когда к нему подошел незнакомец "кавказской наружности". Он одернул бойца за рукав и спросил, из какой он роты.
Как только Сажнев ответил, что он "из разведки", неизвестный ударил его кулаком в лицо, а потом добавил ногой, после чего разведчик потерял сознание.
Позднее выяснится, что нападавшим был "дембель", недавно отслуживший в этой части и пришедший с друзьями на разборку из-за старой обиды. Некоторые потом припомнили о совсем давние события: лет восемь назад в полку по соседству группа служивых из Дагестана крепко подралась с разведчиками - возможно, с тех пор кто-то из джигитов держал камень за пазухой.
Пока Сажнев приходил в себя, мимо КПП прошмыгнули пятеро дагестанцев. Их заметил старший лейтенант Зиновьев, однако докладывать командиру части о чрезвычайном происшествии офицер не стал. Не было принято и мер по усилению бдительности.
Зиновьев решил справиться своими силами. Он кликнул на подмогу бойцов и выгнал незваных гостей за ворота, немного помяв их при этом.
Однако обиженные кавказцы тоже связались по мобильнику с друзьями, и через полчаса на "Газели" и легковушке на КПП приехали около 20 человек. Размахивая ножами и грозясь "всех порвать", молодчики ворвались на КПП. Дневальному пригрозили ножом, и он с перепугу открыл ворота. Трое дагестанцев в момент оборвали провода внутреннего телефона и тревожной кнопки, скрутили дежурных. Этих уже брали на понт - даже нож показывать не стали. Позже на суде горе-вояки признаются: "Парни были крепче нас физически, поэтому мы не сопротивлялись". "Наши пацаны поговорят, и мы уйдем", - процедил сквозь зубы один из налетчиков. Захватив КПП, дагестанцы ринулись в общежитие разведроты и рембата - это в одном подъезде. Единственную преграду - металлическую дверь с глазком - прошли хитростью: закрыли глазок пальцем и стали названивать в звонок. Дежурный по роте спросил "Кто там?", а не услышав ответа, открыл дверь.
В коридор хлынула толпа кавказцев. Они по двое-трое врывались в комнаты, где искали не то обидчика Зиновьева, не то какого-то земляка. Били всех, кто попадался на пути. Шарили по личным вещам, забирали все ценное. Лишь один боец попытался оказать сопротивление, после чего его стукнули головой о дверной косяк.
Через полчаса налетчики ушли. Уже на выходе из части они отняли у солдата, возвращавшегося из магазина, пакет с продуктами, а потом вывернули карманы и забрали жвачку.
Беззащитные контрактники
В неофициальной беседе один из военных оправдывался, что солдаты просто боялись применять насилие, и тем более оружие, чтобы самим не попасть на скамью подсудимых. При этом начальство бурно реагировало на произошедшее.
"Нас построили на плацу, - сказал военный. - Прибыл высокий чин, он начал махать руками и кричать на нас. Он говорил, что этих дагестанцев надо было расстрелять, а мы, жалкие трусы, этого не сделали".
По секрету один из служащих ремонтной роты добавил, что в тот день многие были в увольнении, а в гарнизоне остались только 19-летние мальчишки. Они отслужили в армии полгода, а затем подписали контракт. "Чего от них ждать? Дети еще совсем", - заключил военнослужащий.
В части объяснили, что пострадавшим разведчикам до спецназа было еще далеко. Их только учили ориентироваться на местности и собирать информацию. В зале суда контрактники смотрелись как побитые дети. Сидели, опустив головы, шмыгали носами и мямлили, пишет издание. А беспредел, который учинили налетчики, объяснили так: "Служба закончилась в 6 часов, мы уже отдыхали".
Прокурор на процессе был удивлен тем, что подсудимых оказалось лишь три человека из большой ватаги хулиганов. "Это же надо, в деле 7 томов, и никто никого не нашел!" – сказал он.
Адвокаты двоих обвиняемых настаивали, что их подзащитных задержали сгоряча. Два приятеля, которые раньше служили в части, якобы приехали проведать земляка. Тот недавно ездил на родину, привез гостинцы. Через КПП к земляку их пропустили без проблем. А у столовой к парням без всякой причины прицепился офицер. После конфликта демобилизованные ушли из части и, дескать, понятия не имеют, кто громил казармы.
Даже судья высказала недоумение по поводу состояния вооруженных сил на примере случившегося в разведроте. "И эта армия будет нас защищать?!" - воскликнула она после очередного слушания дела. Добавим, что журналистам так и не удалось выяснить, понес ли кто-то наказание за произошедшее, и как вообще командование оценивает действия своих солдат. Запрос военные прочитали, но не взяли. При этом они посоветовали "засунуть его куда подальше", потому что все это "дела минувшие", а запрос – "полная глупость".
Получается, что сама армия стесняется "оценить уровень боевой, физической и моральной подготовки побитых дагестанцами контрактников", заклю


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Предположительно, около 30-40 выходцев из Дагестана попытались прорваться на части в Ленинградской области
Очередное нападение на воинскую часть произошло в Лениградской области. Около 30–40 выходцев из Дагестана приехали в субботу к КПП мотострелкового батальона 138-й бригады, дислоцированного в поселке Саперное, и попытались прорваться на территорию части.

По одним данным, как рассказал «Газете. Ru» источник в правоохранительных органах, молодые люди были вооружены травматическим оружием, по другим — стрелковым оружием и муляжами гранат.

