русский рукопашный бой

1056 replies
шоноби (гость)
русский стиль

гония мира, народов крики, крах великих идей...
Печатает шаг легион безликих, давно забытых людей!
Напрасны надежды живущих в мире, что смогут нас удержать,
Стократно погибнув под стягом Мессира - на смерть уже наплевать!

И мы покинув сосновые ящики - мы гибель мирам несём!
И нашему мёртвому барабанщику по барабану всё!

А я состою из пятьсот семидести шести костей,
При этом имею огромные деньги и в курсе всех новостей!
мой старый капрал сказал однажды, когда я возглавил клир -
Ты в тактике мертвых певец сражения, в стратегии ты - Мессир!

Источник teksty-pesenok.ru
И мы вновь покинув сосновые ящики - мы гибель мирам несём!
И нашему мёртвому барабанщику по барабану всё!

Я знаю за мной из своих чертогов наблюдает мой господин,
Но нас слишком мало, врагов слишком много...
И вот я уже один!
Но вспомнив про нас и про наши беды, он устало махнёт рукой -
Из-за горизонта встают андеды и снова бросаются в бой!

И мы вновь покинув сосновые ящики - мы гибель мирам несём!
И нашему мёртвому барабанщику по барабану всё!
И мы вновь покинув сосновые ящики - мы гибель мирам несём!
И нашему мёртвому барабанщику по барабану всё!


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

методы выживания сас воляя к жизни тоесть нездаваться некогда неррикаких условиях. знние основа пирамиды когда мы имем зннание чем больше мы знаем тем легч нам выжить. знание расеивает страх тренеруйтесь своими умения когда они нестанут твердыми навыками. ну ладно иногда повторяюсь


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Война в тропиках требует немыслимой воли, выдержки и выносливости, а также специальных навыков. Эксперты утверждают: в джунглях нет никого сильнее кубинских «Черных ос». Кубинский спецназ «Черные осы» является неофициальным наименованием элитных спецподразделений Революционных Вооруженных Сил Кубы, изначально созданных для обеспечения безопасности руководства страны после победы революции 1959 года. Впоследствии кубинский спецназ, с личного разрешения главнокомандующего Фиделя Кастро, принимал непосредственное участие в революционных движениях вне территории государства (в числе примеров можно назвать присутствие кубинских военных специалистов в Анголе в ходе гражданской войны 1975 года на стороне Народного Движения за Освобождение Анголы). Лос Паласиос Бойцы «Черных ос» проходят подготовку в специальном учебном центре в окрестностях города Лос Паласиос. Солдат учат специфике боевых действий в крайне сложных условиях, вызванных природой тропических джунглей. Им преподают искусство выживания, как в группах, так и поодиночке. Бойцы «Черных ос» владеют практически любыми видами стрелкового вооружения, разными техниками рукопашного боя, умеют прыгать с парашютом и нырять с аквалангом. Особое внимание уделяется методам партизанской войны – а именно, борьба с многократно превосходящими силами противника с использованием в качестве преимущества скрытность, знание ландшафта и специфических условий местности. Солдаты «Черных ос» превосходно владеют техникой маскировки, снайперской стрельбой, искусством устройства засад, диверсий и похищения людей. «Тропа Че Гевары» Одним из ключевых элементов обучения спецназовцев является так называемая «Тропа Че Гевары» - маршрут около восьми километров длиной, проходящий по крайне сложной пересеченной местности, и на всем своем протяжении буквально нашпигованный ловушками и препятствиями. Сложности этому учебному заданию добавляет тот факт, что «тропу» проходят босиком с дополнительной нагрузкой в виде восьмикилограммового макета вооружения и комплекта учебных мин. Наряду с ведением боевых действий в тропиках, бойцы спецподразделения учатся также ведению «городской герильи» - тактике боев в городских условиях, произведению засад и уходу от наблюдения и слежки. Символика Символом спецподразделения является изображение жалящей осы на фоне горного пейзажа. По периметру нашивки идет надпись “Tropas especiales” – войска специального назначения. Своего рода «визитной карточкой» Черных Ос является берет красного цвета, который, впрочем, не надевается на боевые задания из-за своего демаскирующего эффекта, являясь элементом парадной формы. Читайте также «Женщины каких народов самые покорные?»

Источник: «Черные осы»: кубинский спецназ
© Русская Семерка russian7.ru


+0-0
шиноби (гость)
мне эта песня очень нравиться

Давайте выкладывать тут тексты песен!

Ты боец

Вас сюда призвали
Воевать отцы,
Только для победы
Мне нужны бойцы

Мистер Жалкий Трус,
Зря слез не лей,
Забудь про свой родимый дом!
Только тут
Станешь ты мужиком.

Будешь ты спокоен,
Ко всему готов,
Только так ты сможешь
Победить врагов.

Ты пока слабак
И жалкий трус,
Но клянусь: три цели в том,
Что лишь тут станешь ты мужиком.

С трудом пытаюсь я дышать,
Все друзья, навек, прощайте.
Не был я спортсменом в школе - вот беда.
Он сумел их запугать.
Предки, вы мне силу дайте.
До начала боя я пойду ко дну.

Ты боец,
Ты должен быть, как тайфун, опасен,
Ты боец,
Неукротим, как лесной пожар,
Ты боец,
Ты будешь, парень, в бою прекрасен,
Никто отразить не сможет твой удар.

Ты на сто уловок
Будь всегда готов,
Только тот, кто ловок,
Победит врагов,
Если ты труслив и неуклюж,
Уходи скорей в свой дом,
Только тут станешь ты мужиком.

Ты боец,
Ты должен быть, как тайфун, опасен,
Ты боец,
Неукротим, как лесной пожар,
Ты боец,
Ты будешь, парень, в бою прекрасен,
Никто отразить не сможет твой удар.

2 раза


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

ленивый воин мёртвый воин тоесть он ничего неможет зделать.некто небоитьсячеловека который нечего неумет.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

еще бояться если ты подготвлен ненужно а если ты нечего неумеш сто процентов убьют или паклечат


+0-0
шиноби (гость)
шиноби пишет: ленивый воин
шиноби пишет:

ленивый воин мёртвый воин тоесть он ничего неможет зделать.некто небоитьсячеловека который нечего неумет.

отюда вывод нужно сначала чегонибуть научится тогда вас будут бояться


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

ностранный легион (фр. Légion étrangère) — войсковое соединение, входящее в состав сухопутных войск Франции и комплектуемое преимущественно из иностранцев.

В отдельные периоды своей истории легион насчитывал свыше сорока тысяч человек личного состава. Так, в августе 1914-го года 5 маршевых полков Иностранного легиона насчитывали 42 883 добровольца, представителей более чем 52 национальностей. По состоянию на 2009 год около семи с половиной тысяч человек из 136 стран проходят службу в одиннадцати полках легиона[1].

Содержание [скрыть]
1 История
1.1 Кампании
2 Современность
2.1 Места дислокации
3 Организация и задачи
4 Условия найма и правовые рамки
5 Вооружение
6 Символика
7 Организации бывших легионеров
8 Художественный образ
9 См. также
10 Примечания
11 Литература
12 Ссылки
История[править | править вики-текст]
Иностранный легион был создан 9 марта 1831 года королём Луи-Филиппом I на основе нескольких полков-предшественников. Одним из этих полков был Régiment de Hohenlohe под командованием немецкого князя и французского маршала Людвига Алоиза фон Гогенлоэ. Этот полк воевал за роялистов в Революционных войнах и позже служил французскому королю Карлу X.

Поскольку Франция планировала колонизацию Алжира, ей нужны были значительные войска. В это время во Франции, и особенно в Париже, поселилось много иностранцев. С созданием Легиона король Луи-Филипп мог получить нужные войска и заодно сократить в стране численность «нежелательных» слоёв населения. Поэтому он на следующий день издал закон (la Loi du 9 mars 1831) о том, что иностранный легион может использоваться только за пределами континентальной Франции. Офицеры для нового подразделения были набраны из армии Наполеона, а в солдаты вербовались уроженцы Италии, Испании, Швейцарии, других европейских стран, а также французы, у которых были проблемы с законом. Тогда же была заложена традиция — не спрашивать имени новобранца.

В ноябре 1854 года Легион принимал участие в битве под Инкерманом в Крымской войне. Он был задействован в большинстве французских колониальных войн, позже и в миссиях по сохранению мира. Самое большое поражение Легион потерпел в битве при Дьенбьенфу (1954).

Днём славы Иностранного легиона стало 30 апреля 1863 года, когда во время Мексиканской экспедиции произошло сражение при Камероне. Перед ротой легионеров под командованием капитана Данжу была поставлена задача разведать окрестности Пало Верде в ожидании конвоя с орудиями, приспособлениями для осады и тремя миллионами франков наличными, предназначавшимися для французских войск, осаждавших Пуэблу. Выдвинувшись после полуночи 30-го апреля, легионеры столкнулись с мексиканцами утром того же дня. Осознавая неоспоримое преимущество мексиканцев (1200 пехотинцев и 800 кавалеристов) капитан Данжу со своими людьми занял здание в деревушке под названием Камерон. Чтобы обеспечить безопасность конвоя, мексиканцев было необходимо удержать любой ценой. Зная, что они обречены и спасти их может только чудо, легионеры дали слово стоять до конца. Более десяти часов они противостояли армии мексиканцев. Несмотря на предложения сдаться, легионеры предпочли смерть бесславному плену. Их самопожертвование позволило конвою беспрепятственно добраться до Пуэблы.

Среди знаменитых легионеров русского происхождения — Зиновий Пешков[2], генерал-лейтенант Борис Хрещатицкий[3], писатель и анархист Самуил Шварцбурд[4], будущий советский министр обороны Родион Малиновский[5], писатель Виктор Финк (автор романа про легион), казачий поэт Николай Туроверов (автор стихотворного цикла «Легион»). Участвовавшие в войнах французского Магриба легионеры русского происхождения имели контакты с местной русской диаспорой, участвовали в богослужениях и социальных инициативах местных православных приходов, поднимался вопрос о назначении специального православного капеллана для них[6][7][8][9].

Под зелёно-красным флагом Иностранного легиона с основания до конца 1980-х годов служило более 600 000 человек со всего мира. Согласно речи полковника Морельона (Morellon), за это время свыше 36 000 легионеров пало в бою.

Кампании[править | править вики-текст]
Иностранный легион принимал участие в войнах и операциях в следующих местах:

Французский Алжир: 1831—1882


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Кады́ровцы — специальный моторизованный полк внутренних войск МВД России, выполняющий функции личной охраны (гвардии) Главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова. Термин также используется населением Чечни для обозначения последователей Рамзана Кадырова, ранее Ахмата Кадырова. Синоним слова "КРАшники", так как используемые автомобили обычно имеют буквы КРА на номере, что расшифровывается как Кадыров Рамзан Ахматович.

Содержание [скрыть]
1 Состав и вооружение
2 История
3 См. также
4 Примечания
5 Ссылки
Состав и вооружение[править | править вики-текст]
Значительная часть личного состава службы в разное время состояла из действующих невыявленных боевиков. Подразделение состояло из 10 рот, которые входят в Министерство внутренних дел Российской федерации, общей численностью от 700 до 4000[1] бойцов. Помимо стрелкового оружия, на вооружении кадыровцев находятся гранатомёты, бронетранспортёры и боевые машины пехоты.

История[править | править вики-текст]
В 2006 году под патронатом Рамзана Кадырова были созданы батальоны «Север» и «Юг». Структурно батальоны вошли в состав 46-й ОБрОН ВВ МВД России. Каждый из батальонов состоял из трёх патрульных рот, разведывательной роты, а также подразделений обеспечения: взводов медицинского, связи, материально-технического обеспечения. Общая численность обеих воинских частей составила более 1200 человек. Батальоны комплектовались исключительно военнослужащими, проходящими военную службу по контракту.

В 2006 году некоторые правозащитники утверждали, что операции, осуществлявшиеся силами подчиняющихся Кадырову вооружённых формирований, сопровождались серьёзными нарушениями прав человека. Согласно тем же утверждениям, «мирное население Чечни этой группы („кадыровцев“) боится больше всего — даже больше, чем федеральных служащих»; сами же формирования кадыровцев состоят в значительной степени из лиц, совершивших в межвоенный период в Чечне уголовные и экономические преступления.[2][3]

С 2010 года 248 осмб («Север») преобразован в 141-й специальный моторизированный полк имени Героя Российской Федерации Ахмат-Хаджи Кадырова, с осени 2010 года начал комплектоваться также военнослужащими, проходящими военную службу по призыву[4][5]. Полк «Север» численностью свыше 700 военнослужащих базируется в Грозном, батальон «Юг» со штатом более 500 военнослужащих с 2011 года базируется в н.п. Ведено[6]. До постройки военного городка в Ведено, подразделения 248 осмб дислоцировались в Шатойском, Шаройском, Курчалойском, Итумкалинском и Шалинском районах.

В феврале 2010 года военнослужащие разведподразделений 15-го и 29-го отрядов спецназначения внутренних войск сообщили, что когда бойцы разведки вступили в бой с обнаруженным отрядом боевиков, часть сопровождавшего их батальона «Север» не помогала своими действиями разведчикам против боевиков.

Лейтенант Заур Дадаев и Бислан Шаванов[7], служившие в батальоне «Север», обвиняются в убийстве политика Бориса Немцова.

Командир полка «Север» — Герой Российской Федерации полковник Алибек Делимханов[8], родной брат депутата Государственной Думы РФ Адама Делимханова. Командир батальона «Юг» — полковник Анзор Абдулганиевич Магомадов.

См. также[править | править вики-текст]
Восток (батальон, Чечня)


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

История создания

Корпус специального назначения (Korps Commanоdotroepen – KCT) вооруженных сил Нидерландов предназначен для проведения специальных операций. Причем действовать он может как самостоятельно, так и в структуре других войск блока НАТО.
История подразделения началась 22 марта 1942 года, когда сорок восемь голландцев из состава королевской бригады принцессы Ирэны начали подготовку по программе коммандос в местечке Ачнакарри, что в Шотландии. Только 25 человек из них прошли весь курс и получили в награду зеленый берет. В июне 1942 года было сформировано подразделение коммандо № 2. В следующем году оно приняло участие в операциях на Дальнем Востоке против японцев и вернулось в Европу только в середине 1944 года, чтобы принять участие в операции MARKET Garden». Голландцы успешно сражались в боях под Арнхемом, Ниймегеном, Эйндховеном, Влиссингеном и Весткаппеле в течение всего 1944 года. После войны этот славный список был продолжен в 1948 году в Джакарте, а в 1948-1949 годах — на Центральной Суматре.
Современная история КСТ начинается в 1950 году. Именно тогда были сформированы 104-я, 105-я, 108-я оперативные роты и рота управления, поддержки и обучения. Они принимали участие вместе с “зелеными беретами” США в боевых действиях в Корее и в Суринаме в 1952 году, в Новой Гвинее в 1959-1960 годах. Участвовали в противостоянии в Западной Германии во времена берлинского кризиса в 1961-1963 годах, а также выполняли миссию спасения во время наводнения в Голландии в 1953 году.
104-я рота глубиной разведки и дальнего патрулирования, которая была глазами и ушами 1-го корпуса Нидерландов с 1964 по 1990 год получила дополнительные задачи по подготовке боевых частей по программе двухнедельного курса Panterstorm.
После падения берлинской стены и окончания холодной войны КСТ стал принимать активное участие в миротворческих и гуманитарных операциях ООН.
1 января 1993 года была сформирована 108-я рота специального назначения. Вскоре после этого 104-я рота должна была получить статус роты резерва, однако в связи с ситуацией в Боснии 1 октября 1988 года все три оперативные роты вернули свой прежний статус. В настоящее время все три роты являются ротами специального назначения.

Назначение КСТ

Основной задачей КСТ является всесторонняя готовность к выполнению различного рода специальных операций в интересах как национальных, так и многонациональных сил.
Спецназ зарубежья: НИДЕРЛАНДСКИЙ СПЕЦНАЗ: ТЕПЕРЬ ИЛИ НИКОГДА!

Спецоперации, к которым могут привлекаться КСТ, делятся на специальные разведывательные; действия в угрожаемый период и с началом вооруженного конфликта в тылу противника; непосредственные действия; оказание военной помощи силам сопротивления и партизанским отрядам; дополнительные действия и задачи (проведение антитеррористических операций в интересах национальной безопасности, патрулирование, разведка, проведение засад во время рейдов, саботаж и др.).
В задачи КСТ входят подготовка и проведение всех возможных специальных операций; обеспечение участия одновременно четырьмя группами в двух миротворческих операциях; обеспечение максимальной независимости при ведении боевых действий и в административно-командном подчинении; ведение действий в соответствии с главной доктриной проведения специальных операций; своевременная подготовка и обучение специальным методам ведения боевых действий, изучение и умелое использование всех основных видов стрелкового вооружения и военной техники стран НАТО, стран бывшего Варшавского Договора.

Задачи боевых подразделений

Основными задачами КСТ, в соответствии с классификацией НАТО, являются специальная разведка и прямая деятельность. При выполнении задач спецразведки разведывательные органы КСТ проводят анализ наиболее важных военных и гражданских объектов; осуществляют сбор, обработку и доведение до командования разведывательных сведений; осуществляют поиск важных объектов и ведут разведку на территории разведываемой страны как в угрожаемый период, так и при ведении военных действий.
Спецназ зарубежья: НИДЕРЛАНДСКИЙ СПЕЦНАЗ: ТЕПЕРЬ ИЛИ НИКОГДА!

Прямая деятельность подразделений КСТ заключается в осуществлении целеуказаний на первоочередные военные и гражданские объекты; выводе из строя систем и линий связи; проведении поисковых мероприятий определённых лиц и материальных ценностей, их захвата или освобождения; совершении рейдов и проведении специальных мероприятий иного характера (саботаж, нейтрализация групп или отдельного противника, освобождение представителей дружественных сил).
Кроме того, КСТ может выполнять и дополнительные обязанности и задачи, к которым относятся разведывательная деятельность с целью определения очагов возможных военных конфликтов, их предупреждение и локализация; мероприятия по антитеррористической деятельности; участие в акциях по доставке гуманитарной помощи; проведение операций по поддержанию мира; эвакуация граждан Нидерландов и союзных (дружественных) стран из районов боевых действий, очагов напряженности и стихийных бедствий; мероприятия по решению вопросов безопасности обеспечивающих подразделений.

Организационная структура

Командование состоит из штаба, командной группы, отдела реорганизации, центра разработки специальных операций и подразделения капелланов и боевых подразделений.
Штаб командования находится в г. Росендал и состоит из пяти отделов: S1— отдел кадров, S2 – отдел разведки и контрразведки, S3 – отдел планирования и обучения, S4 — отдел снабжения, S5 – отдел связи и информатики.
В состав боевых подразделений входит три роты специального назначения – 104-я, 10-я и 108-я. В настоящее время еще одна рота находится в стадии формирования.
Спецназ зарубежья: НИДЕРЛАНДСКИЙ СПЕЦНАЗ: ТЕПЕРЬ ИЛИ НИКОГДА!

Общая численность роты специального назначения — 115 человек. Каждая рота состоит из командира и управления роты, а также четырех групп специального назначения (группа морского вывода, горная группа, группа воздушного вывода и группа антитеррора).
Первая группа специализируется на проникновении в районы, богатые водными ресурсами, или ведении войны на море. Вторая – на проведении специальных мероприятий в горных условиях. Третья – на осуществлении прыжков с высоты до 10 километров. Четвертая группа занимается антитеррористической деятельностью – наличие такой группы в структуре армейского спецназа — особенность КСТ.
Каждый боец КСТ после основного периода обучения проходит курс специальной подготовки по своему предназначению. В состав каждой группы входят два снайпера, два специалиста по минно-взрывному делу, два связиста и два бойца для оказания квалифицированной медицинской помощи.
Группа состоит из нескольких боевых единиц. Основу боевых единиц составляют команды по 9-10 бойцов, включая командира и его заместителя.
Помимо боевых рот в структуре подразделений командования находится рота управления, поддержки и обучения, которая осуществляет учебный процесс.

Подготовка

Для кандидатов, которые служат в вооруженных силах Нидерландов, срок подготовки составляет 12 месяцев, для тех, кто отобран из числа гражданских лиц, — 14 месяцев. В программу обучения входят курс начальной подготовки, базовый курс и основной курс.
Курс начальной подготовки длится 3 месяца. Упор в нем сделан на обучение обращению с оружием, оказание первой военной помощи, занятия по физической подготовке, гигиене, изучение военного законодательства.
Спецназ зарубежья: НИДЕРЛАНДСКИЙ СПЕЦНАЗ: ТЕПЕРЬ ИЛИ НИКОГДА!

При освоении базового курса обучение проходит в течение 14 недель. Во время прохождения курсов подготовки кандидаты подвергаются тяжёлым психологическим и физическим испытаниям. В конце занятий проводится последний специальный отбор, по окончании которого из общего количества кандидатов остаётся не более трети от набранных вначале.
Заключительным этапом подготовки является основной курс, который длится 26 недель. Курсанты уделяют много времени изучению и вождению автомобильной и легкобронированной техники, совершают прыжки с парашютами различной степени сложности с основных видов летательных аппаратов, включая мотодельтапланы, также с курсантами проводятся занятия по медицинской подготовке. Последние 10 недель каждый из кандидатов специализируется по одной из следующих специальностей: снайпер, медик, связист или сапёр.

Символ отличия

ПО ОКОНЧАНИИ курса кандидатам вручаются зелёные береты. На берете носится эмблема, на которой изображены литера W — первая буква имени королевы Вильгельмины (1898-1948 гг.), граната, кинжал и девиз: "Nunc aut Nun quom" ("Теперь или никогда"). Зелёный берет – знак особого отличия в вооруженных силах Нидерландов, военнослужащий добивается права его ношения в длинной, изнурительной и очень тяжелой борьбе при прохождении предварительной подготовки. В день вручения приглашаются родственники и друзья военнослужащих. В восемь утра начинается торжественный парад. После вручения зелёных беретов проводятся показательные выступления с демонстрацией навыков и умений военнослужащих. Лучшему военнослужащему курса вручается специальный кубок.

Индивидуальная специализация

Основными предметами подготовки личного состава боевых подразделений КСТ являются стрельба, минно-взрывное дело, связь, медицинская подготовка. Каждому военнослужащему после первого курса обучения и тестирования назначается курс специализации.
Спецназ зарубежья: НИДЕРЛАНДСКИЙ СПЕЦНАЗ: ТЕПЕРЬ ИЛИ НИКОГДА!

При подготовке снайпера упор делается на поражение цели с дальних дистанций. Обучение стрельбе и изучение оружия проходит в течение пяти недель. Будущих снайперов готовит группа инструкторов. Снайпер должен освоить шесть основных дисциплин: наблюдение, маскировку, перемещение в различных условиях окружающей обстановки, определение расстояния до цели, расчеты, чтение карт и аэрофотоснимков. В конце курса он должен уметь уверенно поражать цель на дистанции 800 метров на фоне тактической обстановки.
Специалист по минно-взрывному делу первые навыки получает в инженерной школе. В течение трёх недель боец изучает правила безопасности, классификацию, химические свойства взрывчатых веществ и их возможности. Он учится делать расчеты на применение различных видов взрывчатых веществ для уничтожения военной техники, военных и гражданских объектов, а также использовать подручные материалы для изготовления импровизированных взрывчатых веществ и взрывных устройств на их основе. Во второй части обучения, продолжающейся пять недель, инструктор развивает навыки, полученные в первой части, постоянными практическими взрывными работами. Особое внимание уделяется выявлению наиболее уязвимых мест вероятных объектов и целей.
При подготовке специалиста по связи основная цель занятий сводится к достижению высочайшей квалификации в этой специализации. Эту подготовку также проходят командиры групп и их заместители. Прошедшие курс должны уметь использовать на практике сложную теорию распространения радиоволн, правильно выбирать средства связи в зависимости от задания и места проведения специального мероприятия. Эти тренировки проводит группа инструкторов. После курса занятий по связи следует трехнедельный курс военной топографии.
Кроме того, каждый боец в течение 10 недель интенсивно обучается в военно-медицинской школе.
Группы КСТ высокоорганизованны, боеспособны и тренированы. В ходе проведения операций широко используются автомобили различного класса, вертолёты и легкая бронированная техника. Весь личный состав регулярно совершает прыжки с парашютом различной степени сложности с высоты до 4 километров. Но существует определенная специализация групп.

Специализация групп

Проникновение воздушным путем. Каждая рота имеет в своем составе группу, которая специализируется на прыжках с парашютом с высоты до 10 км. Прыжки с больших высот осуществляются затяжным способом с использованием кислородного прибора.
Проникновение водным путем. В роте есть группа, действующая на воде и под водой. Особое внимание при подготовке бойцов этой группы уделяется плаванию с оружием и без него, управлению каноэ, моторными лодками и катерами, водолазной подготовке. В рамках обмена опытом проводятся стажировки в центре подготовки ССО ВМС США.
Ведение боевых действий в горных условиях. Обучение данному виду специализации проводит группа инструкторов из Германии и Бельгии. В ходе предварительного обучения у курсантов вырабатываются необходимые навыки для проведения специальных мероприятий в условиях гор, нарабатываются специфические знания и навыки. Приоритет отдается кандидатам, имеющим альпинистскую подготовку.
Спецназ зарубежья: НИДЕРЛАНДСКИЙ СПЕЦНАЗ: ТЕПЕРЬ ИЛИ НИКОГДА!

Борьба с терроризмом. Во время обучения внимание уделяется работе с разными слоями общества, как враждебными, так и дружественными. Основными направлениями деятельности группы являются освобождение заложников, эвакуация посольств, поиск военных преступников. Обучение проводит специальная тактическая группа инструкторов.

Заключение

Опыт нидерландского корпуса специального назначения востребован в тех странах, которые в последние годы стремятся войти в блок НАТО. Например, военные специалисты Латвийской Республики проявляют интерес к организации, вопросам формирования и процессу подготовки специальных сил Нидерландов. Так, центр по подготовке КСТ неоднократно посещали представители вооруженных сил Латвии.
Командование ВС Нидерландов стремится совершенствовать систему специальных сил страны с целью обеспечить их постоянную готовность к решению различного рода задач как в национальных интересах, так и в интересах сил блока.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Спецслужба[1] — структура и (или) деятельность, структурированная (организованная) в соответствии со специальными требованиями. Термин часто используется в узком смысле «специальной службы для организации и ведения разведывательных действий»[2] или «организации, выполняющей специальные (разведывательные, охранные и т. п.) функции»[3].

В данной статье представлен список существующих или существовавших органов государственной власти стран мира, которые уполномочены своим законодателем (правительством) исполнять функции разведки, контрразведки, криптоанализа, обеспечения безопасности государства, его политической системы или его главы; отнесение к «спецслужбам» тех или иных государственных министерств, служб и ведомств в данной статье носит примерный и неофициальный характер (в силу неофициального характера самого термина).


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Служба общей разведки (араб. جهاز المخابرات العامة‎, «аль-Мухабарат аль-Амма»), часто называемая просто «Мухабарат» — главная гражданская спецслужба Египта, отвечает как за внутреннюю, так и внешнюю безопасность. Руководители этой спецслужбы, как правило, являются выходцами из армейских рядов.

Содержание [скрыть]
1 История
2 Руководители Службы общей разведки Египта
3 См. также
4 Примечания
5 Литература
История[править | править вики-текст]

Закария Мохи эд-Дин, первый директор Службы общей разведки
Решение о создании египетской разведки было принято президентом Г. А. Насером в 1954, первым её руководителем стал один из ближайших соратников Насера Закария Мохи эд-Дин. Спецслужбы Египта формировались при содействии ЦРУ США, в Каире находился постоянный представитель ЦРУ с целью поддержания контактов с египетскими властями. Одним из первых представителей ЦРУ в Египте был Джеймс Иглбергер, который поддерживал дружеские отношения с Хасанейном Хейкалом — главным редактором газеты «Аль-Ахрам» и доверенным лицом президента Насера. Хейкал и Майлс Копеленд, работавший на ЦРУ в Египте, написали книги, в которых рассказали об отношениях египетского президента с ЦРУ.[1]

В 1950-х основными противниками египетской разведки были спецслужбы Израиля и Саудовской Аравии. Наибольшего влияния Служба общей разведки достигла в период руководства Салаха Аль-Насра (1957—1967), в этот период египетская разведка переехала в собственное здание и создала современную материально-техническую базу, включая отдел радиоэлектронной разведки и подразделения тайных операций. Для покрытия расходов Службы была создана специальная фиктивная экспортно-импортная компания. В период существования Объединённой Арабской Республики (1958—1971) египетские спецслужбы «поглотили» свои сирийские аналоги, в частности, в Службу общей разведки было включено Главное управление безопасности Сирии, переименованное в «Специальное бюро», в задачи которого входили наиболее «деликатные» операции — в частности, проведение акций саботажа или терактов на территории Израиля. После распада ОАР египетская разведка сохранила свою структуру и функции.

Период конца 1960-х начала 1970-х (вплоть до 1972) считается периодом наилучших отношений между советской и египетской разведками. Но после смерти Насера его преемником стал А.Садат, который постепенно стал менять политическую ориентацию с просоветской на проамериканскую. В результате египетские спецслужбы стали уделять гораздо больше внимания советским военнослужащим, особенно командному составу (проводились негласные обыски помещений, где размешались офицеры советской армии и т. д.). Сотрудничество между российскими и египетскими разведслужбами было продолжено и в постсоветский период — в сентябре 1994 года Президент РФ подписал распоряжение № 492-рп «О заключении Соглашения между Федеральной службой контрразведки Российской Федерации и Службой общей разведки Арабской Республики Египет о сотрудничестве».[2]

Роль египетской разведки в поражении Египта в войне Судного дня остается малоизученой, хотя египетские источники считают удачным проведение так называемого «стратегического плана обмана» — комплекса мероприятий по дезинформации Израиля о военных планах Египта в период с января по октябрь 1973.

После заключения сепаратного мира между Египтом и Израилем в 1979, страны согласились не вести шпионаж против друг друга, но в реальности ни та, ни другая сторона не соблюдает этого соглашения — шпионские скандалы в Египте и Израиле происходят достаточно регулярно.

Омар Сулейман, директор Службы общей разведки в 1993 −2011
В течение длительного времени имя директора Службы было тайной, известной только высшим должностным лицам государства. Первым нарушившим это табу стал Омар Сулейман, возглавлявший Службу с 1993 по 2011. 31 января 2011 директором Службы был назначен генерал-майор Мурад Мувафи[3], в связи с тем, что Омар Сулейман был назначен вице-президентом Египта в ходе Арабской весны 2011. 8 августа 2012 года президент М.Мурси отправил М.Мувафи в отставку, назначив на этот пост Мохаммеда Раафата Шехата.

После государственного переворота в Египте, в результате которой был свергнут Мухаммед Мурси, временно исполняющий президент Адли Мансур отправил в отставку Мохаммеда Раафата Шехата. На его место назначили Мохаммеда Ахмеда Фарида.

Руководители Службы общей разведки Египта[править | править вики-текст]


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Первым Иранским спецподразделением была 25-я воздушно-десантная бригада, созданная с помощью США в начале 1970 годов и входившая в состав Иранских шахских вооруженных сил.
После свержения шаха Ирана в 1979 году бригада была расформирована и многие из ее солдат и офицеров были вынуждены эмигрировать на Запад. Те же, кто остался в Иране помогли сформировать дивизию специального назначения, состоявшую из нескольких войсковых частей и действующую под командованием и контролем различных органов Иранских силовых структур - регулярной армии, Бассидж (иррегулярные войска) и Парсадан (корпус стражей исламской революции).
Самым известным считается коммандос военно-морских сил - Takavaran - находящиеся под непосредственным командованием регулярной армии Ирана. Учебный полк этого подразделения, большей частью был создан с помощью военных специалистов из бывшего Советского Союза и немецкими инструкторами из KSK (военно-морские коммандос).

Обучение длится двенадцать месяцев. Первые восемь недель уделяется физической подготовке, после призывник проходит обучение подводному плаванию, обучение прыжков с парашютом, обучение владения оружием, обучение рукопашному бою, и ведение боевых действий на суше. Тех кто прошел обучение и является перспективным бойцом прикрепляют к команде на испытательный шестимесячный срок, прежде чем стать полноценным коммандос.
Спецназ Takavaran помимо военно-морских операций так же подготовлен к ведению боевых операций на суше, диверсионных и противо-диверсионных операций, антитеррористических операций, освобождению заложников, разведывательные действия и патрулирование.
Корпус стражей исламской революции (КСИР) имеет собственное крыло для выполнения специальных операций - Аль-Кудс (Кудс это арабское название Иерусалима).

Как специальное подразделение Аль-Кудс были созданы во время ирано-иракской войны и оказывало поддержку курдам против иракских военных, после окончания войны также продолжалась поддержка курдов. Так же Аль-Кудс оказывали поддержку Ахмед Шах Масуду против советских войск в Афганистане, позже эта же поддержка оказывалась против талибов. Известно о помощи Аль-Кудс мусульманам-боснийцам против сербов во время войны в Югославии.
По словам бывшего американского разведчика Дэвида Дионисий, «Аль-Кудс» состоит из восьми различных управлений на основе географического положения: 1 - Западные страны; 2 – Ираке; 3 - Афганистан, Пакистан и Индия; 4 - Израиль, Ливан и Иорданию; 5 – Турция; 6 - Северная Африка; 7 - Аравийского полуострова; 8 - республик бывшего СССР.

Махан Абедин, директор по исследованиям лондонского Центра по изучению терроризма (и редактор журнала «исламизм Дайджест»), считает, что блок не является полностью независимым: «Аль-Кудс», хоть и очень специализированный отдел, но при этом имеет, железную воинскую дисциплину. Это полностью контролируется военной иерархией КСИР, и КСИР очень жестко контролируется на самом высоком уровне администрации в Иране .
Аль-Кудс, по мнению некоторых аналитиков, является одним из лучших специальных подразделений сил в мире, говорится в докладе Los Angeles Times.
При полиции Ирана по принципу американской SWAT созданы группы для обеспечения внутренней безопасности, борьбы с терроризмом, и выполнения специальных операций. Самая известная так называемая «группа-110».

<<
Первым Иранским спецподразделением была 25-я воздушно-десантная бригада, созданная с помощью США в начале 1970 годов и входившая в состав Иранских шахских вооруженных сил.
После свержения шаха Ирана в 1979 году бригада была расформирована и многие из ее солдат и офицеров были вынуждены эмигрировать на Запад. Те же, кто остался в Иране помогли сформировать дивизию специального назначения, состоявшую из нескольких войсковых частей и действующую под командованием и контролем различных органов Иранских силовых структур - регулярной армии, Бассидж (иррегулярные войска) и Парсадан (корпус стражей исламской революции).
Самым известным считается коммандос военно-морских сил - Takavaran - находящиеся под непосредственным командованием регулярной армии Ирана. Учебный полк этого подразделения, большей частью был создан с помощью военных специалистов из бывшего Советского Союза и немецкими инструкторами из KSK (военно-морские коммандос).

Обучение длится двенадцать месяцев. Первые восемь недель уделяется физической подготовке, после призывник проходит обучение подводному плаванию, обучение прыжков с парашютом, обучение владения оружием, обучение рукопашному бою, и ведение боевых действий на суше. Тех кто прошел обучение и является перспективным бойцом прикрепляют к команде на испытательный шестимесячный срок, прежде чем стать полноценным коммандос.
Спецназ Takavaran помимо военно-морских операций так же подготовлен к ведению боевых операций на суше, диверсионных и противо-диверсионных операций, антитеррористических операций, освобождению заложников, разведывательные действия и патрулирование.
Корпус стражей исламской революции (КСИР) имеет собственное крыло для выполнения специальных операций - Аль-Кудс (Кудс это арабское название Иерусалима).

Как специальное подразделение Аль-Кудс были созданы во время ирано-иракской войны и оказывало поддержку курдам против иракских военных, после окончания войны также продолжалась поддержка курдов. Так же Аль-Кудс оказывали поддержку Ахмед Шах Масуду против советских войск в Афганистане, позже эта же поддержка оказывалась против талибов. Известно о помощи Аль-Кудс мусульманам-боснийцам против сербов во время войны в Югославии.
По словам бывшего американского разведчика Дэвида Дионисий, «Аль-Кудс» состоит из восьми различных управлений на основе географического положения: 1 - Западные страны; 2 – Ираке; 3 - Афганистан, Пакистан и Индия; 4 - Израиль, Ливан и Иорданию; 5 – Турция; 6 - Северная Африка; 7 - Аравийского полуострова; 8 - республик бывшего СССР.

Махан Абедин, директор по исследованиям лондонского Центра по изучению терроризма (и редактор журнала «исламизм Дайджест»), считает, что блок не является полностью независимым: «Аль-Кудс», хоть и очень специализированный отдел, но при этом имеет, железную воинскую дисциплину. Это полностью контролируется военной иерархией КСИР, и КСИР очень жестко контролируется на самом высоком уровне администрации в Иране .
Аль-Кудс, по мнению некоторых аналитиков, является одним из лучших специальных подразделений сил в мире, говорится в докладе Los Angeles Times.
При полиции Ирана по принципу американской SWAT созданы группы для обеспечения внутренней безопасности, борьбы с терроризмом, и выполнения специальных операций. Самая известная так называемая «группа-110».

<<

>>

>>


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Первым Иранским спецподразделением была 25-я воздушно-десантная бригада, созданная с помощью США в начале 1970 годов и входившая в состав Иранских шахских вооруженных сил.
После свержения шаха Ирана в 1979 году бригада была расформирована и многие из ее солдат и офицеров были вынуждены эмигрировать на Запад. Те же, кто остался в Иране помогли сформировать дивизию специального назначения, состоявшую из нескольких войсковых частей и действующую под командованием и контролем различных органов Иранских силовых структур - регулярной армии, Бассидж (иррегулярные войска) и Парсадан (корпус стражей исламской революции).
Самым известным считается коммандос военно-морских сил - Takavaran - находящиеся под непосредственным командованием регулярной армии Ирана. Учебный полк этого подразделения, большей частью был создан с помощью военных специалистов из бывшего Советского Союза и немецкими инструкторами из KSK (военно-морские коммандос).

Обучение длится двенадцать месяцев. Первые восемь недель уделяется физической подготовке, после призывник проходит обучение подводному плаванию, обучение прыжков с парашютом, обучение владения оружием, обучение рукопашному бою, и ведение боевых действий на суше. Тех кто прошел обучение и является перспективным бойцом прикрепляют к команде на испытательный шестимесячный срок, прежде чем стать полноценным коммандос.
Спецназ Takavaran помимо военно-морских операций так же подготовлен к ведению боевых операций на суше, диверсионных и противо-диверсионных операций, антитеррористических операций, освобождению заложников, разведывательные действия и патрулирование.
Корпус стражей исламской революции (КСИР) имеет собственное крыло для выполнения специальных операций - Аль-Кудс (Кудс это арабское название Иерусалима).

Как специальное подразделение Аль-Кудс были созданы во время ирано-иракской войны и оказывало поддержку курдам против иракских военных, после окончания войны также продолжалась поддержка курдов. Так же Аль-Кудс оказывали поддержку Ахмед Шах Масуду против советских войск в Афганистане, позже эта же поддержка оказывалась против талибов. Известно о помощи Аль-Кудс мусульманам-боснийцам против сербов во время войны в Югославии.
По словам бывшего американского разведчика Дэвида Дионисий, «Аль-Кудс» состоит из восьми различных управлений на основе географического положения: 1 - Западные страны; 2 – Ираке; 3 - Афганистан, Пакистан и Индия; 4 - Израиль, Ливан и Иорданию; 5 – Турция; 6 - Северная Африка; 7 - Аравийского полуострова; 8 - республик бывшего СССР.

Махан Абедин, директор по исследованиям лондонского Центра по изучению терроризма (и редактор журнала «исламизм Дайджест»), считает, что блок не является полностью независимым: «Аль-Кудс», хоть и очень специализированный отдел, но при этом имеет, железную воинскую дисциплину. Это полностью контролируется военной иерархией КСИР, и КСИР очень жестко контролируется на самом высоком уровне администрации в Иране .
Аль-Кудс, по мнению некоторых аналитиков, является одним из лучших специальных подразделений сил в мире, говорится в докладе Los Angeles Times.
При полиции Ирана по принципу американской SWAT созданы группы для обеспечения внутренней безопасности, борьбы с терроризмом, и выполнения специальных операций. Самая известная так называемая «группа-110».

<<

>>


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

чегото опять двараза вышло


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

В Иране сформировано боевое подразделение “ниндзя”, укомплектованное из женщин. В нем состоит 3500 женщин-ниндзя, которые не только владеют всеми видами оружия, но способны также бесшумно передвигаться и проникать в тыл противника.
По сообщениям американских спецслужб, учебный центр по подготовке ниндзя женского пола был открыт в Тегеране давно — в 1989 г. Сейчас центром руководит не кто-нибудь, а Фатма Мухаммед — обладательница чёрного пояса и седьмого дана по ниндзуцу.

Обучающиеся в центре женщины в совершенстве владеют разными боевыми искусствами, а также всеми видами холодного оружия. В центре ниндзя-женщины упражняются в тактике действий разведывательно-диверсионных подразделений. «Студентки» центра умело обращаются с огнестрельным оружием и с минами. Они могут выполнять задачи самостоятельно и в составе групп.
Как считают американские специалисты, этот женский отряд находится в боевой готовности, имеет высокий моральный дух и в случае начала вооружённого конфликта способен представлять угрозу для противника.
Как сообщал DELFI, всего в Иране тренируются около 24 000 ниндзя.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

За последние 10 лет Иран, находящийся в международной изоляции, умудрился не только не сломаться под прессом санкций, но даже существенно расширить зону своего влияния на Ближнем Востоке.
На остриё атаки теократического режима — бригада спецназа «Кодс», сочетающая разведывательно-диверсионную деятельность с тем, что в законодательстве большинства стран обычно квалифицируется как организованная преступность и терроризм.
Воины пустынной дороги
Бригада родилась в недрах ещё более могущественной организации «Корпуса Стражей Исламской Революции» (КСИР). В Иране есть избираемые президент и парламент, но верховная власть в стране принадлежит рахбару, т. е. «верховному руководителю». Последний, являясь представителем шиитского духовенства, правит страной в отсутствие Скрытого Имама — мессии, появления которого правоверные ожидают где-то в неопределённом будущем. Откуда такой зороастрийский дуализм?
Дело в том, что изначально протест против шахского режима был вполне светским (есть даже репортажи, где среди протестующих полно женщин в мини), хотя одной из главных движущих сил в стране оставалось шиитское духовенство, чьи позиции в значительной степени были ослаблены светскими реформами шаха. В принципе, ситуация в Иране того времени неплохо показана в комиксе/мультфильме «Персиполис», где иранский либеральный средний класс немножко забылся, что не в Норвегии протестует, и выпустил на волю страшную восточную хтонь.

Хотя шиитское духовенство и сумело захватить власть (а сплочению нации под его руководством помогла тяжелейшая ирано-иракская война), в первое время оно предпочитало осуществлять свой контроль в непрямой форме — через надзорные органы — и не вмешиваясь совсем уж грубо. Уже подзабытый оппозиционный лидер Мир-Хосейн Мусави (бывший «лицом» протестов 2009 года) сделал головокружительную политическую карьеру как раз в иранские лихие 1980-е. Многое тогда держалось в том числе и на харизматическом лидере аятолле Хомейни.
Но в 1989 году со смертью Хомейни передача власти его ближайшему соратнику Али Хаменеи прошла не без проблем, поскольку новый рахбар не мог похвастать послужным списком предшественника или хотя бы таким же религиозным образованием — и потому логично беспокоился о сохранение власти. Примерно с этого момента КСИР получил развитие как мощный инструмент политической игры как внутри Ирана, так и за его пределами.
kods1
Стражей создали в апреле 1979-го, вскоре после основания исламской республики. С самого начала это было что-то вроде СС — насквозь идеологизированная элитная организация, вступление в вооружённые отряды которой осуществляется на добровольной основе (в отличие от основных ВС страны, где служат все мужчины подходящего возраста). В революционном 1979-м это был аналог «Красной Гвардии» — противовес уже существующей армии страны для защиты достижений революции (т. е. позиций духовенства) и, согласно 150-й статье иранской конституции, принятой в декабре того же года, у КСИРа есть все полномочия для применения силы. Причём ограничений на них никто не накладывает.
Ещё при жизни Хомейни КСИР сразу привлекли к работе на нескольких фронтах.
Во-первых, для борьбы с оппозицией внутри страны — коммунистами (представляемыми в основном партией «Тудех») и «Народной партией муджахединов». Задачи революционного террора КСИР успешно выполнил к 1982 году.
Во-вторых, начавшаяся в 1980-м война с Саддамом требовала большого количества квалифицированных военных — которых уже не было. За очень короткое время после революции режим аятолл демонтировал шахскую армию и к началу войны с Ираком хоть сколько-нибудь боеспособные формирования мог выставить только КСИР.
Как уже говорилось выше, война оказалась очень тяжёлой для Ирана (Хуссейн применял в том числе и химоружие с ведома американцев), но усилиями Стражей к середине 1982-го всю территорию Ирана очистили от иракских войск.
Тогда же боевые инструкторы КСИРа начали разъезжать по странам Ближнего Востока и создавать террористические шиитские группы. Одна из них стала «Хезболлой», которая сегодня правит значительной частью Ливана.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

В 1980-е КСИР получил боевой опыт, а также множество непрофильных активов в строительной отрасли, телекоммуникациях и ТЭКе (позже они были объединены в холдинг Ghorb). Тогдашний президент Рафсанджани пытался сначала перекупить руководство КСИР через выгодные строительные контракты (в стране как раз происходил строительный бум, вызванный военными разрушениями), но так как этого не получилось, то в 1988-м он попытался урезать полномочия КСИР, что у президента опять-таки не получилось, а КСИР стал только крепче цепляться за аятолл как гарантов своего благополучия.
Все 1990-е Хаменеи собирал власть в своих руках и выдавливал из политики всех, кто симпатизировал реформам. Это может показаться странным, но тогда в Иране царила относительная политическая свобода и даже какая-никакая, но конкуренция идей. Например, в 1997 году в стране избрали вполне себе либерального президента Мохаммада Хатами и начался очередной виток противостояния светской и религиозной власти. В июле 1999-го подконтрольные КСИРу формирования жестоко подавили студенческие протесты и упрочили власть Хаменеи. К этому моменту организация представляла своего рода огромный многопрофильный холдинг, состоящий из политических, военных и экономических групп.
В разные годы представительство КСИРа в правительстве повышалось или снижалось (при Хатами у выходцев из Стражей имелось около ¼ всех министерских портфелей, в основном силовые ведомства), но в президентство Ахмадинежада наметилась тенденция к увеличению их числа — уже более половины министров в правительстве страны успели в своё время поработать в структурах КСИРа. По сути, Корпус в сегодняшнем Иране — отличное место для заведения связей и построения успешной карьеры в любой области, ибо им контролируется от 25% до 35% всей иранской экономики. В силах КСИРа обратить вспять любую сделку: однажды они выгнали Turkcell из уже созданного предприятия мобильной связи, заменив его на компанию из Ghorb. Или ещё страшнее — международным аэропортом имени Имама Хомейни должен был управлять турецко-швейцарский консорциум, но силовики КСИРа просто захватили здание и поставили управлять предприятием компанию из своего холдинга.
kods3
Они же — основные бенефициары даже как будто бы либеральных с экономической точки зрения реформ: приватизация при Ахмадинежаде (снизившая участие государства в экономике с 80% до 40%) просто перевела активы из официального правительственного ведения в руки персонажей, аффилированных с КСИР.
Корпус курирует все ключевые оборонные проекты страны и занимается ведением гибридной войны на Ближнем Востоке. За последнее отвечает бригада спецназа «Кодс».
Зелёная жара
Изначально подразделение называлось «Отряд освободительных движений» и было основано в 1979-м с целью экспорта исламской революции в другие страны — чем оно, собственно, сейчас и занимается. В декабре 1981 года его переименовали в «Кодс» (т. е. «Иерусалим» — понятный месседж для Израиля).
Главная задача бригады — проведение спецопераций за пределами Ирана. Численность бойцов и кабинетных работников многими оценивается на уровне 15 тыс. человек, но цифры эти такие же неточные и расплывчатые, как формулировки о положении КСИРа в иранской конституции: «Кодс» напрямую или косвенно управляет десятками тысяч бойцов самых различных ополчений по всему Ближнему Востоку. Степень их зависимости от «Кодса», конечно, различается — скажем, какие-нибудь палестинцы могут себе позволить обойтись без помощи иранского «военторга», но вот йеменские хуситы или иракские бадристы критически зависят от иранских «отпускников».
kods4
Бригада на полную пользуется всеми дипломатическими, экономическими и политическими активами КСИРа и иранского государства для выполнения поставленных задач — для перевода денег финансируемым организациям используются определённые иранские банки, оружие возится через определённые иранские авиакомпании, инструктора и бойцы переезжают из страны в страну под дипломатическим прикрытием (например, в ходе американского рейда в здании иранского консульства в иракском Эрбиле в январе 2007-го была обнаружена штаб-квартира «Кодса» в Иракском Курдистане).
Когда-то подобные штуки проделывали англичане со своим Управлением специальных операций — специальной спецслужбой для управления партизанской войной во всех странах Европы, где примерно такой же по численности личный состав (13 тыс. человек) готовил, экипировал и забрасывал диверсантов в разные страны континента.
Только военными операциями «Кодс» не занимается, точнее, занимается не только ими — на них висят теракты, контрабанда, воровство нефти (в основном в полунезависимом южном Ираке) и многое другое. В октябре 2007-го США ввели первые серьёзные санкции против конкретно «Кодса» за… поставки оружия «Талибану». Ничего удивительного — в Иране против центрального правительства сражаются белуджи из военизированной организации «Джундалла» («Армия бога»), которая ставит своей целью создание единого независимого белуджийского государства на землях Ирана, Пакистана и Афганистана (всего их 8 млн и около 2 млн проживают в Иране). Официально Иран поддерживает режим в Кабуле, но нередко обращается к талибам, чтобы те наказали «Джундаллу» за недостойное поведение. Но не белуджами едиными: обе страны ещё с 1870-х оспаривают друг у друга право пользования ресурсами реки Гельменд. Очередной раунд давления на Кабул по этому вопросу обычно совпадает по времени с перехватом оружейного каравана из Ирана. Ну и, наконец, талибы помогают «Кодсу» бороться с идущим в Иран наркотрафиком.
Иногда террористические приключения КСИРа заводят его очень далеко от дома: в 2012-м в Кении задержали двух иранцев, предположительно членов КСИР, пытавшихся провезти для «Аш-Шабаб» 100 кг взрывчатки. Зачем это иранцам? Всё просто: Кения в 2011-м вторглась в Сомали для борьбы с «Аш-Шабаб» — а за пять лет до этого Союз Исламских Судов в Сомали (предшественник «Аш-Шабаб») отправил на войну в Ливан своих бойцов (около 720 человек) в обмен на оружие и деньги от «Хезболлы» и Ирана. КСИР, как видите, своих на войне не бросает.
kods-banner


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Министерство разведки и национальной безопасности (перс. وزارت اطلاعات و امنیت ملی ایران‎, Vezarat-e Ettela’at va Amniyat-e Keshvar, VEVAK) является разведывательной службой правительства Ирана и одним из ведомств, отвечающих за внутреннюю безопасность страны.

Содержание [скрыть]
1 История
1.1 «Революционная» чистка в армии и САВАК от монархистов
1.2 «САВАМА» и антихомейнистская оппозиция (1979—1983 гг.)
2 Методы пыток
3 Руководители
4 Примечания
История[править | править вики-текст]
После исламской революции 1979 на базе шахской спецслужбы САВАК и структур иранского шиитского подполья, возникших в 1960-е годы в Южном Ираке, Ливане, Египте и США, в Иране была сформирована новая спецслужба. Формирование её происходило при содействии служб безопасности Египта и Организации освобождения Палестины. В основном режим Хомейни привлекал на службу офицеров из разведывательных структур САВАК, предпочтение отдавалось работавшим ранее на иракском направлении и по странам Персидского залива[1].

В феврале 1979 года, был образован Корпус Стражей Исламской Революции (КСИР — Кодсе Пасдаране Энгелабе Ислами), в задачу которых входило поиск и расстрел сотрудников шахской охранки САВАК, сторонников монархии. Основателем КСИР был хомейнист Хушанг Дастгерди.

Официально, исламские революционные власти распустили САВАК законом от 24 февраля 1979 года[2]. В качестве первого директора «САВАМА» исламисты назначили видного шахского генерала Хоссейна Фардуста (которого завербовал революционный совет)[3]. В 1985 году генерал Хоссейн Фардуст за «связи с Москвой» был снят со своей должности и заключен в тюрьму, где и «умер» в 1987 году.

Как указывалось, «САВАМА» формировался при помощи инструкторов и сотрудников предшествующей организации[4]. По словам социолога Чарльза Курцмана, с приходом к власти исламистов САВАК не был демонтирован, а всего лишь изменил своё название и прежнее руководство, и по-прежнему действует с теми же методами спецопераций, а также практически без изменений остался и «персонал»[5]. В энциклопедии «Britannica» указывается, что новая организация ИРИ во многих странах пользуется услугами персонала из САВАК[6].

Аятолла Хомейни и не помышлял упразднять столь эффективную службу внутренней и внешней безопасности, несмотря на то, что в течение длительного периода времени он и его сподвижники громко заявляли о «беспощадности и кровожадности» шахской тайной полиции САВАК. Новые руководители лишь устранили прошахскую верхушку спецслужб и заменили их на исламских комиссаров[7]. Более того, если те работники шахской охранки САВАК, которые боролись с мятежным шиитским духовенством, были, как правило, казнены, то подразделения САВАК, специализировавшиеся на «красной опасности», были сохранены в неприкосновенности и влились в состав исламской политической полиции САВАМА (Иранская национальная организация информации и безопасности). Помимо глав этих подразделений генералов Али Акбар Фразия и Али Мохаммед Каве, САВАМА воспользовалась услугами специалиста по борьбе с оппозицией шахского генерала Фардуста, который был другом детства шаха и обвинялся в начале «исламской революции» в организации массовых расправ над антишахскими демонстрантами[8].

В сфере внешней разведки новая спецслужба использовалась хомейнистским режимом для попыток экспорта исламской революции с опорой на шиитские общины Ближнего Востока, Центральной Азии, Африки, Южной и Северной Америки. За рубежом у новых разведорганов Ирана сформировались прочные позиции в Ираке благодаря местной шиитской и курдской оппозиции, в частности организации «Хизб аль-Дауа аль-Исламийа», а с 1982 — и «Верховному совету исламской революции в Ираке», в Ливане (благодаря организации «Амаль», а с 1982-го — «Хезболла»), в Саудовской Аравии (благодаря шиитской оппозиции, попытавшейся в конце 1979-го захватить Мекку с целью свержения монархии), а также США (благодаря 30 000 иранских студентов, объединённых в Ассоциацию исламских студентов Америки) и Франции. По некоторым сведениям, первый глава разведки новой организации Хоссейн Фардуст (в прошлом входивший в руководство САВАК, а с начала 1970-х возглавлявший автономную структуру «Специальное управление разведки»), был смещен со своей должности по подозрению в сотрудничестве с КГБ и в декабре 1985 как «советский агент» оказался в тюрьме[1].

Внутри страны деятельность спецслужбы была ориентирована на подавление оппозиционной активности.

Новая спецслужба была организационно оформлена 18 августа 1984, сначала под названием «Министерство информации и государственной безопасности Ирана» и впоследствии переименована в «Министерство разведки и национальной безопасности». Информацию о её деятельности часто трудно получить[9].

В 1999 году «преступные элементы» из министерства привлекались к ответственности за печально известные серийные убийства писателей-диссидентов и интеллектуалов, в том числе убийства иранских политических диссидентов внутри и за пределами страны[10].

С главой Министерства координируют свою деятельность практически все административные и силовые структуры Ирана, особенно это касается Корпуса стражей исламской революции.

«Революционная» чистка в армии и САВАК от монархистов[править | править вики-текст]
Почти сразу же, после падения монархии, ведущие военные деятели шахского периода были публично казнены новым режимом. На самом деле, с первых же дней «Эры Хомейни» рассправа над высшим генералитетом шаха носила массовый государственный характер. Казни «роялистов» производились в «атмосфере произвола и отсутствие контроля»[11]. Этот «террор» был предназначен для усмирения жажды революционной массы, требовавших «гильотинировать» видных офицеров шахского Ирана. Подобная политика в отношении генералитета имела и другое предназначение, а именно: направить четкое послание офицерам среднего звена о безоговорочном подчинении новому режиму[12]. «Революционные трибуналы» творили скорый суд: вся процедура занимала 5-10 минут, после чего приговор тут же приводился в исполнение. Одним из первых на крыше резиденции Хомейни был расстрелян бывший шеф САВАК генерал Нематолла Насири[13].

В феврале 1979 года, в Тегеране, три шахских генерала были расстреляны в присутствии иностранных журналистов, при этом заявив, что «некоторые из них почетные воры, которые правили этой страной на протяжении последних 10 лет»[14]. Новое руководство фактически приняло решение, что "чистки в вооружённых силах будут проводиться и в дальнейшем, но в ограниченных масштабах, сосредоточившись лишь на «коррумпированных элементов»[15].

Генерал Манучер Хосродад (офицер ВВС) был арестован 13 февраля при попытке бежать из Ирана. Будучи сторонником шаха, он был помещен под стражу до вынесения постановления революционного трибунала[16]. 15 февраля, четыре высших генерала, среди них Нематолла Нассири (бывший глава САВАК), Реза Наджи (военный губернатор Исфахана), Мехди Рахими (военный губернатор Тегерана) и Манучер Хосродад были казнены в «соответствии с исламскими нормами и предписаниями»[17] в Тегеране[18]. На государственном радио было заявлено о «казни палачей предыдущего режима» с целью «очищения крови революции и притока новой, революционной крови.»[19] Радиовещание также передало, что 20 других высокопоставленных должностных лиц режима Пехлеви в скорем времени предстанут перед судом революционного трибунала, после чего им вынесут смертный приговор[20].

80 % из первых 200 казненных сторонников шаха принадлежали армейской среде (генералитет, высшее офицерство) и соответственно шахской тайной полиции САВАК. Большая часть руководителей всех департаментов и ведомств САВАК были казнены[21].

Свыше 3.000 сотрудников центрального штата и агентов САВАК были выслежены исламскими революционными «комиссарами» один за другим и жестоко замучены. Только те из них, кто в момент победы революции находились на миссиях вне Ирана, смогли уйти живыми от беспощадной расправы со стороны исламских фундаменталистов[22].

Зачастую причиной казни являлись не «коррумпированные связи», а самая примитивная кровная (личная) месть. После гибели офицера его семья, как правило, подвергалась всевозможным преследованиям, особенно усердствовали в этом левацкие радикальные группировки. Только за два послереволюционных месяца они уничтожили более 20 тыс. так называемых «монархистов», по сути же кадровых военнослужащих иранской армии и бывшей шахской охранки САВАК. Немало офицеров, унтер-офицеров и даже солдат, особенно в сухопутных войсках, национальной полиции и жандармерии, в страхе за свою жизнь самовольно покидали места службы. К июлю 1979 года число дезертиров превысило 250-тысячную отметку[23]. К осени почти все офицеры, известные как сторонники шаха или настроенные против исламских порядков, так или иначе были казнены. Среди них 14 командиров армейских дивизий, 8 командиров отдельных армейских бригад и все военные губернаторы[24].

Избежать репрессий удалось лишь тем из старших офицеров, кто был в опале у шаха и стал сотрудничать с новым режимом. Остались на своих прежних должностях и те высшие военные чины, которые способствовали сдаче своих подразделений революционным силам или ещё до этого делали все, чтобы развалить армию изнутри[25]. Но и они скоро попали под безжалостный «меч революции»[26].

В чём было полное единодушие у всех светских и религиозных фракций, так это в проблеме армии. Было решено значительно уменьшить её численность, ликвидировать привилегии высшего военного руководства, поставить армейские структуры вне политики.

В соответствии с этой установкой временное Революционное правительство, сформированное Мехди Базарганом по поручению Хомейни, объявило, что Иран больше не будет выполнять функции «жандарма Персидского залива». Соглашения и контракты, в первую очередь с США и западными государствами, на поставку современного оружия и военной техники (самолётов, радиолокационных станций, танков, боевых кораблей) были или отменены, или заморожены, а оставшиеся иностранные военные советники и специалисты были высланы из страны. Американские станции разведки и наблюдения на иранской территории были закрыты. Национальный воинский контингент, который в составе войск ООН находился в Ливане, а также соединение иранских войск, дислоцированное в Омане, получили приказ возвратиться домой[27].

В мае 1979 г. исламское правительство заявило о своем намерении сократить вооружённые силы наполовину. Отныне призыв не должен был проводиться насильственными методами, к тому же новобранцам предстояло служить не два года, как было при шахе, а всего год. И хотя никто не возражал против подобных нововведений, мало нашлось тех, кто выразил согласие с таким правительственным курсом. Радикалы, например, требовали установления полного гражданского контроля над национальными вооружёнными силами и смены высшего военного руководства. В одном были едины все политические лидеры: необходимо провести чистку армии. Но когда дело дошло до определения её критериев и методов осуществления, начались бесконечные дебаты и споры, в ходе которых между различными политическими силами выявились острые разногласия.

Хомейни и некоторые его сторонники, хотя и не доверяли профессиональным военным, ясной точки зрения относительно того, что же с ними делать, не имели. То они выступали за слияние армии с вооружёнными отрядами политических группировок, полагая, что «революционеры» возьмут военных под свой контроль, а те в свою очередь не только обучат боевиков, но и отучат их от партизанщины; то призывали лишь покончить с коррумпированной армейской верхушкой. В окружении Хомейни были и те, кто считал, что нужно устранить лишь явно прошахских офицеров, но сохранить дисциплину и боеспособность профессиональной армии[27].

Несмотря особую на важность, придаваемую государством так называемому идеологическому аппарату, репрессивные инструменты государства также выросли до пугающих размеров.

Разрушение шахской тайной полиции, армии, военных судов и т. д. было самими ближайшими целями революционного движения. Ещё до фактического ниспровержения шахского режима, его репрессивные органы слабели и распадались под ударами массовых выступлений. Пять лет спустя, однако, все они были не только практически восстановлены в своей дореволюционной силе, но и, сверх того, были дополнены новыми даже более мощными инструментами репрессий, получившими легитимность в качестве «ростков революции»[28].

Как видно, после падения шаха, исламский режим был особенно суров в отношении очень высоких должностных лиц организации безопасности шаха САВАК. В первые месяцы революции, высшие должностные лица САВАК были либо казнены, либо были осуждены на очень длительные сроки тюремного заключения. Многие сотрудники САВАК — особенно те, наиболее известные или подозреваемые в активном участии в подавлении мусульманского духовенства и светских противников шаха — были строго наказаны. Однако, количество высококвалифицированных сотрудников САВАК стали частью созданного хомейнистами нового аппарата безопасности, чтобы заменить САВАК. В общем, самый низкий уровень чиновников САВАК, которые оказались задержаны в течение короткого времени на начальном этапе революции были просто уволены[29].

«САВАМА» и антихомейнистская оппозиция (1979—1983 гг.)[править | править вики-текст]
В 1980 году, «Washington Post» написал интересную статью с заголовком: «У Хомейни, как сообщают, есть собственный САВАК»[30]. Новая секретная служба Хомейни была ничем иным, как служба безопасности шаха САВАК. Вот что пишет «Washington Post»:

« «Хотя Хомейни пришел к власти, осуждая шаха и действия его секретной службы САВАК, которую иранцы боялись, правительство Ирана под руководством аятоллы Рухоллы Хомейни создало новую разведывательную службу внутренней безопасности, очевидно, с подобной организационной структурой и с некоторыми из тех же лиц, которые работали в аппарате САВАК.
Новую организацию называют САВАМА. Согласно американским и иранским эмигрантским источникам, а также исследованиям украинских специалистов (ст. лей-т. Федоровский Л.Л. 2006" Оценка исторических аспектов политического развития Ирана"), новую организацию безопасности курирует генерал Хоссейн Фардуст, который был заместителем начальника САВАК и другом детства свергнутого монарха Мохаммеда Реза Пехлеви....

"САВАК живет и здравствует" в форме САВАМА, — утверждает Али Табатабаи, бывший советник иранского посольства в Вашингтоне при режиме шаха... теперь президент Фонда Свободы Ирана в Бетесда[Мэриленд, около Вашингтона, округ Колумбия]... "Есть большое число бывших сотрудников САВАК перешедших в новую организацию", — сказал он. "Фактически, за исключением руководителей бюро [кто управлял отдельными отделами САВАК], организация в целом, кажется, неповреждённой."

В Париже, французский адвокат, кто представляет иранских эмигрантов, лично общался с многими из них, и тем самым владеет обширной информацией о ситуации в Иране, сказал корреспонденту «Вашингтон пост» Рональду Ковену, что "САВАМА — то же самое что и САВАК без каких-либо изменений в структуре. Они только заменили некоторых руководителей..."

... Табатабаи утверждает, что у него есть хорошие источники о ситуации в Тегеране, и говорит, что организация САВАМА ‘является почти точной копией’ САВАК, с девятью бюро. Среди них: покрытие расходов на персонал, сбор информации внешней разведкой, сбор информации внутренней разведкой, наблюдение за собственными агентами и безопасность его собственных агентов и безопасность правительственных зданий, коммуникаций, финансы, анализ информации собранной разведкой, контрразведка, а также вербовка и обучение».

»
[31]

То, что Али Табатабаи подробно описывает выше, является аппаратом безопасности тоталитарного полицейского государства: девять бюро САВАК/САВАМА шпионили за простыми иранцами и даже непосредственно за чиновниками САВАК/САВАМА. Они также пытали и убивали простых иранцев, поскольку они считали это необходимым: «САВАК систематически применял пытки в качестве инструмента внутренней репрессии». Аятолла Хомейни, установивший тоталитарный полицейский режим, конечно нуждался в эффективных органах безопасности, поэтому с этой точки зрения, восстановление САВАК в форме САВАМА — которая обладала большим опытом борьбы с оппозицией, было оправданным мероприятием. Отныне бывшие сотрудники САВАК начали работать на тоталитарный государственный режим.

В тот период американские чиновники были очень заняты рассказами о том, что аятолла Хомейни (которого они в скором времени в тайне начали вооружать до зубов во время Ирано-Иракской войны)[32] был их врагом, и таким образом они категорически отрицали, что многие сотрудники САВАК теперь работают в САВАМА. Как сообщалось в той же самой статье:

« «В Вашингтоне, однако, американские правительственные аналитики относительно данного вопроса давали более сдержанную оценку.… Американские источники говорят, что некоторые остатки предыдущей системы могут быть полезной новому режиму. Так, некоторые бывшие функционеры САВАК — описанные как ‘низкий уровень’ — кто работал для шаха, теперь работают для Хомейни.” »
Судя по вышеизложенным фактам, можно заключать следующее: как США, так и иранские источники эмигрантов, определенно соглашаются в том, что «САВАМА … управляется … генералом Хоссейном Фардустом, который был заместителем начальника САВАК при прежнем шахе, Мохаммеде Реза Пехлеви…» Мало того: «Фардуст … был давним другом, одноклассником и доверенным лицом шаха. Фардуст, говорит Табатабаи, был также главой специального бюро САВАК, которое суммировало всю разведывательную информацию. Фардуст ежедневно передавал собранную информацию лично шаху.»

Фардуст вовсе не был «низким уровнем». Фардуст управлял Ираном для шаха посредством министерства госбезопасности. Также оказывается, что «заместителем Фардуста, как руководителя САВАМА, как говорят, является генерал Али Мохаммед Каве, бывший глава Бюро САВАК, имеющего дело с анализом собранных разведданных». Также и генерал Али Мохаммед Каве не был точно «низким уровнем». Наконец, по утверждению Табатабаи «сотрудники трёх бывших Бюро, имеющих дело с организацией персонала и суммированием разведывательной информации, все члены указанных Бюро, которые работали на Фардуста, когда он был заместителем начальника САВАК, все ещё работает на него как на руководителя САВАМА».

Сотрудники САВАК, арестованные революционной гвардией (февраль 1979 г.)
Правящая элита США не поддерживала Али Табатабаи и «Фонд Свободы Ирана», который хотел свергнуть Хомейни[33], и правящей элите США в скором времени стало неловко от того, что Али Табатабаи начал говорить вслух, как аятолла управлял Ираном с помощью САВАК, созданной ЦРУ, точно также, как перед этим делал шах. Возможно, что убийство Табатабаи, вскоре после того, как он сделал вышеупомянутые заявления прессе, вовсе не было связано с ЦРУ[34].

Однако, стоит указать и следующее обстоятельство, что «только Табатабаи был готов выступать от своего имени в качестве главы Фонда. Только Табатабаи стремился выступить перед телевизионными камерами и радиомикрофонами, чтобы обсудить позиции Фонда. В конце, один из 10 первооснователей Фонда, выразил опасения насчёт использования его имени, из страха за безопасность своей семьи и непосредственно было подтверждено тем, что случилось с Табатабаи…. 'Наша цель заключается прежде всего в разоблачении истинной природы Хомейни’, — сказал Табатабаи. … Табатабаи был председателем Фонда, а также его пресс-секретарем. Из-за его видного общественного статуса, „Фонд Свободы Ирана“ (Iran Freedom Foundation — IFF), в свою очередь стал широко известным из девяти антихомейнистских групп в Соединенных Штатах…. Табатабаи появлялся на ток-шоу, радио и телевидении, на местном масштабе, национальном и также в Канаде. Он помог организовать крупную антихомейнистскую демонстрацию в Лос-Анджелесе в начале месяца, которая была направлена на примирение и сближение различных антихомейнистских групп»[35].

Другими словами, Табатабаи был большой проблемой для нового исламского режима, и он был единственным человеком, который не молчал — все остальные к тому времени уже получили соответствующее предостережение.

Франсиско Жиль-Вайт, в своем историческом исследований приводит весьма интересную заметку: "После убийства Али Табатабай, я не смог найти в газетных статьях упоминания о идентичности САВАК и САВАМА. Напротив, в следующем году, «The New York Times» сообщила общественности с указанием в заголовке, что «САВАМА не похож на шахский САВАК», указав в тексте, что «САВАК был расформирован после Революция 1979 года»[36]. Статья в газете «Christian Science Monitor», в тот же самый год, действительно говорила, что "САВАМА было названием, данным воссозданной организации тайной полиции САВАК, бывший долгие годы оружием террора и пытки в руках покойного шаха, " и газета бросилась заверять своих читателей, что «причина перехода многих членов САВАК в новую службу САВАМА была боязнь за свою собственную жизнь»[37].

Столкнувшись с ожесточенным террором сторонников свергнутого шаха и прочей оппозицией, власть Хомейни ответила жесточайшими репрессиями. После гибели главных соратников аятоллы Хомейни — Мохаммед Али Раджаи и Мохаммад Джавад Бахонара в 1981 году, взрыва штаб-квартиры исламистов в Тегеране, гибели командира КСИР полковника Хушанг Вахид Дастгерди в 1982 году и ряда его подчиненных, хомейнистские контрразведчики развернули облавы на оппозицию по всей стране[38].

В застенках КСИР и САВАМА были уничтожены лидеры монархистов, коммунистов, иранских курдов, членов оппозиционных групп «Федаине Ислами» и «Моджахедин-Э Хальк», социалистов партии «Пейкари». Председатель «федаинов» Садек Готбзаде (правая рука Хомейни) убит в тюрьме по личному приказу аятоллы Хомейни сотрудниками САВАМА, лидер моджахедов Мохаммед Реза Саадати повешен в тюремной камере, сменивший его Муса Хиябани расстрелян бойцами КСИР при аресте[38].

С «Моджахедин-Э Хальк» и «Федаине Ислами» справиться было труднее, чем с ТУДЕ — это были организации городских партизан. Несколько лет «народные моджахедины» и «народные федаины» вели вооружённую борьбу с исламским режимом, пока наконец «федаинское» подполье не было в основном разгромлено и тысячи человек не погибли под чудовищными пытками в исламских тюрьмах[39].

Часть укрывшихся за границей саваковцев участвовала в монархических заговорах против режима Хомейни. Бывший сотрудник шахских спецслужб Фарадж помогал в 1980 году американскому спецназу «Дельта» при попытке высадиться в Тегеране. Его коллега Мехропур организовал покушение на известного лидера хомейнистов аятоллу Сейед Али Хосейни Хаменей, взорвав бомбу в тегеранской мечети. Ещё один бывший саваковец, Мусофи, покушался в 1992 году на президента Ирана Али Акбара Хашеми-Рафсанджани, ранив того в руку; Мусофи в 1996 году был арестован в Индии и выдан иранцам. Были в рядах САВАК и те, кто перешёл на службу новому режиму мулл. Высокопоставленный офицер САВАК — Манучер Горбанифар в эмиграции наладил связи с хомейнистским режимом, в 80-е годы тайно поставлял ему оружие из Европы и США[38].

Исламский режим мулл внимательно следит за деятельностью иранской монархической эмиграции и бывших сотрудников шахских спецслужб. Например, в 2003 году Федеральная прокуратура Германии предъявила одному иранцу обвинения в шпионаже. Сотрудники немецких спецслужб утверждали, что задержанный иранец собирал информацию об активистах иранской оппозиции. Задержанный обладал двойным гражданством: являлся гражданином Ирана и ФРГ. Сотрудники прокуратуры утверждали, что 65-летний Ираджи С. работал на Министерство разведки и безопасности Исламской республики Иран (ВЕВАК) с (1991 по 2002 год). Утверждается, что Ираджи С. отслеживал деятельность активистов иранской оппозиции и бывших сотрудников шахской разведки Ирана САВАК в Европе. Ираджи С. был арестован 12 июня 2003 года[40].

После победы Исламской революции в одной из бывших тюрем в центре Тегерана был открыт музей «Эбрат», экспозиция которого посвящена документально зафиксированным зверствам политической полиции САВАК.[41]

Методы пыток[править | править вики-текст]
Как общепринято считать, шахская охранка славилась своей жестокостью и тем, что в застенках САВАК пытали всех заключённых, причём наряду с «обычными» современными пытками, распространёнными по всему миру консультантами из ЦРУ, такими как пытка электротоком или пытка удушением, в САВАК практиковали и «местные» изощренно жестокие восточные пытки, вроде поджаривания на решетке на медленном огне[42]. САВАМА расширила набор пыток за счёт классических средневековых (вроде битья палкой по пяткам, что широко практикуется и в современной Турции, или стягивания головы жгутом) и ввела в практику


+0-0
Ведущ.спец.
26 интересных фактов о

26 интересных фактов о пингвинах

Пингвины — милейшие существа, удивительные и со-своему прекрасные. Недаром они часто становятся персонажами различных мультфильмов — многие считают, что пингвин — это нечто пушистое, тёплое и толстое, примерно как домашний кот. Это, конечно, не так, но с этими созданиями связано несколько любопытных фактов.
Интересные факты о пингвинах.

Пингвины боятся касаток, и закономерно — последние с энтузиазмом на них охотятся. Когда пингвинам неизвестно, есть ли поблизости их естественный враг, они подолгу толпятся на краю льдины, пока самый отважный член стаи не рискнёт нырнуть. Если он остаётся в живых, за ним следуют остальные (см. факты о касатках).
Далеко не все пингвины живут в полярных широтах. Галапагосские пингвины, например, живут на одноимённых островах, а ведь там среднегодовая температура составляет порядка +18 градусов Цельсия.
Самые крупные в мире пингвины — императорские. Десять месяцев в году из двенадцати они живут в Антарктиде (см. факты об Антарктиде).
Пингвины действительно не мёрзнут в холодной воде благодаря толстому слою жира и плотно прилегающим друг к другу перьям.
Полярные виды пингвинов способны выдерживать температуры до -60 градусов
Ноги у пингвинов тоже не мёрзнут, потому что число нервных окончаний в них минимально.
Императорские пингвины — однолюбы, они составляют пары на всю жизнь.
Пингвины очень трепетно относятся к своим яйцам. Однажды группа геологов украла у них яйцо с целью его съесть, но стая пингвинов стала их преследовать. Нет, никакого сюжета для фильма ужасов — пингвины просто молча шли следом за людьми. Геологи приняли решение отдать им яйцо, после чего погоня прекратилась.
Папуанские пингвины при плавании развивают скорость свыше 35 километров в час.
По скользкому льду пингвины часто передвигаются, ложась на живот и отталкиваясь от поверхности крыльями и лапами.
Пингвины предпочитают ловить рыбу в верхних слоях воды, но при необходимости они способны погружаться на глубину до 150-200 метров.
Пингвины — единственные в мире птицы, которые могут ходить в вертикальном положении (см. факты о птицах).
Далеко не все пингвины — безобидные милашки. Каменные пингвины, например, отличаются довольно агрессивным нравом. Они запросто могут атаковать любой объект, который им не по душе.
Раз в год пингвины отращивают новые перья, избавляясь от старых.
Пингвины не нуждаются в пресной воде — они способны пить солёную морскую воду, так как специальные железы в их организме отфильтровывают соль.
Императорские пингвины охотятся в среднем раз в две недели, наедаясь до отвала. За этот перерыв они могут потерять до половины своей массы.
В пингвиньих стаях опытные старые самцы учат молодых охотиться.
Самые распространённые в мире пингвины — золотоволосые. Их насчитывается около двадцати миллионов.
Все виды пингвинов живут большими колониями, кроме одного — великолепные пингвины, обитающие в Новой Зеландии.
У императорских пингвинов яйца высиживают не самки, а самцы.
Выражая нежные чувства, самец очкового пингвина бережно гладит свою самку по голове крылом.
Пингвины только кажутся неуклюжими. Да, на суше так оно и есть, но в воде они оказываются удивительно ловкими и проворными созданиями.
Антарктические пингвины обустраивают свои гнёзда, используя в качестве строительных материалов камни и землю.
Меньше всего из всех видов пингвинов воду любят великолепные пингвины. Большую часть своей жизни они проводят на суше.
У всех пингвинов спина окрашена в чёрный цвет. Это позволяет лучше притягивать всё тепло — чёрный цвет, как известно, способствует нагреву.
Пингвин — символ операционной системы Linux.


шиноби (гость)
русский стиль

Министерство разведки и национальной безопасности (перс. وزارت اطلاعات و امنیت ملی ایران‎, Vezarat-e Ettela’at va Amniyat-e Keshvar, VEVAK) является разведывательной службой правительства Ирана и одним из ведомств, отвечающих за внутреннюю безопасность страны.

Содержание [скрыть]
1 История
1.1 «Революционная» чистка в армии и САВАК от монархистов
1.2 «САВАМА» и антихомейнистская оппозиция (1979—1983 гг.)
2 Методы пыток
3 Руководители
4 Примечания
История[править | править вики-текст]
После исламской революции 1979 на базе шахской спецслужбы САВАК и структур иранского шиитского подполья, возникших в 1960-е годы в Южном Ираке, Ливане, Египте и США, в Иране была сформирована новая спецслужба. Формирование её происходило при содействии служб безопасности Египта и Организации освобождения Палестины. В основном режим Хомейни привлекал на службу офицеров из разведывательных структур САВАК, предпочтение отдавалось работавшим ранее на иракском направлении и по странам Персидского залива[1].

В феврале 1979 года, был образован Корпус Стражей Исламской Революции (КСИР — Кодсе Пасдаране Энгелабе Ислами), в задачу которых входило поиск и расстрел сотрудников шахской охранки САВАК, сторонников монархии. Основателем КСИР был хомейнист Хушанг Дастгерди.

Официально, исламские революционные власти распустили САВАК законом от 24 февраля 1979 года[2]. В качестве первого директора «САВАМА» исламисты назначили видного шахского генерала Хоссейна Фардуста (которого завербовал революционный совет)[3]. В 1985 году генерал Хоссейн Фардуст за «связи с Москвой» был снят со своей должности и заключен в тюрьму, где и «умер» в 1987 году.

Как указывалось, «САВАМА» формировался при помощи инструкторов и сотрудников предшествующей организации[4]. По словам социолога Чарльза Курцмана, с приходом к власти исламистов САВАК не был демонтирован, а всего лишь изменил своё название и прежнее руководство, и по-прежнему действует с теми же методами спецопераций, а также практически без изменений остался и «персонал»[5]. В энциклопедии «Britannica» указывается, что новая организация ИРИ во многих странах пользуется услугами персонала из САВАК[6].

Аятолла Хомейни и не помышлял упразднять столь эффективную службу внутренней и внешней безопасности, несмотря на то, что в течение длительного периода времени он и его сподвижники громко заявляли о «беспощадности и кровожадности» шахской тайной полиции САВАК. Новые руководители лишь устранили прошахскую верхушку спецслужб и заменили их на исламских комиссаров[7]. Более того, если те работники шахской охранки САВАК, которые боролись с мятежным шиитским духовенством, были, как правило, казнены, то подразделения САВАК, специализировавшиеся на «красной опасности», были сохранены в неприкосновенности и влились в состав исламской политической полиции САВАМА (Иранская национальная организация информации и безопасности). Помимо глав этих подразделений генералов Али Акбар Фразия и Али Мохаммед Каве, САВАМА воспользовалась услугами специалиста по борьбе с оппозицией шахского генерала Фардуста, который был другом детства шаха и обвинялся в начале «исламской революции» в организации массовых расправ над антишахскими демонстрантами[8].

В сфере внешней разведки новая спецслужба использовалась хомейнистским режимом для попыток экспорта исламской революции с опорой на шиитские общины Ближнего Востока, Центральной Азии, Африки, Южной и Северной Америки. За рубежом у новых разведорганов Ирана сформировались прочные позиции в Ираке благодаря местной шиитской и курдской оппозиции, в частности организации «Хизб аль-Дауа аль-Исламийа», а с 1982 — и «Верховному совету исламской революции в Ираке», в Ливане (благодаря организации «Амаль», а с 1982-го — «Хезболла»), в Саудовской Аравии (благодаря шиитской оппозиции, попытавшейся в конце 1979-го захватить Мекку с целью свержения монархии), а также США (благодаря 30 000 иранских студентов, объединённых в Ассоциацию исламских студентов Америки) и Франции. По некоторым сведениям, первый глава разведки новой организации Хоссейн Фардуст (в прошлом входивший в руководство САВАК, а с начала 1970-х возглавлявший автономную структуру «Специальное управление разведки»), был смещен со своей должности по подозрению в сотрудничестве с КГБ и в декабре 1985 как «советский агент» оказался в тюрьме[1].

Внутри страны деятельность спецслужбы была ориентирована на подавление оппозиционной активности.

Новая спецслужба была организационно оформлена 18 августа 1984, сначала под названием «Министерство информации и государственной безопасности Ирана» и впоследствии переименована в «Министерство разведки и национальной безопасности». Информацию о её деятельности часто трудно получить[9].

В 1999 году «преступные элементы» из министерства привлекались к ответственности за печально известные серийные убийства писателей-диссидентов и интеллектуалов, в том числе убийства иранских политических диссидентов внутри и за пределами страны[10].

С главой Министерства координируют свою деятельность практически все административные и силовые структуры Ирана, особенно это касается Корпуса стражей исламской революции.

«Революционная» чистка в армии и САВАК от монархистов[править | править вики-текст]
Почти сразу же, после падения монархии, ведущие военные деятели шахского периода были публично казнены новым режимом. На самом деле, с первых же дней «Эры Хомейни» рассправа над высшим генералитетом шаха носила массовый государственный характер. Казни «роялистов» производились в «атмосфере произвола и отсутствие контроля»[11]. Этот «террор» был предназначен для усмирения жажды революционной массы, требовавших «гильотинировать» видных офицеров шахского Ирана. Подобная политика в отношении генералитета имела и другое предназначение, а именно: направить четкое послание офицерам среднего звена о безоговорочном подчинении новому режиму[12]. «Революционные трибуналы» творили скорый суд: вся процедура занимала 5-10 минут, после чего приговор тут же приводился в исполнение. Одним из первых на крыше резиденции Хомейни был расстрелян бывший шеф САВАК генерал Нематолла Насири[13].

В феврале 1979 года, в Тегеране, три шахских генерала были расстреляны в присутствии иностранных журналистов, при этом заявив, что «некоторые из них почетные воры, которые правили этой страной на протяжении последних 10 лет»[14]. Новое руководство фактически приняло решение, что "чистки в вооружённых силах будут проводиться и в дальнейшем, но в ограниченных масштабах, сосредоточившись лишь на «коррумпированных элементов»[15].