Причина нападения пока не оглашается, однако, как рассказал «Газете. Ru» источник в силовых структурах Ленинградской области, «поводом для нападения послужила ссора между дагестанцем, служащим в части и его гражданским земляком. Мотив пока неизвестен. Гражданский товарищ собрал своих земляков и приехал разбираться в воинскую часть. Естественно, через КПП их пропустить отказались. После чего и возник конфликт. Уже задержаны 20 человек, которые могли иметь отношение к нападению»

На текущий момент, подъезды к поселку Саперное оцеплены, все автомобили проверяются сотрудниками ДПС и ОМОН, сообщает корреспондент «Газеты. Ru» с места событий. В самом ЛенВО нападение на воинскую часть пока не комментируют.

Напомним, что это не первое нападение на воинское подразделение агрессивно настроенных молодых людей. Как писала газета «Труд», в январе 2009 года Куйбышевский районный суд Самары вынес приговор трем уроженцам Дагестана, признанным виновными в нападении 2008 году на воинскую часть, избиении солдат и ограблении их общежития. 20 января 2008 года около 20 дагестанцев ворвались в воинскую часть, расположенную в поселке Кряж (Самара), и устроили там погром. Сначала они блокировали контрольно-пропускной пункт, отрезали там телефонную линию и начали избивать солдат, служащих по контракту. В результате пострадали 18 человек. Далее они ворвались в общежитие при военной части. Там они ограбили и также избили солдат. Причиной хулиганских действий стал конфликт между двумя военнослужащими, один из которых был родом из Дагестана. Он рассказал об этом своим друзьям, которые на следующий день пришли «отомстить».

Стоить отметить, что случались столкновения и внутри воинских частей. Так, в апреле 2009 года в мотострелковой части Алейского гарнизона в Алтайском крае произошла беспрецедентная массовая драка между солдатами-славянами и новобранцами из Дагестана. Военная прокуратура уже возбудила уголовное дело по статье «Неуставные взаимоотношения». Тогда, в ночь на воскресенье в военном гарнизоне Алейска около 200 контрактников-славян избили 30 новобранцев, прибывших из Дагестана. Командование части попыталось скрыть информацию о произошедшей драке, но она все же просочилась в прессу, после чего расследованием занялась уже военная прокуратура. — Прямо перед казармой на нас напали 200 русских ребят, которые стали избивать нас палками, кусками арматуры, цепями и душками от кровати, — рассказал тогда «Труду» рядовой Ахмед. Большинство дагестанцев получили различные травмы, а трое из них оказались в местном госпитале. Но у другой стороны конфликта иная трактовка этих событий. Как признался «Труду» информированный источник в Минобороны, причиной драки стало именно скандальное поведение дагестанцев. — По приезде в часть новобранцы попытались навязать всем свои порядки, чем и спровоцировали конфликт, — рассказал офицер. — Тем более в местном гарнизонном суде уже рассматривается дело по обвинению в неуставных отношениях 10 солдат из Дагестана, семеро из которых арестованы, а остальные отпущены под наблюдение командования части.

Статус-фактор
Стандартно, неформальные взаимоотношения между солдатами строят


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

В Пермском крае на авиационной базе войсковой части 40383, дислоцированной рядом с аэропортом "Большое Савино", 120 военнослужащих, призванных с Северного Кавказа, отказались повиноваться командованию. Возглавляющий военную часть полковник Дмитрий Кузнецов вынужден был обратиться за помощью в наведении порядка в Духовное управление мусульман Прикамья.

По словам Кузнецова, кавказцы, сформировав "боевые микроколлективы" в части, стали заниматься вымогательством и принуждали сослуживцев выполнять за них все виды работ. Как отметил полковник, такое поведение кавказцев привело к возбуждению 14 уголовных дел только в этом году, сообщает "Свободная пресса". Всего в части проходят службу 500 солдат и сержантов.

В прокуратуре Пермского гарнизона информацию о бунте кавказцев в части не подтвердили и отказались сообщить подробности происходящего.

Кавказцы пытались навязывать свои порядки. Так как по их обычаям мыть пол мужчине считается унизительным, кавказцы заставляли делать это сослуживцев, чаще всего русских. Такое положение вещей объясняется тем, что кавказцы обычно держатся друг за друга, а русские разобщены, и им сложно давать отпор.

Не остались в стороне и религиозные деятели. Так, сопредседатель Совета муфтиев России Нафигулла Аширов выразил уверенность, что бунт кавказских военнослужащих - это пиар религиозных деятелей. "Я считаю, что эта ситуация сильно раздута и не имеет таких последствий, о которых сегодня говорят", - заявил Аширов "Русской службе новостей".

"Это опять же вода на мельницу шовинистов, которые во всех проблемах России сегодня обвиняют в первую очередь кавказцев и в целом мусульман", - отметил сопредседатель Совета муфтиев. По словам Аширова, агрессия мусульман - это ответная реакция на унижение их со стороны других народов. "Когда пытаются унизить мусульманина, он не должен разрешать себя унижать", - объяснил муфтий.

(Намеренно лжет Аширов. Он прекрасно знает, что причинами конфликтов ВСЕГДА являются "гордые" кавказцы. Если бы это было не так, то Аширов бы обратился к своим соплеменникам и призвал бы их нести службу, как все несут, в т.ч. и мыть полы, когда это необходимо - прим.Редакции)

Межнациональные конфликты в армии: слово KAVKAZ из людей и побоище на плацу

altНапомним, что самый громкий скандал, в котором были замешаны дагестанцы произошел в августе 2009 года на Балтийском флоте. Там призванные из этой республики матросы Виталий Шах, Гаджибахмуд Курбанов, Араг Эминов, Сиражутдин Чериев, Наиб Тайгибов, Ислам Хамурзов, Джамал Темирбулатов неоднократно грабили и избивали срочников. В один из дней они заставили около 15 своих сослуживцев лечь на землю так, чтобы из их тел получилось слово KAVKAZ. Перед этим для устрашения один из военнослужащих был жестоко избит.

В общей сложности пострадавшими по делу были признаны 38 человек. Прокуратура возбудила уголовное дело в ноябре 2009 года. В июле этого года шестеро из осужденных были приговорены к реальным срокам - от 1,5 лет до 1 года 9 месяцев. Седьмой обвиняемый получил условный срок.

В августе 2010 года СМИ опубликовали видео, снятое одним из очевидцев на мобильный телефон, запечатлевшее массовую драку между солдатами в 4-й танковой бригаде Московского военного округа, расквартированной под Наро-Фоминском. По словам свидетелей, драка произошла между военнослужащими из Дагестана и разведчиками срочной службы из других регионов. В Генпрокуратуре РФ признали, что конфликт действительно произошел 4-5 июля, и в нем участвовала группа солдат численностью до 20 человек, в том числе призванных с Северного Кавказа.

По фактам нарушений уставных взаимоотношений Военная прокуратура МВО провела проверку и установила, что драка произошла по причине ненадлежащего исполнения своих служебных обязанностей рядом должностных лиц командования части и отдельных подразделений.

В июле прошлого года на плацу мотострелковой части, расположенной в городе Алейске на Алтае, около 200 человек избили 44 новобранцев, прибывших из Дагестана. По словам очевидцев, между военнослужащими по призыву произошла ссора, которая затем переросла в драку. По данным прокуратуры, серьезно никто не пострадал, нескольким военнослужащим была оказана медицинская помощь.

В 2008 году в поселке Кряж Самарской области около 20 выходцев из Дагестана ворвались в казарму разведывательной роты в военном городке. Там они избили 18 солдат, а также похитили у них мобильные телефоны, DVD-плеер и другие вещи. Бойцы не смогли дать отпор.

В январе прошлого года был вынесен приговор по этому делу, на скамье подсудимых оказались всего три человека. 23-летнему Джанбулату Садуллаеву дали 3 года колонии общего режима за побои, грабеж и хулиганство. 25-летнего Марата Шогенова приговорили к двум годам и трем месяцам заключения. Таймурад Абдурахманов получил 11 месяцев тюрьмы.

В декабре 2006 года в полку пулеметно-артиллерийской дивизии, который дислоцируется в поселке Лагунное на курильском острове Кунашир, вспыхнул солдатский бунт. Около 150 военнослужащих-кавказцев захватили оружие и избили офицеров. После разбирательства 80 зачинщиков беспорядков были переброшены с Кунашира на соседний остров Итуруп. По словам свидетелей, кавказцы били офицеров под крики "Аллах Акбар!", "Смерть шакалам!", "Бей кусков!".

В пятницу стало известно о приговоре по еще одному делу с национальной подоплекой. Суд Мурманской области приговорил рядового Руслана Нурузбекова к 3,5 годам лишения свободы за убийство сослуживца - Артема Харламова из Кировска. По данным следствия, после незначительной ссоры с Харламовым в госпитале Нурузбекову сообщили о переводе в другое лечебное заведение. Дагестанец решил, что в этом виновен Харламов. Вместе с тремя земляками, приехавшими его проведать, Нурузбеков зверски избил Харламова. Молодой человек скончался в тот же день.В конце января на лентах информ-агентств появились первые (и противоречивые) сообщения о крупном ЧП в армии: в части на курильском острове Кунашир вспыхнул солдатский бунт. Зачинщики - кавказцы. Они якобы даже захватили оружие и отмутузили офицеров. Есть жертвы. Когда редакция «КП» связалась со штабом Дальневосточного военного округа (ДВО) в Хабаровске, там эти сообщения возмущенно назвали «обыкновенной выдумкой СМИ». Но не отрицали, что по приказу командования ДВО большая группа военнослужащих срочно переброшена с Кунашира на соседний остров Итуруп.

Зачем? Нам ответили: «Это плановое комплектование пулеметно-артиллерийской дивизии». В тот момент мы уже знали, что все военнослужащие, «подлежащие экстренной передислокации», - кавказцы. Причины этого странного маневра штабные офицеры объяснять наотрез отказались. А тем временем с Курил ползли слухи о каких-то массовых арестах бунтовщиков, которые, мол, «взяли власть» в одном из гарнизонов. Но слухи эти военные опять-таки категорически отрицали.

Вся эта мутная ситуация требовала прояснения.

Я отправилась на Кунашир...

«Бей шакалов!»

Полк, где в ночь на 22 декабря прошлого года происходило НЕЧТО из ряда вон выходящее, дислоцируется в поселке Лагунное близ райцентра Южно-Курильск. Но даже сегодня, спустя почти два месяца после ЧП, подступы к части охраняются, как ставка Главнокомандующего. Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем журналисту - через КПП части, проверяемой бесчисленными комиссиями.

А вот в грозную декабрьскую ночь (по словам очевидцев) дежурка была пуста - заходи хоть враг, хоть бурый курильский медведь. Положенных по уставу вооруженных «привратников» не было вообще. В полку был разгул анархии. По плацу, мимо казарм и медсанбата, носилась неуправляемая толпа солдат. Раздавались крики: «Аллах Акбар!», «Смерть шакалам!», «Бей кусков!»

«Шакалы» и «куски» (так тут называют офицеров и прапорщиков) пытались сбиться в кучку у штаба. Некоторые выпрыгивали из окон казарм и давали стрекача через плац... Того, кто не успевал прорваться к своим, бунтовщики валили с ног, били, затаптывали.

Командир части полковник Зражевский в тот чрезвычайный момент отсутствовал - отпуск. На хозяйстве оставался его зам, подполковник Касумов. Он сквозь разъяренную толпу сумел прорваться к телефону, набрать 02. Дежурная часть Южно-Курильского РОВД приняла SOS из Лагунного. И к месту массовых беспорядков выдвинулся вооруженный милицейский наряд во главе с районным прокурором Юрием Поздняковым.