Генерал Манучер Хосродад (офицер ВВС) был арестован 13 февраля при попытке бежать из Ирана. Будучи сторонником шаха, он был помещен под стражу до вынесения постановления революционного трибунала[16]. 15 февраля, четыре высших генерала, среди них Нематолла Нассири (бывший глава САВАК), Реза Наджи (военный губернатор Исфахана), Мехди Рахими (военный губернатор Тегерана) и Манучер Хосродад были казнены в «соответствии с исламскими нормами и предписаниями»[17] в Тегеране[18]. На государственном радио было заявлено о «казни палачей предыдущего режима» с целью «очищения крови революции и притока новой, революционной крови.»[19] Радиовещание также передало, что 20 других высокопоставленных должностных лиц режима Пехлеви в скорем времени предстанут перед судом революционного трибунала, после чего им вынесут смертный приговор[20].

80 % из первых 200 казненных сторонников шаха принадлежали армейской среде (генералитет, высшее офицерство) и соответственно шахской тайной полиции САВАК. Большая часть руководителей всех департаментов и ведомств САВАК были казнены[21].

Свыше 3.000 сотрудников центрального штата и агентов САВАК были выслежены исламскими революционными «комиссарами» один за другим и жестоко замучены. Только те из них, кто в момент победы революции находились на миссиях вне Ирана, смогли уйти живыми от беспощадной расправы со стороны исламских фундаменталистов[22].

Зачастую причиной казни являлись не «коррумпированные связи», а самая примитивная кровная (личная) месть. После гибели офицера его семья, как правило, подвергалась всевозможным преследованиям, особенно усердствовали в этом левацкие радикальные группировки. Только за два послереволюционных месяца они уничтожили более 20 тыс. так называемых «монархистов», по сути же кадровых военнослужащих иранской армии и бывшей шахской охранки САВАК. Немало офицеров, унтер-офицеров и даже солдат, особенно в сухопутных войсках, национальной полиции и жандармерии, в страхе за свою жизнь самовольно покидали места службы. К июлю 1979 года число дезертиров превысило 250-тысячную отметку[23]. К осени почти все офицеры, известные как сторонники шаха или настроенные против исламских порядков, так или иначе были казнены. Среди них 14 командиров армейских дивизий, 8 командиров отдельных армейских бригад и все военные губернаторы[24].

Избежать репрессий удалось лишь тем из старших офицеров, кто был в опале у шаха и стал сотрудничать с новым режимом. Остались на своих прежних должностях и те высшие военные чины, которые способствовали сдаче своих подразделений революционным силам или ещё до этого делали все, чтобы развалить армию изнутри[25]. Но и они скоро попали под безжалостный «меч революции»[26].

В чём было полное единодушие у всех светских и религиозных фракций, так это в проблеме армии. Было решено значительно уменьшить её численность, ликвидировать привилегии высшего военного руководства, поставить армейские структуры вне политики.

В соответствии с этой установкой временное Революционное правительство, сформированное Мехди Базарганом по поручению Хомейни, объявило, что Иран больше не будет выполнять функции «жандарма Персидского залива». Соглашения и контракты, в первую очередь с США и западными государствами, на поставку современного оружия и военной техники (самолётов, радиолокационных станций, танков, боевых кораблей) были или отменены, или заморожены, а оставшиеся иностранные военные советники и специалисты были высланы из страны. Американские станции разведки и наблюдения на иранской территории были закрыты. Национальный воинский контингент, который в составе войск ООН находился в Ливане, а также соединение иранских войск, дислоцированное в Омане, получили приказ возвратиться домой[27].

В мае 1979 г. исламское правительство заявило о своем намерении сократить вооружённые силы наполовину. Отныне призыв не должен был проводиться насильственными методами, к тому же новобранцам предстояло служить не два года, как было при шахе, а всего год. И хотя никто не возражал против подобных нововведений, мало нашлось тех, кто выразил согласие с таким правительственным курсом. Радикалы, например, требовали установления полного гражданского контроля над национальными вооружёнными силами и смены высшего военного руководства. В одном были едины все политические лидеры: необходимо провести чистку армии. Но когда дело дошло до определения её критериев и методов осуществления, начались бесконечные дебаты и споры, в ходе которых между различными политическими силами выявились острые разногласия.

Хомейни и некоторые его сторонники, хотя и не доверяли профессиональным военным, ясной точки зрения относительно того, что же с ними делать, не имели. То они выступали за слияние армии с вооружёнными отрядами политических группировок, полагая, что «революционеры» возьмут военных под свой контроль, а те в свою очередь не только обучат боевиков, но и отучат их от партизанщины; то призывали лишь покончить с коррумпированной армейской верхушкой. В окружении Хомейни были и те, кто считал, что нужно устранить лишь явно прошахских офицеров, но сохранить дисциплину и боеспособность профессиональной армии[27].

Несмотря особую на важность, придаваемую государством так называемому идеологическому аппарату, репрессивные инструменты государства также выросли до пугающих размеров.

Разрушение шахской тайной полиции, армии, военных судов и т. д. было самими ближайшими целями революционного движения. Ещё до фактического ниспровержения шахского режима, его репрессивные органы слабели и распадались под ударами массовых выступлений. Пять лет спустя, однако, все они были не только практически восстановлены в своей дореволюционной силе, но и, сверх того, были дополнены новыми даже более мощными инструментами репрессий, получившими легитимность в качестве «ростков революции»[28].

Как видно, после падения шаха, исламский режим был особенно суров в отношении очень высоких должностных лиц организации безопасности шаха САВАК. В первые месяцы революции, высшие должностные лица САВАК были либо казнены, либо были осуждены на очень длительные сроки тюремного заключения. Многие сотрудники САВАК — особенно те, наиболее известные или подозреваемые в активном участии в подавлении мусульманского духовенства и светских противников шаха — были строго наказаны. Однако, количество высококвалифицированных сотрудников САВАК стали частью созданного хомейнистами нового аппарата безопасности, чтобы заменить САВАК. В общем, самый низкий уровень чиновников САВАК, которые оказались задержаны в течение короткого времени на начальном этапе революции были просто уволены[29].

«САВАМА» и антихомейнистская оппозиция (1979—1983 гг.)[править | править вики-текст]
В 1980 году, «Washington Post» написал интересную статью с заголовком: «У Хомейни, как сообщают, есть собственный САВАК»[30]. Новая секретная служба Хомейни была ничем иным, как служба безопасности шаха САВАК. Вот что пишет «Washington Post»:

« «Хотя Хомейни пришел к власти, осуждая шаха и действия его секретной службы САВАК, которую иранцы боялись, правительство Ирана под руководством аятоллы Рухоллы Хомейни создало новую разведывательную службу внутренней безопасности, очевидно, с подобной организационной структурой и с некоторыми из тех же лиц, которые работали в аппарате САВАК.
Новую организацию называют САВАМА. Согласно американским и иранским эмигрантским источникам, а также исследованиям украинских специалистов (ст. лей-т. Федоровский Л.Л. 2006" Оценка исторических аспектов политического развития Ирана"), новую организацию безопасности курирует генерал Хоссейн Фардуст, который был заместителем начальника САВАК и другом детства свергнутого монарха Мохаммеда Реза Пехлеви....

"САВАК живет и здравствует" в форме САВАМА, — утверждает Али Табатабаи, бывший советник иранского посольства в Вашингтоне при режиме шаха... теперь президент Фонда Свободы Ирана в Бетесда[Мэриленд, около Вашингтона, округ Колумбия]... "Есть большое число бывших сотрудников САВАК перешедших в новую организацию", — сказал он. "Фактически, за исключением руководителей бюро [кто управлял отдельными отделами САВАК], организация в целом, кажется, неповреждённой."

В Париже, французский адвокат, кто представляет иранских эмигрантов, лично общался с многими из них, и тем самым владеет обширной информацией о ситуации в Иране, сказал корреспонденту «Вашингтон пост» Рональду Ковену, что "САВАМА — то же самое что и САВАК без каких-либо изменений в структуре. Они только заменили некоторых руководителей..."

... Табатабаи утверждает, что у него есть хорошие источники о ситуации в Тегеране, и говорит, что организация САВАМА ‘является почти точной копией’ САВАК, с девятью бюро. Среди них: покрытие расходов на персонал, сбор информации внешней разведкой, сбор информации внутренней разведкой, наблюдение за собственными агентами и безопасность его собственных агентов и безопасность правительственных зданий, коммуникаций, финансы, анализ информации собранной разведкой, контрразведка, а также вербовка и обучение».

»
[31]

То, что Али Табатабаи подробно описывает выше, является аппаратом безопасности тоталитарного полицейского государства: девять бюро САВАК/САВАМА шпионили за простыми иранцами и даже непосредственно за чиновниками САВАК/САВАМА. Они также пытали и убивали простых иранцев, поскольку они считали это необходимым: «САВАК систематически применял пытки в качестве инструмента внутренней репрессии». Аятолла Хомейни, установивший тоталитарный полицейский режим, конечно нуждался в эффективных органах безопасности, поэтому с этой точки зрения, восстановление САВАК в форме САВАМА — которая обладала большим опытом борьбы с оппозицией, было оправданным мероприятием. Отныне бывшие сотрудники САВАК начали работать на тоталитарный государственный режим.

В тот период американские чиновники были очень заняты рассказами о том, что аятолла Хомейни (которого они в скором времени в тайне начали вооружать до зубов во время Ирано-Иракской войны)[32] был их врагом, и таким образом они категорически отрицали, что многие сотрудники САВАК теперь работают в САВАМА. Как сообщалось в той же самой статье:

« «В Вашингтоне, однако, американские правительственные аналитики относительно данного вопроса давали более сдержанную оценку.… Американские источники говорят, что некоторые остатки предыдущей системы могут быть полезной новому режиму. Так, некоторые бывшие функционеры САВАК — описанные как ‘низкий уровень’ — кто работал для шаха, теперь работают для Хомейни.” »
Судя по вышеизложенным фактам, можно заключать следующее: как США, так и иранские источники эмигрантов, определенно соглашаются в том, что «САВАМА … управляется … генералом Хоссейном Фардустом, который был заместителем начальника САВАК при прежнем шахе, Мохаммеде Реза Пехлеви…» Мало того: «Фардуст … был давним другом, одноклассником и доверенным лицом шаха. Фардуст, говорит Табатабаи, был также главой специального бюро САВАК, которое суммировало всю разведывательную информацию. Фардуст ежедневно передавал собранную информацию лично шаху.»

Фардуст вовсе не был «низким уровнем». Фардуст управлял Ираном для шаха посредством министерства госбезопасности. Также оказывается, что «заместителем Фардуста, как руководителя САВАМА, как говорят, является генерал Али Мохаммед Каве, бывший глава Бюро САВАК, имеющего дело с анализом собранных разведданных». Также и генерал Али Мохаммед Каве не был точно «низким уровнем». Наконец, по утверждению Табатабаи «сотрудники трёх бывших Бюро, имеющих дело с организацией персонала и суммированием разведывательной информации, все члены указанных Бюро, которые работали на Фардуста, когда он был заместителем начальника САВАК, все ещё работает на него как на руководителя САВАМА».

Сотрудники САВАК, арестованные революционной гвардией (февраль 1979 г.)
Правящая элита США не поддерживала Али Табатабаи и «Фонд Свободы Ирана», который хотел свергнуть Хомейни[33], и правящей элите США в скором времени стало неловко от того, что Али Табатабаи начал говорить вслух, как аятолла управлял Ираном с помощью САВАК, созданной ЦРУ, точно также, как перед этим делал шах. Возможно, что убийство Табатабаи, вскоре после того, как он сделал вышеупомянутые заявления прессе, вовсе не было связано с ЦРУ[34].

Однако, стоит указать и следующее обстоятельство, что «только Табатабаи был готов выступать от своего имени в качестве главы Фонда. Только Табатабаи стремился выступить перед телевизионными камерами и радиомикрофонами, чтобы обсудить позиции Фонда. В конце, один из 10 первооснователей Фонда, выразил опасения насчёт использования его имени, из страха за безопасность своей семьи и непосредственно было подтверждено тем, что случилось с Табатабаи…. 'Наша цель заключается прежде всего в разоблачении истинной природы Хомейни’, — сказал Табатабаи. … Табатабаи был председателем Фонда, а также его пресс-секретарем. Из-за его видного общественного статуса, „Фонд Свободы Ирана“ (Iran Freedom Foundation — IFF), в свою очередь стал широко известным из девяти антихомейнистских групп в Соединенных Штатах…. Табатабаи появлялся на ток-шоу, радио и телевидении, на местном масштабе, национальном и также в Канаде. Он помог организовать крупную антихомейнистскую демонстрацию в Лос-Анджелесе в начале месяца, которая была направлена на примирение и сближение различных антихомейнистских групп»[35].

Другими словами, Табатабаи был большой проблемой для нового исламского режима, и он был единственным человеком, который не молчал — все остальные к тому времени уже получили соответствующее предостережение.

Франсиско Жиль-Вайт, в своем историческом исследований приводит весьма интересную заметку: "После убийства Али Табатабай, я не смог найти в газетных статьях упоминания о идентичности САВАК и САВАМА. Напротив, в следующем году, «The New York Times» сообщила общественности с указанием в заголовке, что «САВАМА не похож на шахский САВАК», указав в тексте, что «САВАК был расформирован после Революция 1979 года»[36]. Статья в газете «Christian Science Monitor», в тот же самый год, действительно говорила, что "САВАМА было названием, данным воссозданной организации тайной полиции САВАК, бывший долгие годы оружием террора и пытки в руках покойного шаха, " и газета бросилась заверять своих читателей, что «причина перехода многих членов САВАК в новую службу САВАМА была боязнь за свою собственную жизнь»[37].

Столкнувшись с ожесточенным террором сторонников свергнутого шаха и прочей оппозицией, власть Хомейни ответила жесточайшими репрессиями. После гибели главных соратников аятоллы Хомейни — Мохаммед Али Раджаи и Мохаммад Джавад Бахонара в 1981 году, взрыва штаб-квартиры исламистов в Тегеране, гибели командира КСИР полковника Хушанг Вахид Дастгерди в 1982 году и ряда его подчиненных, хомейнистские контрразведчики развернули облавы на оппозицию по всей стране[38].

В застенках КСИР и САВАМА были уничтожены лидеры монархистов, коммунистов, иранских курдов, членов оппозиционных групп «Федаине Ислами» и «Моджахедин-Э Хальк», социалистов партии «Пейкари». Председатель «федаинов» Садек Готбзаде (правая рука Хомейни) убит в тюрьме по личному приказу аятоллы Хомейни сотрудниками САВАМА, лидер моджахедов Мохаммед Реза Саадати повешен в тюремной камере, сменивший его Муса Хиябани расстрелян бойцами КСИР при аресте[38].

С «Моджахедин-Э Хальк» и «Федаине Ислами» справиться было труднее, чем с ТУДЕ — это были организации городских партизан. Несколько лет «народные моджахедины» и «народные федаины» вели вооружённую борьбу с исламским режимом, пока наконец «федаинское» подполье не было в основном разгромлено и тысячи человек не погибли под чудовищными пытками в исламских тюрьмах[39].

Часть укрывшихся за границей саваковцев участвовала в монархических заговорах против режима Хомейни. Бывший сотрудник шахских спецслужб Фарадж помогал в 1980 году американскому спецназу «Дельта» при попытке высадиться в Тегеране. Его коллега Мехропур организовал покушение на известного лидера хомейнистов аятоллу Сейед Али Хосейни Хаменей, взорвав бомбу в тегеранской мечети. Ещё один бывший саваковец, Мусофи, покушался в 1992 году на президента Ирана Али Акбара Хашеми-Рафсанджани, ранив того в руку; Мусофи в 1996 году был арестован в Индии и выдан иранцам. Были в рядах САВАК и те, кто перешёл на службу новому режиму мулл. Высокопоставленный офицер САВАК — Манучер Горбанифар в эмиграции наладил связи с хомейнистским режимом, в 80-е годы тайно поставлял ему оружие из Европы и США[38].

Исламский режим мулл внимательно следит за деятельностью иранской монархической эмиграции и бывших сотрудников шахских спецслужб. Например, в 2003 году Федеральная прокуратура Германии предъявила одному иранцу обвинения в шпионаже. Сотрудники немецких спецслужб утверждали, что задержанный иранец собирал информацию об активистах иранской оппозиции. Задержанный обладал двойным гражданством: являлся гражданином Ирана и ФРГ. Сотрудники прокуратуры утверждали, что 65-летний Ираджи С. работал на Министерство разведки и безопасности Исламской республики Иран (ВЕВАК) с (1991 по 2002 год). Утверждается, что Ираджи С. отслеживал деятельность активистов иранской оппозиции и бывших сотрудников шахской разведки Ирана САВАК в Европе. Ираджи С. был арестован 12 июня 2003 года[40].

После победы Исламской революции в одной из бывших тюрем в центре Тегерана был открыт музей «Эбрат», экспозиция которого посвящена документально зафиксированным зверствам политической полиции САВАК.[41]

Методы пыток[править | править вики-текст]
Как общепринято считать, шахская охранка славилась своей жестокостью и тем, что в застенках САВАК пытали всех заключённых, причём наряду с «обычными» современными пытками, распространёнными по всему миру консультантами из ЦРУ, такими как пытка электротоком или пытка удушением, в САВАК практиковали и «местные» изощренно жестокие восточные пытки, вроде поджаривания на решетке на медленном огне[42]. САВАМА расширила набор пыток за счёт классических средневековых (вроде битья палкой по пяткам, что широко практикуется и в современной Турции, или стягивания головы жгутом) и ввела в практику


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

еще реально мне очень нравиться сергей василич оспищев стрельба навидео


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

стрельба перторова тоже интерстно


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

помотрите метание гранаты


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

если конечно денег хватит


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

мыну это тоже круто


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

и сминами лучьше непробуте сами сами взорвётесь нафиг


шиноби (гость)
русский стиль

еще раельно могу сказать что что научитожение одного бойца вов войну портебовалась 25 патронв круто


шиноби (гость)
русский стиль

ОЛЬГА АЛЛЕНОВА

Стоимость оружия на черном рынке
Револьвер системы "Наган" $300
ПМ (пистолет Макарова) $500-1000
ПМ газовый, переделанный под стрельбу боевыми патронами $200
ПСМ (пистолет самозарядный малогабаритный), 5,45 $800-1300
ПБ (пистолет бесшумный) $1500-2500
ПММ (пистолет Макарова модернизированный), 12 патронов $500-700
ТТ (пистолет Токарева) китайского или российского производства $400-800
АПС (автоматический пистолет Стечкина) $800-1200
Пистолеты "Маузер", "Вальтер", "Беретта" $1000-3500
Пистолет Glok-17 $5000
Пистолеты-пулеметы "Борз", "Иглз" $200-300
АК-74 китайского или российского производства, 5,45 $400-1000
АКМ, АКМС, АК-47 китайского или российского производства, 7,62 $1000-1500
АКС-У (автомат Калашникова укороченный), 5,45 $800-1000
СВД (снайперская винтовка Драгунова) $2000
Карабин "Тигр" $1000
Бесшумная снайперская винтовка ВВС, "Винторез" $10-12 тыс.
Автоматическая винтовка М-16 $1000
РПК (ручной пулемет Калашникова), 5,45 $700
ПКМ (пулемет Калашникова модернизированный), 7,62 $2000
Автоматический гранатомет АГС-17 "Пламя" $1300-1500
Подствольный гранатомет $1000
Одноразовый гранатомет "Муха" $100
Гранаты Ф-1, РГД-5 $50-100

21 7 1
Журнал "Коммерсантъ Деньги" №4 от 31.01.2001, стр. 20
Авторы: Ольга Алленова Алексей Ходорыч
ПЕЧАТЬ ОТПРАВИТЬ НА ПЕЧАТЬ ОБСУДИТЬ
рекомендуем


шиноби (гость)
русский стиль

щас подорожали


шиноби (гость)
русский стиль

оружие можжно уврагов забрать


шиноби (гость)
р

мультфильм "Отважный Робин Гуд"
режиссер: А. Каранович

О Робин Гуде
Муз: М. Зив,
сл: Е. Агранович

Свершили в чаще колдуны
Над Робин Гудом чудо:
При свете солнца и луны
Нет смерти Робин Гуду.
В костре он будет невредим,
Робин из битвы выйдет целый,
И от стальной его груди
Отскакивать будут стрелы!

Неправда, Робин не стальной,
Ничуть других не тверже
И может быть пронзён стрелой
Или мечом повержен.
Тогда над ним склонится друг,
Самый надёжный, самый смелый,
Чтобы у Робина из рук
Взять славный лук и стрелы!

В заветный рог он затрубит
Над рощами Шервуда.
Пока он в битве не убит,
Он будет Робин Гудом.
Ты можешь Гудом стать, сосед,
Может быть, даже я им буду…
Вот почему на тысячу лет
Нет смерти Робин Гуду!
Вот почему на тысячу лет
Не будет смерти Робин Гуду!


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

можно изделать своими гранату тоже видео есть


шиноби (гость)
русский стиль

В последнее время много говорят об улучшении демографической ситуации в России. Население страны якобы постоянно растёт, часто ставят это в заслуги властям. Но вот за счёт кого оно растёт — умалчивают. В 2002 году русских в России было 115 млн, а в 2010-м — только 111 млн. Наибольший прирост населения — в Чечне, Ингушетии и Республике Тыва. А между тем количество русского народа в национальных республиках (и не только в них) Российской Федерации падает внушительными темпами, быстро меняется этнический состав отдельных территорий. Где-то это вызвано экономическими и демографическими проблемами, а где-то — прямым выдавливанием со стороны местных этнических элит.
rf01
Расселение русских в России

Уменьшение численности государствообразующего народа в субъектах при любом будущем политическом кризисе или нестабильности может привести к росту сепаратизма в тех регионах, где русских будет мало. Центральные власти, часто на словах заявляя о том, что русский народ — «фундамент российской государственности», этот фундамент почему-то на деле не поддерживают и не особо стремятся к его увеличению и упрочнению. По крайней мере, этого не видно из данных статистики. Обратимся к беспристрастным официальным цифрам переписей населения России (и СССР), чтобы увидеть, где ситуация требует незамедлительного вмешательства, а также попытаемся понять, как можно найти пути выхода из сложившейся непростой ситуации.
Юг России
Из регионов Северного Кавказа русское население стремительно уезжало из-за боевых действий, боясь, что конфликт может перекинуться на другие республики. Здесь ситуация самая плачевная. Из-за упразднения коммунистами терских казачьих образований, межэтнических столкновений в 1958 году, а после этого — этнических чисток и геноцида в 1990-е во время войн в Чечне, ранее многочисленных русских там практически не осталось. По данным переписи населения 1989 года, численность русского народа составляла 269 130 человек во всей Чечено-Ингушетии (или 24,8% от всего населения), а в 2010-м в Чечне насчитывалось 24 382 русских или 1,9%. Похожая ситуация в Ингушетии (2002 год — 1,2%, 2010-й — 0,8%) и Дагестане (1959 год — 213 тыс., 2010-й — 100 тыс.). В Ингушетии преступления против русских продолжились и после Чеченских войн. В 2006 году в станице Орджоникидзевской была застрелена замглавы администрации Сунженского района, курировавшая программу возвращения в Ингушетию русскоязычного населения, а в 2007-м в республике была убита семья русской учительницы. В Дагестане русское бегство началось даже в Кизлярском районе и городе Кизляре, где русские исторически были большинством (количество русских в городе сократилась с 83,0% (1959) до 40,49% (2010).
rf02
Изменение национального состава Северного Кавказа со времён Российской империи и до современной РФ

В других субъектах Северо-Кавказского округа процесс уменьшение числа русских тоже идёт, только уже не такими быстрыми темпами. В Кабардино-Балкарии процент русского населения снизился с 240 750 (31,9%) в 1989 году до 193 155 (22,5%) в 2010 году. В районах с традиционным русским большинством — Майский и Прохладненский — отмечается прирост неславянских народностей. Количество русских в Карачаево-Черкесии даже немного возросло — 150 025 человек в 2010 году против 147 878 человек в 2002-м. Но в процентном соотношении оно всё равно уменьшается из-за более высокой рождаемости у кавказских народов. В Северной Осетии процент русских снизился с 40% в 1959-м до 23% в 2010 году. Увеличивается процент неславянских народностей в Моздокском районе — исконно русской казачьей земле. Следует сказать, что русское население республик по мере своих сил пыталось бороться за свои национальные права. С конца 1980-х годов была популярна идея присоединения (возвращения) казачьих районов северной Чечни (которые отдали коммунисты) к Ставропольскому краю. Предпринимались попытки создания Русской Казачьей автономии на левобережье Терека, а также других автономий для русскоязычных граждан с разными названиями и в разных республиках. Однако проекты таких автономных образований не получали одобрения у региональных и федеральных властей.
rf03
Наглядно

О Ставропольском крае следует сказать отдельно. Включение региона в Северо-Кавказский федеральный округ ещё быстрее начало менять этническую карту края, накаляя и без того острые межнациональные отношения. Если сравнивать переписи населения 2002 и 2010 годах, то можно констатировать, что количество армян увеличилось на 12 тыс., даргинцев — на 10 тыс.; значительно увеличилось количество дагестанских народов (особенно в районах, граничащих с Дагестаном), туркмен и других. Стоит также отметить, что численность русского населения снижается, в том числе из-за многочисленных межэтнических браков русских женщин с представителями кавказских народов; дети от таких союзов не ощущают в большинстве своём этнической идентификации своей матери, носят нерусские имена и фамилии. Впрочем, кроме ассимиляции русских кавказцами имеет место и обычное бегство русского населения со Ставрополья.
В Южном Федеральном округе особого внимания заслуживает Калмыкия, где количество русских сократилось с 120 до 85 тысяч человек. В Городовиковском и Яшалтинском районах — традиционных местах проживания русских — идёт процесс заселения турок-месхетинцев, где они уже составляют до 15% от всего населения. В Ростовской области число турок-месхетинцев увеличилось с 28 тыс. в 2002 году до 36 тыс. в 2010-м. Из-за миграции дагестанских народов, более высокой рождаемости у казахов, татар, ногайцев, уменьшается количество русских Астраханской области (67% на 2010 год) и меняется этнографическая карта региона. И если в Ростовской и Астраханской областях дело в основном в демографических проблемах, то в Калмыкии помимо них имеет место процесс мягкого выдавливания русскоязычных жителей и замещения их во всех сферах калмыками.
Сибирские субъекты
Основным русофобским регионом РФ в Сибири по праву считается Республика Тыва, откуда с начала 1990-х бежало русское население — почти так же, как и из северокавказских регионов. Только в 1992–1993 годах оттуда уехало более 20 тысяч русских, а организация «Хостуг Тыва» («Свободная Тува») призывала к независимости от России. В 1959 году русских там насчитывалось 40%, а в 2010-м — только 16%, что объясняется не только выдавливанием русскоязычных, но и высокой рождаемостью у тувинцев. Ещё с конца 80-х годов XX века в Тыве были популярны сепаратистские настроения, совершались даже нападения на славянское население, происходили серьёзные волнения на межнациональной почве, которые чудом не переросли в вооружённые столкновения. Так, в посёлке Элегест была предпринята попытка масштабного русского погрома. Было совершено нападение на 15 русских домов, три из них были подожжены. После этого из Тывы потянулся поток русских беженцев. До сих пор на бытовом уровне в республике проявляется русофобия. Например, в социальных сетях в группах тувинцев можно увидеть антирусские лозунги.
rf04
Тувинские земли входили в состав Китайской империи до 1912 года

Не отставала и Якутия. Высокопоставленные чиновники республики в своё время даже допускали явно ксенофобские высказывания, по которым, например, якуты должны иметь «приоритет в медицинском обслуживании». Якутские радикалы особо не скрывали, что только и ждут ослабления России, чтобы попытаться обрести реальную независимость. В свою очередь русским не нравились уроки якутского языка в школах, невозможность славянам устроиться на хорошую высокооплачиваемую работу, поступить в вузы на бюджет, а также преобладающее вещание на якутском местного телевидения. Ко всему этому добавился и экономический кризис в 1990-е, когда закрывались многие крупные промышленные производства, основные места работы русских, объединяющие вокруг себя города. От этого численность русского населения в Якутии сократилось с 50% до 37% к 2010 году. И это на территории, которая представляет стратегическую значимость для страны из-за её огромных запасов ресурсов. Правда, стоит сказать, что в связи с возрождением многих предприятий в последние годы в Якутию снова хлынул людской поток со всей страны и СНГ, но уже не так массово. Похожие процессы, но в меньшей степени, происходили в Республике Алтай и Бурятии.
rf05
Яркий пример перекоса в межнациональной политике Якутии — телеканалы республики

Федеральное деление государства
Сам факт существования в России регионов, в которых и до сего дня чувствуется русофобия и откуда русские вынуждены уезжать, говорит о серьёзных проблемах в национальной политике. Когда официальные лица в России выступают против ущемления прав русскоязычных где-нибудь в Европе — например, в Латвии (что тоже очень важно), хочется обратить их внимание на нерусские регионы внутри страны, где до сих пор существует дискриминация русского народа. Ведь не может быть сомнения, что равномерное распределение и увеличение русского населения по всей стране — залог стабильности государства, защита от возможного сепаратизма и т. н. «косовского сценария».
Кроме того, многие исследователи соглашаются, что современное административно-территориальное деление России давно себя изжило. Коммунисты в своё время не только отдали земли, завоёванные Российской Империей, на откуп национальным меньшинствам, но и в самой РСФСР накрошили искусственные национальные образования, которые сегодня перестали отражать реальное соотношение в них этносов. Например, евреев в Еврейской автономной области, выделенной большевиками, менее 1% (!), карелов в Карелии — 7,4%, хакасов в Хакасии — 12% и так далее. Не пришла ли пора провести продуманную и основательную реформу национальных республик?
rf07
Территория РСФСР в 1926 и 1956 годах

В итоге
Из-за интернациональной политики времён СССР в современной России существуют регионы, откуда русское население уезжает. Больше всего заметно это на примере республик Северного Кавказа. И хотя официальные власти этих республик сами хотят, чтобы славяне вернулись, большого желания у русскоязычных ехать назад нет. Главным образом из-за того, что люди опасаются новых нападений на национальной почве, роста исламизма, дестабилизации. Можно констатировать, что по демографическим причинам, а также из-за отсутствия политической воли у руководства государства, русские территории восточных республик Северного Кавказа (Чечня, Ингушетия, Дагестан) потеряны для славянского населения, этническая чистка региона практически полностью завершилась. Экспансия направлена теперь на Ставропольский край и другие районы исторического проживания русских, что видно из официальных цифр переписи населения, с которыми трудно спорить.
Ситуация в Якутии и Туве, где также наблюдалась ксенофобия по отношению к русским и их массовый отъезд, нуждается в глубоком осмыслении руководством государства. Развитие промышленности, привлечение и распределение русского большинства по этим субъектам — залог прочности регионов. Сегодня население России если и увеличивается, то за счёт других народов, численность собственно русских продолжает снижаться. Нужна совершенно новая государственная политика, которая будет направлена на популяризацию русского национального самосознания, а также на ассимиляцию в русской культурно-политической среде. Именно эти меры, вместе со срочной программой привлечения оставшихся соотечественников из СНГ, могут стать теми самыми скрепами, которые не дадут разрастись нерусскому сепаратизму при любых кризисах и потрясениях.
Также читайте: Великая Шестнадцатипроцентная Империя от Кондопоги до Сагры
16percentfinal1
Текст: Григорий Миронов

466
Вам понравится
Вторая чеченская, часть I, эпизод первый: Террито...
sputnikipogrom.com
Детоубийца Бобокулова освобождена от уголовной ответственности — Sputnik & Pogrom
Детоубийца Бобокулова освобождена от уголовн...
sputnikipogrom.com
28 панфиловцев полностью выдуманы: о...
sputnikipogrom.com
Русская земля Казахстана: Рудный Алтай — Sputnik & Pogrom
Русская земля Казахстана: Рудный Алт...
sputnikipogrom.com
Русская земля Казахстана: Семиречье — Sputnik & Pogrom


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

всё ксожелиниюреально


шиноби (гость)
русский стиль

усских в Бурятии хотят заставить разговаривать на бурятском?
Удмурт Наговицын стал главой Бурятии 4 июня 2007 года. С тех пор уроженец Глазова правит вверенными ему российскими буддистами и русскими, составляющими 67% населения этой сибирской территории.

Именно их вознамерился принудить этот креативный менеджер учить бурятский язык. На Родине Наговицина есть крылатое выражение «вотяк с портфелем» — родилось оно в 1920-е — 1930-е когда этнические интернационалисты из Кремля, в учреждённой ими искуственном образовании УдмАССР массово переселяли удмуртов из деревень в города и формировали «национальный рабочий класс» и «национальных чиновников». Получалось плохо. Чиновники получались недалёкие, но ужасно высокомерные — именно это явление и получило название — «вотяк с портфелем».

Уроженец Удмуртии ныне глава Бурятии Вячеслав Наговицын утверждает что несколько лет назад выучил бурятский язык до разговорного уровня, однако из-за отсутствия практики подзабыл. А теперь не мытьём так катаньем хочет заставить русских выполнять своё самодурство, которое и сам не потянул.

Вопрос изучения бурятского языка в школах продолжает оставаться, пожалуй, самым острым и горячо обсуждаемым обществом. Свою позицию глава республики Вячеслав Наговицын озвучил уже второй раз за последнее время: на днях он лично обращался к Народному Хуралу на сессии во время рассмотрения закона «Об образовании». После долгих и горячих споров законопроект был принят, однако без той самой пресловутой статьи о бурятском языке. Она будет дополнительно рассмотрена на следующей сессии.
Вскоре вопрос о бурятском языке вновь был поднят журналистами на встрече с главой.

- Возможно, на сессии не очень сильно прозвучало. Но я сказал то, что хотел сказать, – подчеркнул Наговицын.
Его речь в Народном Хурале слабой назвать уж никак нельзя. Среди формулировок, например, звучало: «Республика может потерять язык, а, значит, и свою национальность». На встрече с журналистами Наговицын вновь заявил: он лично сторонник изучения бурятского языка во всех школах.

Однако в настоящее время установить подобную норму в законе не представляется возможным. Согласно Конституции и закону о языках, изучение государственного языка является делом добровольным.

- Когда впрямую мне говорят: «Давайте впишем, чтобы изучение бурятского языка было обязательным», я открываю Конституцию 68 статью, смотрю – нельзя так вписать. Но можно же по-другому как-то написать. Значит, мы должны, не нарушая федерального законодательства, прописать правильные формулировки, – подчеркнул глава Бурятии.

Соцопросы населения республики населения показали, что большинство жителей также выступают против изучения бурятского языка.

Подобное Наговицын уже проходил с французским языком, которым свободно владел, даже защищая на нём один раздел диплома в Академии народного хозяйства, но тоже успешно забыл. Французский ему должен быть ближе, так как из-за ударения на последнюю гласную в удмуртском языке, удмуртов русское население Прикамья встарь величало «французами».

- Но попробуйте из меня хоть одно слово вытащить – «бонжур» разве что могу сказать. Нужна практика, – заключил глава Бурятии. То же самое с бурятским языком – с вами должны говорить, общаться.

По мнению главы, население республики должно начать разговаривать на бурятском не только дома, но и на работе. Также необходимы какие-то специальные площадки, вроде молодёжных клубов. «Потому что если не будет мотивации, это будет напрасный труд. И если будет модным владеть бурятским языком, то он получит большую популярность», – отметил Вячеслав Наговицын.

В школах республики, в частности, могут быть перестроены лингафонные кабинеты. Сейчас они используются лишь в преподавании английского языка, однако глава считает, что в них необходимо заниматься также и бурятским. Заодно и бюджет можно освоить…

Финансирование государственной программы «Сохранение и развитие бурятского языка» будет увеличено. Сейчас оно составляет около семи миллионов, в следующем же году сумма вырастет до 20-ти. О наличии программы «Сохранение и развитие русского языка»и объёмах её финансирования ничего не сообщается.

В. В. Наговицын женат, имеет двоих сыновей, дочь и трёх внуков. Является членом партии «Единая Россия».

С семьёй как у всякого высокого единороса у него всё в порядке — жена, Нина Владимировна Наговицина, домохозяйка; владеет долей в Томском заводе измерительной аппаратуры. Сыновья, Константин и Владимир, занимают руководящие должности в энергетических компаниях Новосибирска и Нижнего Новгорода.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Праздник русского костюма» в День России, 12 июня. Что в этом преступного? Для Липецкой области, наверное, ничего. Смею полагать, что и в Башкирии, если бы нашлись желающие за все заплатить, тоже ничего - ведь всякие шежере байрамы 12 июня в Уфе проводятся, и этничность в день России не запрещена. А вот в Бурятии, где русских абсолютное большинство, 67%, - «Праздник русского костюма» под запретом! (в Башкирии славяне тоже составляют большинство, но относительное, их там 40%).
Почему русские в Бурятии не могут иметь тех культурных прав, которые имеют русские в других регионах России? И чем это закончится?

Как это могло быть

«Праздник русского костюма» - так назывался фестиваль-конкурс, посвященный русским народным традициям одежды и славянским этно-мотивам в современном дизайне. Акция, направленая на популяризацию русской культуры была приурочена к Дню славянской письменности и культуры и Дню России, основное действо должно было состояться 12 июня. Мероприятие должны были провести культурный фонд «Живая вода», продюсерский центр «Азарт» при поддержке администрации города.
- Мероприятие должно способствовать продвижению русской культуры, особенно, в молодежной среде – уточняла организатор конкурса Елена Цветкова 28 мая 2014 годя - Часть молодежи утрачивает уважение к национальной культуре и даже стыдится её. Поэтому необходима популяризация этнических мотивов в современной моде. Славянский костюм должен возродиться как элемент повседневной культуры.
В музее города готовилась фотовыставка современных красавиц всех возрастов в русских костюмах «Русская краса». Вокальные и танцевальные ансамбли, пропагандирующие русскую национальную музыку, также могли быть представлены на фестивале.
Важно! Организаторы хотели помочь коллективам найти адекватный их репертуару и стилю внешний облик. Чтобы костюм выступающих был не «среднерусским», а отражал колорит их региона - Бурятии - и перекликался с современностью.
Предполагалось участие творческих коллективов из районов Бурятии, Забайкалья и Иркутской области. Фестиваль планировалось завершить гала-концертом с участием победителей творческого дизайнерского конкурса, лучших вокальных и танцевальных ансамблей, с награждением отличившихся на главной площади города.

Как это получилось

В дело вмешивается Шодорова Нина Михайловна - не чиновник, но советник по "имиджу" правящей партии в народном Хурале и, с теми же функциями - член совета по имиджу Республики Бурятия при главе РБ. А также - ученый секретарь БРО РГО, эксперт по вопросам разработки стратегий и программ социально-экономического развития территорий и муниципальных образований в Республике Бурятия и Забайкальском крае, и прочее - прочее.
В голове советницы Шодоровой, День России и фестиваль русского костюма - антагонисты. Культурный проект, приравнен ею, чуть ли не к нацистскому шабашу.
На одном из заседаний она заявила, что "Не допустит фестиваля русского костюма в День независимости России". Теперь, говорят, ученый секретарь русского (!) географического общества преподносит запрет, как личное достижение - "У нас государственный праздник, а кто-то хотел провести русский фестиваль".
Организаторы фестиваля вынуждены уменьшить количество участвующих коллективов, ограничить себя в рекламе и спонсорском сотрудничестве, сократить программу праздничных мероприятий. Можно только предполагать, чего лишились зрители Улан-Удэ и республики.
12 июня - в Улан-Удэ, на площади Советов состоится фестиваль национального костюма, посвященный Дню России. Мероприятие пройдёт при участии национальных культурных центров, творческих коллективов и солистов города.
Спрашивается, что мешало совместить два фестиваля, как и планировалось ранее? К чему было, прилюдно разводить русофобию? И какие ещё "советы" припасла для руководства республики ученый секретарь, с замашками инквизитора?

Бурятия больна русофобией, или запрет русских чаепитий

Бурятия больна русофобией. Регион, где русских большинство, болен русофобией. Если в Бурятии появляется что-то с названием "русский", это тут же пытаются запретить или перепрофилировать.
Малюсенький пример.
В начале февраля 2012 года на официальной странице Национального музея Бурятии в Фейсбуке появилось странное объявление. "Уважаемые посетители и подписчики страницы Национального музея РБ! В свете последних обсуждений некоторых новостей в нашей ленте, убедительно просим воздержаться от националистических высказываний и, сопутствующих им, споров. Считаем необходимым напомнить, что название «Национальный музей Республики Бурятия» подразумевает проведение выставок, мастер-классов и других мероприятий, посвященных традициям и культуре всех народов, проживающих на территории Республики". Ключевое слово - ВСЕХ.
Национальным музеем Республики Бурятия было разработано для школьников (в Бурятии большинство школьников, заметьте, русские)
интерактивное занятие "Традиции русского чаепития". Что в этом преступного? Что необычного? Русским детям рассказывают о традициях русского чаепития. Прежде чем знакомиться с культурой бурят, русским детям нужно сначала изучить свою родную, русскую культуру, хотя бы ее азы.
Но тут набегают бурятские национал-сепаратисты и начинают визжать (орфография автора):
- мое мнение национальный музей бурятии должен раскрывать традиции в первую очередь бурят, потому как приезжающие сюда туристы из других регионов россии, из грузии, китая, америки и т.д. в первую очередь думаю хотели бы понимать и интересовать, что значит быт и чаепитие бурят потому что они едут в национальный музей бурятии в республику бурятия!!!! ... в противном случае давайте откроем выставку чаепития индии, армении, грузии (они ведь не в таком количестве но живут в бурятии)!!!!

Музей начинает оправдываться:
- занятие разработано специально для школьников, а не для туристов. В Национальном музее проходит ряд мероприятий, посвященных бурятским традициям и обычаям. Что касается интерактивных занятий по традициям бурятского и монгольского чаепития, то в планах музея они уже есть.
Музей стыдливо умалчивает, что создавался он все же не для туристов, которые в этот музей не каждый день заглядывают, а для жителей республики, большинство из которых - русские. И что кроме национального музея есть и другие музеи, где бурятских экспозиций предостаточно. И в конце концов, приезжим туристам в Бурятии интересна и история русских - судя по посещению ими этнографического музея, наиболее востребован именно русский сектор этого музея. Но шодоровым, запрещающим фестиваль русского костюма в день независимости России, это неведомо.