Солдаты против офицеров

На подъезде к мятежному полку в свете фар увидели троих солдат. Они шагали в сторону райцентра, сжимая в руках железные дужки от спинок кроватей и выкрикивая все то же: «Аллах Акбар!» Вояк задержали. Двинулись дальше.

Подъехали к пустому КПП. Договорились так. Внутрь с одним автоматом на двоих идут прокурор и замначальника РОВД Виктор Форбатюк. При необходимости запрашивают по рации подкрепление. Все. Пошли.

Появились они вовремя. Ситуация напоминала Куликово поле за миг до начала битвы. С одной стороны плаца стояли наизготове солдаты, человек 140. Напротив прикрывая штаб, - офицеры. С обеих сторон неслась злобная мать-перемать, те и другие орали, что возьмут оружие. Подполковник Касумов метался между разъяренными толпами. Только его солдаты подпускали к себе для переговоров.

Поздняков крикнул что было сил: «Я - прокурор района! Со мной замначальника райотдела милиции. При малейшем сопротивлении применяем оружие!» Перебранка затихла, солдаты гуськом скрылись в трехэтажной казарме. И заперлись. Как в крепости. А там на каждом этаже - по оружейной комнате. Сбить замок, расхватать автоматы - легко. Прокурор поставил офицерам боевую задачу: любыми способами внедриться в казарму и обеспечить сохранность оружия. Задачу решили двое - все тот же подполковник Захит Касумов и полковник медслужбы Осман Салманов. Всех остальных при приближении к казарме солдаты посылали на три буквы.

Три дня «крепость» была неприступной. Три дня над островом Кунашир висела угроза, ну если не местной «гражданской войны», то вооруженного конфликта. Наконец (после долгих офицерских уговоров) двери мятежной казармы открылись, и воинство стало сдаваться. Первым шел рядовой Арсен Гаджиев.

Годзилла-заводила

Гаджиев - головная боль офицеров и кумир поселковых пацанов. Они его прозвали Годзиллой. А еще - Роналдо, потому что он хорошо играет в футбол. И вообще, говорят, он веселый. Да уж. Веселить всех подряд парень из Дагестана начал еще на призывном пункте. Так ответил на вопросы военкоматовской анкеты, что его от греха сослали служить дальше некуда - на Кунашир.

«Образование? - Три класса.

Ваше отношение к воинской службе? - Отрицательное.

Что планируете делать после службы в ВС? - Пить, гулять.

Ваши увлечения? - Наркотики».

Полк в Лагунке - как раз для таких юмористов. Часть формируется призывниками по остаточному принципу. Кавказцев - сюда. Ранее судимых - сюда. Недоучек, доходяг - тоже в Лагунку.

А действие, едва не переросшее в вооруженную бойню, началось со дня рождения Годзиллы. Вернее, с одного из его гостей, 22-летнего красавца чечена. Роман Чакораев когда-то служил в Лагунке. А живет с матерью и младшим братом Рахимом в райцентре. «Служил» - это, конечно, сильно сказано. Так, приходил иногда в воинскую часть, надевал солдатскую форму, фотографировался в ней, как ряженый.

- Я не хотела, чтобы мой сын был рабом, - говорит мне его мать. - Подарки командирам носила, платила одному сто долларов в месяц, чтобы Рома мог быть дома, а не на побегушках у какого-то офицера.

Стрельба на поражение

День рождения Арсена Гаджиева гуляли в казарме.

Потом кто-то кого-то ударил. То ли Чакораев - дежурного, то ли наоборот. После этого был доклад подполковнику Касумову: «В части посторонний!» В ответ - приказ: «Задержать!»

Чеченец уходил из части. Дежурный офицер выстрелил в воздух. Чакораев продолжал идти. «Стреляю на поражение!» Выстрел. Прямое попадание в левое легкое, полтора сантиметра от сердца. Пуля навылет.

Чудеса, но с этим ранением парень смог пройти еще метров двести. Добрел до квартиры командира медсанбата Салманова. И упал.

Доктор понял, что до Южно-Курильска раненого можно не довезти. И Романа на носилках потащили обратно в часть. К медсанбату шли сквозь бурлящую толпу солдат под вопли «Убили!», «Бей шакалов!» Несколько человек, «успокоив» кулаками дежурного и сломав по пути рентгенаппарат, прорвались в реанимацию. Салманову ничего не оставалось, как надеть на них белые халаты и смириться - черт с ним, пусть стоят смотрят за операцией.

Врачи спасли Чакораева от смерти. Но не в их силах было спасти честь офицеров и прапорщиков, получивших от разгоряченной солдатской толпы ссадины и фингалы.

Один их них сказал мне: «Память о том унижении для меня, как шрам. На всю жизнь».

«Картошку не чистить, полы не мыть»

В казармах Лагунки доминирует Дагестан - этакий сухой остаток после многократного просеивания призывников сквозь сито материковых военкоматов. Здесь служат представители многочисленных дагестанских народностей - аварцы, лезгины, даргинцы, лакцы, таты, ногайцы, кумыки...

Они сплочены мусульманской верой, обширным родством, землячеством. У них намаз и вековые традиции. У них - Коран, не позволяющий мужчине, гордому сыну Кавказа, чистить картошку и мыть полы. В том числе и в солдатской казарме, в столовой, в наряде.

Но вот вопрос - как все эти национальные особенности совместить с высшим законом воинской службы - Уставом?

- Это вообще не вопрос, - говорят офицеры. - Армия на то и армия, что все должно делаться по Уставу. Сперва Устав, потом традиции.