К разборкам подключается бурятская диаспора. Да, есть такое в Бурятии - о том, что делать русским школьникам Бурятии, рассуждают люди, давно не живущие в Бурятии, да и в России уже не живущие.
Появляется некая дамочка, начинает утверждать, что бурятские, и шире, монгольские традиции употребления и приготовления чая "намного более укоренены в истории, чем чаепитие русское, в культурном и историческом смысле явление вторичное".
Было бы понятным, если бы эта дамочка всю жизнь провела в бурятском аймаке и в жизни не видела ни самовара, ни картин Кустодиева. Так ведь нет! Долгое время она жила в Москве, а теперь, по слухам, ошивается в Англии.
О своем мировоззрении она расскажет сама. Не прибавляю ни одного слова от себя, только ее собственный текст, опубликованный в феврале этого года.

Исповедь бурятской русофобки

" Я - бурятка. Не россиянка. Мне повезло родиться в хорошей семье. Мое советское детство, как и у большинства, проходило и в школе с ее учителями, директорами, уборщицами и, конечно же с одноклассниками, детьми из очень разных, далеко не всегда благополучных семей. К сожалению, многие мои учителя, как и мои одноклассники, росли и воспитывались в условиях совершенно дичайшего расизма, который настолько плотно заполнял собою среду их существования, что ощущался чем-то вполне естественным, обыденным и неизбывным, так, что его никто почти не замечал.
Я сейчас говорю о русском расизме... иначе как расистскими высказывания некоторых моих школьных учителей не назовешь. Помню учитель русского и литературы после того, как все отличники класса одинаково не отлично написали диктант, сказала следующее, обращаясь к моей однокласснице:
- Ну ладно Марина написала на 'четверку', она не русская, но с тобой-то, Настя, что случилось?
Наверное именно тогда, в пятнадцать лет я впервые задумалась о том, почему я, бурятка, с детства всегда пишу диктанты по русскому языку и никогда по бурятскому?
Все это происходило в небольшом, но довольно благополучном, обеспеченном и современном по тем временам городке в Южной Якутии, где сами якуты почти совсем не жили. Мы с сестрой были две азиатки на всю школу.... большинство населения все же составляли не нерусские инженеры как мой папа, а простые русские шахтеры - ярчайшие представители дремучего рабочего класса, заскорузлого, и, пожалуй, самого невежественного и традиционного класса в любом обществе любой страны мира. Так вот наша русичка была дочерью шахтера, женой шахтера, вполне возможно что впоследствии стала еще и матерью шахтера. Можно ли было ожидать от нее чего-то другого? Вряд ли.
Помню в классе седьмом к нам ненадолго приехала девочка-бурятка Таня Д. Таня была классическая тихоня, которая предпочитала молчать при любых раскладах. Из-за нее я в первый, и, надеюсь, что в последний раз в своей жизни ударила человека по лицу. Это было лицо Наташки Тарасовой. И не жалею об этом. Даже сейчас не жалею.
Пожалуй самое противное детское воспоминание о расизме связано с тем, как я молча проглотила замечание подруги по поводу моей внешности. "Марина, - сказала она, - ты такая красивая, почти как русская!"
Много лет спустя, когда я осуществляла свою детскую мечту и становилась настоящим политическим журналистом в Москве, со мной произошел еще один эпизод из той же серии.
... в обыденных разговорах люди привычно маркируют этническую принадлежность тех, о ком пойдет речь. В бурятских регионах это что-то типа "захожу вчера в аптеку, а там женщина-бурятка ... ", или "вчера на улице выдела молодого парня-бурята, так он...". Не просто женщина или мужчина, а непременно бурятка, бурят...
В это самое время, когда расизм везде и его много, давно уже убивают таких как я, как мой сын, как мои родители, как мои братья, как мои любимые друзья и их дети... Но ВСЕ делают вид, что все равно все спокойно. Даже те, кого убивают..."

- Помню случай из передачи "человек и закон". Бурятская молодежь перепилась и погиб бурятский парнишка. Возможно, в компании и погиб. Бурятская девчонка показала на трех русских парней - только потому, то они русские. Еле-еле разобрались - у парней алиби железное было.
Вопить "нас унижают русские расисты!" и буром лезть в Москву - несколько нелогично, не так ли? Просто мазохизм какой-то. Что касается убийств - большинство бурятов убивается бурятами. "25.07.2013 года Цыденжапов, находясь в состоянии алкогольного опьянения в доме, расположенном на территории фермы «Газэн-Дабан»Джидинского района, поссорился со своей сожительницей. В ходе ссоры он нанес ножом удар в область шеи и 1 удар в переднюю поверхность грудной клетки.От полученных телесных повреждений потерпевшая скончалась на месте происшествия".

Как ковались нацкадры

О том, как учились подобные дамочки, жертвы русского расизма, рассказывает преподаватель московского вуза
"Да... Интересно, откуда в Бурятии взялись инженеры? Техническая интеллигенция сама собой - как трава - проросла?
Хорошо помню, как поступала в 1978 году в МГУ. Прошла на минимуме баллов - 22 из 25. Выручило сочинение, по которому я получила редчайшую для своего факультета пятерку. И дальше пахала, как конь. А сколько моих ровесников - московских, владимирских, ярославских, тверских - недополучили этих одного-двух баллов, и уехали домой! Скольким талантливым людям не хватило одного балла - среднего по аттестату, или за сочинение, или...
А на первом курсе - совершенно неожиданно - мы обнаружили несколько десятков людей (в каждой группе - минимум по одному), для которых проходной балл был - 15. Пять троек. При наличии направления "нацкадра".
Откуда такое счастье? Тува, Бурятия, Калмыкия, Якутия... Даже тогда было понятно, что "нацкадры" не просто вылетали после первого-второго семестра - они вполне конкретно переходили дорогу кому-то их тех, кто мог учиться. Мог, но ему не хватило одного балла. Арифметика проста - если 10% мест занято идущими вне конкурса "нацкадрами", то для остальных осталось только 90%...
А для русских "национальных" льгот для поступления не было. И даже если ты - гениальный выпускник школы из шахтерского поселка, то у тебя не было возможности даже книги для самоподготовки купить. Ибо негде. А поступаешь - на равных с выпускниками московских спецшкол... При этом сильно сомневаюсь, что финансирование университета шло за счет промышленности перечисленных национальных автономных республик. Подозреваю, что за все заплатили те самые "заскорузлые русские шахтеры" .
Сколько же средств, выкачанных из "заскорузлого русского-украинского-белорусского рабочего класса", пошло на выращивание "интеллигентных нерусских инженеров", матушки мои!
Мне с "нацкадрами" пришлось поработать уже на излете Союза, в 1988-90 годах. С нас - преподавателей - еще и требовали особого внимания к ним. Ну как же, им же "особенно трудно учиться", а у вуза - показатели по работе с национальными кадрами. А он не учится, и учиться не хочет, он хочет, чтобы я тройку поставила - и отвязалась, а поставишь двойку - так столько головной боли получишь... Грустно все это. Вообще-то я сама - метиска, если что. Национализм - не моё, у меня предки 8 национальностей. Несправедливости не люблю. И неблагодарности.

О заскорузлых шахтерах

Мои знакомые из Бурятии настоятельно советовали мне не обращать внимания на этот бред. Потому что это бред.
Непонятно, как "хорошие родители" не объяснили любимой дочери, что в якутской школе, где всего две азиатки на все образовательное учреждение, диктанты естественно пишутся на русском, а не на бурятском. "Хорошие родители", чтобы их дочка могла писать диктанты на бурятском, должны жить не среди русских шахтеров, а среди бурятских скотоводов - там, где наличествует соответствующая языковая среда. Другой бурятской языковой среды просто не существует, за исключением национальных школ. Хорошие родители должны были объяснить дочурке, что не каждая глупость, сказанная учителем, является расизмом. О том, что школьные конфликты могут решаться без мордобоя "наташек" , хорошие родители тоже не рассказали.
Я бы и не стала об этом писать, если бы не противопоставление "нерусских инженеров" и простых русских шахтеров. Сейчас на украине их убивают. Убивают их детей. Вот кого убивают сейчас в действительности!
Дамочка обосновалась в Москве, работала на ОРТ - за счет труда тех самых шахтеров. Не исключено, что и училась по нацквоте - вот где зверство русского расизма! - и на работу в Москве, в логово расизма, была принята как нацкадр. И не нужно уже ей было, как и ее хорошим родителям, чтобы ее сынуля диктанты на бурятском языке писал.
Русским расизмом среди таких вот любительниц толерастии, "настоящих политических журналисток" решавших свои проблемы мордобоем, сегодня называется любое проявление русскими своей этничности. Любое. В том числе и фестиваль русского костюма в Улан-Удэ.
Вот на каких "жертв русского расизма" ориентируются сейчас разного рода шодоровы, отвечающие за имидж Бурятии, 90% бюджета которой формируется за счет федерального центра, т.е. из карманов тех самых зас


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

тоже правдаНа сайте Общественной палаты Кировской области сообщается о конфликтной ситуации, сложившейся в воинской части города Борзя Забайкальского края, сообщает АПН.ру.

От кировских солдат, попавших туда на службу, в кировский Комитет солдатских матерей поступают многочисленные сообщения о нарушении прав солдат – неуставных отношениях, поборах, побоях и отсутствии контроля со стороны командования за порядком в части.

"Вздохнуть некогда. Все время гоняют, орут и бьют как скот", приводит слова срочников представитель Комитета солдатских матерей Елена Санникова. В таком положении оказались 150 кировских солдат.

Конфликты в части, между тем, происходят в основном на национальной почве – буряты третируют русских. Почему на эти факты командование части закрывает глаза, должно показать собственное расследование Общественной палаты, которая подключила Палату Забайкальского края. На имя Председателя Виталия Вишнякова в конце июля было отправлено письмо с просьбой осуществить общественной контроль за этой частью.

Секретарь ОПКО Тахир Мамедов уверяет, что теперь ситуация под контролем. После обращения Забайкальской Общественной палаты к руководству воинской части, начались проверки фактов нарушения прав солдат.

Как заверил командир воинской части города Борзя Олег Цаков в интервью кировскому телеканалу, если будут выявлены признаки вымогательства, воровства, будет возбуждено уголовное дело, по административным правонарушениям военнослужащие также понесут наказание в виде лишения свободы на 10-15 суток по решению суда.

Впрочем, каковы будут действия командования части, станет известно после проведения проверок, о которых командование официально уведомит Общественные палаты и Комитеты солдатских матерей.

Буряты исторически были одним из самых доброжелательных и терпимых народов, мирно уживаясь с русскими на протяжении столетий. Однако русофобская власть (большевицкая и нынешняя – необольшевицкая), внушавшая им ненависть к русским и наглядно демонстрировавшая, что русских угнетать в России можно и даже якобы «должно», все же добилась своего.

Следующая новость >>

Другие новости в категории «Хроники оккупации»

К списку новостей >>>

Комментарии:
777 , 777@gmail.com


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

тоже всё правдо там саавтом надо ходь иначе всего можно лешиться а буряты милицынеры правды ненайдете


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

я вот к хоршим людям любой оринцыей хорош отношусь но к законопослушным


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

как в америке но унас там опутим много нацыональностей живет


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Я первым написал о массовом геноциде русских в Таджикистане - "душанбинском Майдане" - полгода назад, в связи с наездом таджикского посольства на Егора Холмогорова. Я описывал события со слов очевидцев-таджиков, дипломатов, которых я лично знал - другой информации в сети тогда не нашлось. Теперь эта информация наконец найдена и опубликована:

Оригинал взят у hemdall в О дружбе народов, интернационализме и русской крови

Тяжело такое читать. Но необходимо. Мы не имеем право забывать наших соплеменников, погибших и искалеченных в жестоких погромах, организованных в бывших советских республиках либералами и демократами всех мастей. В социуме ничего не происходит „само собой”, всегда есть люди, которые организовывают и направляют общественные процессы.
.
И виноваты в геноциде русского населения в Таджикистане не столько одурманенные исламизмом и национализмом таджики (хотя каждый конкретный насильник должен понести наказание), сколько те НГО, те советники Горбачёва, те американские, европейские и ближневосточные инструкторы и политтехнологи, которые подвели таджиков к преступлению.
.
Раскачать ситуацию на национально-религиозной почве несложно. Для этого достаточно указать обездоленному народу на ложную цель: на людей иной крови или иной религии. При этом надо обязательно прикрыться красивыми с виду, но порочными по сути лозунгами, типа „Таджикистан для таджиков”, „Оккупанты - вон из страны”, „Хватит кормить Москву” и т.п.. Спровоцировать пару конфликтов и всё, процесс пошёл на самоподдержке...

Предлагаем несколько отрывков из главы „1. Таджикистан” в книге Е. Семёновой „На этнической войне”.
«Характерно, — пишет в своей книге «Враг народа» Д.О. Рогозин, — что первыми жертвами озверевших сепаратистов становились русские мирные жители. Например, внутритаджикской резне между «вовчиками» и «юрчиками» предшествовали расправы в Душанбе и других городах над русским населением.

В середине февраля 1990 года национал-исламисты буквально растерзали полторы тысячи русских мужчин и женщин в Душанбе. Женщин под грохот автоматных очередей и гогот насильников заставляли раздеваться и бегать по кругу на площади железнодорожного вокзала.
***
«В тот день когда всё началось все морги города Душанбе были переполнены телами русских людей, по этой причине был даже организован дополнительные полевые морги.
.
На центральной площади были изнасилованы и публично растерзаны две русских студентки. Можно много рассказывать обо всех ужасах, которые там происходили,… но не хочу тут разжигать ничего, тем более во многое просто трудно поверить.
.Нашу семью тоже затронула трагедия….

Дядя моей жены стоял на остановке и ждал автобуса. Подошли пятеро вооружённых винтовками таджиков….
— Русский?.
— Да, Я — РУССКИЙ….
— Пошли!.

Казнь была демонстрационной… на площади… чтоб боялись… вообще когда тело поступило к патологоанатомам, те решили по характеру ранений что расстреляли из крупнокалиберного пулемёта… потом лишь следствие и опрос свидетелей установило что его пронзали заточенными арматуринами. Тело рвали мастерски… он умирал в течении двадцати минут.

Дядя был в молодости спортсменом и был достаточно крепок, и когда его растерзанного и изуродованного оставили истекать кровью, он нашёл в себе силы доползи до ближайшего дома… умер в подъезде..

Пропавшего дядю искали долго, так как труп был в том самом дополнительном морге. Хоронили в закрытом гробу..

На похороны люди пришли с плакатами… что-то вроде «Остановим геноцид!», «Наказать убийц!» и т.д. приехали люди в костюмчиках и, сказав «Нечего тут разжигать межнациональную рознь!», завернули все плакаты..

Тем русским кто бежал из Таджикистана на поезде, (в том числе семья моей жены, тогда ей было 11 лет), на прощание по вагону запросто давали очередь из АК, либо запирали все двери и кидали горящую смоляную тряпку в начале вагона (на скорости ветер раздувал огонь и целые семьи сгорали за пару минут)…» (Бывший душанбинец).
***
К 90-му году в Таджикистане проживала самая южная русская община бывшего СССР, насчитывавшая 437 тысяч человек. После гражданской войны и всеобщего обнищания в этой, ныне независимой республике осталось не более 40 тысяч русскоязычных граждан.
***
А назавтра отрезок дороги у текстильного комбината превратился в ад. Банды исламских фундаменталистов блокировали шоссе. Из прибывающих с двух сторон автобусов и троллейбусов они вытаскивали русских женщин и насиловали здесь же на остановках и на футбольном поле у дороги, мужчин жестоко избивали.
.
Антирусские погромы прокатились по всему городу. «Таджикистан для таджиков!» и «Русские, убирайтесь в свою Россию!» — главные лозунги погромщиков. Русских грабили, насиловали и убивали даже в их собственных квартирах. Hе щадили и детей. Такого изуверства Таджикистан ещё не знал. Городские и республиканские власти растерялись.
.
Hо горожане ищут выход и находят его. В микрорайонах формируются отряды самообороны, а наутро 15 февраля весь город вышел на улицы. Человеческие цепи опоясали границы микрорайонов. Получив жёсткий отпор в нескольких районах города, бандиты больше не посмели нападать. И погромы прекратились». Владимир Стариков. «Долгая дорога в Россию».
***
У г-на Каримова „...Между строк его статьи легко прочитывается следующая мысль: русские сами виноваты в своем исходе, в том, что им не нашлось места в свободном Таджикистане, поскольку Центр пытался подавить свободу в феврале 1989 г. Он не пишет, как в октябре 1991 г. уже в свободной обстановке, когда Анатолий Собчак, российский демократ, сказал своё знаменитое «здесь нет русских, здесь есть коммунисты», «демократические силы» устраивали многомесячные сидячие митинги, где были и такие лозунги «Русские! не уезжайте, — нам нужны рабы».
.
Всё это вместе взятое четко подпадает под определение геноцида. Геноцида русской диаспоры в Таджикистане в 1990-х годах». Пётр Чернов. «О чём умалчивает статья Каримова». «НГ». 2000 год.
***
...В нагнетании антирусской истерии во всех республиках бывшего СССР немало потрудились представители творческой интеллигенции. В Таджикистане на этой ниве особенно отличилась поэтесса Гулрусхор Сафиева. В 20 лет она вступила в КПСС, возглавила сектор печати таджикского комсомола, в 24 года получила членский БИЛЕТ Союза писателей Таджикистана и ещё через 10 лет стала секретарём правления.
.
Во время Перестройки Сафиева из убеждённой коммунистки обратилась в пламенную националистку и правоверную мусульманку.

На митингах «исламско-демократической» оппозиции поэтесса произносила антирусские речи, сокрушалась о «поруганной северными варварами моей прекрасной темноглазой Родине», называла Великую Отечественную войну «российской мясорубкой, куда загнали таджиков», предрекала, что «час расплаты наступил, и пусть кровь смоет русскую грязь».
.
На этом фоне весьма примечательной выглядела позиция местного криминального авторитета Сангака Сафарова, заявившего: «Кто тронет хоть одного русского — будет иметь дело со мной!» Сафиева же с началом гражданской войны покинула Таджикистан и обосновалась в Москве, печатается на страницах газет «северных варваров», включая официозную «Российскую», проводит творческие вечера…
***


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Ведущая татарстанского телеканала "ТНВ" Эльмира Исрафилова, публично назвавшая русских жителей республики "оккупантами" и пообещавшая любому "перегрызть горло за родной татарский язык", продолжает работать в телекомпании, сообщает ИА REGNUM. До этого и руководство "ТНВ", и высшие чиновники республики обещали разобраться в скандальной истории и наказать журналистку.

Инцидент произошел 9 июня в ходе проходившего в Казани пикета русских и русскоязычных родителей, выступающих за соблюдение федеральных законов в области преподавания русского языка. Исрафилова, ведущая канала "ТНВ", приехавшая освещать мероприятие, назвала участников пикета оккупантами, которым "не место в Татарстане". При этом, по свидетельствам пикетчиков, журналистка произнесла такую фразу: "Я любому перегрызу горло за родной татарский язык".

После этого свидетели инцидента направили соответствующее заявление в УВД. Как сообщает издание со ссылкой на источники в телекомпании, практически сразу же после произошедшего инцидента в офис "ТНВ" приехал прокурор Республики Татарстан Кафиль Амиров. Прокурор провел приватную беседу с руководством. Одновременно татарские националистические организации поспешили высказаться в поддержку журналистки, назвав ее "новой Сююмбикой" (последняя правительница Казанского ханства, отданная Ивану Грозному в залог жителями города в 1551 году). Некоторые даже предложили установить в Казани собственную статую свободы, прообразом которой должна стать Эльмира Исрафилова.

Позже защитники Исрафиловой провели пикет в поддержку ведущей у здания телеканала, своими транспарантами перекрыв журналистам входы и выходы из него. Мероприятие посетил друг Шамиля Басаева Рафис Кашапов. На своих плакатах пикетчики написали фразы, которые тележурналистка Исрафилова адресовала родителям школьников.

Между тем, правоохранительные органы республики не торопятся реагировать на заявление участников пикета. Заявление русских пикетчиков долгое время перемещалось между казанским УВД, прокуратурой Республики Татарстан и управлением Следственного комитета РФ по Татарстану. В итоге высказывания ведущей "ТНВ" были направлены "на лингвистическую экспертизу". При этом сама Исрафилова продолжает исполнять свои профессиональные обязанности на телеканале.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Владимир Фарафонов является независимым журналистом, гражданином Киргизии, пишущим статьи о положении русских в стране. Статьи нелицеприятные, раскрывающие горькую правду об откровенной русофобии, царящей в Киргизии. К примеру, в учебнике для 9-х классов «История Кыргызстана XX-XXI вв.» (автор М.К.Иманкулов) русские люди названы оккупантами и колонизаторами. Гипертрофированное представление киргизов о собственной национальной исключительности проявляется и в постоянных бытовых конфликтах с русскими.

И вот за освещение подобных межнациональных проблем, в том числе на сайте «Русское единство» независимый журналист Фарафонов обвиняется по статье 299 «экстремизм (возбуждение национальной, расовой вражды с использованием СМИ)». Следственное управление гос.комитета нац.безопасности Киргизской республики показательно пообещало Фарафонову в общей сложности не менее 48 лет лишения свободы! 13 февраля результаты расследования передали в ген.прокуратуру.

Фарафонов называет свой случай безпрецедентным. «Такого масштабного лицемерия новейшая история Киргизии пока еще не знала. Воистину не ведают, что творят… Тут впору говорить о скандале», – пишет журналист, называя состряпанное о нем дело политическим заказом. Говоря о причинах своего преследования, Фарафонов напоминает об огромном количестве мигрантов из Киргизии у нас в стране и добавляет тот факт, что Россия снабжает киргизов оружием: «Конечно же, киргизы хотят, чтобы в России не ущемлялись права их соотечественников…, а выступить в защиту прав этнических русских некому».

«На фоне действительного разгула национал-патриотической истерии, имеющей место в титульной среде Киргизстана, и активно муссируемой в сфере образования, прессе, интернет-изданиях, высказываниях парламентариев, многие из моих статей представляют собой почти медицинский диагноз реального состояния современного киргизского общества. И этого позора – “смертельно опасных для существования более чем двухтысячелетней (?!) киргизской государственности” скромных интернет-публикаций – в Киргизии почему-то страшно боятся», – сказано в заявлении русского журналиста.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Советское правительство всячески поддерживало национальные культуры братских народов, старательно выдвигая их деятелей. Но именно они, обласканные и превознесённые, оказались в авангарде антирусских сил своих республик. Мы не берёмся судить, были произносимые ими тогда слова их действительными убеждениями, или же следствием общего умопомрачения, трусостью перед пришедшими на местах к власти шовинистами, данью моде, корыстью. Вероятно, все эти факторы играли большую или меньшую роль в зависимости от личности конкретного лица. Но слов и песни не выкинешь.
В Молдове воду на мельницу русофобствующего Народного флота самозабвенно лили и режиссёр Лотяну, и актёр Волонтир, и композитор Дога и поэт Виеру… Последнему принадлежит расхожий лозунг: «Если русский попросит у тебя кусок хлеба, дай ему кусок динамита!» Его коллега, поэтесса, член ВС СССР, Леонида Лари призывала вымыть улицы русской кровью и сжечь русских детей… «Шагай, русский Иван, ждёт тебя Магадан!» — таков был один из самых распространённых лозунгов в Кишинёве той поры.
Молдова, тяготеющая к Европе, в отношении к русским недалеко отстала от азиатских «братьев» из Душанбе. Обратимся к документам и материалам периодической прессы.
«…Зверское избиение Димы Матюшина и его смерть потрясли не только его друзей. 22 мая, в день похорон, жители нашего города, больше женщины, стали стягиваться к оперному театру, недалеко от которого и произошло убийство. Они пришли, чтобы потребовать у руководства города расследования и наказания виновных. Да, это собрание не было санкционированным, но у кого повернется язык назвать его мероприятием? Два плаката, с которыми пришли люди — «Спасите наших детей», «Убийц — к ответу!» трудно назвать политическими.
Странное для цивилизованного государства зрелище представляло собой увиденное нами в половине второго у театра. Со стороны улицы Горького большая толпа, в основном, мужчины теснила подходящих. Мы смешались с толпой «гонимых» и были осыпаны вместе с ними бранью на двух языках и выкриками «Убирайтесь в свою Сибирь», «Уходите, пока всех не прикончили», и т.д.
Сказать откровенно, мы думали, что собрание у театра не будет, НЕ МОЖЕТ иметь «национальных» признаков. Разгул преступности в равной мере касается нас всех. Призыв к городским властям, к правительству республики — это призыв не политиканов, а матерей и отцов. Так как же объяснить ярость тех, кто гнал с площади этих матерей и отцов? Кто эти люди, которым не нужно, чтобы преступление было раскрыто? Кто они, грубо толкавшие женщин, свистевшие и возникавшие то тут, то там, с явно провокационными целями.
Мы видели, как хлынувшая по одной из аллей толпа гнала, избивая на ходу, нескольких мужчин. Выкрики, которыми это сопровождалось, повторяли прежние: «Жос!», «Убирайтесь с нашей земли!» и т.д. В нескольких местах вспыхивали потасовки, милиция растаскивала их в одном месте, потом спешила на другое. Как они начинались? Вот так. К Сергею (фамилию по его просьбе не называем) подошли трое. По-молдавски попросили две сигареты. Он протянул и тут с вопросом «Ты не из ОСТК?» ему врезали сначала по лицу, потом по печени. Его знакомый, стоящий рядом, получил удар по голове и лишился очков.
На бордюре в окружении сочувствовавших людей сидела девушка, встать она поначалу не могла — несколько раз её ударили ногами. «Пойдём, Марина», — подруги пытались её поднять. «Теперь не встану, если так, пусть добивают. Серёжу из садика заберёшь вместо меня». Подруги её всё-таки увели.
Мы шли мимо возбуждённых и потрясённых проходящих людей и слышали один и тот же вопрос: «Что происходит? Почему те, кто защищает убийц, приписывают себе звание молдавского народа?» Скажем одно: ничего общего с молдавским народом эта банда не имела. Народ в силу веками сложившейся мудрости и доброты никогда не стал бы на сторону убийц детей. Народ не станет толкать старух и обливать гнусной бранью женщин. Не надо убеждать нас в том, что он способен это делать.
Те, кто провоцировал на драки и ругань, явно рассчитывали на ответные действия и явно хотели приписать их неприязни к молдавскому народу. Нет, этого не случилось. Единственное, что скандировали собравшиеся, которых не удалось прогнать с площади, это: «Убийц к ответу!» и «Защитите наших детей!». НАШИХ, а не какой-то одной национальности.
Когда в Кишинёве в результате аварии погиб парень-молдаванин, и это было большим горем для его родных, кто-то решился на кощунство, нося его гроб по городу и пытаясь раздуть межнациональную рознь. Когда погиб, уже от рук убийц, русский парень, кто-то опять раздувает, нет — пытается раздуть вражду между жителями города. Сколько же это будет продолжаться?
МАТЕРИ! НО ВЕДЬ ГИБНУТ НАШИ ДЕТИ! Ради чьих-то политических махинаций. Кто-то не даёт нам задуматься над страшной сутью происходящего. Кто, прикрываясь политическими лозунгами, хочет на крови детей одержать свою бесчеловечную победу?
Когда мы уходили с площади, у ступенек театра поднялось несколько рук со знаком «виктория». Над кем они одержали победу? Кто они такие? Если мы все — молдаване и русские, евреи, болгары, украинцы и армяне — не поймём этого сейчас, завтра может быть поздно!
Это фашизм, если убивают мальчишек! Это фашизм, если не дают плакать матерям, их потерявшим! Это фашизм, если людей одной национальности натравливают на другую!
P. S. В вечерней программе «Панорама» молдавского телевидения требование жителей города, собравшихся около театра, было определено как провокация. Все вы, наверное, на экране телевизора видели, как порвали плакат с надписью «Убийц — к ответу!» Это ещё раз подтверждает: есть силы, которые против раскрытия преступления». Н. Зоренко. Кто не хочет, чтобы преступление было раскрыто? Статья в газете «Молодёжь Молдавии», номер от 24 мая 1990 года.
«23 июня 1990 года Верховный Совет МССР провозгласил суверенитет. Это ещё больше развязывало руки депутатам-националистам. В ответ на это ОСТК активно подготавливает референдумы. Тираспольский горсовет, председателем которого выбрали И. Н. Смирнова, блокировал решения Кишинева, однако, он не имел на это юридических прав. Поэтому, чтобы защитить права местного населения, 2 сентября на съезде депутатов всех уровней Приднестровья принимается решение о создании Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики. Были сформированы органы государственной власти и приняты необходимые декларации. Все происходило в рамках законов СССР.
С этого места можно вести отсчёт государственности Приднестровья. Молдова не стала мириться с этим. Первая кровь пролилась ещё при существовании СССР в Дубоссарах: когда молдавская полиция пыталась силой захватить здание горсовета, были расстреляны трое его защитников. Дальше был развал Союза. Руки националистов были развязаны. Тем более, что на их стороне была «мировая демократия» в лице Запада…» Андрей Самарский. Памяти Бендерской трагедии.
«Чем он провинился, мальчик этот, Олег Гелетюк? Какое преступление перед людьми и перед Богом совершила его мать, и за какое вообще преступление может быть назначена такая страшная кара — пережить дитя своё? Кем бы мог стать неродившийся сын Олега? Какой могла быть его неродившаяся дочь? Обломана ветвь
А дети двух других, погибших вместе с Олегом, в одном бою, дети Валерия Мицула и Владимира Готки? Они-то за какие грехи наказаны сиротством? Они-то почему должны страдать и бедствовать и до конца жизни помнить и проклинать этот день, 2 ноября 1990 года?
Когда ЭТО было в Тбилиси, когда ЭТО было в Карабахе, когда ЭТО было в Армении, думали: у нас ТАКОГО не будет. Потому что — хватит жертв. Хватит сирот. Хватит вдов. Хватит материнского горя. Потому что — думали — разум восторжествует. Не восторжествовал.
Но кто ЭТО остановит?
К женщинам, что начали голодовку у Дубэсарского горисполкома присоединяются всё новые жёны и матери. Они решились на отчаянный шаг, чтобы защитить своих отцов, мужей, братьев, сыновей. Они решились на отчаянный шаг, чтобы вернуть людей к разуму. Они ещё надеются. И дай им Бог сил не потерять надежду» «Разум не восторжествовал». Газета «Молодёжь Молдовы», номер от 15 ноября 1990 года.
«ЗАЯВЛЕНИЕ НАРОДНОГО ФРОНТА МОЛДАВИИ В СВЯЗИ С УКАЗОМ ПРЕЗИДЕНТА СССР МИХАИЛА ГОРБАЧЁВА «О МЕРАХ ПО НОРМАЛИЗАЦИИ ПОЛОЖЕНИЯ В ССР МОЛДОВА» от 22 декабря 1990 года.
Ознакомившись с вышеназванным Указом, Народный Фронт Молдовы считает необходимым заявить:
По сути своей Указ Президента СССР представляет собой современную редакцию ультимативных нот Молотова от 26-27 июня 1940 года, на этот раз в адрес Кишинёва. Угрожая, как и тогда, применением силы, руководство СССР вновь совершает акт агрессии против нашей нации в целях дальнейшего удержания оккупированных территорий в составе СССР. При полном отсутствии юридических аргументов в пользу сохранения имперского господства, Михаил Горбачёв требует от нас отказа от государственного языка и от его свободного функционирования на нашей национальной территории, от превосходства республиканских законов над законами СССР, от истины, заключающейся в том, что мы были насильственно присоединены к Советскому Союзу, и, в конечном итоге, от нашего законного права на самоопределение.
Данный указ является попыткой узаконить программу Интерфронта и шовинистической группировки «Союз», организовавших забастовки против нашего языка и замышляющих новое территориальное расчленение Молдовы. Открытая солидаризация Президента СССР с антинациональными и реакционными силами империи срывает с лица инициатора программы «перестройки» все маски, обнажая истинные цели нынешнего руководства СССР и выявляет подлинных виновников создавшегося в Молдове положения. Сейчас нет уже никаких сомнений, что покушение на территориальную целостность Республики Молдова было задумано Кремлем с целью заставить нас любой ценой подписать Союзный договор и тем самым придать акту оккупации от 28 июня 1940 года видимость законности. Именно этим объясняется лицемерное обещание советского президента выступить гарантом целостности Республики Молдова только в составе СССР, а также его абсурдные претензии к Парламенту Молдовы, от которого требует отказа от оценки незаконного акта провозглашения Молдавской ССР на Сессии Верховного совета СССР 2 августа 1940 года.
Не существует юридических документов, свидетельствующих о нашем желании войти в состав СССР. Присоединение к СССР было осуществлено без нашего согласия, и у нас перед этим государством нет никаких обязательств.
Принятие президентского Указа депутатами от Молдовы на IV съезде народных депутатов СССР, в том числе Президентом Мирчей Снегуром, или же его возможная ратификация пришли бы в вопиющее противоречие с Декларацией о суверенитете Республики Молдова, а также с Прокламацией и решениями второго Великого Национального Собрания, состоявшегося 16 декабря в Кишинёве.
Выражаем своё недоумение по поводу дальнейшего участия депутатов от Молдовы в работе IV съезда народных депутатов СССР и следуя духу Прокламации Великого Национального Собрания заявляем, что их присутствие в Москве более не имеет никакого морального оправдания.
Мы также озабочены пассивностью Парламента Республики, который допускает нарушения Декларации о суверенитете и до сих пор замалчивает историческое событие 16 декабря 1990 года — Великое Национальное Собрание.
Требуем от Парламента Республики принятия решения относительно целесообразности участия депутатов от Молдовы в работе IV съезда народных депутатов СССР, а также в Верховном Совете СССР, и включения в повестку дня Сессии рассмотрения и утверждения Прокламации и решений второго Великого Национального Собрания.
Призываем всех членов и сторонников НФМ, все демократические организации Молдовы не дать себя запугать, не поддаваться деморализации перед лицом новой советской агрессии.
Наш путь к свободе и независимости избран. Наш долг перед памятью павших, перед лицом грядущих поколений — осуществить извечное стремление нашего народа к свободе и независимости». Газета «Цара» N 8 (12) за декабрь 1990 года.
«…5. Почти все записи по обочинам дорог написаны на русском языке. Всё больше и больше русифицируются названия сел и колхозов! Да! Необходимо поскорее переходить к латинскому алфавиту.
Я мечтаю создать партию численностью 250 тысяч членов. 250000! Такая партия в состоянии исправить историю, ошибки истории. Члены партии должны быть привлечены также из Буковины и Измаильской области. Возможно, будем принимать в партию и желающих из Румынии.
По сути дела эта территория никогда не принадлежала России…
В нашей программе предусмотреть для гагаузов и болгар определенные привилегии в отношении самоопределения, естественно, в составе Румынии.
Нельзя не указать на то, что усилия России (да и русских в СССР) были направлены на то, чтобы совсем русифицировать Бессарабию. Да этого только слепые не видят.
Чтобы свергнуть господство, нужна деятельность не отдельных героических личностей, а широких народных масс, возглавляемых революционной партией, нужны конкретные условия для новой революции.
Чтобы определить точное время начала восстания (как сделал Ленин в 1917 году), надо иметь все данные для этого
Я сею, чтобы урожай пожали те, кто будет жить после нас. Я жертвую собой для того, чтобы рождающиеся сегодня не вырастали рабами.
Надо будет быть очень внимательными по отношению к тем, которые живут на левобережье Днестра. Если мы их считаем молдаванами не до конца, ненастоящими, то это их может нервировать
Глобальная политика колонизации и русификации Молдовы основана на детально разработанной стратегии «Троянского коня»
Действия оккупантов напоминают действия Отто Бисмарка, который осуществил объединение Германии реакционным путём.
Так же и оккупанты когда-то создали Великую Российскую империю бесчеловечными, звериными методами захвата. А сейчас пытаются удержать награбленное реакционными, полицейскими методами
Ничтожные люди с территории России, дискредитированные, пьяницы, всякие проходимцы, демобилизованные, и вообще перенаселение… все эти остатки приезжают к нам и в другие республики для… повышения культуры…
Оккупанты. Пришельцы, враги нашего рода и местные предатели, выродки нашего народа, которые продались тем же пришельцам, все они, связанные подлостью…
Наступило время для третьего и последнего освобождения Молдавии… нам самим освободиться из цепких и жадных лап наших "освободителей"..
Мы никогда не смиримся с тем, чтобы чужеземцы хозяйничали на земле наших предков..
Волнения с применением силы в Молдове являются ответом на установленный в нашей стране режим террора!..
Оккупанты открыли в Молдавии самую настоящую войну свободе мысли и совести…
К ответу палачей Молдавии!..
Разгул русского шовинизма в Молдавии…
Зверства русских колонизаторов в Молдавии…
Жестокие репрессии против молдавского народа…
Политика экспансионизма и русификации в красивой отделке (футляре) «дружба народов», «братство».
Обратите внимание на оккупантов, которые уже на протяжении нескольких столетий собирают сливки, используют в своих целях, для своего величия самые большие таланты покоренных народов, которые достигаются путём унижения покоренных народов, приобретенных путём ограблений, получения умственной дани.
Если бы мы обратились к истории русской науки и искусства, то мы нашли бы, что примерно более половины великих личностей, которые создали большие научные, культурные ценности, (материальные ценности были приобретены путём безжалостной эксплуатации и ограбления покорёенных народов) для России не были русскими… и сейчас почти то же самое…»
Александру Шалтаяну. «Только один выход — борьба. Если будет нужно, я буду первым, кто выпьет чашу с ядом смерти». Серия публикаций, начавшаяся с 26 ноября 1991 года в газете «Независимая Молдова» (выдержки).
«На днях я возвращался с огорода, расположенного на окраине Протягайловки. По дороге меня догнали двое парней, одетых в фуфайки, без головных уборов. Они обратились ко мне на молдавском языке. Я извинился и сказал, что не знаю языка и не могу им ответить. Тогда они заговорили на русском, спрашивая: "Почему не знаешь молдавского?" И тут же один из них трижды ударил меня в грудь. Я попытался их пристыдить за избиение старого, больного человека, инвалида войны. В ответ другой выбил из моих рук клюшку и ногой ударил в левый бок. Потом крикнул: «Убирайся, а то зарежу!» Откуда такая ненависть?» В. Кумарин, инвалид войны. Газета Бендерского горсовета народных депутатов «Новое время» N 26 (409) от 3 марта 1992 года.
«БРАТЬЯ И СЁСТРЫ!
Вот уже столько дней на земле наших предков льётся кровь. Женщины и дети разных национальностей хоронят самых родных людей — сыновей, мужей, отцов. И если кровь, пролитая в Дубоссарах в ноябре 1990-го, несколько остудила пыл тех, кто пытается силой сломить волю народа к свободе, последующие трагические события лишь разжигают амбициозность националистических кругов Республики Молдова.
Братья и сёстры! Каждый день радио, телевидение и газеты пытаются убедить вас, что мы, живущие в Приднестровье, — враги молдавского народа. Но мы такие же, как и вы. Люди. Мы так же, как и вы, хотим жить в мире и согласии, как жили веками на этой прекрасной земле. Наши дети давно породнились, наши семьи настолько многонациональны, что порой и не определишь, какой национальности внуки. Да и какое это имеет значение — главное, чтобы они были здоровы и счастливы.
Вам говорят, что мы вооружились, чтобы разделить Молдову, чтобы сделать вас рабами.
Но за эти полтора года, что существует наша республика, ни один наш гвардеец не переступил границы, не сделал ни одного выстрела первым.
В первый раз наших безоружных парней расстреляли в упор. В следующий раз переодетые в форму гвардейцев ОПОНовцы напали на них в предутренней мгле. Попавшие в плен гвардейцы до сих пор томятся в тюрьме и подвергаются издевательствам, хотя мы, верные слову, сразу же отпустили всех пленных с вашей стороны.
В упор был расстрелян в первые дни Мэрцишора начальник Дубоссарской милиции Игорь Сипченко. Защищая семьи военнослужащих Кочиерского гарнизона погибли гвардейцы Сергей Ширков, Сергей Титовский, Леонид Толстенко, Василий Воронков.
В те горькие дни потери были с обеих сторон. Но никто в Молдове не назвал ни имён, ни просто количества безвинно погибших людей, которых толкнули на штурм воинской части, которых заставили взять грех на душу и удерживать в качестве заложников жён и детей офицеров из Кочиерского полка! А ведь матери, жёны и дети этих парней ни в чем не виноваты. У них тоже горе. И детей их должны хоронить с почестями. В вооружённый конфликт было втянуто и мирное население. По команде высоких начальников из правительства Молдовы им раздавали захваченное в полку оружие и посылали их громить "врага".
И не успели мы снова предать земле героев, как снова раздались выстрелы в районе Дубоссар и Григориополя. Попали в засаду гражданские люди. И две ночи подряд мы теряли своих товарищей.
В ночь на 7 марта — новая террористическая акция — раздались взрывы в квартирах, где живут семьи гвардейцев из Григориополя.
Таким образом нас втягивают в братоубийственную войну, которой, уверены, никто из нас не желает.
Братья и сёстры! Настал час, когда мы все должны забыть обиды и объединить свои силы против тех, кто хочет, чтобы на благословенной земле Молдовы лилась кровь, чтобы мы в пылу ненависти забыли, что жизнь непомерно дорога, что простым людям не прожить на одну зарплату. Они хотят разделить рабочий люд по национальному признаку. Они хотят лишить молдаван родного языка, они хотят превратить вас в румын, причем румын низшего сорта.
А мы этого не хотим, мы хотим спокойно жить и работать, растить хлеб и виноград, воспитывать детей и внуков. Мы хотим вместе с вами радоваться жизни, а не носить траур.
Рабочий комитет». Листовка рабочего комитета города Бендеры (в последствии перепечатывалась рядом Приднестровских газет), около 8 марта 1992 года.
3. Молдавия (продолжение), Грузия, Азербайджан, Украина