На словах-то оно так. А на деле... Как приходит срок мусульманскому празднику Ураза-байрам, так начпрод Ксенофонтов и обе поварихи пулеметно-артиллерийского полка в Лагунном встают ранехонько, до утренней звезды, и кашеварят, чтобы поспеть к первому намазу рядовых срочной службы из Дагестана. А уж в сам праздник в столовой пир. А грязную посуду потом моют солдаты других национальностей. Те, которые негордые.

Такие неуставные порядки были в полку не всегда. При командире в/ч Сергее Бондаре не то что дагестанцы - проверяющие и командные чины из вышестоящих штабов столовались из общего солдатского котла и строго по расписанию. Никаких тебе «священных праздников» и спецменю. Никаких намазов в ущерб боевой подготовке. Но ушел Бондарь, его сменил другой командир полковник Космачев, и прежние порядки стали рушиться. Зато крепчали «законы гор».

Разбойники в погонах

К декабрьскому бунту в Лагунном солдаты во главе с Арсеном Гаджиевым специально не готовились. Если бы не было стычки дежурного по части с Чакораевым в «пьяной» казарме, а затем - стрельбы на поражение, то, возможно, все в полку и шло бы своим прежним чередом. Во многом - под диктовку дагестанцев, с учетом их «пожеланий» и «принципов». Да и не только в полку - во всем районе. Потому что горячие южные парни давно пытаются установить свои порядки в округе. Осенью прошлого года «лица кавказской национальности» попробовали островную российскую глубинку на прочность и убедились, что она, сердешная, сглотнет любую «пилюлю». Ограбили - нагло, прилюдно - зал игровых автоматов в Южно-Курильске. До сих пор не наказаны. Вступили врукопашную с милиционерами, пытались отобрать у них табельное оружие. Военная прокуратура почему-то так и не возбудила уголовного дела.

В конце октября - ЧП в поселке Головнино. Бойцы-кавказцы из гарнизона в поселке Дубовом (это подразделение полка в Лагунном) схлестнулись в кафешке с местными парнями. Кровно обиделись, пошли в часть за подмогой. Поселковые, чуя беду, схватились за охотничьи ружья, начали палить в воздух. Вояки отступили, пообещав вскрыть склад вооружения. В соседней погранчасти объявили тревогу, усилили караулы. Глава местной администрации Геннадий Терешко расценил случившееся как угрозу «безопасности населения местного округа» и потребовал проведения районного совещания с участием командования полка.

- И что с того? - сокрушается и сегодня глава. - Приехал особист из Лагунного, походил тут, и все замяли. Дальше избы сор не вынесли. Говоришь офицерам, что жители крайне возмущены поведением «защитников Родины», спрашиваешь, когда наконец солдаты перестанут безнадзорно шарахаться по деревне? Отвечают: «Они нас не слушаются».

Женщины в магазине рассказали мне случай. Офицер местной части шел со службы и застал на КПП спящего дежурного - парня с Кавказа. Разбудил, сделал замечание. А потом всю ночь трясся с домочадцами в своей квартире в ожидании обещанной поножовщины...

Показательные слушания

В эти дни в Хабаровске должен состояться военный совет, посвященный «разбору полетов» в части полковника Зражевского. Уже просочились слухи, что 75 процентов офицерского состава пулеметно-артиллерийского полка на Кунашире будет заменено. Хотя уже половину командиров рот заменили. Зачинщики бунта сидят за решеткой и дают показания. Суды над ними обещают быть показательными, слушания пройдут на территории части.

В отношении Романа Чакораева возбуждено уголовное дело по двум статьям - самоуправство и применение насилия в отношении представителя власти. Сам он объявлен в розыск. Стрельба по нему признана правомерной.

Представитель Генштаба МО РФ заявил на совещании в Южно-Курильске, что в России, в том числе и на Кунашире, везде, где есть военные, будут восстановлены гауптвахты. Замкомандира пулеметно-артиллерийской дивизии по воспитательной работе заверил местную гражданскую власть, что «ни один человек из Северо-Кавказского региона не будет направлен сюда». «Еще в Советской армии, - откликнулся Генштаб, - была негласная квота на кавказцев, потому что, если их больше трех, они роту могут свернуть в другую сторону».

В Лагунном кавказцы «свернули в другую сторону» целую часть. На три дня. Но где гарантия, что такое больше не повторится?..

Окончание в следующем номере.

Уважаемые читатели!

Мы хотим знать ваше мнение о том, как можно и нужно решить в армии затронутую проблему. Звоните нам сегодня и завтра по телефону: (495) 257-50-40 с 11.00 до 12.00 (время московское). Можно написать по электронному адресу: kp@kp.ru


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Бандиты вымогали у контрактников деньги, заставляли их брать кредиты и даже выкупать собственные машины.
Фокино - закрытый городок, где базируется Приморская флотилия с ее крейсерами и подводными лодками. Что ни шаг - воинская часть, забор, КПП. Перед воротами непременный военно-морской декор: доты, старые корабельные пушки. Они давно отслужили свое и никого не пугают.
После командировки сюда, вдогонку прогремевшей новости - в Фокине в конце июня краевая полиция и ФСБ провели успешную спецоперацию по задержанию членов преступной группировки, занимавшейся грабежами и вымогательством в отношении контрактников и офицеров, - осталось стойкое ощущение, что флот и моряки тоже давно никого не пугают. Боятся сами.

Как раз в те дни, когда я ходила по Фокину, пытаясь понять, как могло случиться, что несколько дагестанцев и их шестерки из числа местных «братьев-славян» не день и не два, а как минимум год кормились и поились денежным довольствием защитников Отечества, во Владивостоке, на главной базе Тихоокеанского флота, торжественно и широко принимали иностранных гостей - в порт с дружественным визитом зашел ракетный фрегат ВМС США.
Будто дали понять: если и есть у нашего флота противник, то не извне, а в глубоком тылу. То есть здесь, в Фокине.
Да какие они противники? Негодяи, мелкая шушера, - буквально вскипел в ответ замкомандира дивизии по воспитательной работе, капитан 1 ранга Владимир Пискайкин. - Грабили только слабых - вчерашних срочников и молоденьких лейтенантов. Попробовали бы они ко мне подступиться! Да будет вам известно, морские офицеры умеют за себя постоять. Мы сами себя защитили! Повстречайтесь-ка с нашим командованием, будет вам полная информация из первых рук.
Надеясь на встречу с командующим Приморской флотилией, капитаном 1 ранга Виктором Соколовым, я рисовала себе захватывающую картину: доблестные моряки-тихоокеанцы в лучших традициях флотского братства приводят в чувство зарвавшихся грабителей-дагестанцев. Увы, встреча с командующим не срослась. «В интересах следствия комментариев не даем», - объяснила пресс-служба.

Но Фокино - маленький город, тут тайн не бывает. Все знают, что с конца прошлого года из флотилии началось бегство молодняка. Посыпались рапорты: «Прошу уволить со службы за несоблюдение условий контракта». Сколько было таких рапортов - вот это точно военная тайна. Видимо, много.
Своими противоправными действиями, - сказал на июньской пресс-конференции во Владивостоке первый замначальника краевого УВД Олег Долгий, - злоумышленники, по сути, влияли на боеготовность подразделений. Люди были запуганы и боялись выходить на службу.

Похоже, «шушера» так всех достала, что командующий Соколов провел специальное совещание, где поставил главную оперативную задачу: во что бы то ни стало разговорить запуганных подчиненных!

Первым разговорили пострадавшего Н., офицера Космических войск из военного городка в поселке Руднево. Он вместе с двумя своими товарищами споткнулся о дагестанцев в местном кафе. Обычная пьяная разборка. Офицер позвонил в часть и попросил защиты у сослуживца, который тоже дагестанец. Тот услугу оказал, но позже за нее запросили неслабо - 250 тысяч рублей. Интересно узнать: заплатил бы офицер, если бы были деньги? Он, как мне сказали, холостяк, живет в служебной квартире, где стол, стул, кровать и китель на плечиках, - такой суммы у него не было. Зато был страх за жизнь и угрозы. И офицер, к чести убедившего его замкомандира по работе с личным составом, написал первое заявление.

Вынужденные кредиты в банках, долговые расписки на сотни (!) тысяч рублей и даже выкуп у дагестанцев собственного автомобиля - эти и другие факты привели в своих заявлениях еще несколько военнослужащих, признанных теперь потерпевшими по уголовному делу.

В краевом УВД показали видеосъемку спецоперации по задержанию троих дагестанцев и двоих «славян» - Андрея З. и Александра П. Полиция и спецназ военной контрразведки брали преступников по квартирам, куда те приходили за данью, и прямо на улицах. Городок вздрогнул и застыл в изумлении. Красавцы кавказцы Эрик, Батали, Нариман лежат, придавленные сверху операми, носами в асфальт и вынуждены отвечать на вопросы.

- За что тебя задержали?

- Не знаю…

- Ни у кого ничего не забирал? Не воровал? Честный парень, конкретный невиновник?

- Так точно…

Не так давно уроженцы Махачкалы и Дербента сами тут служили, а потому вполне ориентировались в обстановке. Главное - знали: вояк можно грабить. Деньги в воинские части, спасибо родному Минобороны и системе многочисленных дополнительных выплат, льются рекой. Кошельки толсты. Зато кишка тонка..
Тональный крем - друг офицера
Как же эта «шушера» подступалась к военным?
Обычный гоп-стоп - на почте, рынке, возле КПП, - высказал свое мнение председатель Фокинского комитета ветеранов ТОФ, капитан 1 ранга запаса Вячеслав Островский. - Дело раздули. Это пиар силовиков.

А может, и хорошо, что раздули? Опять же не тайна: дань с военных (и только ли с моряков?) урки всех мастей собирают повсеместно из года в год. Чем больше платит Родина своим защитникам, тем выше поборы. Хотелось бы написать: «И тем жестче отпор преступным посягательствам». Но это уж точно пиар.

На самом деле картина унылая. И. о. председателя Фокинского городского суда Елена Королева разрешила почитать уголовное дело, подобное тому, что расследуют сегодня по горячим следам июньской спецоперации. Изложенные в деле события трехлетней давности не тянут на боевик, но дают полное представление о морально-психологическом состоянии молодого офицерства и военнослужащих по контракту.
Домой к лейтенанту К. являются двое - дагестанец Марат Бабаев и трижды судимый местный житель Дмитрий Дударев. Для начала офицера бьют, угрожают кухонным ножом. Тот становится абсолютно ручным и выполняет все, что ему говорят: снимает с себя и отдает золотую цепочку, заворачивает в простыню собственный компьютер.