Приднестровско-молдавский конфликт, развивавшийся с момента отделения ПМР от провозгласившей свою независимость Молдовы, тянулся с 90-го года и достиг своего апогея летом 92-го, приведя к многочисленным жертвам. Молдавская сторона не останавливалась перед провокациями и откровенным террором, как против военных, так и против мирных граждан.
Так в один из дней войны боевики обстреляли «Скорую помощь», убив роженицу и ребёнка. Самая страшная трагедия произошла в июне 1992 года в городе Бендеры. 19 июня по Кишинёвской и Каушанской трассам в Бендеры вошли молдавские колонны бронетранспортёров, артиллерии, танков Т-55.
В течение нескольких часов город был занят. Беспорядочная стрельба из всех видов оружия привела к огромному количеству жертв среди мирного населения. Части РМ наносили удары по зданию горисполкома, казармам гвардейцев, горотделу милиции.
В своей статье «Памяти Бендерской трагедии» Андрей Самарский пишет:
«На рассвете 20 июня части армии Молдовы захватили вокзал Бендеры-1, жилсоцбанк. Огонь вели танки, САУ, БТРы; из села Липканы шел минометный обстрел города. Одна из мин попала в склад ГСМ в/ч 48414 14-й армии России, что привело к гибели российских солдат. Днем части армии Молдовы предприняли штурм Бендерской крепости, где располагалась ракетная бригада 14-й армии. При отражении атаки с российской стороны были убитые. Но приказ «не поддаваться на провокации» никто не смел нарушить.
На «позаимствованной» у 14 армии технике гвардейцы, казаки и ополченцы из Тирасполя двинулись к Бендерам, смяв обе батареи артиллерии Молдовы на мосту, пробились к осажденному зданию горисполкома. Эти танки прорвали кольцо осады. Войска РМ стали беспорядочно отступать.
К утру 21 июня они контролировали лишь два микрорайона Бендер и пригородное село Варница. В воскресенье 21 июня бои за город продолжались. Около 12.00 начался минометный обстрел Ленинского микрорайона; город переполняли молдавские снайперы, стрелявшие по любой движущейся цели.
22 июня бои в Бендерах не прекратились. Жестокому артобстрелу подверглось болгарское село Парканы, с расквартированными в нем семьями российских офицеров. Командование 14 армией постоянно слало сводки в Москву о происходящем в Бендерах, но ответы главнокомандующего Б. Ельцина были такие: «Техники не давать, в конфликте не участвовать».
Первые три дня войны были самые страшные. Все эти дни в городе творился неописуемый ужас. В самом эпицентре ожесточенных боев оказался родильный дом. Практически сразу он загорелся. Главный врач трое суток безуспешно пытался уговорить коммисара молдавской полиции предоставить им коридор для вывода людей. Персонал проявил стойкость, трое суток не уходя со смены. Рожениц на матрасах снесли в подвал и там при свечах оказывали им помощь».
С пленными захватчики расправлялись с азиатской жестокостью. Писатель Д. Балашов приводил в своей статье «Бойцы вспоминают минувшие дни» свидетельства очевидцев:
«…И тут же, за столом, страшные, до сих пор страшные рассказы о трупах взятых в плен раненых казаков, с вырванными ногтями, отрезанными языками, выколотыми глазами (резали — заживо), в заключение распиленными повдоль циркулярной пилой, так что женщинам, прежде чем уложить в гроб, приходилось сшивать обезображенные трупы. А девочки, девочки, зверски изнасилованные и убитые в тех же Бендерах! (Ворвавшиеся в город, омоновцы захватили два класса старшеклассников, собравшихся на выпускной бал. «Мальчикам отрезали члены, а девочек снасиловали и поубивали — все мёртвые, в рефрижераторе их сюда привезли. Ждали комиссию, чтобы установить преступление»)…»
В Бендерах, впервые за всю историю войн, снайперы стреляли по мирным жителям. Позже стало известно, что в их числе были женщины-спортсменки по пулевой стрельбе из Прибалтики.
— Был случай, после окончания почти боевых действий в Бендерах, после наведения так называемого конституционного порядка, Кишинев выделил три машины с хлебом для населения. Так вот, один из этих водителей был уничтожен снайпером со стороны Молдовы. Не разобрался, что за машины идут — рассказывал Сергей Мишин, майор погранвойск ПМР корреспонденту телеканала «Интер» Константину Стогнию.
— Когда лечился у нас в лечгородке, мне представилась возможность побеседовать с женщиной снайпером, которую казаки захватили непосредственно в Бендерах, — свидетельствовал Виталий Украинский, командир мотоманевренной группы погранвойск ПМР. — Да, её лечили. Только лечили её от того, что местный житель, молдаванин по национальности, отрубил ей кисти рук. Казаки, кто её снимал, понятно, снайперов в плен не берут, хотели её расстрелять, но военные, которые прибыли к месту этих событий, не дали её расстрелять, убить. А когда местный житель, взял и отрубил ей руки, там просто никто не мог ничего сделать. В принципе там местные жители её разорвали бы просто. Так вот с этой женщиной я беседовал в лечгородке. Конечно, она забилась, её наши же охраняли. Потому что её там тоже бы разорвали. Она просто приехала ЗАРАБОТАТЬ ДЕНЕГ. У них был выход на позиции 25 долларов. Каждый убитый — 50 долларов
«С крыши этого дома прямо напротив моста через Днестр стреляла другая женщина-снайпер, — пишет К. Стогний. — Погибшие на мосту и на улицах — дело её рук. По словам очевидцев, под одним из крестов лежит и она сама. Рядом со своими жертвами. Прибалтийку поймали и сбросили с крыши. После этого из её винтовки ликвидировали других снайперов.
— Были случаи, когда расстреливали скорую помощь, и оружие мы будем применять только в случае защиты раненых, потому что то, что добивали раненых, ни для кого не секрет, масса случаев издевательства, — дополнял картину хирург Сергей Макаров.
— Кто добивал раненых?
— Молдавская сторона. Я сразу понял, что здесь не сепаратисты, а люди, которые борются за правое дело. Потому, что они воюют, как воюют военные, а та сторона воюет, как воюют бандиты.
Город был завален телами. При летней жаре трупы очень быстро разлагались, но убрать их не давали снайперы. Возникла серьёзная опасность эпидемии. Люди, рискуя быть убитыми, хоронили прямо в своих дворах, но это не спасало положения. Один житель, Никифор Северин, привязав белую тряпку с нашитым на неё красным крестом к трактору, на свой страх и риск стал ездить по городу и собирать трупы и увозил на кладбище хоронить. Где уже было невозможно, хоронил прямо на месте. Этот трактор называли «Ладья Харона». Сначала Кишиневский ОПОН стрелял по трактору. А когда полицейские поняли, что Никифор собирает убитых с обеих сторон, прекратили стрелять».
Особенную роль в эти героические и страшные дни сыграл легендарный Женский Забастовочный Комитет (ЖЗК) во главе с Галиной Андреевой. Это они встали тогда грудью на защиту своей родины, в течение месяца блокировали железную дорогу, осаждали штаб 14-й армии, требуя оружия и едва ли не готовясь сами вытаптывать мины, заложенные перед военными складами по приказу российских властей, запретивших армии вмешиваться в конфликт. Их деятельность не осталась без внимания противника.
Активисткам ЖЗК приходили во множестве письма с угрозами. Галина Андреева вспоминала:
«Подбрасывали в день по 10-15 писем с проклятиями и угрозами семьям, нередко они были написаны одной рукой. Рисовали унижающие человеческое достоинство карикатуры. Вот «цитаты» из открытки, присланной якобы из Бельц в мой адрес: «Красная кровавая бандитка! Мы тебя задушим капроновым чулком. Молимся за твою погибель. Умрёшь в страшных муках»».
Однако угрозы не сломили женщин, и они продолжали борьбу.
За время летних военных действий в Бендерах со стороны приднестровцев погибли больше 500 человек, 80 пропали без вести. Молдавская сторона число жертв своих военных не раскрывает и по сей день. Более 1600 квартир были уничтожены. Некоторые кварталы были полностью сравнены с землёй вместе с их жителями. Была разрушена почти вся инфраструктура города.
По схожему сценарию развивались события в Грузии. Здесь при Гамсахурдиа русских избивали на улицах, выгоняли с работы, лишали жилплощади (москвичка Н., приехавшая в то время в Тбилиси на похороны матери, смогла вырваться домой только после того, как отписала молодому грузинскому государству унаследованную квартиру), подвергали оскорблениям. Из тридцати русских сёл, бывших в Грузии, на сегодняшний день осталось лишь пять.
Основной же причиной конфликта, также как и в Молдове, стало желание двух входящих в состав этого новообразованного государства республик жить самостоятельно или остаться в составе России. Одним же из немаловажных компонентов конфликта стала русофобия грузинских властей и интеллигенции, выливавшаяся, как в ряде заявлений, так и в конкретных действиях. Как отмечает в своём интервью газете «Коммерсант» (2009 г.) Д.О. Рогозин: «Он (Гамсахурдиа — Авт.) нашёл оригинальный способ, чтобы «успокоить» сепаратистски настроенное население Абхазии. Специально для этого он выпустил из тюрем несколько сот особо опасных преступников, дал им оружие и отправил в Абхазию. Их предводитель — жестокий вор-рецидивист и по совместительству вице-премьер Грузии Джаба Иоселиани гарантировал абхазам в случае сопротивления смерть: «Демократия — это вам не лобио кушать!».
«Демократия по-грузински» вскоре стала кушать не лобио, а людей. Вооружённые конфликты в Сухуме и Цхинвале разворошили вековую неприязнь между грузинами и северокавказскими народами. На помощь «братьям» в Абхазию потянулись добровольческие отряды радикального общественного движения «Конфедерация народов Кавказа». Приобретая боевой опыт и оружие в столкновениях с грузинами, они скоро применят и то, и другое в Чечне против российской армии.
Во всех этих конфликтах русские страдали первыми. Вошедшие в Сухум отряды грузинских бандитов в самом центре города повесили растяжку с характерным для того трагического времени призывом: «Русские мужчины и женщины, не уезжайте из Сухуми! Нам нужны бесплатные рабы и проститутки!». Наглость грузинских боевиков возмутила казаков Юга России. Они сформировали отряд добровольцев и поехали в Абхазию на помощь молодой и храброй республике. Насилие породило еще большее насилие, кровь пролила кровь».
Примечательно, что в начале 90-х военное ведомство Грузии возглавил Тенгиз Китовани, выпускник Тбилисской художественной академии, в настоящее время также осевший в Москве. На совести данного представителя творческой интеллигенции немало крови. В том числе, русской. Во время военных действий в Абхазии жертвами подчинённых Китовани стали российские туристы и военнослужащие, коих было убито до 40 человек. При этом ни один из погибших не воевал на стороне Сухуми.
Так, трое членов экипажа вертолёта Ми-8 сгорели в сбитой машине у села Лата, вывозя женщин и детей из осаждённого Ткварчала 14 декабря 1992 года, а ещё пятеро лётчиков погибли в таком же вертолёте 27 мая 1993 года, когда, получив согласие Грузии, доставляли в голодающий город продукты.
Сегодня, живя в шикарной московской квартире, Китовани не перестаёт делать антирусские заявления и требовать международной изоляции России. За пятнадцать лет после тех событий политика и методы Тбилиси не изменились, что доказала шестидневная война в Южной Осетии летом 2008 года, когда была буквально стёрта с лица земли осетинская столица и вероломно убиты своими грузинскими коллегами российские миротворцы. Жертвами грузинской агрессии на протяжении последних 16 лет стали тысячи абхазов и осетин, среди которых немалую часть составляли мирные жители, включая стариков, детей и женщин.
Из всех кавказских республик (не считая Чечни) наибольшей жестокостью в отношении русского населения отличился Азербайджан. Если в Грузии кровопролитие было всё же обусловлено в первую очередь территориальными конфликтами, то в Баку русских в январе 1991 года убивали только за то, что они русские.
Первыми жертвами погромов стали армяне, ненависть к которым с момента карабахского конфликта била через край. Достаточно сказать, что, когда в 90-м произошло страшное землетрясение в Спитаке и Ленинакане, Баку ликовал, и в Армению был отправлен поезд с топливом в рамках оказания помощи, к которому обязывались все союзные республики, на цистернах которого было написано: «Поздравляем с землетрясением! Желаем повторения!»
До определённого момента кровопролитие удавалось избежать, благодаря русскому коменданту города. На требование руководства «Народного фронта» убрать всех инородцев генерал, немного подумав и что-то подсчитав в уме, заявил, что ему достаточно четырёх суток для эвакуации некоренных жителей, после чего он превратит город в мусульманское кладбище. Желающих экспериментировать не нашлось, и «народные защитники» сразу отступили.
Впрочем, ненадолго. Ослабление государственной власти и распад страны не мог не стать катализатором с трудом сдерживаемой агрессии азербайджанских экстремистов. О том, что списки обречённых на истребление готовились заранее, было известно. В первом списке стояли армяне, во втором — русские. Однако, никаких своевременных мер не было принято, и 13 января началась бойня.
Александр Сафаров, офицер Морфлота, вспоминает в своём очерке «Чёрный январь. Воспоминания русского морского офицера о бакинской резне 1991-го года»: «По пути мы видели, как действуют погромщики. Группы молодых вооружённых азербайджанцев, численностью человек по двадцать-тридцать, врывались в квартиры армян, зверски убивали хозяев, не считаясь с возрастом и полом, после чего приступали к грабежу.
К ним с энтузиазмом присоединялись соседи жертв, тут же захватывая освободившуюся квартиру, дрались между собой, не поделив что-нибудь из награбленного.
Трупы выбрасывали из окна, и на улице над ними продолжали глумиться. Женщин и мальчиков, прежде чем убить, по очереди насиловали на глазах у всех. Дети не отставали от взрослых, тащили всё, что могли унести, под одобрительные крики родителей.
На площади «Украины» примерно сорок этих зверей насиловали пятнадцатилетнюю армянку, сменяя друг друга под восторженное улюлюканье их же женщин и детей.
На улице Камо на балконной решётке распяли девочку лет десяти, она висела там до самого ввода войск. Около кинотеатра «Шафаг» на костре живьём жгли детей».
Сафаров пишет, что «в начальный период тех событий Русских ещё не трогали, только грабили квартиры уехавших. Даже на домах писали: «Русские! Не уезжайте! Нам нужны рабы и проститутки!». Согласитесь, весьма «доброжелательное» пожелание, ещё грозились вешать на каждом дереве, что тоже никак не может считаться попыткой выгнать. Позже, в квартирах Русских раздавались телефонные звонки: «Ты еще живой?— интересовались звонившие — И не уехал? Хочешь я помогу тебе отправить в Россию вещи, а ты мне оставишь квартиру? Не хочешь, тогда так заберём!». За трёхкомнатную квартиру в центре города Русским тогда предлагали не больше 20000 рублей и, зачастую, оформив документы, убивали, получая и квартиру и деньги».
Утверждение о том, что «русских ещё не трогали», представляется нам не вполне верным, поскольку существуют показания других очевидцев, свидетельствующих как раз об обратном. «Там творилось что-то невообразимое, — рассказывает беженка Н.И. Т-ва. — С 13 января начались погромы, и мой ребёнок, вцепившись в меня, говорил: «Мама, нас сейчас убьют!» А после ввода войск директор школы, где я работала (это вам не на базаре!), азербайджанка, интеллигентная женщина, сказала: «Ничего, войска уйдут — и здесь на каждом дереве будет по русскому висеть». Бежали, оставив квартиры, имущество, мебель… А ведь я родилась в Азеpбaйджaне, да не только я: там ещё бабушка моя родилась!..»
Жуткую историю рассказала автору статьи «Русская боль» (Журнал «Дело № 88», 4, 2004 г.) беженка из Баку Галина Ильинична:
«Выломали дверь, мужа ударили по голове, он без сознания валялся всё это время, меня били. Потом меня прикрутили к кровати и начали старшенькую насиловать — Ольгу, двенадцать лет ей было. Вшестером. Хорошо, что Маринку четырёхлетнюю в кухне заперли, не видела этого… Потом побили всё в квартире, выгребли что надо, отвязали меня и велели до вечера убраться. Когда мы бежали в аэропорт, мне чуть не под ноги упала девчоночка — выбросили с верхних этажей откуда-то. Вдрызг! Её кровь мне всё платье забрызгала
Прибежали в аэропорт, а там говорят, что мест на Москву нету. На третьи сутки только и улетели. И всё время, как рейс на Москву, ящики картонные с цветами, десятками на каждый рейс загружали… В аэропорту издевались, всё убить обещали. Вот тогда я начала заикаться. Вообще говорить не могла. А сейчас, сейчас намного лучше говорю. И руки не так трясутся.»
В 5-м номере «Учительской газеты» за 1990-й год появилась статья И. Афанасьева, которую мы приведём с незначительными сокращениями:
«Передо мной сидят женщины, разные — молодые и пожилые. Русские учителя. Беженцы! Их рассказы о случившемся с ними и их семьями в Баку в последнюю неделю нельзя слушать без содрогания.
Сегодня на улицах Баку стоят танки, дома одеты в чёрные траурные флаги.
— На многих домах надписи: «Русские — оккупанты!», «Русские — свиньи!». Моя мама приехала по распределению из Курска в глухое горное азербайджанское село учить ребятишек русскому языку. Это было тридцать лет назад. Теперь она пенсионерка. Я второй год работала в школе
Пришла неделю назад в школу, а в коридоре надпись: «Русские учителя, идите в уборщицы!». Я говорю: «Вы что, ребята?». А они в меня плюют
Я их азбуке учила. Теперь вот мы с мамой здесь. Родственников в России у нас нет. Денег нет, работы нет…
Куда? Как? Ведь моя родина — Баку. Женщины-учительницы, с которыми я беседовал в маленькой комнатке, то и дело утирали невольные слёзы обиды.
— Я убежала с дочкой с одной сумкой, за три минуты. Жуткая обида! Я же не политик, я детей учила и не виновата в тех бедах, что были в республике. Я не видела на лозунгах Народного фронта фамилии Алиева. Зато Горбачева они представляли не в лучшем виде. Обидно, потому что я знаю этот народ, у меня там друзья, вся жизнь моя там.
Я не называю имён и фамилий этих женщин — они так просили. В Баку остались их родственники, мужья. Мало ли что…
— Экстремисты прекрасно организованы, чего не скажешь о местных властях. В конце прошлого года жилищные конторы по всему городу потребовали всех заполнить анкеты, якобы для получения талонов на продукты. В анкетах нужно было указать и национальность. Когда начались погромы, в руках экстремистов оказались точные адреса: где живут армяне, где русские, где смешанные семьи и т. д. Это была продуманная националистическая акция.
— За мной прибежал муж, велел мне и ребёнку быстро одеваться. Муж у меня военный, но в этот день был в штатском. Я увидела, как он вынул пистолет и положил в карман. Сказал: «В метро идите впереди меня, чтобы я вас видел». В метро русских почти не было. На нас оглядывались, лица у всех напряжённые. Только в аэропорту я поняла, что мы улетаем.
— Вам ещё повезло. За мной муж приехал на машине. Пятнадцать минут на сборы. У аэропорта нам преградили дорогу экстремисты. Пришлось нашему «газику» таранить их «Волгу». Чудом остались живы.
— Наша семья отдала российскому и советскому флоту триста лет. В Баку у меня остался бесценный архив нашей семьи по истории флота. И сейчас мои племянники служат на военных кораблях на Каспии…
Трудные для меня времена и трудно говорить. Я одна воспитываю дочь. Тридцать лет отдала школе, математик. В школе ко мне относились очень хорошо до последнего дня. Но как жить, если дом оцеплен бандитами и они требуют убираться, если приходишь в магазин, а тебе не продают даже хлеба, потому что ты русская. Хотела сиять с книжки деньги, кассирша швырнула мне её обратно: «Для тебя денег нет!».
— Моя мама уже два месяца не получает пенсию, в Баку русским пенсионерам её не выдают.
— Многие из нас прилетели в Москву почти без документов. Как быть с трудовыми книжками? Как с ордерами на бывшие квартиры? Ведь мы же должны получить что-то взамен?
— Думаю, что ордера нам не понадобятся. Сама видела, как только армянина изгоняли из квартиры, тут же появлялся новый хозяин с официальным ордером. Словно в райисполкоме он был уже давно готов, только даты не хватало…
— Я не знаю, что делать. В России у меня нет родственников. Пойду в азербайджанское постпредство в Москве и расскажу им, что триста лет моя семья верно служила Родине, мы трудились на благо Азербайджана, мой отец был репрессирован. А я тридцать лет учила азербайджанских ребятишек математике! У меня в кармане сто рублей, выданных государством, и ничего больше. И пусть постпредство думает, где мне купить за счет Азербайджана квартиру, которую сегодня я бросила и которую наверняка уже заняли. Я не претендую на Москву. Я претендую на Россию.
— Может быть, вам обратиться в Министерство народного образования РСФСР? — посоветовал я.
— Не думаю. Если бы у них болело сердце о русском учителе, они бы за эти дни сами к нам пришли
Многим из нас и на улицу в мороз не в чем выйти. Ведь мы же бакинцы…
(…)
Каждый день в училище прибывают более четырёхсот женщин, стариков, детей. Всего в Москве и Московской области русских беженцев из Баку более 20 тысяч».
Следующими жертвами по плану погромщиков должны были стать русские офицеры и их семьи. В первые дни был захвачен детский сад, быстро, однако, отбитый нашими военными, затем в акватории Чёрного моря пытались затопить суда с беженцами, атаку на которые удалось отбить чудом. Александр Сафаров вспоминает:
«Третий день резни, 15 января, начался со страшного грохота. Сначала послышался звук, напоминающий взрыв, потом гул, и новое здание штаба флотилии на Баиловской шишке исчезло в облаках пыли. Штаб сполз по склону, разрушив и засыпав обломками столовую береговой базы бригады ОВРа.
Официально причиной обрушения штаба стал оползень, однако время случившегося вызвало сомнения в правдивости этой версии.
От штаба уцелела одна стена с балконом и Главкомом на нем. Он как раз вышел на балкон осмотреться, а возвращаться ему оказалось некуда. Под обломками зданий погибло 22 человека, и среди них мой хороший товарищ капитан 3 ранга Виктор Зайченко. Его задавило перекрытием в кабинете на втором этаже столовой. У Вити осталось трое сыновей.
Остальных засыпанных нам удалось откопать, покалеченных, но живых».
В Баку прибыл министр обороны маршал Язов. На четвёртый день азербайджанская сторона попросила его убрать войска с улиц города, чтобы похоронить своих убитых. Язов просьбу уважил, танки и солдаты спрятались за заборами предприятий.
«Насколько я помню, убитых было 123 человека, потери в войсках — 59, — пишет Сафаров. — На месте погребения установили мощные громкоговорители, так что на полгорода было слышно, как Эльмира Кафарова (почти однофамилица), кажется, министр чего-то, обещала отомстить за погибших и клялась, что неверных захлебнутся собственной кровью. Неверные — это все мы».
В течение следующих месяцев русских повально выселяли из квартир. В судах на все претензии заявляли откровенно: «Кто захватил? Азербайджанцы? Правильно сделали! Езжай своя Россия и там командуй, а здесь мы хозяева!!!»
Но самый тяжёлый удар российские военнослужащие получили после краха ГКЧП. Придя к власти, Борис Ельцин объявил базировавшуюся в Баку флотилию российской, а военнослужащих россиян передал под юрисдикцию Азербайджана. Этот акт был справедливо расценён военными, как предательство.
«Именно в это время, — пишет А. Сафаров, — пользуясь таким положением, азербайджанский суд приговорил лейтенанта общевойскового училища, применившего оружие при отражении вооружённого нападения на КПП училища и убившего несколько бандитов, к смертной казни.
Больше года парень провёл в камере смертников в ожидании расстрела, пока под нажимом общественного мнения в России (в основном газеты «Советская Россия») Гейдар Алиев вынужден был передать его российской стороне.
К сожалению, фамилия этого лейтенанта в моей памяти не сохранилась.
А сколько ещё таких, как он, были преданы и на Родину не вернулись? Все это осталось тайной, в том числе и число жертв резни. Обо всех не расскажешь…»
Согласно докладу председателя Русской общины Азербайджана Михаила Забелина, на 2004-й год в стране осталось около 168 тысяч русских, тогда как на первое января 1979 года в Азербайджане проживало около 476 тысяч граждан русской национальности, в 22 районах республики насчитывалось около 70 русских населённых пунктов и поселений. В 1989 году в Азербайджане проживало 392 тысячи русских, в 1999 году — 176 тысяч…
На фоне этого масса азербайджанцев благополучно обосновалась в России, в Москве. Но и этого показалось мало, и в январе 2007 года Организация Освобождения Карабаха выступила с угрозой в адрес оставшихся в Азербайджане русских. Угроза была мотивирована мнимой дискриминации их соотечественников в России:
«Положение азербайджанцев во всех регионах России, и в частности, в центральных городах, плачевное. Торговые объекты, принадлежащие нашим соотечественникам, закрываются, те, кто пытается открыть новые, подвергаются проверкам, на них налагаются штрафы, в домах азербайджанцев проводятся обыски, и применяется насилие.
Эта коварная и жестокая политика в отношении азербайджанцев России проводится с позволения официальных лиц, и выражает их позицию, которая заключается в полном выселении азербайджанцев из этой страны.
(…)
Мы требуем от российского руководства положить конец дискриминации наших соотечественников, проживающих в этой стране, в противном случае ООК предпримет конкретные шаги по приостановлению деятельности российского посольства в Баку и выселению русских из Азербайджана».
Российское руководство, разумеется, не напомнило азербайджанским мигрантам и их защитникам, что у них есть своё государство, и они могут возвращаться туда и устанавливать свои порядки там, а не в России…
Российское власти, как уже отмечалось, вообще, с распростёртыми объятиями принимают злейших противников России и русских, включая тех, чьи руки обагрены кровью наших соотечественников. К примеру, бывший главарь бандеровских боевиков в Чечне Дмитро Корчинский, на совести которого убийства наших пленных солдат, недавно гостил в лагерях движения «Наши»…
Тут надо заметить, что в притеснении русских активное участие приняла и Украина. Точнее, западная её часть, издавна питавшая враждебные чувства к России. Здесь осквернялись русские памятники и музеи, русские терпели угрозы и издевательства. Газета «АиФ-Москва» приводит историю беженки Татьяны Б.
До 45 лет Татьяна жила с матерью во Львове. Однажды ночью она проснулась от резкого звонка. Последнее, что женщина запомнила, когда открыла дверь, — глухой удар по лицу. Очнулась в больнице с сотрясением мозга. А вернувшись, обнаружила в почтовом ящике письмо: «Если дорожишь своей жизнью, уезжай!» На входной двери висела кукла, в которую воткнули нож. Татьяна собралась за полчаса и вместе с матерью покинула Львов…
Таких историй немало, все они похожи одна на другую. Как похожи и истории русских беженцев из Прибалтики, вмиг оказавшимися «негражданами» и «оккупантами». В этих странах, впрочем, дискриминация носила «цивилизованный» характер, не доходя до резни и кровопролитных погромов, бушевавших в других республиках.
4. Узбекистан

Перед нами свидетельства беженцев из Узбекистана. Одна из иркутских газет приводит на своих страницах историю Марии Андреевны Алексейцевой:
«Девочка Маша родилась в Смоленской области незадолго до войны. Вместе с родными пережила фашистскую оккупацию. Голод, страх, массовые расстрелы мирных людей — всё было как у всех. После войны вместе с мужем, простым солдатом-артиллеристом, закончившим войну в Германии, перебралась в Узбекистан. Потом тоже как у всех — дети выросли, муж умер. Тут начались известные события в среднеазиатских республиках — резня турок-месхетинцев в Фергане, кровавые бои в Оше.
— Вот где мы страху натерпелись, хуже, чем в войну, — вспоминает Мария Андреевна. — Узбеки отрубали русским головы, выставляли в мясных лавках на всеобщее обозрение.
Отдав за бесценок квартиру и нажитое добро, женщина перебралась к родным в Иркутск. Устроилась на работу, с трудом выхлопотала небольшую (12 квадратных метров) комнатку в общежитии авиационного завода. Шёл 1997 год.
В этой же комнатушке — с общей кухней, туалетом и душем в прогнившем подвале — вдова солдата Великой Отечественной живет и сегодня…»
Количество этнических русских, по оценкам экспертов, сократилось в Узбекистане с конца 1980-х годов к 2000-му году почти в три раза: с 1.650 тысяч до чуть более полумиллиона человек.
Как и в Азербайджане в этой республике жертвами первой очереди были намечены не русские, а, в данном случае, турки-месхитинцы, однако, волна погромов со всей силой обрушилась и на русских. Надо заметить, что узбекский шовинизм был явлением не вдруг обнаружившимся. В своих очерках об Узбекистане Андрей Челанзарский приводит ряд любопытных эпизодов гораздо более раннего времени.
Первый из них относится аж к 70-м годам:
«Был тёплый летний день и мы сидели на скамейке возле нашей четырёхэтажки, в тени богатых листвой деревьев. Обычно летом в Ташкенте очень жарко, но тот день не был особо знойным. Бабушка читала какой-то журнал, а я теребил в руках какую-то игрушку и задавал ей бесчисленные, по-детски глупые вопросы. Это был послеобеденный час, когда во дворе безлюдно и тихо. Кроме нас и редких прохожих — никого. Вдруг из соседнего подъезда послышалось стрекотание игрушечного автомата. На улицу вышел пятилетний мальчик, которого звали Шавкатом. Он выбирал себе воображаемые цели то тут, то там, нарушая тишину продолжительными очередями. Подойдя к нам, он нацелился на меня и начал стрелять.
Конечно же, Шавкат играл, и ничем не мог мне повредить. Однако и по законам детской игры он был не прав, так как стрелял в безоружного. А уж с точки зрения взрослого и вовсе учился нехорошему. Поэтому моя бабушка справедливо возмутилась:
— Шавкатик, как тебе не стыдно! В людей стрелять нельзя.
— Он русский — в него можно! — неожиданно выдал Шавкат.
— А причём тут русский или нерусский? — спросила бабушка. — Что плохого сделали тебе русские?
— А пусть они едут в Россию! — не унимался маленький поганец.
Моя бабушка была ошарашена этой дерзостью и было видно, что её что-то держит, не даёт разразиться в эмоциях, накричать на гадёныша или же пригрозить ему. Попытка обратиться к голосу совести Шавката не удалась — видать таковая у него отсутствовала. Тогда моя бабушка обратилась к его разуму:
— Но ведь твой папа учился в Москве и его оттуда никто не гнал, — сказала она тем же уверенным и спокойным голосом, что и прежде.
— Хм… — ухмыльнулся Шавкат с презрением, — Ну и что, Москва для всех, а Ташкент для узбеков.
На это у моей бабушки почему-то не нашлось контраргумента. А может она просто не захотела с ним больше связываться».
Другой эпизод: «Мой друг, который учился в одной из центральных школ города Ташкента, рассказывал мне, что у них каждый урок узбекского языка («узбек-тили») начинался с «политинформации». То есть, в класс заходила училка-узбечка, говорила несколько заведомо непонятных русским ученикам фраз и под дружный утробный хохот учеников-узбеков принималась во всё горло ржать над растерянными школьниками, а когда ей надоедала эта ЗАБАВА, она напускала на себя благородный гнев и вопила на весь класс, что русские ученики — бездари, безмозглые лентяи, дубы и придурки, не хотят учить узбекский язык, хотя «по узбекской земле ходят и узбекский хлеб жрут».
По словам моего друга, на «политинформацию» у неё уходило до 30 минут от урока, а в оставшиеся 15 минут она задавала учить наизусть какой-нибудь стих, смысл которого мало кто из русских понимал, за исключением небольшого количества понятных всем слов: Ленин, Тошкент, Узбекистон, нон («хлеб») и т.д. Здесь нужно оговориться, что доставалось не только русским, но и всем неузбекам, незнающим узбекского языка.
Мне повезло в большей степени, если можно назвать это везением, чем моему дружку. В нашей школе пятиминутка русофобии на уроках узбекского проводилась не каждый день, училка на нас почти не орала, но регулярно и с плохо скрываемым презрением вещала о том, какие русские неблагодарные — «узбеки их в войну обогрели, а они все никак не могут выучить узбекского языка».
Правда, мне запомнился один диктант. Это был необычный диктант: он наговаривался по-русски, а записывать приходилось сразу по-узбекски. Диктовка происходила настолько быстро, так что времени на обдумывание и перевод почти не было. Однако, я с диктантом справился, хотя и сделал одну досадную ошибку: вместо слова «хозир» (сейчас), которого я не мог вспомнить — меня «заклинило» от скорости диктовки, написал близкое по смыслу слово «бугун» (сегодня). Получилось «сегодня 19-й год».
На следующем уроке, когда наши тетради были проверены, училка внезапно вылила на меня целый ушат словесных помоев: «Ты что, совсем баран? У тебя сегодня один год, а завтра другой? Ты совсем ничего не соображаешь? Тебя в детстве с крыши не роняли? Когда ты, наконец, будешь учить узбекский язык? Может он тебе не нужен? Конечно не нужен: чтобы узбекский хлеб жрать — узбекский язык не нужен!»
Наряду с этим, нашим одноклассникам-узбекам на уроках русского языка и литературы (да и по всем другим предметам) всегда завышали отметки. Им главное было промычать что-нибудь вразумительное, и уже пятёрка, или на крайний случай четвёрка, была обеспечена
Однажды моя мама не выдержала и высказала своё возмущение по поводу того, что мне поставили двойку за сочинение, а моему однокласснику-узбеку, хотя у него ошибок было раза в три больше, поставили четвёрку. Учительница возмущённо ответила: «Ну не могу же я сравнивать Чиланзарского с Усмановым!» Я злился, а мама пыталась меня успокоить — она говорила, что учительница просто хочет, чтобы я хорошо знал свой родной язык. Став взрослым, я простил ей свою обиду, ведь она действительно учила нас хорошо, за что я ей благодарен. А то, что она ставила узбеков выше нас — так над ней тоже довлели инструкции РайОНО. Ведь мы «жрали их хлеб»…
Хотя, я до сих пор не понимаю смысла узбекской риторики: «Мы делили с тобой хлеб, а ты…» Может возникнуть такое впечатление, что узбеки приходили в хлебный магазин, платили 30 копеек за буханку белого хлеба, ломали её пополам и отдавали половину первому попавшемуся русскому, который стоял на улице и только этого и ждал. Чушь конечно!
Мы стояли в одной очереди — русские и узбеки, и когда подходила наша очередь, мы сами расплачивались за свой хлеб из тех денег, которые заработали мы сами или наши родители. Никому бесплатно хлеб не выдавали. Так почему хлеб был «узбекским»? Только потому, что пшеница, из которой он был сделан, зародилась на узбекской земле? Но тогда почему узбеки не признавали меня и моих соплеменников за своих? Ведь мы тоже родились на узбекской земле!»
Как отмечает Чиланзарский, обстановка в республике накалялась с 70-х годов, а к 80-м уже балансировала на грани:
«В 80-е уже было страшно ходить по городу в ночное время, а по махалям (местам компактного сосредоточения узбеков) — и в дневное. Группы молодых узбеков могли оскорбить, унизить и даже жестоко избить одинокого прохожего, что зачастую сопровождалось грабежами. Были и попытки изнасилований прямо в метро. А уж случаи, когда водитель автобуса останавливался и «просил» всех русских выйти, чтобы автобус смог продолжить движение, были просто штатными.
Каких только привилегий не было у узбеков по сравнению с русскими — всего не перечислишь. В 99% случаев начальником ставили узбека, а замом — русского: это чтобы работа не встала. В 99% конфликтов нам, русским, говорили, что мы должны понять национальные чувства узбеков, смириться с перекосами в их обычаях, которые так или иначе ущемляли наши права (например, всенощные свадьбы перед рабочим днём, проходившие во дворах домов под грохот 100-ваттных динамиков). Вы будете смеяться, но школьницу-узбечку могли освободить от субботника только потому, что её папа не разрешает ей носить брюки, а в юбке подметать или мыть окна не удобно.
К тому, что произошло в Узбекистане и с узбеками за последнюю сотню лет, очень подходят слова одной из песен времён революции: «Кто был никем — тот станет всем». Оставив Узбекистану высокоразвитую культуру, науку, промышленность, инфраструктуру, Россия даже освободила его от внешних долгов СССР, приняв всю их тяжесть на плечи своего народа. И всего этого оказалось мало, т.к. русские были и остаются в представлении узбеков «кровавыми оккупантами», которые должны покинуть их территорию.
Но самое смешное, что прогоняя нас, они сами едут в Россию — пока что в основном на заработки, но не редки случаи, когда и на постоянное проживание со сменой гражданства. Перед самым моим отъездом одна узбечка мне даже пожаловалась, что после независимости стало жить намного хуже, и что русским ещё не так плохо как узбекам — им, мол, есть куда уезжать, т.е. в Россию, а узбекам, бедолагам, некуда — их в России не любят. Вот так: «хитрые» русские как всегда оказались в выигрыше!»
«Пятиминутки ненависти» в школах, о которых упомянул автор, после распада Союза превратились в общегосударственные мероприятия. В столице Узбекистана, где в срочном порядке переименовали более половины улиц, открыли Музей памяти жертв репрессий, где «пятиминутки ненависти» проходят в обязательном порядке.
«Основная часть мемориального комплекса была сооружена в 2000 году по инициативе и под руководством президента Ислама Каримова, о чем повествует англоязычная надпись на гранитной стеле, выполненная позолоченными буквами, правда, с грамматической ошибкой. Общий замысел — его же, — пишет корреспондент сайта ferghana.ru Олег Байрамов. — Сюда, в Музей памяти жертв репрессий, регулярно приводят на экскурсии школьников, студентов, учителей, врачей, солдат, курсантов, милиционеров и служащих со всех областей Узбекистана. Среди экспонатов — фотографии, выписки из документов, старые газеты, географические карты, сабли, ружья, винтовки, плетки, печатная машинка, граммофон, книги и прочие предметы быта. Экспозиция составлена так, чтобы вызвать чувство праведного гнева по отношению к злобным русским захватчикам и угнетателям.
Во время моего первого посещения музея женщина-экскурсовод даже стеснялась читать мне свою лекцию, неловко улыбалась и смягчала выражения. Что касается посетителей-узбеков, то, получив отмеренный заряд ненависти и пропитавшись им на всю катушку, они покидают музей едва ли не со стиснутыми зубами. Это я тоже ощутил на своей шкуре: по залу передвигалась группа каких-то курсантов из Ферганской долины, так вот ближе к концу экскурсии они дружно принялись метать на меня злые и воинственные взгляды».
Подвергая резкой критике политику властей Узбекистана, реализующих лозунг «Узбекистан для узбеков», автор замечает:
«При всех ужасах коммунизма в Музее памяти жертв репрессий коммунизм как таковой, как преступный тоталитарный режим, вовсе не осуждается. И, — это и есть то, о чём я хотел сказать, говоря о периоде советской власти, — несмотря на то, что устанавливали его не только русские, но и активно действующие представители среднеазиатских народностей, о местных коммунистах в музее говорится мало или почти ничего.
Причина проста: упоминания об узбекских коммунистах смазывают стройную картину того, что «во всем виноваты русские». Что касается осуждения коммунизма в целом, то здесь всё ещё проще: следующим шагом в этом направлении могла бы стать люстрация, то есть запрет всем бывшим коммунистам, а также штатным и добровольным сотрудникам спецслужб (пособникам преступного режима) занимать государственные должности. А в Узбекистане вся правящая верхушка — сплошь бывшие чекисты и коммунисты.
Поскольку временной период, охватываемый экспозицией Музея памяти жертв репрессий, очерчен чёткими рамками — Средняя Азия в составе России-СССР — то получается, что вопреки названию, это музей не памяти жертв репрессий вообще, а исключительно тех, что были во времена русских. Но почему же только их? Разве наибольший ущерб городам и селениям Средней Азии нанесли именно русские? Разве это они оставили после себя развалины мёртвых городов? Интересно, как бы отреагировал Каримов, если бы аналогичный музей открыли таджики и принялись проводить в нем уроки ненависти по отношению к монгольским и тюркским захватчикам?
Почему бы не сказать правду? Да, и при царе, и в советское время были и репрессии, и ужасы. Но в том-то и неоднозначность данных двух эпох, что было не только это. Помимо упомянутой отмены рабства в обязательном порядке было введено медицинское обслуживание населения, всеобщее и высшее образование (при поступлении в вузы национальные кадры получали приоритет), пенсионное обеспечение, женщины получили равные права с мужчинами, работающие люди — бесплатное жильё.
«В каждой послевоенной пятилетке вводилось в строй около 100 промышленных объектов. К 1985 году в республике уже имелось более 1500 производственных и научно-производственных объединений, комбинатов и предприятий. Выпуск промышленной продукции, по сравнению с 1941 годом, увеличился в 21 раз». Это цитата не из советского, а уже из нового учебника истории Узбекистана для вузов, изданного в 2002 году.
В советский период под лозунгом развития национальных окраин стремительно осваивались степи и пустыни, возникали посёлки и новые города, которые и сегодня являются основой и опорой промышленности Узбекистана: Ташкент (часть, определяемая как «Новый город»), Фергана, Чирчик, Ангрен, Алмалык, Бекабад, Нукус, Навои, Учкудук, Зарафшан. В подобных масштабах вливания средств, материалов и специалистов в экономику республики не будет уже никогда…»
Политика властей, разумеется, не может не сказываться на отношении к русским простых узбеков. О том, каково подчас это отношение, свидетельствует письмо, адресованное И. Каримову от семей Жигаевых и Личман из Андижана, опубликованное в 2005 году рядом изданий:
«Мы, семья Жигаевых и Личман, проживаем по адресу: г. Андижан ул. А. Хайдарова д.8 с 1981 года. Являясь гражданами Республики Узбекистан, обращаемся к Вам с надеждой получить защиту для себя и близких нам людей, с которыми мы общаемся и которые приходя в наш дом, являются пострадавшими из-за общения с нами т.к. ненависть, испытываемая нашими соседями к нам, русскоязычным передаётся на наших друзей и знакомых.
Всё началось в 1991 году, со времени переезда в наш двор новых соседей — семьи Умурзаковых и Туляковых. С самого начала поведение обоих было — мягко говоря, некорректным. Умурзаков Хамдам заявлял всем соседям, что хозяин в этом дворе ОН, поскольку он — узбек по национальности.
Сначала это воспринималось как неудачная шутка, но чем дальше, тем становилось хуже. Всё это сопровождалось оскорблениями (вы грязные русские свиньи, вонючие животные, твари и т.д.), унижающими человеческое достоинство.
Муж пытался успокоить их. Через некоторое время приехал брат Умурзакова Хамдама, встретили у ворот мужа, окружили его и, размахивая перед лицом ножом, угрожали ему, оскорбляли так, как им хотелось. Обратились за помощью в милицию, но безрезультатно. Угрозы и оскорбления продолжались. В окна летели камни, а нам вслед угроза разделаться с нами, если мы не уберёмся с этого двора.
Следующий инцидент произошёл в сентябре 1995 года, когда избили моего ребёнка. Когда я попыталась выяснить причину, и кто это сделал, меня тоже ударили сзади по голове и как последствие — сотрясение мозга. На основании заключения судмед экспертизы, нашего заявления и показания свидетелей на Умурзаковых было заведено уголовное дело, которое вёл следователь майор милиции Мирзаев А. Но дело по непонятным для нас причинам было прекращено.
Участковым у нас в тот период был старший лейтенант Каримов Равшан, у которого с Умурзаковым Х. и Туляковым А., были близкие отношения, и который их поддерживал, помогая закрывать дела с помощью своих братьев, занимавших в то время значительные посты в органах милиции. Позднее братья Каримовы были уволены из правоохранительных органов и привлечены к ответственности.
Обращались мы так же в Андижанское управление СНБ к Каюмову Б.Р. Попытки прекратить всё это мирным путём, по-хорошему, найти компромиссное решение были безуспешны. Нас всё время провоцировали на скандал, писали грязные по содержанию слова и фразы на двери и стенах нашей квартиры «Убирайтесь вон, вам здесь не жить грязные вонючие русские свиньи».
В марте 1997 года муж попадает в травматологию областной клинической больницы, из-за полученных травм от Тулякова А. Находился на лечение с 7 по 18 марта. Как — будто было заведено дело, мужа вызывали в Андижанский Гор. Отдел милиции, но на этом всё кончилось.
Чувствуя свою безнаказанность, соседи распоясались до такой степени, что позволяют, открыто угрожать: «Мы всех перережем, здесь жить вам все равно не дадим. Если не мы, то найдутся такие, которые за деньги сделают все».
Мало того, что оскорбляют нас, унижают наше достоинство, это распространяется и на тех, кто к нам приходят. Им заявляют: «Не ходите сюда, здесь русские не живут им не место среди узбеков».
Мы неоднократно обращались в милицию. Наши участковые, меняющиеся из года в год, были в курсе этого конфликта. Приходили, беседовали и уходили, а мы оставались выслушивать оскорбления, угрозы, мат: «Узбекистан для узбеков! Мы хозяева! Армян как жгли, так и будем жечь. Русским и другим здесь не место. Всех выгоним или ликвидируем». По словам Тулякова А и Умурзакова Х. они никого не боятся денег у них достаточно чтобы всех и все купить. Умурзаков Хамдам ранее работал в городской налоговой инспекции. За превышение должностных полномочий, за финансовые махинации и подлог был уволен, осуждён.
Невзирая на всё выше перечисленное в настоящее время он занимает должность заместителя председателя общественного фонда «Навруз» при Андижанском городском хокимияте. По закону судимый человек имеет право занимать руководящие должности, но в уголовном деле и в постановлении судьи Имамовой У. утверждается, что Умурзаков Хамдам ранее не судимый! Хотя он был осужден по 205 ст.ч. 3 «в» УК РУ на шесть лет лишения свободы и впоследствии попал под амнистию.
Он заявляет, что со всеми чиновниками на короткой ноге, что ему сам чёрт не страшен. Нам создаются невыносимые условия проживания вплоть до физических мер воздействия. Соседи позволяют себе ворваться среди ночи в чужую квартиру, нарушая тем самым закон о неприкосновенности частной собственности, а также угрожают физической расправой.
За период 6 мая по 7 июля 2004 года ими (Умурзаков Х. с сыновьями и Туляковым А.) совершены три избиения граждан.
С 5 на 6 мая были избиты дочь и мать Личман только за то, что они русские и хотели пробрести квартиру, на которую имел виды Умурзаков Х.. Невзирая на шантаж и запугивание хозяйка отказала Умурзакову Х. в продаже квартиры. 17 июня был избит Умурзаковыми другой русский мужчина до бессознательного состояния.
7 июля 2004 года Туляков А. с сыном и Умурзаков Х. с сыновьями избили нашу 17 летнюю дочь, студентку Андижанского Государственного Университета. В результате чего она получила сотрясение мозга и находилась на лечении в нейрохирургическом отделении, а затем была переведена на долечивание в неврологию.
Вся разъярённая толпа соседей пыталась ворваться в квартиру, сметая и круша все что, попадало под руку, при этом кричали: «Вы русские свиньи убирайтесь из Узбекистана. Скоро здесь будет новая власть, новое государство. Вновь возродится Ислам, неверных перережут. Все русские девки шалавы и проститутки».
Вызванный наряд милиции не отреагировал на просьбу вызвать бригаду криминалистов и зафиксировать нанесённый ущерб.
Утром 8 июля продолжение следовало. Опять угроза в адрес мужа: «Ты уже труп. Вынесут тебя вперед ногами. И никто тебе не поможет, ни милиция, ни СНБ. Пиши хоть президенту — никто нам не указ. Всех раком поставим».
На основании наших заявлений как пострадавших, свидетельских показаний с большим трудом удалось возбудить уголовное дело, проведено расследование. С 26 октября по 16 ноября 2004 года дело рассматривалось городским судом по уголовным делам под председательством судьи Имамовой У.. Судебное разбирательство велось односторонне. Не были учтены ни показания свидетелей, ни документальные доказательства вины обвиняемых. Судья никак не реагировала на оскорбления и угрозы в наш адрес со стороны родственников, присутствовавших на судебном заседании и самих обвиняемых.
Судья отказалась прослушать плёнку с записью отдельных моментов угроз и оскорблений происшедших событий. Суд решил, что мы не пострадавшие, а лгуны и обманщики и очерняем законопослушных и порядочных граждан. С таким решением мы не были согласны, т.к. ущемлялись наши права. Мы подали апелляцию. Совершенно случайно мы узнали, что дело отправлено на рассмотрение в областной суд и заседание назначено на 28 декабря 2004 год. А накануне вечером, 27 декабря, наших соседей посетил секретарь Андижанского городского суда по уголовным делам Шералиев У, участвующий в заседаниях, имел с ними (Умурзаковым Х. и Туляковым А.) беседу.
Вопрос наверняка касался предстоящего суда, т.к. 28 декабря обвиняемые на суд не явились, и слушание проходило без них. Обл. суд вынес решение о передаче дела на доследование. В течение более чем месяца мы не могли взять определения. Нам отказывали под разными предлогами, тянули время умышленно — по-другому никак нельзя определить сложившейся ситуации. Складывается впечатление, что Умурзаков Х. и Туляков А., действительно могут купить все и всех.
Нас очень тревожит будущее наших детей, наша жизнь и безопасность. Узбекистан — наша родина. Мы здесь родились, здесь наши корни. Здесь родились и выросли наши дети. Нас окружают тысячи людей разных национальностей. Мы рядом живем, дышим одним воздухом, общаемся, потому что живем в одном государстве, потому что — мы дети одной страны.
До каких пор мы должны терпеть эти унижения, оскорбления, физическое насилие и почему? Когда же дадут нам спокойно жить и трудиться, когда перестанут выживать из собственного дома только потому что мы русские, армяне, евреи и т.д.
Я очень хочу видеть своих детей здоровыми, красивыми, живущими в свободной цивилизованной стране, а не изгоями, только потому, что они — русские.
Обстановка в данный момент продолжает оставаться крайне неблагоприятной. Может произойти что-то страшное, непоправимое, если не пресечь эти бесчинства и террор националистически настроенных соседей. Жить в постоянном страхе за жизнь близких людей — выше всяких сил.
Господин Президент!
Обращаемся к Вам, как Гаранту Конституции, кто может защитить наши права. Так как наша система правосудия решает такие спорные вопросы в пользу тех, кто в состояние купить их! Мы очень надеемся на Вашу помощь.
Если и здесь помощи не будет, нам остается только одно: написать индивидуальную жалобу в ООН в Комитеты по правам человека и национальным меньшинствам, а если и после этого ничего не изменится просить защиты и убежища, у Владимира Владимировича Путина, отказавшись от гражданства Узбекистана. Быть может, Россия сможет принять, учитывая то обстоятельство, что мы преследуемся по национальному признаку».
На самом деле у русских, ставших пленниками в бывших республиках СССР, надежда на Россию крайне мала, о чём мы ещё будем говорить подробнее в данной статье. Не имея возможности перебраться в Россию, наши соотечественники из Узбекистана перебираются в другие страны. В частности, в Казахстан, где экономическая ситуация лучше и отношение к русским более уважительное.
5. Казахстан

Не следует, однако, думать, что русские в Казахстане не стали жертвами тех же процессов, что происходили и происходят в других регионах. Да, в этой республике не было резни, здесь русских вытесняли «цивилизованно». Идеологию, на которой стала базироваться с конца 80-х политика в отношении русских, сформулировал местный этнограф Макаш Татимов.
Именно его тезисы неоднократно озвучивал президент Казахстана Н. Назарбаев. Сущность своей доктрины, цель, которую преследует она, Татимов сформулировал так: «бесконфликтное отступление бывшей имперской нации» — то есть русских.
Впервые шовинистические тенденции громко проявились в Казахстане в декабре 1986 года. Тогдашние события в Алма-Ате не были в достаточной степени расследованы и освещены. В своей статье «Там байство дикое…» («Завтра», № 10(327), 9 марта 2000 года) В. Ертаулов пишет: «Прерванное на самой ответственной стадии расследование декабрьских событий всё-таки успело кое-что прояснить.
Во-первых, тот декабрьский бунт не был ни спонтанным, ни стихийным: плакаты и транспаранты, которые несли «повстанцы», были изготовлены за год, за два, а то и за три года до событий.
Во-вторых, официальный лепет о социальных причинах беспорядков был абсолютно несостоятелен. В лозунгах, под которыми выступали «повстанцы», ни единого слова не было о материальном неблагополучии или жилищном неустройстве. «Да здравствуют казахи!» («Казак жассасын!!!») — вот что во всю мощь юных глоток скандировала многотысячная толпа. «Казахстан — для казахов!», «Казахстаном должен управлять казах!» — вот что значилось на транспарантах.
В-третьих, «стихийное» выступление было удивительно дружно поддержано по всему югу Казахстана.
Но главным, что открылось в процессе расследования, что было наименее приятным и начисто разрушало кунаевскую легенду о «лаборатории дружбы народов», было очевидное: здесь рано или поздно грядёт этническая чистка».


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Этнические чистки, как уже отмечалось, имели «цивилизованные формы»: вытеснение со сколь-нибудь важных должностей и из торговли, поражение в политических правах, в сфере образование, наконец, в языке.
«В настоящее время, — пишет Ертаулов, — в Казахстане переименованы десятки тысяч объектов: улиц, площадей, городов, городских и сельских районов, никогда не имевших иных названий, кроме русских. Самый крупный и вызывающий акт «ономастического вандализма», пожалуй, переименование исконно русского города-порта Гурьев в «Атырау».
Снесены десятки памятников, среди которых: памятник Ермаку Тимофеевичу в г. Ермаке (сам город переименован в «Аксу»), памятник первоцелинникам на привокзальной площади и мемориал «Покорителям Целины» в Целинограде (сам город ныне — «северная столица», «Астана»), бюст Пржевальского в г. Зайсане».
Примечательно, что вскоре после этого премьер В. Черномырдин лично отправился в Астраханскую область на открытие отреставрированного мавзолея казахского народного композитора Курмангазы, похороненного на территории РФ. После торжеств и взаимных клятв в нерушимой дружбе народов, В. Черномырдин и Н. Назарбаев отвечали на вопросы журналистов. Кто-то задал каверзный вопрос о сносе памятника Ермаку в г. Ермаке. «В Казахстане нет такого города!» — отрезал Н. Назарбаев. Он сказал сущую правду — к тому времени такого города уже не существовало: Ермак был переименован. Черномырдин промолчал.
О положении русских Казахстане недвусмысленно говорит письмо 2000 года уральских казаков из Западноказахстанской области Владимиру Путину, в котором авторы призывали президента России «остановить геноцид русского народа в Казахстане».
В письме казаки писали о том, что «в результате агрессивной национальной политики казахских властей» происходит процесс выдавливания представителей русского населения и казачества за пределы РК, что из Казахстана выехало около трёх с половиной миллионов человек (25% всего населения), а по прогнозам наблюдателей отток в 2000 году составит ещё 500-700 тысяч человек, что закрываются русские культурные учреждения и школы, а в школах казахских фальсифицируется история России.
«Тем не менее мы не желаем покидать свою родину и могилы предков», — заявляли авторы письма: атаман Уральского (Яицкого) Казачьего войска Е. Сурганов, заместитель старшины Совета старшин Н.Круглов и председатель Уральского областного отделения РОСД «Лад» А. Шацкий.
В письме к новому президенту России уральское казачество просило решить некоторые актуальные проблемы: например, открыть в г. Уральске постоянное российское консульство, оказать помощь с открытием общеобразовательной школы с российской программой обучения и созданием казачьего центра культуры, а также изменить практику направления на учебу по линии Минобразования в вузы России из Казахстана только казахов и предусмотреть квоту для русских.
Письмо, как и следовало ожидать, осталось без надлежащей реакции.
Чтобы полнее представлять себе картину, обратимся к цифрам, приводимым в уже цитируемой нами статье Ертаулова:
«С 1993 года начинается продолжающийся поныне массовый отъезд русского населения. Пик этого процесса пока приходится на 1994 год: более 300 тысяч русских покинуло в тот год Казахстан, почти столько же, сколько всего выехало русских из дудаевской Чечни. Этот печальный «рекорд» едва не был перекрыт 1998 годом — около 250 тысяч. Примерно такой же цифрой знаменуется год 1999-й. В настоящее время миграционная служба РФ оценивает количество русских переселенцев из Казахстана в 2 млн. человек. Эта цифра занижена как минимум на 1 млн. С 1994 по 1996 годы режим Назарбаева ввёл положение о засекречивании всех данных по миграции и этнографии. Но должной реакции со стороны любителей порассуждать о «гуманитарных катастрофах» так и не последовало».
К этому следует добавить, что в Казахстане накануне перестройки доля русских составляла порядка 50% от всего населения. Казахский автор Улугбек Тагиев приводит в своей статье «Русские в Казахстане: прошлое, настоящее и перспективы на будущее» весьма интересную статистику:
«В 1987 году узбеки в Узбекистане и туркмены в Туркменистане составляли 53% трудящихся в промышленности, таджики в Таджикистане — 48%, киргизы в Киргизстане — 25%, а казахи в Казахстане — всего 21%. Соответствующий показатель в России — 83%».
Таким образом, мы видим, как в государстве, где титульная нация составляла пятую часть от всего населения, нация эта становится главенствующей и под лозунгом «Казахстан для казахов» начинает вытеснять все другие нации, на долю которых приходится 80% населения. В России стоит только заикнуться о правах народа, составляющего 83% населения, поднимаются дикие вопли о «русском фашизме» и многонациональности нашей страны.
Возвращаясь к Казахстану, добавим, что по данным на 2007 год доля русского населения в республике снизилась с 50 до 25%. Добавим также, что причина такой высокой доли русских в этой республике объясняется тем, что большую часть её территории составляют исконно русские казачьи земли, отошедшие Казахстану по фальшивым ленинским границам.
Об этих границах и необходимости их пересмотра в разные годы много писал и говорил А.И. Солженицын.
В то же время вдова академика Сахарова Е. Боннер ещё после Беловежской катастрофы заявила, что готова «дать Ельцину по физиономии», если он когда-либо поднимет вопрос о границах между бывшими союзными республиками.
Ельцин, надо полагать, угрозу воспринял, и в результате границы, лишь 13% которых, как пишет В. Ертаулов, прошли в своё время процедуру, отдалённо напоминающую процедуру демаркации, стали неоспоримыми.

Часть 3. Родина-мачеха. Судьба русских переселенцев в России

Приведённая выше статистика заставляет нас обратиться к ещё одному вопросу.
Почему русские, составлявшие немалый процент в союзных республиках, не сумели, а зачастую даже практически не попытались оказать отпор дискриминационной политике титульных наций?
Организованное сопротивление геноциду смогли оказать лишь русские в Молдове. Отчасти в этой республике возможность такого сопротивления была обусловлена наличием форпоста, территории, не пожелавшей становиться частью молдавского государства.
Но в том же Казахстане, где русские составляли половину населения, а казахи лишь пятую часть, такой форпост также мог бы быть, учитывая, что концентрация русских в областях, издревле заселённых казачеством, была весьма и весьма велика. Речь могла бы идти, как минимум, о широкой автономии для русских областей.
Причина подобной слабости заключается в крайней степени деморализации русских. Частично утерявшие национальные ориентиры, благодаря «мудрой» советской политике, преданные и брошенные на произвол судьбы собственным государством, под опекой которого они привыкли жить и без неё разом растерявшиеся, русские оказались не способны организоваться и защищать свои права.
Но и это не всё. Естественный инстинкт людей, против которых ведётся политика геноцида (в ряде республик выливающаяся в резню) — объединиться и защищаться всеми доступными средствами. В том числе, с оружием в руках. Но именно этого-то инстинкта, инстинкта самозащиты и не обнаружили русские, по сути, сдавшиеся без боя.
В критический момент каждый спасался, как мог. Одни бежали в Россию, бросая всё нажитое, другие покорно сносили унижения, третьи пытались «сойти за своих». В ходе гражданских войн, полыхавших в ряде республик, русские люди, в том числе военные, оказывались вовлечёнными в них на сторонах конфликтующих сторон.
Например, в Карабахе одни русские сражались на стороне армян, другие — азербайджанцев, демонстрируя тем самым лояльность хозяевам республик, в которых проживали.
Эта раздробленность, забвение собственной национальной гордости, крайний упадок духа привели к тем трагическим последствиям, о которых мы говорили подробно, привели к тому, что у местных шовинистов сложилось совершенное убеждение, сформулированное во время Бакинской резни одним азербайджанским офицером: «русские свиньи не смогут помешать, потому что они не вступятся за своего» (А. Сафаров. «Чёрный январь»).
Сегодня русские, остающиеся в бывших советских республиках, также разделены. Одни всё ещё не отчаялись перебраться в Россию, другие объединились в общественные организации, пытающиеся отстаивать права русскоязычного населения (в Казахстане на недавних «выборах» власти сделали всё, чтобы не допустить к ним представителей этих организаций, что не вызвало возмущения ни у международных наблюдателей, ни у России), третьи избрали путь ассимиляции.
Основной чертой характера последних стала, как пишет ташкентец Андрей Кудряшов, «способность адаптироваться к окружающим данностям и смирять свои амбиции». В своей статье «Исповедь русского в Узбекистане» он приводит характерный эпизод: «Шестилетний сынишка моей подруги недавно пришёл из детского сада преисполненный гордости:
— Оказывается, наш Президент такой мудрый, что мог бы управлять не только Узбекистаном, но и всем миром!..
Так сказали ему воспитатели. Это было 30 марта, на следующий день после взрывов в Ташкенте.
Он знает наизусть и поет по утрам «Сер куеш» — национальный гимн страны. Он убеждён, что нормальные подростки должны писать на гаражах и заборах не «Rap», «Eminem» или «Менты — козлы», а «Цвети, родной Узбекистан!» И надо было видеть, как малый чуть не разревелся от обиды, когда из случайного замечания взрослых узнал, что территория и население Узбекистана меньше, чем у «какой-то России». А едва утешился, пошёл играть в кораблики, воображая себе, как «флот Узбекистана покоряет заморские колонии»…»
Большинство русских, остающихся сегодня в бывших республиках СССР, остаются там, вопреки некогда озвученному В. Путиным мнению, что «все, кто хотел, уже вернулись», не от хорошей жизни. Они с радостью перебрались бы на Родину, но от этого их удерживает страх за своё и своих детей будущее там. Слишком много препон ожидает наших соотечественников, желающих вернуться. И соизмеряя силы, многие понимают, что пройти этот очередной адов круг, будет выше их возможностей.
Бывший ферганец К. Бажин, которому проще оказалось получить английское гражданство (приехав по туристической визе в Британию, он, русский по национальности, запросил там политическое убежище и получил его), нежели российское, пишет:
«После 3 июня 1989 года Россия бросила нас на произвол судьбы, вернее, бросила нас на растерзание шакалам, a c большинством тех, кто приезжает сам, обращается как узбек с собакой. Но собака, когда её закидывают камнями, бежит туда, где её не закидывают, где есть пожрать, где тепло, где если и не любят, то, хотя бы, не пинают, ведь даже ей не хочется подыхать под забором, (Кстати, в Великобритании нет бродячих собак и их не отстреливают, для них построены, по всей стране, такие шикарные приюты, какие российским бомжам и во сне не снятся).
Возможно, это не самое красивое, поэтическое сравнение. Но, когда я вспоминаю, что было в Фергане после 3 июня 1989 года, мне становится совсем не до поэзии. Так хочется, чтобы Россия относилась к русским, ну, хотя бы, приблизительно, так же, как англичане к китайцам в Гонконге. Ведь в 1997 году, почти все жители Гонконга получили британские паспорта, почти 7 миллионов человек, а население Великобритании было 58 миллионов. Еще раз уточняю, что получили китайцы в теперь, уже, Китае, а русские из Узбекистана не могут годами получить российский паспорт в России…»
Прежде чем подробно рассмотреть положение русских беженцев в России, обратимся к Конституции РФ. Её вторая статья гласит: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». В своё время Наполеон дал такое определение гражданину: «Гражданин отличается от иностранца тем, что он Господин в своём Отечестве».
Законом о Гражданстве РФ, принятом в 1992-м году указывается, что гражданство РФ устанавливается «по признанию» (ст.13, п.1). То есть даже коренные россияне, проживавшие на территории России из поколения в поколение, не являются, а лишь признаются гражданами. А ведь при такой норме теоретически возможно и «непризнание». Для сравнения даже в законе 1938 года указано, что «гражданами СССР являются…». Тогда составителям законов было понятно, что формулировка «признаются», как минимум, некорректна.
Продолжая мысль Наполеона, русский философ Иван Ильин добавил: «С исчезновением граждан исчезает государство». Таковое исчезновение происходит тогда, когда государство перестаёт выполнять главную свою функцию — защиты своих граждан.
В ответ на это в самих гражданах утверждается дух нигилизма по отношению к государству, к его законам, и это взаимное отчуждение, переходящее во вражду, приводит, наконец, к ослаблению и распаду государства, существование которого невозможно без наличия гражданского самосознания в каждом отдельно взятом гражданине. Это понимают в большинстве стран мира.
Соединённые Штаты, к примеру, всю свою политику основывают именно на святости американского гражданства. Если даже один гражданин США оказался в опасности за их пределами, то весь государственный аппарат работает на то, чтобы вызволить его.
Многие свои военные операции руководство Штатов подаёт своим гражданам, как защиту их интересов. Так агрессия против Панамы была преподнесена, как наказание за изнасилование американской гражданки панамскими солдатами.
При распаде СССР сотни тысяч наших граждан не своей волей оказались на территории других государств в положении поистине отчаянном. За все эти годы Россия не сделала ничего, чтобы облегчить участь своих граждан, забыла о них, а возвращавшихся встречала, как незваных гостей. Приведём для примера случай, характерный по своей крайней вопиющести.
Александр Руденко, русский, родился на Сахалине. В 14 лет
оказался в Таджикистане, куда направили работать отца. Отслужил в армии под Москвой. Окончив институт, работал журналистом по всей стране. После распада Союза гражданства не переменил. В Таджикистане был заключён в тюрьму и лишён всего имущества. Спасаясь от преследований, был вынужден перебраться в Россию.
Но с получением российского гражданства и нового паспорта возникла большая проблема. Во всех инстанциях, куда обращался Руденко, ответ был таким: «возвращайтесь в Таджикистан, получайте таджикское гражданство, приезжайте в Россию и просите у Президента политического убежища». При этом угрожали арестом и депортацией в Таджикистан…
После душанбинской резни многие русские обращались в различные российские инстанции с просьбой пересилить их из Таджикистана в Россию. На эти просьбы им предлагали переселиться в Норильск или Якутию. В то же самое время на очень выгодных условиях происходило переселение таджиков в Калининскую (Тверскую) область. Газета «Коммунист Таджикистана» в июле того же 90-го года писала:
«…Жизнью своей довольны... По приезде нам дали просторный дом и большой огород. С колхозом оформили семейный подряд на выращивание 50 бычков. Начиная с 1987 года, в эту (Калининскую) область на добровольных началах переселяется каждый год более, чем 200 семей… Им необходимы не только жилищный простор, но и отдельное хозяйство. Хорошо оплачиваемая работа…
Например, для тех, кто переезжает на сельскохозяйственные работы в Нечерноземье и Дальневосточный экономический район, устанавливается выплата единовременного денежного пособия в размере 2000 рублей на главу семьи и по 500 рублей на каждого члена семьи…
Кроме этого, государство полностью оплачивает стоимость переезда всей семьи и перевоз домашнего имущества в размере двух тонн. Переселенцы освобождаются от уплаты сельскохозяйственного налога на восемь лет. Каждую семью, которая едет в названные регионы, на месте ждут отдельные дома и благоустроенные квартиры с приусадебными участками. На первые два года они освобождаются от квартирной платы. Им предоставляется топливо и коммунальные услуги безвозмездно. Правительство рекомендовало хозяйствам выделить переселенцам безвозмездно домашних животных и в течение первого года оказывать помощь кормами».
Чтобы читатель мог более полно представить себе картину того, с чем пришлось (и приходится) сталкиваться нашим соотечественникам, возвращающимся в Россию, приведём несколько фрагментов из воспоминаний их самих, а также статей на эту тему, публиковавшихся в периодической прессе:
«Ещё в апреле 93-го я и жена пришли в российское посольство. Дипломат, вызванный русским парнишкой-десантником с автоматом на груди, в ответ на нашу просьбу о регистрации российского гражданства объяснил нам следующее. Поскольку мы проживаем в республике постоянно, то, как объявило таджикское правительство, являемся гражданами Таджикистана.
Hаши доводы: мы родились в России, выбор гражданства зависит только от нашей воли — дипломат не признал существенными. Чувствуя себя преданными российским правительством, отправились мы по пустынным улицам в обратный путь.
В декабре 93-го, когда власть в Душанбе, а затем и в республике перешла к кулябцам, я вновь посетил российское посольство. В его зале собралось человек 50. Перед началом приема заведующий консульским отделом провёл с нами беседу. По его словам, Россия переживает трудности, помочь переселенцам с жильём и работой не может. Поэтому надо продолжать жить в Таджикистане.
Всем остающимся нецелесообразно регистрировать российское гражданство, так как от преследований это не спасёт, наоборот, они увеличатся, а защитить каждого российского гражданина посольство не может. В переводе с дипломатического языка это означало, что российское государство предлагало россиянам отречься от России. В полной растерянности большая часть несчастных слушателей покинула зал.
Только потеряв месяц и ещё дважды подвергшись принудительной психологической обработке (а как по-другому назвать эти обязательные полутора-двухчасовые беседы), мне удалось, наконец, в феврале 94-го зарегистрировать российское гражданство. Размер пошлины, которую я заплатил, составил 9000 неденоминированных рублей — немало по таджикским меркам. Hо на регистрацию гражданства жены и дочери денег не было, так как, начиная с февраля, перестали выплачивать заработную плату.
Остальные члены семьи зарегистрировали гражданство России по возвращении на Родину. Hо и там, при прописке, просмотрев наши документы — паспорта и удостоверения миграционной службы, начальник паспортного стола заявила, что мы граждане другого государства, да еще и не выписаны, а потому — поезжайте в Душанбе, выпишитесь и только потом приходите за пропиской, а сейчас заплатите штраф за опоздание с регистрацией и регистрационный сбор как иноземцы.
Когда я с болью думаю обо всем этом, я вижу своего деда — уральского казака, загубленного в 37 лет в пермском ГУЛАГе. Да бабушку, сосланную с детьми в пермские леса и чудом выжившую с двумя из них — моей матерью и дядей и до самой смерти, оберегая покой семьи, хранившей тайну гибели деда. Да мать, 17-летней девчонкой ушедшую добровольно на фронт, вернувшуюся с победой в родные края и вынужденную в 48-м бежать со мной, младенцем, спасаясь от преследования сталинских сатрапов, не забывших прошлого семьи, в Таджикистан, на строительство секретного комбината по добыче урановой руды.
Да своего отца (а точнее, отчима, заменившего мне отца) — механика-водителя тяжелого танка, защитника Ленинграда, прошедшего всю войну, штурмовавшего в составе танковой роты неприступную высоту и взявшего её, к изумлению высшего командования, одним танком — остальная рота полегла в том страшном бою. «Первый, поднявшийся на высоту, будет представлен к званию Героя Советского Союза», — передали по рации. «Hе за ордена воюем», — ответил отец.
Раздавив восемь орудий, уничтожив гусеницами и огнём из пулемётов свыше 50 солдат и офицеров противника, отбив четыре контратаки, экипаж в течение пяти часов до подхода подкрепления удерживал высоту. Под залпы ружейного салюта в ноябре 90-го похоронен на кладбище в Чкаловске (под Ленинабадом, ныне Худжант) мой отец — коренной петербуржец, целинник-первопроходец, мастер-«золотые руки».
Мужеству и стойкости мы все учились у него. Hи разу за свою жизнь ни я, ни моя семья не прикрылись ни славой, ни именем отца. Hа том же кладбище похоронена и моя бабушка, после смерти деда больше не выходившая замуж. Лежат на русском кладбище в Душанбе сестра моей жены, получившая с мужем по окончании вятского техникума направление на освоение Вахшской долины, и моя тёща — учительница начальных классов.
Hа кладбище поселка Камский Верхнекамского района спит вечным сном отец моей жены, от первого и до последнего дня войны провоевавший в матушке-пехоте, бравший Берлин и недолго поживший после Победы. Живёт в городе Кирове моя мать — участник и инвалид Великой Отечественной войны, вернувшаяся в Россию летом 95-го, подвергшаяся на склоне лет повторному «раскулачиванию» — потеряны в Таджикистане квартира и часть домашнего имущества…» (В. Стариков. «Долгая дорога в Россию»)
Татьяна Б., беженка из Львова, приехав в Москву, надеялась получить статус беженца. В миграционной службе ей сказали, что этот вопрос рассмотрят не раньше чем через полгода. «А что же мне делать сейчас, где жить, на что существовать?» — спросила в слезах Татьяна. Ей сухо указали на дверь. Татьяну с матерью приютили столичные бомжи. Через полгода Татьяна снова наведалась в миграционную службу, но там оказалось, что её документы потеряны и теперь их нужно сдать повторно. (Екатерина Карачева. «Лица негражданской национальности». АиФ-Москва)
Семья Кривцовых (фамилия изменена) бежала из Баку в 1990 году, бросив всё имущество. Приехав в подмосковный Ногинск (сразу 15 человек: бабушки, дети, внуки), зимой они скитались по углам родственников и знакомых. Летом жили в палатках. На работу устроиться не могли. И вот уже 13 лет, имея официальный статус беженцев, эти люди не могут получить российское гражданство. Хотя статус беженца по Закону РФ «О беженцах» даёт право не только на трудоустройство, бесплатное жильё, медицинское страхование, бесплатное образование, ежемесячные социальные выплаты, но после пятилетнего проживания на территории России и на получение ГРАЖДАНСТВА. Только у нас законы и их соблюдение всегда находятся в разных плоскостях. (Екатерина Карачева. «Лица негражданской национальности». АиФ-Москва)
«Самолёты садились и взлетали в любую погоду и с предельной нагрузкой. До 25 января было вывезено около полумиллиона беженцев.
Несмотря на предельное напряжение сил, людям приходилось ждать самолётов по несколько часов под открытым небом, а погода, как назло, была мерзкая, мокрый снег и сильный ветер. Люди мёрзли, дети плакали, некоторые готовы были вернуться домой, несмотря на опасность, лишь бы этот кошмар закончился.
— Лучше бы нас убили! — говорили нам. — Куда вы нас отправляете? Измучаете только, а нас там никто не ждёт!
Они были правы. Мать потом рассказывала мне, что в Октябрьском исполкоме Самары какая-то чиновница сказала прибывшим из Баку сорока членам семей военнослужащих? «Что ж вас там всех не поубивали? Теперь возись с вами. Небось ещё и на жильё претендовать будете?»
Через некоторое время мне представилась возможность убедиться, что она была не одинока в своём мнении. Когда я пришёл в горисполком, при котором специально был создан штаб по делам беженцев и вынужденных переселенцев, ещё одна чиновная дама, предварительно с издёвкой поинтересовавшись, не я ли являюсь беженцем, на все вопросы о жилье для матери отвечала:
— По месту работы, в порядке общей очереди.
Поскольку я даже не заикался о государственном жилье, а говорил о кооперативной квартире, за которую мог и готов был заплатить, её реакция меня вначале удивила. Постановление Правительства обязывало местные органы власти предоставлять как государственное, так и кооперативное жильё беженцам вне всякой очереди.
— На какой работе? Вы сами-то понимаете, что говорите? Моей матери под семьдесят, она потеряла всё, а вы несёте какую-то чушь об очереди. Или для вас постановление Правительства СССР не указ?
— Я же вам сказала: в порядке общей очереди по месту работы! — тупо повторяла она». (А. Сафаров. «Чёрный январь»)
«Женщина из 3агорска оказалась русской беженкой из Баку. Внешне похожа на внезапно постаревшую девочку-подростка, бледная, руки трясутся, говорит, сильно заикаясь — так, что порой трудно разобрать речь. Проблема её проста по какому пункту какого из юридических документов их должно считать беженцами? их не прописывают, а на работу без прописки не принимают («правда, я шитьём подрабатываю, полы в подъездах мою»), статуса беженцев не присваивают, положенных в этом случае денег не дают. Галина Ильинична стала объяснять…
Беженка вынула лист бумаги и авторучку, но записать ничего не смогла — руки тряслись так, что ручка оставляла на листке только прыгающие каракули…» (Русская боль. Журнал «Дело № 88», 4, 2004 г.)
«Умоляю, ради всех святых, дочитайте это письмо, от этого зависит жизнь и судьба наших троих сыновей. Нам очень стыдно, что мы, русские люди, и приехали на Родину, что, кроме выжимания из нас денег в ОВИРе, мы никому не нужны. Мы родились в России, все наши предки россияне. Мы хотим оформить гражданство, но нас гоняют два года по инстанциям. Странно, что «кавказцы» получают паспорта без проблем. Помогите!
Помогите доказать моим сыновьям, что русские тоже сила в России. Нам даже нельзя работать без гражданства, нам уже не на что жить. А мы ведь всё можем!!! Муж — газоэлектросварщик 7-го разряда c «Личным клеймом качества», строитель-бригадир комплексной бригады, шахтер. Старший сын — электромонтёр 5-го разряда, сборщик мебели. Средний — буровой мастер, водитель-профессионал. Младший — аппаратчик, водитель.
Я никогда не боялась жизни, а теперь мне страшно за моих мальчиков. Если я, ещё живая, не смогу пробить эту стену в ОВИРе, что будет с ними без меня. Они все крещёные, но без документов РФ, что им делать, куда податься, в Узбекистане мы враги, а здесь вообще никто!
Спасите, ради Христа.
Пищаева Л. Ф.». («Комсомольская правда», 2004 год)
«Изменить место встречи с главой неприкаянного семейства Пищаевых было невозможно — в светлое время суток она могла состояться только в стенах ОВИРа Подольска. Людмила Федоровна с мужем стояли в тесном коридоре этого милого и за долгие годы ставшего им родным заведения и по-соседски обсуждали с народом какое-то важное событие. Выяснилось, что несколько минут назад здесь была драка.
— Те, кто занимал со вторника, не поделили очередь у окошка с теми, кто занимал в четверг. Дело обычное. Пришла милиция и выкинула на улицу и правых, и виноватых, — пожала плечами автор письма и стеснительно спрятала в карман свою ладонь. Там красовались жирные цифры «32».
Вопрос, почему Пищаевы не могут получить вид на жительство (первый этап в обретении гражданства), мы задали слишком громко, и в очереди послышались нехорошие, злые смешки.
— Пакетик волшебный нужен, — крикнул номер «42-й» из Молдавии (русский, 1 год очередей).
— И знать, как и кому дать — тоскливо начала «29-я» из Украины (белоруска, 1,5 года).
— В морду! — закончила хмурая личность под номером «49» (узнать судьбу не удалось).
Очередь с гулом подвела нас к стенду с образцами документов.
— Вот на это и покупаются дураки, которые пытаются жить по закону, — сказала Пищаева. — Я два года пыталась собрать эти справки в отведённые правилами два месяца. Обобьёшь все пороги, дашь взятку чуть ли не за каждую бумажку, простоишь неделю в очереди к заветному окошку, а оттуда говорят: это квитанция старого образца. Или «вот здесь сберкасса должна поставить вот такие цифирьки».
Я заметила: если на уголке анкеты стоит ма-а-аленький такой крестик, значит, обязательно придерутся. Потому что на наш район квота — 700 иностранцев. А квота — штука ценная и бесплатно, видимо, не раздается. Поэтому нам каждый раз приходится собирать документы заново. Но не это самое страшное!.. (Далее сквозь слёзы.) Нас заставляют пересекать границу всей семьёй туда и обратно ради идиотского купона, который выдают на границе.
— Это, чёрт возьми, унизительно, — вдруг заговорил глава семьи Игорь. — Я давно бы махнул на всё это рукой и стал обычным нелегалом, которых среди наших знакомых пруд пруди. Вот только зло берёт! Какая квота?! Квота на русских? Я ж на своей земле! Ко мне раз подходит «чёрный» и говорит: «Брат, зачем стоишь?! Мне тебя жалко, хочешь, я тебе паспорт куплю? А тут ещё жена рассказывает, сын ей выдал: «Зачем ты родила нас от русского?!»
При этих словах в ОВИРе стало необычно тихо.
— А мне паспортистка сказала: ну и что ж, что ты русская и православная! Здесь это никого не волнует. Езжай-ка ты лучше в Австралию, там всех берут, — грустно вздохнула № 26.
— А мне сказали в Канаду, — усмехнулся № 31.
— А мне участковый в шутку посоветовал обрезание сделать, пока не поздно. Мол, в Подмосковье скоро власть сменится, — сказал кто-то в очереди.
— Я ж говорю: в морду! — засмеялся № 49.
И все тоже рассмеялись». (Владимир Ворсобин, Анна Добрюха, Дмитрий Стешин, «Комсомольская правда», 2004 год)
«В 1992 г. русские беженцы из Таджикистана решили построить компактное поселение в центре России. Идея была достаточно необычна: переселенцы считали, что, объединив свои усилия, они смогут построить настоящий благоустроенный посёлок, выгодно отличающийся от вымирающих деревень русского Нечерноземья.
Новое поселение было названо «Новосёл», и около 300 прибывших из Таджикистана соотечественников начали лихорадочную работу по строительству образцовой деревни в Калужской области. Однако уже спустя год энтузиазм переселенцев резко пошёл на убыль.
Пожалуй, больше всего иммигрантов удивляли нравы местных жителей. «Мы какие-то совсем другие русские, и нам очень трудно находить контакт с местными жителями. Те, кто у нас в Таджикистане считались пьяницами, на фоне местного населения кажутся просто трезвенниками. Мы боимся отдавать своих детей в детский сад — все их сверстники ругаются матом», — приходилось слышать от переселенцев.
Надо сказать, что неприязнь к приезжим испытывали и сельские жители. За иммигрантами укрепилось устойчивое прозвище «таджики». Их считали высокомерными и даже «ненастоящими русскими». Раздражение вызывали и богатые библиотеки, которые привезли с собой беженцы, и то, что они готовы работать по двенадцать часов в день, отказываясь при этом от ежевечерних посиделок за бутылкой самогона.
Проблемы переселенцев усугубились расколом среди них самих. Некоторые из них стали обвинять руководство товарищества «Новосёл» в расхищении средств, предназначенных для строительства посёлка. На август 2001 г. в Новоселе проживает около 160 человек. Причем не все переселенцы из Таджикистана: среди жителей посёлка есть и несколько человек из Казахстана и Узбекистана. Семья Захаровых перебралась в Калужскую область из узбекского города Ангрена.
По их мнению, у русских в Узбекистане нет будущего. Постепенно делопроизводство переводится на узбекский, к тому же все престижные должности распределяются среди членов своего клана. Переселенцам из Узбекистана удалось прочно закрепиться на новом месте. Ещё на заработанные в Узбекистане сбережения Владимир Захаров купил грузовик и занимается частной транспортировкой грузов. Для своей семьи бывший ангренец построил хороший дом.
Увы, такие люди, как Захаров, в посёлке Новосёл — исключение. Лишь шести семьям удалось построить нормальные деревенские дома, подавляющая же часть людей по-прежнему живёт во временных вагончиках, отапливаемых печками-буржуйками. «Зимой к утру температура в наших хибарах опускается до нуля. Люди не выдерживают таких условий. Все, кто смог, уже давно уехали из поселка. В основном здесь остались жить одни старики», — говорит мне староста посёлка Анатолий Травкин. Он не скрывает, что сочувствует РНЕ и мечтает «о том дне, когда Горбачёв и Ельцин будут сидеть на скамьи подсудимых». Взгляды таких людей, как староста поселка, можно если не оправдать, то, по крайней мере, понять.
В своей прошлой, душанбинской жизни Травкин считался преуспевающим геофизиком. У него была хорошая квартира, интересная работа и великолепная по советским меркам зарплата (более 500 рублей в месяц). Сегодня же бывший геофизик перебивается случайными заработками и пишет злобно-отчаянные письма российскому руководству». (Игорь Ротарь. «Чужие русские»)
«Hельзя называть россиян, вернувшихся в Россию из ближнего зарубежья, как жителей чужого государства, беженцами. Это слово для нас оскорбительно. Мы не беженцы. Мы возвратились на Родину, веря, что нужны ей и что наш народ не оставит нас в беде».(В. Стариков. «Долгая дорога в Россию»)
«Галина Белгородская — инициатор строительства поселка беженцев «Новосел» в Калужской области была полна оптимизма: «Мы возвращаемся в Россию не иждивенцами. Неужели в России не нужны наши руки и головы?». И она была не одинока. Сотни беженцев из Средней Азии и Кавказа, взявшихся за обустройство своей жизни, — это все люди с высшим и специальным образованием.
И что же беженцы услышали в Калужской области от местных начальников? «Нам нужны скотники и доярки, а не кандидаты наук». Но такие заявления — это всего лишь «семечки». Кто в нашей жизни может что-либо построить, миновав высокие начальственные кабинеты? Не миновали «кабинетов» и беженцы «Новосёла». Ясно, что своими просьбами и посещениями они ужасно мешали чиновникам «исполнять государственную службу». Ведь это же надо ездить и принимать решения. Ясно, что у калужских чиновников всё это вызывает огромное неудовольствие.
В самом кратком виде отношение чиновничества к «русским беженцам» выразил бывший руководитель Калужской миграционной службы С. Астахов: «Пригнать бы сюда бульдозеры и стереть вас с лица земли к…». Описывать мытарства и мучения беженцев в «Новосёле» — это смысла нет. Об этом написаны десятки статей. А толку? Точную характеристику страданий русских беженцев выразила реплика русской женщины. Она как раз из тех, что остались жить «там», а в Калугу приезжала узнать: что, почем — «здесь»? После того, как она побывала в «Новосёле», да познакомилась с горемычной жизнью беженцев, она сквозь слёзы промолвила: «Пусть лучше меня душманы зарежут в новой квартире в Душанбе, чем я буду мучаться, как вы».
Вдумайтесь! Если женщина предпочитает умереть от ножа душмана «там» — это не значит, что ей хочется умирать. Иначе бы не ехала узнавать: «что-почём» здесь? Нет, если женщина предпочитает умереть «там», то это значит, что наши зверства «здесь» — в России вызывают «боль» не меньше, чем зверства душманов — «там». Все муки русских беженцев «здесь» в России обусловлены нашими же российскими законами, написанными вполне в духе «общечеловеческих ценностей». (Сайт demograf.narod.ru)
«Если члены товарищества «Новосёл» опрометчиво полагались на свои силы, то переселенцы, приехавшие в деревню Мстихино, с самого начала надеялись на помощь государства. Здесь переселенцам выделили дома, построенные в 1984 г. как временное жильё для работавших здесь польских рабочих. Беженцы должны были работать на местном домостроительном комбинате и за это через год-два получить квартиру.
Сегодня в «польском городке» живёт около 1400 переселенцев из Таджикистана, Узбекистана, Киргизии, Азербайджана и Чечни. Большинство этих людей приехали в Мстихино еще в начале 90-х и до сих пор ждут обещанного жилья. Всего же с 1990 г. квартиры получили лишь 24 семьи переселенцев. Дома, построенные для польских рабочих, представляют собой двухэтажные бараки.
По сути, это обычное общежитие с общей для его обитателей кухней и туалетом. «Ещё в 1996 году эти дома были признаны непригодными для жилья. Но, судя по всему, давать нам жильё никто и не собирается. Создаётся впечатление, что здесь, в России, мы никому не нужны. Мы — чужие русские», — говорит мне беженка из Таджикистана Нина Ерчикова». (Игорь Ротарь. «Чужие русские»)
«Из суммы общего горя и общих проблем появилось Иркутское областное общество русских беженцев и вынужденных переселенцев. Число зарегистрированных мигрантов в области — около восьми тысяч. Большинство из Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Украины. Но специалисты областной миграционной службы считают: официальную регистрацию получила примерно пятая часть осевших здесь граждан. Остальные обустраивают свою жизнь на новом месте самостоятельно, без помощи чиновников.
— Скорее всего, они поступили правильно, — признаёт начальник управления по делам мигрантов ГУВД Иркутской области Юрий Леонидович Гартнер. — Большинство уехавших из всех этих республик — так называемые белые воротнички, техническая и творческая интеллигенция, носители культуры, знаний, профессионального опыта. Некоторым повезло — они оказываются востребованными в новой русской жизни. В целом же государство пока явно не заинтересовано в привлечении русскоязычных специалистов из бывших советских республик. Нет целостных государственных программ, почти не финансируются уже принятые постановления по мигрантам. Дальше разговоров, мы, к сожалению, пока не продвинулись.
Следует признать правоту классика русской литературы: квартирный вопрос нас всех действительно немного испортил. Но ситуация, в которой оказались русские спустя семь десятилетий советской истории, неподвластна даже булгаковской фантазии. Бывшие советские республики-сёстры вдруг озаботились вопросами собственной национальной независимости (незалежности). Итогом парада суверенитетов стали десятки миллионов русских бомжей — нередко с университетскими дипломами, наградами, званиями или просто с руками, которые принято называть золотыми. Согласно Положению о предоставлении безвозмездных жилищных субсидий беженцам и вынужденным переселенцам, осевшие в Иркутске граждане обратились к губернатору области Б.А. Говорину.
— Борис Александрович не счёл нужным принять нас лично, направил к одному из своих заместителей, Николаю Степановичу Пушкарю, — рассказывает заместитель председателя Иркутского общества русских беженцев Надежда Гурьяновна Курсупова. — Как и следовало ожидать, итог встречи оказался нулевым. «Я не знаю, чем вам помочь», — сказал чиновник. А на рассказ о русских беженцах, годами живущих на чьих-то дачах, в сараях или (по 6-7 человек) в однокомнатных квартирах, ответил просто: «Я впервые об этом слышу»». (Ирина Алексеева. «Русским рубили головы и выставляли их напоказ»)
«Наплыв беженцев начался ещё в советские времена, когда вспыхнули первые межнациональные конфликты. Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия, Таджикистан, осетино-ингушский конфликт. Потянулось русскоязычное население и из Чеченской Республики. Подавляющее большинство людей приехали в Москву из Армении (пострадавшие во время землетрясения), Азербайджана, Закавказья, Таджикистана, Молдовы и из стран Балтии.
Город был не готов принять такое количество людей. Ни жилья, ни работы, ни правовой защиты. Приезжающих в срочном порядке расселяли по гостиницам, санаториям и общежитиям. И многие, получив официальный статус, так и продолжают жить в этих ВРЕМЕННЫХ центрах для беженцев. Сегодня их в Москве более десятка. В подмосковном поселке Востряково ещё в 1989 г. разместили страдальцев из Баку. И хотя почти сразу помещения (ряд общежитий) признали непригодными для проживания, более 300 чел. живут здесь по сей день. Деваться людям некуда. И государство о них предпочло забыть.
В начале 90-х столичные гостиницы были муниципальными, поэтому беженцев разместили, выполняя решение властей. Но постепенно гостиницы стали приватизироваться. И сегодня их владельцы уже не согласны содержать за свой счет неплатежеспособных жильцов. Методы отработаны: отключают свет, газ, отопление. Тех, кто отказывается платить (не потому, что не хочет, — нечем, ведь на работу ещё надо устроиться, а без регистрации, которую нужно всё время продлевать, не берут), судебным порядком выбрасывают на улицу.
Так, в прошлом году Гагаринский суд Москвы признал законной претензии владельцев гостиницы «Южная», в номерах которой уже более 10 лет ютились 57 бакинцев. Беженцам поставили условия: или платите по коммерческим расценкам (гостиницы ни из федерального, ни из московского бюджетов дотаций на содержание беженцев не получают), или ищите себе другой угол. Светлана Мкртумян вместе с четырьмя детьми была выселена из номера гостиницы «Заря» с помощью представителей ОВД «Марфино».
Одну пожилую женщину, пытаясь выселить, даже избили, но выдворить из комнаты так и не смогли. Впрочем, не смогли и заставить её платить за номер… ОВД «Нагатино-Садовники» отказал беженцам, проживающим в общежитии на Каширском шоссе, в продлении регистрации, мотивируя свой отказ тем, что гостиница из муниципальной перейдёт в частные руки.
Конечно, иногда случается «счастье»: беженцам и вправду власти предоставляют жильё после долгих мытарств в общежитии. Но многие, приехав по данному адресу в Подмосковье, находили либо непригодное жилье, либо квадратные метры, уже занятые другой семьёй. Некоторые возвращались в столицу, потому что указанного в документах адреса просто не существовало. Софье З. и двоим её малолетним детям предложили дом в подмосковном городе Серпухове.
Около трёх часов женщина добиралась до места, а когда приехала, застала пепелище. Пришлось снова возвращаться в столицу, в гостиницу на койко-место. А в прошлом году, как с гордостью объявили чиновники, на нужды беженцев всё-таки были выделены квартиры. В количестве… 10 штук. Даже комментировать не хочется…» (Екатерина Карачева. «Лица негражданской национальности». АиФ-Москва)
«Униженные и оскорблённые, с заледеневшими сердцами, обожжёнными душами, перебитыми крыльями, плюхаясь в русские снега на пузо, но не ползая на коленях (не увидишь на улицах русского переселенца с протянутой рукой), они возвращаются. Только половина из них, изумляя россиян невиданным трудолюбием, неиссякаемым оптимизмом и верой в свои силы, смогла после возвращения в Россию встать на ноги. Другая половина осталась за чертой бедности (недостало стартовых условий), часть из этой половины просто медленно умирает с голоду. Российские государственные чиновники, прилепив им ярлык беженцев — граждан чужого государства, ищущих убежища в России, освободили себя от обязанности защищать их права в зарубежье.
Вот лежат передо мной документы на нашу четырёхкомнатную приватизированную квартиру в Душанбе и сберегательная книжка таджикского Сбербанка с зачисленной на неё и замороженной моей полугодовой зарплатой за 1994 г. Такая же книжка есть и у жены.
В соответствии с договором между Россией и Таджикистаном от 10 октября 1992 года, ратифицированного 25 ноября 1994 года, и статьей 7 Соглашения между странами СHГ от 24 сентября 1993 года, ратифицированного 22 ноября 1994 года, таджикское государство обязано компенсировать нашей семье оставленное в республике жильё и имущество, но не компенсировало.
Hи один переселенец из ближнего зарубежья до сего дня не получил этой компенсации. И некому в России защитить наши права. Именно здесь заложен корень зла и главная причина тяжелейшего положения, в котором оказываются россияне, вернувшиеся на Родину.
Им под выдуманными предлогами отказывают в приёме на работу, строят козни при регистрации по месту жительства и регистрации российского гражданства. Русские «национал-патриоты» поджигают их дома (только мне известно два таких случая), избивают, кричат: «Захватили нашу землю, убирайтесь туда, откуда приехали». И насмехаются: «Погнались за длинным рублём, а когда запахло жареным, прибежали в Россию».
Зная, что ждёт их в России, они все-таки возвращаются.
Каждый четвёртый россиянин зарубежья (8 миллионов из 35) вернулся на Родину.
Услышьте их, соотечественники!»(В. Стариков. «Долгая дорога в Россию»)
На фоне подобного отношения к русским переселенцам российская власть открывает двери в страну мигрантам из тех самых республик, откуда наши соотечественники были изгнаны.
Как пишет в уже приводимой статье газета «Комсомольская правда», «…оказывается, мигрантов-иностранцев в России сейчас насчитывается около 15 миллионов человек, в Москве и области — 1,5 миллиона. То есть каждый десятый человек в стране скорее китаец или азербайджанец, чем россиянин. И лет через сто, учитывая неохотное размножение с одной стороны и плодовитость — с другой, настанет неизбежный арифметический итог — название страны «Россия» станет условным и даже анекдотичным…»
Как иллюстрацию авторы приводят ситуацию в подмосковном посёлке Тучково:
«Замглавы администрации Виктор Зарецкий: «Что вы! У нас в районе всего кавказских 10-15 семей». Через десять минут чиновник признался, что намного больше. Целый микрорайон девятиэтажек заселён иностранцами, поэтому россияне отсюда стараются съехать. Прописки покупаются и продаются. Местных женщин угрозами и посулами уламывают выйти замуж.
На домостроительном комбинате иностранцы не работают — бизнесом заниматься проще и прибыльнее. Фирмы оформляются на местных жителей, при иных фактических хозяевах. Заканчивает свою речь Зарецкий совсем не толерантно:
— В детских садиках русских детей уже нет. Я понимаю, что терроризм не имеет национальности, но только почему-то каждый террорист в России — мусульманин или кавказец. Хотелось, чтобы их тут было поменьше!»
Такая ситуация складывается сегодня не только в Тучкове, но и в других районах Подмосковья и иных областей. Сама Москва зримо перестаёт быть русской. В статье «Трагедия Москвы», опубликованной в 2008-м году, авторы, В.И. Бояринцев и Л.К. Фионова, указывают:
«…Среди этого пёстрого многолюдства русские составляют уже меньшинство. По данным «Национальной газеты» (№ 1-5, 2003 г.) в Москве на 1 января 2003 года проживали:
азербайджанцы — 1,5 млн.,
татары — 900 тыс.,
армяне — 600 тыс.,
евреи — 500 тыс.,
грузины — 300 тыс.,
цыгане — 300 тыс.,
молдаване — 300 тыс.,
чеченцы — 300 тыс.,
вьетнамцы — 240 тыс.,
таджики — 200 тыс.,
китайцы — 200 тыс.,
узбеки — 150 тыс.,
афганцы — 100 тыс.,
башкиры — 100 тыс.,
дагестанцы — 100 тыс.,
чуваши — 60 тыс.,
ингуши — 50 тыс.,
африканцы — 50 тыс.,
турки — 15 тыс.,
курды — 20 тыс.,
греки — 20 тыс.,
другие — 230 тыс.
Итого — 6 200 000 иностранцев и граждан России неславянской национальности.
Всего в Москве по данным переписи на тот момент проживало 10,5 млн жителей. Таким образом, число русских составляло 3,36 млн или 31%. И ситуация непрерывно ухудшается.
Власти Москвы и её мэр целенаправленно и энергично превращают Москву в нерусский город. Является ли основой такой миграционной политики стремление к сиюминутной прибыли без заботы о последствиях или намеренное разрыхление славянского социума — в любом случае такая политика способствует ослаблению России…»
«Среди работающих я ни разу не видел своих бывших земляков, — отмечает Александр Сафаров. — Они благополучно захватили все рынки России и торгуют отнюдь не привозными фруктами с юга, а местной картошкой, капустой и т.д., скупленной за бесценок и зачастую с применением насилия у местных крестьян, покупают дорогие квартиры, за взятки получают гражданство…
Уже только в Москве по официальным данным азербайджанская диаспора составляет больше миллиона. Когда я слышу об этом, то вспоминаю как Бадалов и Керимов (о них упоминалось в моём рассказе) обсуждали план НФА о ползучем заселении России.
«Все Русские мужики — пьяницы, а бабы — б…и! — говорил Бадалов. — Половина из них вымрет сама, а половину мы сделаем своими рабами». Вот так, не больше и не меньше. К сожалению, пока их план вытеснения Русских успешно работает. Не стоит жаловаться на то, что приехавшие не уважают законов и обычаев коренных жителей. Это не входит в их планы.
Они хотят, чтобы мы подчинялись установленным ими порядкам. Эта проблема должна решаться на высшем государственном уровне, иначе это приведет к тому, что план НФА осуществится, или громить азербайджанцев, а вместе с ними и всех кто не обладает ярко выраженной славянской внешностью, будут уже в России. И будет это не менее омерзительно чем было в Баку, и пострадают, как это обычно бывает, невиновные. Но это уже дело политиков, на здравый смысл которых трудно полагаться на современном этапе».
Здравый смысл нашей власти, в самом деле, оставляет желать много лучшего. Лишь за один 2008 год ею было принято ряд решений, ухудшающих и без того крайне тяжёлую миграционную обстановку в России. Так, заместитель министра обороны РФ генерал Н. Панков заявил, что российская армия может в скором будущем комплектоваться выходцами из стран СНГ.
Речь идет, разумеется, о службе по контракту. Принимать на военную службу иностранцев стало возможно благодаря принятому законодателями решению. «Контракт — дело добровольное. В данном случае невозможно человека призвать или обязать. Проходить военную службу таким образом граждане СНГ могут только на добровольной основе», — пояснил Панков.
В то же время в Екатеринбурге сочли выгодным дать мигрантам избирательные права. В условиях минимальной явки избирателей (по предварительным опросам рассчитывать можно было лишь на 15%) «Единая Россия» решила спасти лицо голосами граждан Туркменистана, Казахстана, Киргизии и т.д. при условии, что они имеют вид на жительство и зарегистрированы по месту жительства.
Дума же споро приняла поправки в закон «О гражданстве Российской Федерации», расширяющие перечень категорий граждан, которые смогут получать разрешения на проживание без учета утвержденных квот на их выдачу и российское гражданство в упрощенном порядке.
«Такие льготы будут предоставлены иностранцам и лицам без гражданства, имеющим несовершеннолетних детей или взрослых недееспособных детей, рожденных в России», — уточняют авторы проекта закона.
Добавим, что все эти решения принимались на фоне стабильно растущего числа преступлений, совершаемых мигрантами.
Чем объяснить такую политику российской власти? Наводняя страну мигрантами, она целенаправленно снижает удельный вес русского народа, ослабляет его, создаёт ситуацию, при которой русские вытесняются со своей земли, своих рабочих мест, из госучреждений и с экономического поля.
Судя по всему, власти выгодно подменять свой народ мигрантами, и именно на них она делает ставку. То, что подобная тактика неминуемо приведёт к самым пагубным последствиям, не вызывает сомнений.
Проблема миграции и соотечественников сегодня является одной из важнейших для России, ибо от её решения в немалой степени будет зависеть бытие Русского народа и Русского государства. Очевидна необходимость ограничения притока мигрантов и всемерного содействия возвращению на Родину русских.
Последнее должно включать в себя и упрощённое получение гражданства, и предоставление репатриантам жилья и рабочих мест. Необходимо так же позаботиться о тех миллионах наших соотечественников, которые уже вернулись и чьё положение до сих пор остаётся беженским. В. Ертаулов пишет:
«…”перемещённые” русские создали и продолжают создавать порою непреодолимые проблемы для сопредельных с Казахстаном областей РФ. Так, в одном лишь Алтайском крае ныне проживает 70 тысяч переселенцев из Казахстана, которых необходимо обеспечить жильём и работой…»
Тут мы сталкиваемся с ещё одной сложнейшей задачей. Дело в том, что плохо организованное переселенческое движение неминуемо приводит к социальному расслоению между старожилами и новосёлами, перерастающему во вражду.
В условиях тотального дефицита жилья и работы обычной реакцией старожилов на переселенцев будет: «Понаехали тут! Самим жрать нечего…» Именно такой приём и встречали частенько у своих соотечественников русские репатрианты.
Чтобы избежать такого положения, необходимо создать не просто условия для переселенцев, но обеспечить благоприятную социальную обстановку в России в целом. Как это сделать — тема иной статьи.
При разгромленности практически всех отраслей в нашей стране невозможно решать какую-то одну отдельно взятую проблему, поскольку она тянет за собой цепочку других.
Необходим целый комплекс безотлагательных мер, вне которых даже правильный по сути закон о соотечественниках не даст весомых результатов, так как реализация его наткнётся на непреодолимые преграды при царящем хаосе в сопутствующих сферах.