«Бабаев забрал со стола документ - удостоверение личности офицера, - сопел на допросе лейтенант. - Мне сказали одеться в гражданскую одежду и идти с ними, нести компьютер. Я попросил вернуть удостоверение, так как не смогу пройти на территорию части. Бабаев сказал: «Завтра». И спросил, когда у меня день зарплаты. Сказал никому ничего не говорить, иначе будет хуже. Назавтра под правым глазом у меня было небольшое посинение. Перед уходом на службу я его постарался замаскировать тональным кремом...»
Вторым потерпевшим по делу был подчиненный лейтенанта К. - старший матрос-контрактник О. Собственно говоря, к лейтенанту пришли по его же, матроса, наводке. Правда, до этого О. обращался к командиру за помощью, рассказывал, что с него трясут выкуп за его же паспорт и водительские права, просил занять денег до зарплаты. Лейтенант занял и почему-то больше ни о чем не спросил. Вскоре, как видим, ограбили его самого.
Это не единственный казус уголовного дела. Имущество офицера грабители продали некоему Геннадию. Скупщик, процентщик, учредитель местного ломбарда Геннадий Рязанов оказался поистине многолик. На следствии и суде выяснилось, что он к тому же и… официальный представитель уполномоченного по правам человека в Приморье.
Потерпевшие моряки сильно этому удивились. «Нести свою беду» такому персонажу? А, кстати, кому нести-то, когда ты молод, одинок и неопытен? Написать обо всем маме? А той куда? Готовя эту заметку, узнала, что в общем-то некуда. В нынешнем году в Приморье прекратил работу ранее активный и предельно необходимый комитет солдатских и матросских матерей - его бессменный руководитель Валентина Деревова устала в одиночку тащить этот воз.
Однако вернемся в Фокино. В деле Бабаева - Дударева фигурируют смешные по сегодняшним меркам суммы «подоходного налога» в пользу посланцев солнечного Дагестана - 5 тысяч, 3 тысячи, 500 рублей… Сегодня дань больше в разы.

Но почему неизменна готовность наших военных платить вымогателям? Почему не за нашими, а за дагестанцами моральное превосходство? Причем даже тогда, когда - и такое бывает! - в роли потерпевших сами кавказцы. В городском суде Фокина рассматривалось и такое дело. Рядовая пьянка в военном городке поселка Дунай. Компания - два матроса-контрактника (русский и дагестанец) и двое местных, гражданских. Мало того что стол на свои кровные накрыли гости - юные морячки. Их избили, вытащили из карманов банковские карточки и велели назвать пин-коды, чтобы недолго думая сбегать к банкомату и сгрести чужое добро. Русский сразу назвал набор цифр. Дагестанец трижды «ошибся», разозлил грабителей, да так ничего и не «вспомнил», за что его били всю ночь.
В Фокине нет как таковой дагестанской диаспоры. Говорят, те южане, кто здесь служил да остался, промышляют мелкими группами либо каждый сам по себе. «Нас мало, но мы в тельняшках». Обидно, но это про их боевой (да, конечно, бандитский) дух.
Пока личный состав Приморской флотилии послушно платил, писал долговые расписки на сотни тысяч и, если верить полиции, даже брал под них банковские кредиты, военная контрразведка и военно-следственный отдел города Фокина обезвреживали «вымогателя из своих» - начальника связи флотилии, капитана 2 ранга Евгения Жижко. Офицера довели до суда, суд - до приговора: год в колонии-поселении. Якобы делал Жижко то же самое - отбирал деньги. Только хитрее - не гоп-стопом, а согласно собственноручно подписанному приказу о распределении дополнительных денежных выплат военнослужащим и гражданскому персоналу воинской части. Те господа офицеры, кому Жижко выдал больше других, вроде как должны были его отблагодарить, что и делали все с той же библейской покорностью: шли и несли командиру-вымогателю нужные суммы. Во всяком случае, они так сказали. Подсудимый свою вину решительно отрицал, говоря, что все неправда и клевета.
В уголовном деле капитана Жижко ноль доказательств - одни слова. Если и правда брал, это лишний пример деградации офицера. Если не брал, то та же песня, только про его подчиненных, тоже офицеров, хором оговоривших ни в чем не повинного командира. В общем, бой пауков в банке, к радости местного криминала.
Тот, кто далек от Вооруженных сил и не ведает, какие сегодня на флоте и в войсках идут финансовые процессы, прочитав материалы уголовного дела Жижко, совершит для себя массу открытий.

Я, например, узнала, что приказы Минобороны о регулярных дополнительных выплатах военнослужащим издаются последние годы с пулеметной частотой. На примере Фокина это явление выглядит так.
Приморская флотилия Тихоокеанского флота регулярно получает - плюс к основному денежному довольствию - порядка 115 млн. руб. Зная общее количество военнослужащих, легко подсчитать, сколько в среднем выходит на нос - по 25 тыс. руб. Дополнительное гарантированное бюджетное счастье случается раз в три месяца. Как зима и лето.
Поровну, конечно, не делят. Так, командующий флотилией получает ежеквартально (дополнительно) по 500 тыс. руб. Остальные - по убывающей. В штабных кабинетах кипят дискуссии насчет способов и методов исполнения «денежных» министерских приказов. Помощник командующего по финансово-экономической работе подполковник Вячеслав Устинов даже проводит для командиров воинских частей спецзанятия по распределению денежных средств. И всем советует: «При недостаточности лимитов бюджетных обязательств и объемов финансирования необходимо истребовать дополнительные средства установленным порядком».

В общем, золотая лихорадка. Военные трясут государство и друг друга - дагестанцы трясут военных.
Знакомые устроили мне импровизированную экскурсию по Фокину и окрестностям. Бухты Абрек, Сысоева, Павловского - то здесь то там мемориалы, воинские захоронения тех, кто погиб в советские и новые времена при авариях на подлодках и боевых кораблях. Местные краеведы-энтузиасты рассказали про героев-моряков и посетовали, что на поддержание в порядке братских могил вечно не хватает денег…
Объехали по периметру залив Стрелок, где у пирсов доживают свое корабли.
Тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Лазарев» - на приколе, - кивает на противоположный берег мой экскурсовод, фокинский офицер. - А вот большой десантный корабль «Александр Николаев» списан, без экипажа. Эсминец «Боевой» - на отстое, флаг спущен, на борту остаются три офицера. Дальше эскадренный миноносец «Безбоязненный». Тоже отстой. Выйти в море не может с 90-х годов. Поломка двигателя - какой ему поход?..
Двигатель воинской службы - боевой дух моряка и солдата. Похоже, поломку этого механизма пытаются лечить деньгами.
В следующем году по недавно принятому закону защитники Отечества будут получать еще больше. Это значит, что увеличит дань с оборота и фокинский криминал? А «свято место», что занимали ныне арестованные Эрик, Батали и Нариман, займут иные «богатыри»?