Часть 4. Повторение пройденного. Национальная политика в РФ

В этой статье мы менее всего хотели возбудить какую-либо национальную рознь и ненависть. Всего проще указать врага и крикнуть: «Бей!»
Но таковые простые решения сложных проблем никогда не приносят пользы, а лишь усугубляют положение. К тому же проблемы, о которых говорим мы, совсем непросты, чтобы решать их «просто». И на вопрос «Кто виноват?» было бы неверно дать узкий ответ, а потому на нём мы остановимся несколько подробнее, ибо он важен.
Мы привели немало свидетельств, как представители национальных интеллигенций провоцировали антирусские настроения. Их вина безусловна. Но разве меньше вина русской (пусть даже была она такой лишь по названию) интеллигенции?
В те роковые дни, какие речи слышали мы из её уст? Да не многим-то уступали наши интеллигенты своим коллегам из «братских» республик! И нельзя сказать, чтобы все эти люди были отъявленными русофобами, убеждёнными противниками России и русских, нерусскими по крови, ненавистниками русской культуры, записными подлецами, буйно помешанными.
Как объяснить в таком случае тогдашнее массовое сумасшествие? Можно называть много факторов, но они не объяснят его вполне. Как нельзя объяснить до сих пор февральское безумие 17-го года, когда даже самые, казалось бы, здравомыслящие люди присоединились к хору помешанных, словно приняв в свои души разрушительные трихины.
И прежде в истории знали мы схожие случаи, и кто возьмётся объяснить логически это беснование?
События перестроечных времён дали нам ещё одну такую страницу. Интеллигенция наша (за исключением немногих, сохранивших в том буйстве ясность мысли) и интеллигенции национальные оказались по сущности своей едины.
Это была единая советская интеллигенция, воспитанная коммунистическим строем в забвении русскости при уважении национальных самосознаний народов иных.
Виновны активисты всевозможных Национальных Фронтов, но разве не более виновны те, русские по крови, жившие в России, а им не уступавшие? Их вина больше, ибо они в отличие от первых отступались от собственного народа.
Сегодня многие из них далеки в своих суждениях о того, что говорили тогда. Но никто, как из интеллигенции нашей, так и из певцов Национальных Фронтов, ни разу не повинился, не признал ошибочности своей позиции в прошлом…
Мы вправе негодовать на центробежные силы в республиках, чьё благополучие было обеспечено Россией. Но, говоря о центробежности, мы не должны забывать другого процесса — центробеженства.
Не только окраины бежали от центра, но бежал и центр. Не столько от окраин, сколько от ответственности. Русский философ Лев Тихомиров ещё в начале века указывал, что власть, уклоняющаяся от ответственности, пытающаяся перекладывать её на общество, совершает преступление и не может в таком случае оставаться и считаться властью.
Когда силён центр, окраины спокойны. Центробежные силы возникают не вдруг, а, главным образом, когда центр ослабевает. Режимы Гамсахурдиа, Снегура и др. являются плодом бесхребетности, трусости и измены власти центральной, бросившей на расправу озверелым погромщикам десятки миллионов русских людей.
Вина власти центральной всегда выше региональных режимов, каковы бы ни были их преступления, потому что кому многое дано, с того больше и спрашивается. Потому что отправная точка для свистопляски суверенитетов — крушение центра.
Антирусская истерия в союзных республиках обнажила истинное отношение «братских» народов (во всяком случае, немалой их доли) к русским. Но оказались ли сами русские в тот момент на высоте положения?
О нашей раздробленности, слабости и отсутствии взаимовыручки мы уже говорили выше. Вне всякого сомнения, наш национальный обморок более всего развязал руки нашим врагам, как внутренним, так и внешним.
Мы можем сколь угодно кивать на чужие происки, но нельзя забывать, что М.С. Горбачёв, придя к власти, имел огромнейшую популярность у населения (сходную имел и даже по сей день имеет В.В. Путин), что без колоссальной поддержки народа Б.Н. Ельцин никогда бы не пришёл к власти.
Что, наконец, нашлось немало людей, поддержавших роспуск Союза в сладкой грёзе о том, что «мы будем жить независимо от них», «мы не будем их кормить», поддержавших, ни на мгновение не задумавшись о таких тонкостях, как вопрос границ, как энное количество русских, выбрасываемых за пределы России и т.д., купившихся на простой рецепт решения сложных проблем.
У русской трагедии конца 20-го века есть конкретные виновники, несущие персональную ответственность за произошедшее, которые должны были бы предстать перед судом. Это те, в чьих руках в ту пору была власть. Но наряду с этим, как во всех катастрофах подобного масштаба, доля ответственности лежит на всём обществе, на всех членах его, допустивших, чтобы такая трагедия сделалась возможной, не нашедших в себе мужества и здравомыслия, чтобы противостоять ей.
Цель нашей статьи сохранить память о страшных событиях, ставших очередным витком русского геноцида 20-го века. Но не для того, чтобы взывать к отмщению, но чтобы впредь избегать повторения тех роковых ошибок, за которые пришлось платить столь дорогую цену.
К сожалению, сегодня Россия с пугающей точностью повторяет их, копируя собственный пагубный путь. Лицемерное «братство народов» заменено теперь пресловутой толерантностью, которую навязывают с тем же головотяпским упорством, начиная со школьной скамьи. Насильственная любовь взамен насильственного братства… На смену закону об антисемитизме пришёл закон об экстремизме, и вновь само понятие «русский» оказалось вне закона.
«Русскими», как отмечает Т.Л. Миронова, у нас, словно в насмешку, называют теперь банки, рестораны, КАЗИНО и т.п. Упаси Боже применять этот эпитет к чему-то положительному! В музее Абрамцево за год до юбилея Гоголя были отменены экскурсии, посвящённые ему, из-за того, что в ходе их «слишком часто упоминалось слово «русский»»! Всё это неново. Ведь было же уже у нас: танки на улицах Праги русские, а балет — советский…
Как некогда осоветчивали русских, так теперь нас оброссиянивают. Как некогда «общность советский народ» создавалась за счёт русских, так теперь создаётся за наш счёт «общность россияне».
И снова представители национальных республик РФ не скажут о себе: «мы — россияне». Они — ингуши. Они — башкиры. Они — якуты. А мы — россияне… Как и у власти прежней, нет у нынешней злейшего врага, нежели русское национальное самосознание, а потому последовательно и всемерно вытравляется оно, подменяется толерантным «попсовым» псевдопатриотизмом, копирующим худшие черты советского эквивалента.
Снова национальные республики имеют преференции в сравнении с остальной Россией. Их жители имеют право указывать национальность в паспорте, имеют свои культурные центры, школы и т.д. В них все ключевые посты занимают лишь представители титульных наций, даже если оные составляют в республиках меньшинство.
Они де-факто освобождены от налогов в федеральный бюджет. Формально они платят их, но центр возвращает им всё в виде дотаций. Да и с избытком — за счёт русских областей. В национальных республиках развивается инфраструктура, а русские деревни продолжают оставаться без газа и нормальных дорог.
И заявил бывший президент, а ныне премьер, обещавший некогда газифицировать нашу провинцию, что газа у нас мало, и обойдутся наши деревни без него.
В любом конфликте русских с инородцами власть становится на сторону последних. При этом последние постоянно намекают на историческую вину перед ними русских, на ущемление своих прав и выторговывают себе всё новые привилегии.
В отношениях с национальными республиками власть демонстрирует слабость и трусость, что ярче всего мы можем наблюдать на примере Чечни, требования руководства которой удовлетворяются в обязательном порядке. Такая уступчивость провоцирует ощущение вседозволенности у местных шовинистов, которые отнюдь не отступают со своих позиций.
Мнение о том, что Россия — для всех, а республики — лишь для титульных наций нет-нет, а прорывается во всеуслышание. Напряжённая ситуация складывается сегодня в ряде республик.
На полыхающем Кавказе то и дело вспыхивают антирусские настроения. По Ингушетии прокатилась в последние годы целая серия убийств русских. Убивали учителей, врачей, пенсионеров, убивали поодиночке и целыми семьями. Убийства русских в этой республике приняли такой размах, что начался исход русских из неё.
Подобным положением обеспокоились, что бывает нечасто, даже правозащитники, обратившиеся с письмом к тогдашнему президенту Ингушетии М.М. Зязикову:
«У Правозащитного центра «Мемориал» вызывал громадную тревогу ряд нападений на русских жителей Республики Ингушетия, произошедших на протяжении последних месяцев. В январе-марте 2006 года такие нападения повторялись регулярно, и превратились едва ли не в систему. Некоторые из этих нападений привели к трагическим последствиям.
Мы знаем, что и власти, и общественность Ингушетии предпринимали и предпринимают усилия для того, чтобы в Республике могли жить в мире люди разной этнической принадлежности. В результате этих усилий в Ингушетию в последние годы начало возвращаться русское население, большая часть которого выехала из Республики в начале 1990-х годов.
Вполне очевидно, что нападения на русских жителей Ингушетии — хорошо продуманная провокация, направленная на дестабилизацию ситуации в Республике.
Мы обращаемся к Вам с призывом объединить усилия властей и общественности с тем, чтобы пресечь нарастающее криминальное насилие по отношению к русскому населению Республики Ингушетия. При этом мы просим Вас уделить особое внимание тому, чтобы при расследовании этих преступлений, правоохранительные органы не пошли, как это уже бывало раньше, по самому простому для них пути — вместо того, чтобы искать настоящих преступников, «выбивать» признания у тех, кого по каким-то причинам сотрудники силовых ведомств решили «назначить» преступниками».
К этому обращению был приложен список пострадавших от рук бандитов русских за 2006 год.
Газета «Спецназ России» писала в этой связи в 2007 году:
«7 сентября около 13 часов 15 минут в Назрани у автоцентра Камаз из автоматического оружия была убита главный врач станции переливания крови Наталья Мударова.
Ночью с 14 на 15 сентября в городе Малгобек неизвестные преступники бросили бутылку с зажигательной смесью в квартиру двухэтажного дома, в которой проживала русская семья Плешаковых. Пострадавших не было, так как квартира была пуста.
14 октября примерно в 14 часов в городе Карабулак неизвестными преступниками из автоматического оружия была расстреляна русская семья, проживавшая в доме на углу улиц Осканова и Московской. Пожилой глава семьи и его беременная сноха были убиты, мать и сын — тяжело ранены.
Известный деятель Рунета Дмитрий Пучков (Гоблин) следующим образом прокомментировал террор, развязанный против русских в Ингушетии:
«В республике Ингушетия одну за другой расстреливают семьи русских учительниц, и — тишина. Советская интеллигенция, притомившись от визга по «таджикским девочкам», устраивает перформансы в метро. Это ведь не внутри Садового кольца гастарбайтера убили, о чём вообще говорить? И это несмотря на то, что один из убитых — беспомощный инвалид.
Поговорить же, что характерно, есть о чём. Например, интересно поговорить о том, как это так в демократической России получается, что из Ингушетии выехали все русские? Это они по собственному желанию оттуда бегут или им активно помогают представители гостеприимного ингушского народа? Кто устраивает этнические чистки? Как так получается, что русским нет места в демократической Ингушетии?
Прежде чем орать о каких‑то загадочных скинхедах в Москве, от страшного террора которых почему‑то никуда не разбегаются миллионы (подчёркиваю красным — миллионы) постоянно живущих в Москве азербайджанцев, ингушей и таджиков, было бы неплохо разъяснить гражданам, почему русским нет места на родине, к примеру, ингушей. Почему они вынуждены бежать из Ингушетии, и почему тех русских, которые не убежали, там расстреливают семьями и взрывают на похоронах?
Кстати, правительство регулярно выделяет деньги на возвращение русских семей в Ингушетию — в правительстве знают, что русских из Ингушетии изгнали. В свете убийств семей русских учителей было бы интересно узнать, куда эти деньги поступают и на что расходуются — предметно, с показом по ТВ вернувшихся семей, построенных домов, школ и пр. Или пусть покажут, как эти деньги тратятся на изгнанных русских в России — как помогают с жильём, с работой.
Особенно интересно это будет выглядеть на фоне «притеснений по национальному признаку» в Кондопоге, где уроженцы Кавказа убивают русских, а по факту убийства для мигрантов открывают реабилитационные центры. Сколько таких центров открыто в Ингушетии для русских?».
В Адыгее не прекращается кампания репрессий против Союза славян Адыгеи.
«Сегодня в Адыгее грубо нарушаются права граждан, гарантируемые Конституцией России, которая провозглашает «равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от национальности, языка, происхождения, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств», — говорится в докладе председателя Союза славян Адыгеи Н. Коноваловой, прозвучавшем на чрезвычайном съезде славян Адыгеи 28 марта 2009 года.
— Собраться на съезд нас заставил правовой беспредел, чинимый правоохранительными структурами Республики Адыгея в отношении Республиканского общественного движения «Союз славян Адыгеи», редакции газеты «Закубанье» и её редактора Каратаева В.И.
Организация «Союз славян Адыгеи» создана в 1991 году. Важнейшим направлением её деятельности являлась работа по сохранению территориальной целостности России, единства правового пространства страны. Действуя исключительно правовыми методами, организация вскрывала и предавала гласности негативные явления в жизни Адыгеи, факты нарушения прав граждан в социальной, экономической и политической сфере.
Они доводились до сведения высших органов государственной власти России, мы в судебном порядке добивались решений в защиту законных прав и отдельных граждан, и неограниченного круга лиц, в том числе по вопросам, ущемляющим права граждан по национальному признаку.
При этом в организации находят защиту прав граждане всех национальностей, за что она пользуется заслуженным авторитетом и уважением. Члены «Союза славян Адыгеи» неоднократно избирались в представительные органы республики разных уровней. И сегодня в Государственном Совете-Хасэ РА есть представители организации.
В «Закубанье» постоянно публикуются проблемные статьи, касающиеся деятельности чиновников, в том числе, работников правоохранительных структур, попирающих закон.
При этом за почти двадцатилетний срок своего существования «Союз славян Адыгеи» никогда не преступал закон, ни одной незаконной акции организация не провела. Конечно, деятельность «Союза славян Адыгеи» приходится не по нраву тем, кто несёт ответственность за эти нарушения, вызывает острую неприязнь местных национал-сепаратистов и кое-кого из местных властей, не без помощи которых в течение ряда лет в местных СМИ из «Союза славян Адыгеи» лепился образ организованных экстремистов.
Но до примитивной фабрикации судебных дел против организации и редактора газеты власти дошли только сейчас. События последнего времени показали, что против «Союза славян Адыгеи» началась широкомасштабная акция силами правоохранительных органов.
С декабря 2006 года сотрудники ОБТ МВД по РА неоднократно производили задержание молодых людей, посещавших «Союз славян Адыгеи», и подвергали их допросам с пристрастием, желая получить компромат на организацию. Поскольку это не удалось, сотрудники этого отдела пошли на прямую клевету.
В 2007 году за перепечатку информации о борьбе индусов в Англии за «реабилитацию» свастики — солнечного символа многих народов мира — и публикацию фотографий христианской плащаницы 14 века и женского головного убора крестьянки 19 в., помещённых как доказательство того, что предметы со свастичными узорами использовались и в глубокой древности, местные судьи по представлению ОБТ при УБОП при МВД РФ по РА обвинили редактора в демонстрации нацистской символики. Теперь это дело принял к рассмотрению Европейский суд по правам человека.
Не ограничившись административным наказанием Владимира Каратаева, республиканские «правоохранители» решили добить его с помощью теперь уже уголовного дела. В апреле 2008 г. Союз славян Адыгеи решили «привязать» к уголовному делу, возбуждённому по факту межэтнической драки в городе Белореченске Краснодарского края, где работники милиции явно скрывали виновников.
Для этого Белореченский следственный отдел СУ СК при Прокуратуре РФ по Краснодарскому краю «создал» дело о распространении неизвестных нам листовок (по одной в Белореченске и Майкопе) и, основываясь на ничем неподтверждённом доносе начальника УБОП при МВД по РА Даурова, поручил его же сотрудникам проведение обысков в домах активистов «Союза славян» и в помещении, арендуемом организацией.
В процессе пяти обысков, проведённых в квартирах, и в помещении организации были допущены грубейшие нарушения закона, в том числе, при изъятии имущества. Полагаем, что целью обысков была попытка запугать активистов и лишить «Союз славян Адыгеи» возможности выпускать газету «Закубанье».
Естественно, ничего незаконного при обысках не нашли. Но оборудование и другие материалы уже почти год организации и гражданам не возвращаются. Материалы несколько раз перебрасывались между Белореченским СО СУ СК при Прокуратуре РФ по Краснодарскому краю и СУ по РА. Республиканское СУ не находило в них состава преступления.
С ноября документы в Белореченском СО лежат без движения. Логику всех этих действий можно объяснить только одним: не умея и не желая действительно работать по обнаружению и пресечению преступлений, руководство правоохранительных органов желает получать чины и награды. Поэтому и фабрикует дела против неугодных организаций и активных граждан.
В сентябре 2008 года из Белореченского дела выделили «дело» редактора «Закубанья». Следственное управление при прокуратуре РФ по РА обвинило его в том, что он, «используя свое служебное положение, умышленно опубликовал в выпуске указанной газеты №10(198) за май 2007 г. стихотворение от имени Е. Скворешнева под заголовком «Будь русским!»
И постановила: «Принимая во внимание, что имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления, предусмотренного ст. 282 ч. 2 п. Б УК РФ, руководствуясь ст. 140, 145, 146 (147) и частью первой ст. 156 УПК РФ, возбудить уголовное дело в отношении Каратаева Владимира Ивановича 1953 г. рожд., в деянии которого усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 282 ч. 2 п. Б УК РФ».
При этом Следственное управление проигнорировало закон «О противодействии экстремистской деятельности», который четко устанавливает механизм ответственности редакции в случае распространения экстремистских материалов. Такая ответственность в форме предостережения, а при повторении нарушения — закрытия СМИ, по закону может наступить не ранее признания материала экстремистским решением суда.
Следственное управление также полностью проигнорировало Закон РФ «О печати», четко устанавливающий, что перепечатка любого не запрещенного материала из другого издания, которое можно установить, как это имело место в данном случае, не влечет ответственности редакции.
Стихотворение «Будь русским», до того как быть опубликованным в «Закубанье», печаталось в десятках газет РФ как минимум с 2006 года. В списках запрещённых оно не значится. Автор его, известный в Сибири поэт Евгений Скворешнев, написал много других стихотворений и песен. В частности, он сочинил гимн Алтайского края. На сайте литературного объединения «Ликбез» можно ознакомиться и с этим, и с другими его стихотворениями. Автор не скрывается, и СУ РА может легко его установить. Однако с 2006 года ни одному чиновнику из надзорных органов не пришло в голову поставить в суде вопрос о признании стихотворения экстремистским.
Таким образом, возбудив против В.Каратаева уголовное дело, проведя у него на работе и в квартире обыски, взяв с него подписку о невыезде, СУ при прокуратуре РФ по РА не имело на то никаких правовых оснований! Мы убеждены, что имеет место должностное преступление со стороны «правоохранителей» и, фактически, террор против редактора с целью нанести ущерб здоровью редактора, дискредитировать и его, и организацию.
В. Каратаев является известным в республике общественным деятелем, в бытность депутатом Госсовета-Хасэ РА проводил большую работу по оказанию правовой помощи беженцам, детям-сиротам, участникам войны в Чечне, рядовым избирателям. Он пользуется заслуженным уважением жителей республики разных национальностей. Поэтому правовой беспредел работников правоохранительных органов в отношении него, фактически, ведёт к усилению конфронтации между населением и властями Адыгеи, достаточно себя дискредитировавшими.
Прекрасно понимая, что позиции следствия весьма шаткие, так как оно опирается на недостаточно грамотную ведомственную экспертизу, следователь СУ СК при прокуратуре РФ по РА пошёл на незаконные действия, собрав в это дело документы и материалы, никакого отношения к печатанию стихотворения не имеющие, как, например, все документы из управления Минюста по РА за 20 лет существования организации «Союз славян Адыгеи».
И хотя в них нет ничего криминального или противозаконного, но «весомости» делу, в самом прямом смысле этого слова, они придают, так как занимают целый том уголовного дела. Другой том составляют материалы из Белореченского СО СУ при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю, которые не имеют отношения не только к стихотворению, но и к самому Каратаеву.
Но даже этого следователю показалось мало. Февраль 2009 года. По просьбе следователя СУ РА Юдаева, председатель иудейской местной религиозной организации Я.Г.Френкель на собрании общины обсудил материалы, предоставленные Юдаевым, в нарушение тайны следствия (в связи с отсутствием пострадавших и большой необходимости в возбуждении уголовного дела против Каратаева).
На обсуждение было предоставлено заключение эксперта, сотрудницы института криминалистики Центра специальной техники ФСБ России Ерохиной Л.А. по стихотворению «Быть русским», перепечатанного газетой «Закубанье» в 2007 году.
Хотя само стихотворение было опубликовано в 2006 году в газетах «Знание-власть» (№№ 28 и 44 за август и ноябрь 2006 г.), «Вести славян юга России» (№2 за март 2007 г.), распространяемых во всех субъектах РФ. В том числе в РА и г. Майкопе, и находящихся в архивах и библиотеках г. Майкопа, и подлинниками которых следствие располагает.
Юдаев представил Френкелю заведомо одностороннюю оценку данного стихотворения и целенаправленно направил на возбуждение национальной розни между русскими и евреями, что и вызвало впоследствии вызов руководителя общины Френкеля в качестве свидетеля, а после допроса он был признан следователем Юдаевым пострадавшей стороной не от автора стихотворения, не от газет «Знание-власть», «Вести славян юга России» или «Закубанье» (10 за май 2007 г.), а лично от Каратаева, который не является ни автором стихотворения, ни учредителем газеты.
Руководит газетой редколлегия, а Каратаев являлся единственным наёмным работником, выполнял требования редакционной коллегии газеты «Закубанье».
По нашему мнению, если бы еврейская община получила в своё распоряжение другие заключения специалистов: А.Л.Факторовича — доктора филологических наук, А.Н.Савельева — доктора политических наук, то они бы полностью изменили своё мнение о данном стихотворении.
А это вызывает только одну мысль — что следователем оказывалось психологическое воздействие на свидетелей и попытка полной дискредитации Каратаева, посредством обысков в «Союзе славян» (где расположена редакция), и у него дома.
И в дальнейшем, после ухода из газеты Каратаева и трудоустройства его в администрации пос. Яблоновский, по просьбе руководителя ОБТ Бгуашева, следователь Майкопского СО СУ Попов вынес постановление на обыск рабочего места (в 120 км от места жительства и расположения редакции) по факту публикации стихотворения «Быть русским».
Обыск проводился через полтора года после публикации и полугода с предыдущих массовых обысков (в том числе и в жилище Каратаева), когда не было обнаружено ни одного факта причастности к делу по разжиганию межнациональной розни. Этот обыск в кабинете Каратаева является прямой дискредитацией его в глазах адыгейского населения пос. Яблоновского.
Так же удивляет тот факт, что в материалах дела, возбуждённого против Каратаева, фигурирует материал капитана ОБТ Шахвердяна, как характеризующий Каратаева: «Главный редактор газеты «Закубанье» Каратаев В. И., в нарушение действующего законодательства, (нарушение заключалось в том, что редакция, согласно закону, напечатала объявление об участии в выборной компании, но не вовремя поставила об этом известностьТИК г. Майкопа) опубликовал агитационные материалы в № 3 (214) газеты «Закубанье», февраль 2008 года, в поддержку ряда кандидатов в депутаты Совета народных депутатов муниципального образования «город Майкоп», разделяющих экстремистские идеи».
Таким образом, все кандидаты, предвыборные материалы которых публиковались в данной газете, названы носителями экстремистских взглядов.
То есть, не только кандидаты, но ставшие впоследствии депутатами люди являются устойчивой преступной группировкой и это следует из материалов дела, возбуждённого против Каратаева. Значит, следующими преследуемыми окажутся все, кто когда-либо публиковал материал в данной газете.
Ведь в ней публиковались кандидаты от «Единой России», ЛДПР, КПРФ, включая и материалы Зюганова Г.А., независимые кандидаты. А это вызывает негодование. Называть эти партии экстремистскими недопустимо.
Более того, после окончания следствия, следователь С. Юдаев 7 марта явился в больницу, где лежал под капельницей Каратаев в 20 часов, чтобы начать знакомить с материалами дела, и при этом требовал, чтобы медперсонал ускорил процесс внутривенного вливания.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Наши письма в центр возвращаются на рассмотрение местным «правоохранителям». Так, в ответ на обращение депутатов двух фракций Государственного Совета — Хасэ Республики Адыгея по ситуации вокруг «Союза славян Адыгеи», которое было направлено в адрес Президента РФ и в прокуратуру РФ 25 июля 2008 года, были получены отписки местных властей. А отписка из СУ СК при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю, без суда и следствия сообщает, что мы ведём преступную деятельность.
Мы понимаем, что целью этих действий является стремление подавить независимое общественное мнение, лишить одну из последних русских организаций республик Северного Кавказа возможности предавать гласности факты, связанные с незаконными действиями власть имущих и доводить свою позицию до сведения населения и структур, обязанных обеспечивать соблюдение законности и защиту прав граждан.
Сегодня настало время напомнить властям Адыгеи о братстве и общей судьбе народов, населяющих Адыгею. Государство обязано обеспечивать свободное развитие всех национальных групп, проживающих в Адыгее. В сложившихся условиях мы вынуждены объединять наши усилия по сохранению своего человеческого и национального достоинства.
Мы не добиваемся особых прав, но требуем равноправия и свободы слова, гарантированных нам Конституцией России. Мы твёрдо знаем, правда за нами».
При такой, с позволения сказать, «бдительности» в отношении русских организаций и изданий, власти совершенно игнорируют, например, тот факт, что в российском регионе, где русские составляют порядка 60% населения, для изучения в школах и ВУЗах рекомендована книга «Земля Адыгов»[1].
В своей статье «Избирательная политкорректность» Владимир Каратаев приводит прелюбопытный фрагмент сего труда:
«3.3. «Поминальник» карателей адыгского народа.
Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых.
Послание к Римлянам, 13; 3.
Никакая ненависть, никакие отвращения не будут чрезмерны по отношению к людям, которые являются виновниками стольких зол.
Ж. Мелье
В «праздничном» приказе по Кавказскому военному округу № 103 от 21 мая 1914 г., к 50-летию со дня окончания Кавказской войны, генерал, граф Воронцов-Дашков писал: «Помянём же ныне наших доблестных вождей, водивших к славе войска — фельдмаршала кн. Барятинского, генерала Евдокимова и августейшего главнокомандующего, Великого князя Михаила Николаевича».
С этими словами перекликается и «патриотический» панегирик царского историографа В.А. Пoттo: «Кавказская война окончилась, великая цель достигнута! Но Русь, уже не тревожимая более её громами постоянной войны, не забудет героев своих, без которых немыслимо было бы покорение воинственного и природою запущенного края, покорение исторически необходимое, вынужденное настоятельными государственными потребностями России!».
Вспомним же и мы имена этих «героев», а фактически — палачей адыгского народа, чтобы их имена не стёрлись в памяти народной, чтобы наши потомки знали поимённо, кого следует благодарить за растоптанную, униженную родину, за миллионы погибших и покинувших благословенную Землю адыгов. Не о них ли писал ещё в 1555 г. известный провидец Нострадамус:
Люди становятся хуже зверей,
В тюрьму превращается прежняя воля,
Анафеме предан закон «не убей»

Не менее эмоционально описывал подобных «полулюдей-полузверей» и Максимилиан Волошин:
Когда-то тёмный и косматый зверь,
Сойдя с ума, очнулся человеком —
Опаснейшим и злейшим из зверей

Итак, вот имена этих «людей», поистине достойных славы Герострата:
Анна Иоанновна, императрица
Павел I, император
Александр I, император
Александр II, император
Николай I, император
Михаил Николаевич, Великий князь
Альберт Прусский, принц
Амилахвари И., князь
Анреп И., генерал
Антропов И.Р., генерал
Апраксин П.М., генерал, князь
Астахов Г., полковник
Бабыч (Бабич) П.Д., генерал
Барахович, капитан флота
Барятинский А.И., фельдмаршал, князь
Беднягин, полковник
Бекович-Черкасский Ф.А., подполковник, князь
Берхман, бригадир
Бескровный А.Д., полковник, атаман
Борзик, старшина
Борзиков (Борзик), полковник
Бузин,подполковник
Булгаков С.А., генерал
Бурсак Ф.Я., атаман
Васмунд, полковник
Вельяминов А.А., генерал
Верзилин (Вирзилин) П.С, генерал
Власов М.Г., генерал
Войцицкий, генерал
Волжинский, подполковник
Воронцов М.С., генерал
Воронцов-Дашков Н., граф, генерал
Гангеблов, генерал
Гейман В.А., генерал.
Драшкевич, генерал
Дубонос (Дубоносов), старшина
Евдокимов Н.И., генерал, граф
Елагин, генерал
Емануель Г.Д., генерал
Еремеев, подполковник
Ермолов А.П., генерал
Журавль, старшина
Завадовский Н.С., генерал
Загряжский, генерал
Залесский, есаул
Засс Г.Х., генерал
Иловайский В.Д., генерал,
Ильинский, капитан
Капивальский, подполковник
Килимбет, мурза
Кобиняк, полковник
Козловский, генерал
Колюбакин, генерал
Корганов, генерал
Косолап П.С, полковник
Котляревский Т.Т., атаман
Коцарев (Кацырев)
Краснощеков, атаман
Криднер, майор
Крыжановский, капитан
Кузьминский, генерал
Кундрюцкий, подполковник
Курило, майор
Кухаренко Я.Г., полковник
Лазарев М.П., адмирал
Левицкий есаул…»
Книга, содержащая подобные высказывания, не только не была сочтена фальсификацией истории, с которой у нас недавно вознамерились бороться, но получила государственную премию. Экстремизм у нас, как известно, может быть только русским…
По данным Всесоюзной переписи населения в 1989 году, в Адыгее проживало 447 тысяч человек (русские — 68%, адыгейцы — 22,1%, украинцы — 3,2%). По предварительным данным Первой Всероссийской переписи населения 2002 года, численность населения осталась прежней.
По оценкам Госкомстата РФ она составляет 445 тысяч человек, а по экспертным оценкам — порядка 450 тысяч. Адыгея — единственный на Кавказе регион незначительного миграционного прироста русского населения в 1989-2002 гг.
Однако удельный вес русских в этническом составе республики (за счёт в том числе и естественной убыли населения) незначительно снизился до 65,8% населения, тогда как удельный вес «титульного» этноса немного увеличился до 23,6%.
«Союз славян Адегеи» уже не первый год добивается объединения республики с Краснодарским краем, но власти РФ упорно отвергают план подобного регионального укрупнения. Между тем, план совсем иного укрупнения вынашивают черкесские организации.
23 ноября 2008 года в Черкесске прошёл Чезвычайный съезд черкесского народа. На нём публично подняли вопрос, который будоражит умы адыгского общества уже больше десяти лет: объединение Адыгеи, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкессии в одну республику. Молодёжная организация «Хасэ» приняла обращение к съезду, которое было практически единогласно поддержано участниками.
«Федеральная власть должна понять, — говорилось в нём, — что черкесы не могут более терпеть нынешнего положения и считают правомерным и своевременным решение вопроса о едином субъекте Российской Федерации — Черкесии. Несомненно, замалчивание, игнорирование не решает проблемы, ведет к усугублению ситуации. Черкесская молодёжь Северного Кавказа, собравшись на свой форум, решила просить федеральный центр о решении вопроса объединения черкесов Кавказа в единую республику в составе России».
Это предложение молодёжи зал приветствовал стоя. Идея «Великой Черкессии» и реванша у «русских оккупантов» продолжает бродить в умах и набирать силу при полном безразличии и попустительстве федерального центра, увлечённого борьбой с русским движением.
Крайне настораживающие сведения стали приходить из Тувы. По словам директора Правозащитного центра Всемирного русского народного собора Романа Силантьева, в нищем, на 96% дотационном регионе, большая часть жителей которого зарабатывает выращиванием конопли, усиливаются антирусские, антиправославные и сепаратистские настроения.
«Отток русскоязычного населения из республики продолжается, и его нельзя объяснить только экономическими причинами, — рассказывает Роман Силантьев. — Уровень преступности в Туве просто зашкаливает, и русскоязычным людям даже в столице не рекомендуют выходить из домов после захода солнца. Только за последние три года бандитами были убиты два сотрудника Свято-Троицкой церкви в Кызыле и ещё один жестоко избит…»
Сепаратистские тенденции и рост антирусских настроений в Туве проявились в 80-е годы прошлого века. В конце 80-х начале 90-х годов в республике начались серьёзные волнения на межнациональной почве, в результате чего из региона уехало значительное количество русских жителей.
Если в 1980-м году русскоязычное население Тувинской АССР составляло 33%, то теперь их стало 18-20%, и число это продолжает неуклонно сокращаться.
Этнические русские, проживающие в Туве, по вечерам боятся выходить из дома. Приезжающих в республику русских командировочных сразу предупреждают: «После ужина на улицу не выходи».
Время от времени в Туве «неизвестными злоумышленниками» проводятся демонстративные акции устрашения против русских. По свидетельству журналиста одного из столичных изданий, за пару дней до его приезда группа тувинской молодёжи с криком «смерть русским!» напала в Кызыле на русскую пару, выходящую из боулинга.
Мужа забили до смерти, жена отделалась переломами. Ни денег, ни ценностей преступники не взяли. На заборе строящегося в столице республики православного храма постоянно появляются надписи: «Русские, убирайтесь вон!».
Примечательно, что Тува уже давно входит в круг интересов Вашингтона, как «слабое звено» в федеративной России. Западные неправительственные организации постоянно присылают своих наблюдателей и политтехнологов на все местные выборы. В республику с поразительной частотой наведываются американские дипломаты.
В Туве активно действуют протестантские миссионеры, чья деятельность негласно патронируется американскими властями. Количество молельных домов в республике давно превысило число церквей и приближается к буддийским пагодам, протестантская пропагандистская литература на тувинском языке расходится огромными тиражами.
После признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии группа американских политиков, возглавляемая советником Джона Маккейна по внешней политике Рэнди Шойнеманном, призвала Вашингтон признать независимость Чечни, Дагестана, Ингушетии и ряда других национальных республик РФ, включая Туву.
Руководство этими регионами должно осуществляться «правительствами в изгнании», финансировать которые пообещал миллиардер Джордж Сорос.
На фоне этого русские продолжают оставаться в национальном обмороке. Мы до сих пор не сумели преодолеть нашей слабости, раздробленности, беспамятства и иных негативных черт, о которых уже было сказано в данной работе.
О русском национализме говорят много, но мало кто понимает, в чём его существо. Царящей у нас идеологической путаницей пользуются провокаторы, а также люди, добросовестно и благомысленно заблуждающиеся.
Провозглашаются бездумные и вредные идеи, идёт стравливание всех со всеми на вопросах, ничтожных и для нормального человека вполне диких, сочиняются (в который раз!) очередные простые рецепты в духе шариковского «отобрать и поделить», но теперь уже с национальным аспектом.
Снова слышится мнение, что нужно русским выделиться в свою республику, и уж после этого можно будет наводить порядок. В этом лозунге проявляется ни что иное, как то самое центробеженство, которое мы уже наблюдали.
Россия, Русь, Русское государство — это не только русские области. Русское государство есть государство, созданное русскими. Русские составляют большой процент в большинстве «нерусских» регионов. Русское государство — это и Сибирь, и Дальний Восток, и Кавказ.
И цель русского национального движения должна заключаться не в выделении из Русского государства республики Московия (алканная мечта Бжезинского, Тэтчер и др.!), а в обеспечении главенствующей роли Русского народа на всей территории Русского государства.
Все эти споры и планы, впрочем, остаются уделом лишь узкой группы вовлечённых в национальное движение лиц. Народная же масса остаётся вполне равнодушна ко всему, обыватель пребывает в дремотном состоянии до той поры, покуда та или иная проблема не коснётся всей тяжестью длани лично его.
Идеологическая сумятица и аморфность масс создают благодатную среду, как для произвола власти, так и для произвола инородцев. Невозможно требовать уважения к русским в бывших «братских» республиках, если политика в отношении них в собственной стране мало отличается от политики в этих государствах. И если сами русские не имею уважения друг к другу.
Сегодня, спустя 18 лет после падения коммунизма, мы продолжаем жить в условиях воинственного интернационализма, именуемого теперь толерантностью. Мёртвая петля толерантности наброшена на шею русского народа и удушает его, лишая последних сил.
Покуда не разорвана она, покуда не изжита идеология Вавилонского Столпотворения, Россия не сможет встать на путь возрождения. «Бог с дьяволом борется, и поле битвы — сердца людей» — сегодня это противостояние заключается в борьбе двух сил: национальной и интернациональной.
От исхода её, от того, сможем ли мы уяснить сами и донести до других подлинную сущность русского национализма, усвоить плачевные уроки прошлого, будет зависеть судьба всех нас, судьба Русской нации и Русского государства.


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

узыка - С.Терентьев
Слова - М.Пушкина

Машина смерти сошла с ума,
Она летит, сметая всех,
Мы увернулись - на этот раз,
Ушли по белой полосе

Мы здесь сегодня,
А завтра будем там,
Где тошно от огня чертям!

Мы будем драться на земле,
Под солнцем и в кромешной тьме,
Мы будем драться в небесах,
Мы будем драться до конца,

Мы будем драться, чтобы жить
За тех, кто первым был убит,
Враг словно призрак без лица,
Мы будем драться до конца,
Мы будем драться!

Под чёрной майкой играет кровь,
И мы готовы побеждать,
Так дай нам дело - без лишних слов
Пошли подальше воевать!

Войну придумай,
Придумай нам врага,
И смерть, что рыщет в трёх шагах! все арийцамбыть бойцами


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Данная статья являет собой сборник свидетельств и рассказов о событиях геноцида Русского народа в Чечене, собранных на просторах интернета (на форумах, в дневниках, в комментариях и т. п.). Такие свидетельства трудно подтвердить, но ввиду полного игнорирования произошедшего там со стороны так называемых «официальных» источником, мы будем сами таким официальным источником. Мы создадим государство в государстве (сегодняшней РФ), а затем заместим его Русским национальным государством. Пусть это будет одним из первых шагов. Статья открыта для редактирования всеми людьми имеющими, что добавить из личного опыта или из того, что вы найдёте сами.

Свидетельства
у меня есть друзья, отец которых командовал воинской частью в чечне. он рассказывал, что когда чечены вырезАли станицу, жители прибежали в военгородок, поступил приказ москвы никого не впускать. дескать пусть сами разбираются. те, кто добежали до военгородка (процентов 15‒20) добивались на его подступах.

в нарушение приказа он их впустил, его затем лишили звания и наград. вот такая херня…

грустно за свой народ[1]
я в 95 −96 был в Ассиновской. база там у нас была. станица считалаь бандитским гнездом и базой отдыха боевиков. русских мало там осталось. сам лично разговаривал с ними. они рассказывали как чехи у них отбирали машины и имущество. когда в 96 году мы от туда уходили домой к нам пришли дед с бабкой попросили машину для того что бы вывезти имущество и уехать. комбат пообещал им машину. утром када мы приехали к ним, то оба были уже убиты. вот.[2]

тоже самое творилось на всей территории долбанной ичкерии. те кто оказался прозорливее стали уезжать когда замаячил дудаев. большинство не верило что чичи будут их убивать без причины. они говорили: «кто будет работать на заводах?», или «мы им ничего плохого не делали». потом когда чичи стали ходить по улице с автоматами и убивать людей стали уезжать все кто мог. наша армия тоже бежала и бросила РУССКИХ не оставив им даже оружия. говорю как очевидец. верю что скоро придет время и они за все ответят [3]

был я в г. Грозном году в 92-м многие чеченцы ходиди с автоматами и пистолетами, просто заходит в автобус, садится, на коленях АКМ после захода солнца стрельба, русские разъезжались, боялись, их убивали и насиловали вокруг, это так и было

постоянно было чувство страха [4]

Так вышло, что у меня было немало друзей среди чеченцев. Вспомнилось, что приобретение автоматического стрелкового оружия интересовало их уже в году эдак 88-м. Предлагали валюту.[5]

В свое время все это слышал от человека который сумел бежать оттуда и вывезти семью бросив все после того как его сына чуть не убили в переходе на площади Минутка бросив нож в спину, просто так ради развлечения. И меня тошнит когда наша проституточная «Богема» типа Киркрова развлекает и расспинается перед ними. Суки…[1]

В начале 90х годов мне пришлось жить в Краснадарском крае станица Бесскорбная она на реке Уруп (кто не знает это когда-то давно в начале 20го века граница между чеченцами и казаками).короче случай из жизни- утро буднего дня. Тишина. Я приехавшая из Киргизии ничего понять не могу. Раньше в это время в деревне всё кипит, все стараются до жары перелапатить всё,а сейчас никого не видно. Я к бабушке- соседке узнать в чем дело, куда все пропали. Она мне и объяснила. Летом совхозные коровы и днём и ночью находиоись на выпасе. Это далеко в степи домик для пастухов и больше ничего. Так вот ночью к этому самому домику подъехал камаз со стороны чечни пастухов подвесили к балке, стадо в камаз и айда на родину. … Но главное почему тишина. Так собрался казачи сход или как там у казаков это называется и порешили из казачих станиц всех черномазых выгнать и срок им поставили до 6 часо утра следующего дня. Заметьте не только чеченцев всех кавказцев. Кто не успевал выехать грузили в телеги и как в 20‒30ые года прошлого века обозом…[1]

HАС УБИВАЛИ ТРИ ГОДА московская пресса ничего об этом не сообщала…

Российских солдат вывели из Грозного и начались беспорядки. Со всех тюрем Дудаевым были выпущен заключенные — «Золотая амнистия» А тюрем и зон на территоррии ЧР хватало — и «строгих», и «особо строгих». Вначале исподволь, а затем как волной захлестнуло гонение на русских. В магазине подойдут и вытолкнут из очереди — «Езжайте в Россию, там покупайте». Hа стенах домов (кто-то специально тексты составлял, небось выпускник МГУ) :"Hе бери дома у Маши, все равно будут наши". «Скорей снимем штаны, чем сложим оружие». И не складывали. По ночам — стрельба. Чуть темнеет — не дай бог на улицу выйти. Ложишься спать и не знаешь, встанешь ли утром. Днем соседи ходят по двору, а утром глядь — там уже совсем другие «хозяева». Где люди, куда делись «Мани, Вани» — никому нет дела, каждый боялся сам за себя. Кто мог, кому было на что уехать — уезжали. Hам вначале просто грозили, запугивали. А потом избили, избили зверски младшего, восьмилетнего, когда из школы шел. «Русского свинью» заставляли есть «чеченскую землю». А какая же она чеченская? Еще предки наши строили крепость Грозную, станицы казачьи — «Вознесенская», «Петропавловская», «Hаурская»… И чья это щедрая рука подарила чеченам испокон веку казачьи земли, земли, в которых покоятся наши предки? Кто сможет показать в Грозном хоть одну чеченскую могилу 30-х и ранее годов? Hе покажут. Hе было их. А потом не стало нас… Мой муж все убеждал: «Успокойся, все наладится». Он не хотел бросать нажитое трудом — дом, имущество. Мы были с сынишкой дома, когда они ворвались. Много не говорили, поставили меня к стенке и вначале над головой, а затем очередь из автомата под ноги: «Hу, теперь поняла?» И все это на глазах ребенка. Hе за себя боялась, за детей. Решили мы так: увезу детей, переждем, а потом вернется. Уехать-то уехала, а обратно вернуться не пришлось. Сожгли моего мужа любимого, мою радость и опору. Закрыли в доме и сожгли. А я вначале устрилась в Ильинке на ферме, научилась доить коров, пасти их верхом на лошади, ухаживала за телятами, ночью сторожила. Hа компенсацию мне надежды не дали — сгорели архивы, документы. Перебивайся, как сможешь… Вот так нас встретили местные чинуши. Впрочем, это уже другой рассказ.

Сотни русских детей от 2х лет и старше были изнасилованы чеченскими подонками в 1991—1994 годах. Зверь, познавший детскую плоть, до сих пор не уничтожен.[1]

Выдавливали. Сознательно. Целенаправленно. Большинство ли чеченцев? Не считал, не до того было, достаточно было и активного меньшинства.[5]

А Вы, видимо, сидя за границей ОЧЕ-Е-Е-ЕНЬ много знаете о войне в чеченской республике! :angry:
Я сам из Грозного, пережил воочию три чеченские войны. И знаю, поверьте, не хуже Вас. О том, как чеченцы вырезали русские семьи повально, некоторых брали в плен и издевались над ними, как хотели. А теперь Вы, правозащитники Запада, рассказываете о том, что бедненьких-несчастненьких чеченцев притесняют русские. Русские там просто наводят порядок, чтоб хоть как-то мирным жителям можно было жить!!!!
Все-таки смотрю на наших правозащитников и удивляюсь, насколько они продажны!!! :angry:[6]

К сожалению, я не покинул Чечню до боевых действий. Так как я — коренной житель Грозного, у нас не было родственников в других областях и регионах России. Все жили в Грозном. Поэтому просто было некуда и не на что.

Я лично сам видел, как разгробляют могилы. Мы жили недалеко от кладбища. Смотришь — понесли гробничку, понесли крест. Кстати, в прессе я нигде не читал об этом. А хорошо бы было людям рассказать об этом.

Сразу после войны металл валялся (не много, но валялся). Но быстро закончился, все посдавали. И потом перешли на русские кладбища.[7]
… Руслан, а Вы не хотите рассказать о причинах, которые привели к, как Вы сказали, «массовому террору и убийству»? Тогда за Вас это сделаю я.
Все началось с прихода к власти Дудаева. Кстати, чеченцы к власти пришли ещё в 80-х годах. Забыли Доку Завгаева? Или для Вас единственным и несомненным лидером является Дудаев? Дудаев сразу провозгласил Чечню «независимым государством». И со стороны чеченского населения в сторону русских посыпалось: «Уезжайте отсюда, русские свиньи. Уезжайте с нашей земли. Вы нас выселяли и уничтожали.» Повторюсь ещё раз, что г. Грозный строили русские, все нефтяные месторождения осваивали и добывали нефть русские. Или опять будете оспаривать? Может Вы строили завод им. Ленина, а может им. Шерипова, а может газоперерабатывающий завод?
Говоря о депортации, я всегда напоминаю своим знакомым чеченцам, что выселял их Сталин и Берия, которые по национальности были грузинами, если что. Да и выселяли за что? Сейчас этого никто не помнит и не говорит, а выселил Вас Сталин за то, что во время войны Вы, чеченцы, перешли на сторону Гитлера. Это не оправдывает, конечно, Сталина, но ему тоже надо было как-то выигрывать войну.
Но самое интересное произошло после того, как Вам русский Хрущев разрешил возвратиться на родину. Что Вы начали делать? Опять-таки никто не помнит. Вы возвратились и стали ходить по улицам и среди бела дня стрелять в русских, абсолютно мирных жителей, которые спешили на работу или домой, или вырезать русские ни в чем неповинные семьи. По этому поводу в Грозном даже был митинг-протест русского населения против возвращения чеченцев. Но КГБ очень ловко справилось: посадило за решетку всех участников митинга (русских, конечно), в том числе мою тетку, у которой убили сына (ни в чем неповинного). ЧТО Ж ВЫ ДЕЛАЛИ? ИЛИ СЧИТАЕТЕ, ЧТО ВАМ ЭТО РАЗРЕШЕНО? :angry: ИЛИ СЧИТАЕТЕ, ЧТО ЭТО НЕ ТЕРРОР В ОТНОШЕНИИ МИРНОГО НИ В ЧЕМ НЕПОВИННОГО НАСЕЛЕНИЯ? :angry: ВЕДЬ ВЫСЕЛИЛ ВАС ГРУЗИН?
Отвлекся от темы… Так вот после прихода к власти Дудаева и такого хамского отношения чеченцев, русские, конечно, стали массово уезжать. Кто куда. Но некоторым из них даже спокойно уехать не дали. Моя тетка, например, была изнасилована чеченцем, которого она наняла для перевозки вещей. У многих моих знакомых отбирали деньги, вырученные за квартиру. Просто приходили ночью и забирали, а некоторых даже вырезали. Я уже не говорю о том, что в упадок пришла экономика республики и образование. Все деньги, которые поступали из России на пенсию и пособие, «независимая» Ичкерия с удовольствием принимала!!! :angry: Но куда они тратились? На вооружение. Вашим же старикам Дудаев не давал пенсию, Вашим же женщинам с детьми не давали пособие на детей, о зар.плате вообще все забыли. По местному телевидению Дудаев рассказывал, что после войны останутся в живых 30 %, но жить будут счастливо. За счет чего, простите? Но никто из Вас не задумывался над этим, а те чеченцы, которые задумывались, уезжали вместе с русскими со своей независимой родины!
Система образования пришла в убожество. Один из лучших нефтяных институтов страны превратился в кошмар, я уже не говорю об университете. Экзамен принимался таким образом (рассказывали знакомые чеченцы): приходишь к преподу, он тебе дает список, в котором написано, что ему нужно для постройки дома, или ремонта квартиры, или из продуктов, и ты помечаешь в списке, что ты ему можешь дать. Все: экзамен сдан! И смех, и слезы! А некоторым русским преподавателям, которые из принципа не ставили отметки за деньги, студенты просто приходили и угрожали ножом. Типа, не поставишь — убью, и мне ничего не будет за это. Вы где-нибудь такое видели? Вы учитесь в одном из лучших Университетов мира, у Вас поднимется рука угрожать человеку, который учит Вас уму-разуму? Надеюсь, что нет. Но в Чечне у чеченцев-студентов поднимались руки ещё как (знаком лично с преподавателем нефтяного института).
Наконец, когда жрать стало совсем нечего, чеченцы начали просто звереть. Как прокормить семью из 10-ти человек? Тяжело без з/платы, пособия. И недолго думая, чеченцы стали воровать у жителей приграничных станиц Ставропольского края (Курская и т. п.) домашнюю живность, устраивать на местных дискотеках дебоши и т. д. Вот здесь вмешалась Россия. Конечно, нужно было вывезти русских и потом начинать боевые действия, но, к сожалению, все сложилось иначе.
Отсюда вывод: в том, что случилась война в Чечне, чеченцы сами виноваты. И не надо в массовом терроре винить русских. У вас руки в крови ничуть не меньше, чем у российских солдат, а даже больше, потому что ВЫ И ВАШЕ ПОВЕДЕНИЕ — ПРИЧИНА СЛУЧИВШЕЙСЯ ТРАГЕДИИ.[7]

Почитал, что ж я там был и в списке даже значусь и знаете, мое мнение просто, УНИЧТОЖАТЬ!!! слов нет больше что либо писать.[8]

Быстро же вы забыли про ужасы, творившиеся в Чечне при Дудаеве. У меня друг с семьёй бежал оттуда в то время. Они там всю жизнь прожили. Отец на заводе инженер в Грозном был. Когда пришёл Дудаев к власти началась сначала тихая, а потом беззастенчивая, поощряемая властями охота на русских. Забирали квартиры, не обслуживали в магазинах. Сопляки, собирались стаями нападали в центре города на русских женщин, забирали сумки, а если они сопротивлялись жестоко избивали ногами, стараясь попасть по голове. Сосед моего друга, русский, после того как его жена пришла в слезах и рассказала, что у неё забрали кошелёк, собрался и вместе с ней пошёл к рынку. Жена опознала одного из нападавших. Он его ударил пару раз. Так чеченец визжал, что поросёнок на бойне. Он один был, а по одному они ведь бояться нападать, трусы. Вдруг быстренько подъехала милиция и его арестовали. Причём на чеченца не обратили никакого внимания. Больше жена мужа никогда не видела, убили в тюрьме, даже тело не выдали. Люди, которые с чеченцами жили долго, говорят, что подлее и противнее народа нету. Нападают стаей, как волки, и кусают.[9]

Жидовская постава/чеченский бандюк уже не предлагает международный суд по Чечне. Эта мразь называет «байками» факт, как ещё до войны по Грозному прокатилась волна убийств десятков малолетних русских детишек. Зверьё ломало им шейки, а менты не хотели искать убийц. Чтобы русские бежали. Не могу представить себе русских, убивающих и насилующих малолеток. На это способны только чеченские выродки да жидокомиссары вроде «хорошего детского писателя Гайдара». По фактам геноцида есть горы документов, свидетели живы, если с ума не сошли. Комиссии (в том числе Говорухина в Думе) и конференции работали по геноциду русских в Чечне. Это жидовская оккупационная власть не хочет справедливого суда над своими подельниками в Чечне.[10]

В семье не без урода, Россия это огромная семья, а чем больше семья тем больше в ней уродов. Нельзя относится ко всем чеченам как к тварям. Это я понимаю умом, но смерть половины моих одноклассников в Чечне, заставляет ненавидить всех.[11]

Мою тетю убили в собственной квартире в 1996 году в Грозном после того, когда генерал Лебедь подписал так называемый «Хасавьюртовский мир» и орал «Аллах акбар» …
К ней в квартиру зашли вооружённые люди и расстреляли в неё два автоматных рожка. Потом завернули тело в ковер и выкинули со второго этажа на улицу. Мой родственник, что жил на тот момент в Червлённой, это 40 км от Грозного, узнал об этом только через две недели. Приехал, что он увидел — словами не передать — это было в августе, жара стояла. Они отвезли её в Червлённую и там похоронили на нашем кладбище.

в самом Грозном был какой-то его знакомый — зубной техник. Так ему сказали — хочешь заниматься своим делом — будешь платить в «Кадыровский фонд». Он ответил — я подумаю. В общем, на следующее утро ни его, ни его семьи не нашли. И даже не пытались искать.[12]

В одну из подобных поездок по блок-постам, моим старшим машины опять оказался ст.прапорщик Моросько, хохол. Хороший мужик, щеголеватый гусар, знающий себе цену.

Да, раза три или четыре я ездил с ним по ингушским мятежным сёлам, один раз даже сидел за столом во дворе одного дома и ел мясо. В последнюю мою с ним поездку к ингушам, обычно юморной прапор был мрачен. Мы быстро проезжали пограничное с осетинами ингушское село, когда он сказал, чтоб я сбавил ход. И повернувшись ко мне с невесёлым видом сказал:
— А хочешь, я покажу тебе в этом селе ВСЕ ДОМА, ГДЕ СИДЯТ РУССКИЕ И РОССИЙСКИЕ РАБЫ?

Село было наверное тысяч на пять жителей, а домов ТАКИХ он мне показал ШЕСТЬ. На этот раз мы нигде не останавливались в селе ингушей. Нашу машину они уже знали и не обращали на неё внимания. Я ПРОСТО НЕ МОГ ОСОЗНАТЬ ВСЕГО ТОГО, что только что он мне сказал. Моросько ВИДЕЛ ЭТИХ НЕСЧАСТНЫХ САМ. Муслимы-ингуши ОТ НЕГО НИЧЕГО НЕ ПРЯТАЛИ. Это был май 1993-го года… История повторяется.[13]

Никто на это не смотрел. Никому не надо было! И как вырезали русские семьи в Чечне, тоже никто не видел. Утром проснешься — по соседскому дому уже чеченцы ходят. Спрашиваешь: где соседи? А переехали! Ночью, без вещей! И дом продали, тоже ночью. Нас в первую чеченскую солдаты успели погрузить и вывезти. Отец из Грозного выходил с беженцами, русскими, по тропке, всю их цепочку пулеметчик скосил, а до отца очередь чуть-чуть не достала. Лента, отец рассказывал, кончилась в пулемете.[14]

В начале 90-х еще до войны в Чечне (когда всем разрешили брать суверенитет сколько хотят) русскоязычные жители Грозного начинали день с того, что узнавали кто из них убит сегодня и кого исстязали, отобрав жилье. И это было массово, хотя в Грозном было большинство русских. Ни власть, ни правозащитники этого не хотели замечать.[14]

Я всего лишь родился и вырос в Чечне (Надтеречный район, ст. Шелковская), потом вывозил оттуда семью и соседей (кого смог), а потом был «разведенным лохом», причем дважды: с 1994 по 1996, и с 1999 по 2004. И вот что я Вам скажу. В 1991‒1992 гг (еще до первой войны) в Чечне были вырезаны ДЕСЯТКИ ТЫСЯЧ русских. В Шелковской весной 1992 г «чеченской милицией» у русского населения было изъято все охотничье оружие, а через неделю в безоружную станицу пришли боевики. Они занимались переоформлением недвижимости. Причем для этого была разработана целая система знаков. Человеческие кишки, намотанные на забор, означали: хозяина больше нет, в доме только женщины, готовые к «любви». Женские тела, насаженные на тот же забор: дом свободен, можно заселяться.[15]

Я видел колонны автобусов, к которым из-за смрада нельзя было подойти на сто метров, потому что они были набиты телами зарезанных русских. Я видел женщин, ровненько распиленных вдоль бензопилой, детишек, насаженных на столбы от дорожных знаков, художественно намотанные на забор кишки. Нас, русских, вычистили с собственной земли, как грязь из-под ногтей. И это был 1992 год — до «первой чеченской» оставалось ещё два с половиной года.[15]

Во время первой чеченской были захвачены видеозаписи, как развлекались с русскими женщинами несовершеннолетние вайнахи. Они ставили женщин на четвереньки и метали ножи как в мишень, стараясь попасть во влагалище. Все это снималось на видео и комментировалось.[15]

Русские 2009 г кардинально отличаются от русских 1991-го. В 91-м году в ст. Шелковской один вооруженный чеченец перебил больше сотни русских — ходил от дома к дому, спокойно перезаряжался, стрелял. И никто не посмел сопротивляться. А всего через 15 лет в Кондопоге, Твери и Ставрополе чечены жестоко обломались.[15]

Русские 2009 г кардинально отличаются от русских 1991-го. В 91-м году в ст. Шелковской один вооруженный чеченец перебил больше сотни русских — ходил от дома к дому, спокойно перезаряжался, стрелял. И никто не посмел сопротивляться. А всего через 15 лет в Кондопоге, Твери и Ставрополе чечены жестоко обломались.[15]

Потом настали «весёлые времена». Русских начали резать на улицах средь бела дня. На моих глазах в очереди за хлебом одного русского парня окружили вайнахи, один из которых плюнул на пол и предложил русскому слизать плевок с пола. Когда тот отказался, ему ножом вспороли живот. В параллельный класс прямо во время урока ворвались чеченцы, выбрали трёх самых симпатичных русских старшеклассниц и уволокли с собой. Потом мы узнали, что девчонки были вручены в качестве подарка на день рожденья местному чеченскому авторитету.

А затем стало совсем весело. В станицу пришли боевики и стали зачищать её от русских. По ночам иногда были слышны крики людей, которых насилуют и режут в собственном доме. И им никто не приходил на помощь. Каждый был сам за себя, все тряслись от страха, а некоторые умудрялись подводить под это дело идеологическую базу, мол, «мой дом — моя крепость» (да, уважаемый Родо, эту фразу я услышал именно тогда. Человека, который её произнёс, уже нет в живых — его кишки вайнахи намотали на забор его же собственного дома). Вот так нас, трусливых и глупых, вырезали поодиночке. Десятки тысяч русских были убиты, несколько тысяч попали в рабство и чеченские гаремы, сотни тысяч сбежали из Чечни в одних трусах.
Так вайнахи решили «русский вопрос» в отдельно взятой республике.
И удалось им это только потому, что мы были ничтожествами, полным дерьмом. Мы и сейчас дерьмо, правда уже не такое жидкое — среди дерьма начали попадаться стальные крупинки. И когда эти крупинки собираются вместе — происходят кондопоги. Их пока немного, но вайнахи — молодцы. Настоящие санитары леса. В результате их культурно-просветительской миссии в России русские бараны снова становятся людьми.
Вообще, тем, кто по жизни пересекался с чеченцами, есть за что их ненавидеть. А после такого их есть за что ненавидеть и тем, кто с ними не пересекался.[15]

прогноз для России на 2010 год от Гайдара.
Это чмо имеет непосредственное отношение к процессам, затронувшим и каждого из нас в частности, и всю нашу бывшую Страну в целом. Это с точки зрения «экономики».
Но у меня к нему есть вопросы и неэкономического характера. В январе 1995-го вышеозначенный господин в составе большой делегации «правозащитников» (руководитель — С. А. Ковалёв) приехал в Грозный уговаривать наших солдатиков сдаваться чеченцам под свои личные гарантии. Причём Гайдар светился в тактическом эфире как бы ещё не интенсивнее Ковалёва. Под «личные гарантии» Гайдара сдалось 72 человека. Впоследствии их изуродованные, со следами пыток, трупы, были найдены в районе консервного завода, Катаямы и пл. Минутка.
У этого Умного и Красивого руки в крови не по локоть, а по самые уши.
Ему повезло — он сдох сам, без суда и казни.
Но настанет момент, когда, в русских традициях, его гнилую требуху вынут из могилы, зарядят в пушку и выстрелят на запад — ОНО недостойно лежать в Нашей Земле.[15]

В Урус-Мартановском районе, в 1991 году банда Арби Бараева вырезали 99 % русского населения. Спаслись только те, кто был в отпусках в других местах.[15]

Войска могли быть введены в Чечню в 92году, как раз когда была резня, НО Гайдар успешно настоял на «мирном решении вопроса», чем очень гордился.[16]

У меня история есть.

Знаю у нас в Ванкувере одного канадца, ему лет 40 сейчас. Работал в Байре (немецкая фармацевтическая фирма), ну и занесло его в Россию в длительную коммандировку. А он человек с активной жизненной позицией. И вот решил он съездить в Чечню, посмотреть на молодую демократию. Газет начитался еще на Западе. И поехал с другом в поезде Москва-Грозный. А год был, как я понял, где-то 96‒98. С тех пор он души не чает в русской армии, солдаты которой охраняли поезд. Единственное, что их спасло, что они не вышли из вагона, а чечены, которые делить их начали еще в поезде, зайти в вагон, охраняемый солдатами, не решились.

С тех пор он у него взгляды радикально изменились, и он с пониманием читает местную прессу.[17]

ну во первых это как бы был на[ш] город.. Грозный это казачья крепость исторически… а во вторых.. куда ехать то.. например отцу моему полтора года с 92 по 93 зарплату не пллатили… выручали огороды.. и его «калымы» когда главный энергетик как простой электрик за копейки кому то проводку делал.. а квартиры наши стоили копейки и зачастую их просто бросали даже не пытаясь продать так как продавая надо было тут же уезжать иначе ночью придут и заберут эти деньги и завалят.. скорее всего теже кто заплатил.[18]

Да, моя подруга из Гудермеса тоже рассказывала, как приезжали смелые мужчины с гор и вывозили мебель и все что понравится из домов пожилых русских женщин. И о том, как пропадали люди, если кому-то приглянулся их дом. Мама ее, после того как сбежала оттуда, продав по дешевке дом, долго потом не могла спать по ночам и лечилась..[18]

Друг семьи, родившийся и выросший в Грозном, две квартиры (2х комнатные) обменял на шестерку, что бы вывезти семью.[18]

Ссылки


+0-0
шиноби (гость)
русский стиль

Положение русских и русскоязычных граждан стремительно ухудшается во всех бывших советских республиках Средней Азии, но наиболее сильному давлению они подвергаются в Узбекистане.

«Уже двадцать лет в Узбекистане идет масштабное и очень жесткое вытеснение русских из всех сфер жизни, — подтвердила эту информацию в беседе с корреспондентом «Росбалта» жительница Ташкента Валентина. Свою фамилию она называть категорически отказывается, мотивируя это тем, что «ей здесь еще жить».

За время существования СССР из России в регионы Средней Азии было направленно на работу более 25 миллионов человек. Это были не только русские – и украинцы, грузины, армяне и люди других национальностей многонациональной страны.

Сегодня, на волне все более ожесточающегося национализма, все эти люди, вложившие свой труд в развитие региона, стали людьми даже не второго, а третьего сорта.

Для большинства из них уехать из Узбекистана давно стало единственной и заветной мечтой. Но вот реализовать ее они вряд ли когда-нибудь смогут: нет ни средств, ни возможностей.

«Коррупционный, сверхжестокий, авторитарный режим, ради своего обогащения использует многочисленные заказные судебные процессы; перед произволом властей беззащитен любой — вне зависимости от положения, рода занятий, гражданства. И это – на фоне современных городов и дворцов, созданных умом и руками многих тысяч россиян, направленных правительством СССР поднимать отсталый Узбекистан», — говорит руководитель Брянского регионального представительства юридической сети «Миграция и Право» правозащитного центра «Мемориал» Николай Поляков

«Органы власти и правоохранительные органы Узбекистана поощряют национализм и экстремизм — увольняют без объяснения причин, реально угрожают и подвергают смертельной опасности, дают понять, чтобы мы срочно покинули свои дома и квартиры и уезжали в «свою Россию»» — рассказывает беженец из Узбекистана Леонид Лощаков — «Многие родные, близкие нам люди погибли в неволе — они подверглись изощренным, поистине средневековым пыткам, тюремщики отбивали им почки, и они исходили кровью, отрезали пальцы, загоняли иголки под ногти, раздавливали или поджигали половые органы, выкалывали глаза, перерезали горло».

«На русском языке уже не говорят в школах, институтах, — продолжает собеседница «Росбалта». — Мне кажется, что Россия не делает ни малейших шагов по исправлению ситуации. А вместо этого продолжает финансировать какие-то непонятные и сомнительные проекты».

Устроиться на работу русскому человеку, даже если он неплохо говорит по-узбекски, достаточно сложно. И платить ему будут меньше. «Нас просто не считают за людей, — говорит Валентина. –

И даже попытка поднять вопрос о положении русских, и особенно русских пенсионеров, больных или инвалидов, вполне может окончиться помещением в тюремную камеру по надуманным обвинениям. Сегодня отобрать у такого человека квартиру или любое другое имущество может каждый начальник районного уровня