Один такой, уже знакомый нам по упомянутому выше уголовному делу Марат Бабаев, вышел из колонии - по постановлению об условно-досрочном освобождении. В неволе проявил себя как примерный, имеющий массу поощрений зек. Недавно вернулся в Фокино. Говорят, пока ведет себя хорошо. Водит такси. Присматривается...
Если наши вооруженные защитники не могут защитить себя, то как они защитят нас?
К великому сожалению, фокинский гарнизон не единственный на Дальнем Востоке (да и в Российской армии в целом), где местные бандюки разных национальностей нагло дерут дань с военных. Этот «бизнес» давно вошел в моду в криминальном мире - с тех пор как появились солдаты-контрактники. А когда в армии начались еще и увесистые премиальные выплаты, местные шайки грабителей стали осаждать части, как пиявки. Многие офицеры и солдаты с рабской покорностью платят мзду - лишь бы не быть искалеченными, лишь бы гангстеры не тронули семью.
И вот роковой вопрос: что делать? Призывать милицию, разные там ОМОНы, ЧОПы и контрразведку, усилить охрану военных и оградить их от грязных лап вымогателей? Это легко сказать. Но к каждому офицеру охранника не приставишь. Только ведь с чего-то начинать надо, иначе каждый гарнизон станет жирной и послушной дойной коровой для воровской своры. Для начала нелишне было бы законодателям в нашем Уголовном кодексе минимум утроить сроки за денежные поборы (а покушение на военных, да на любых служивых людей при оружии, превратить в особо отягчающие обстоятельства с набросом еще полудесятка лет строгого режима). Но это - первый шаг. Пора уже и руководству Минобороны, и командующим округами-флотами отважиться на самый радикальный шаг: в тех гарнизонах, где нет отбоя от вороватой саранчи, разрешить офицерам носить табельное оружие и применять его для защиты от бандитов. Если наши вооруженные защитники не могут защитить себя, то как они защитят нас?


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

«Вставай на колени!», - орёт азербайджанец на русского парня, их окружает толпа. Русский подчиняется, следует новый приказ: «Говори, что ты обезьяна!», требует агрессор в красной куртке. Парень соглашается: «Я обезьяна» и получает удар ногой в лицо от кого-то из толпы, падает. Его окружают кавказцы и требуют не притворяться, а заводила в красной куртке бежит и снова требует кого-то встать на колени.

Далее под катом

Видеоролик драки между русскими и кавказцами, которая произошла на территории школы №6 в Нижнем Тагиле, ещё неделю назад попал в соцсети. Разборки на кулаках не спонтанны – это понятно, потому что с обеих сторон выступает примерно одинаковое количество бойцов, есть группа поддержки и видеооператор. На видео запечатлена драка между двумя группами молодых людей, состоящих, примерно, из десяти человек с каждой стороны. Группа кавказцев быстро расправилась с соперниками, при этом продолжая добивать толпой лежачих на земле подростков. Как утверждают комментаторы «ВКонтакте», поводом для драки стало высказывание одного из тагильчан в адрес кавказцев. Кто-то оскорбился и «забил стрелку».

То, что драка произошла из-за национального конфликта, не отрицает и один из участников, который согласился пообщаться с журналистом АН «Между строк» на условиях анонимности. «Условие было, что никто никого не добивает, но они нарушили его. К тому же с их стороны все были старше, а у нас самому старшему 17 лет. Они все спортсмены, мы это знали, но не испугались. Но неприятно, что так закончилось и это попало в Интернет».

К слову, среди дерущихся, журналист АН «Между строк» действительно узнал спортсменов –призеров Европы по таэкван-до Тахира Мамедова и Шамиля Адилова, это и есть самый активный боец в красной куртке. Он кричит на поверженного: «Ну скажи, что я хач! Скажи мне это! Будете ещё «Вконтакте» писать!?».

По информации источников Агентства «Между строк» в правоохранительных органах, заявлений от пострадавших не поступало, и о самой спланированной драке полицейским известно не было, иначе они бы помешали проведению разборок.

Теперь участники побоища опасаются внимания со стороны правоохранителей, поэтому в комментариях к видео на одной из публичных страниц требуют удалить ролик: «Видео серьезно стоит удалить, были подобные ситуации, конкретно мне бояться нечего, там пацаны потом прилипать будут».

«Прилипать» есть за что, ведь совсем недавно в Нижнем Тагиле был вынесен приговор 19-летнему Интигаму Байрамову за распространение в сети видеоролика, разжигающего национальную и религиозную рознь. Первый осужденный по статье 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») получил наказание в виде исправительных работ. Надо полагать, что и спортсменов не погладят по голове за уличные разборки, которые закончились унижением слабой стороны.

Нелестных оценок зрителей, впрочем, заслужили и поверженные: «Поражаюсь "русскому духу"....чтоб на колени встать... кем быть то нужно», осуждают интернет-бойцы тех, кто ещё недавно бросался в сети громкими словами, но не сумел отстоять свою точку зрения.

Видео доступно в группе Агентства новостей "Между строк" "ВКонтакте"

Примечания редакции: орфография и пунктуация комментариев из соцсетей сохранена; в данный момент видеоролик удалён с Youtube и с личных страниц "ВКонтакте".


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

а могут и изнасиловать


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

еще все реальные спецслужбы удруг друга учаться всему полезному как информацыю собирать как лучьше шпинотить вот допутим японцев учили американцы. наши учили китайцев всю восточную европу. мы тоже откого то уились


+0-0
Быстрый переход по форуму: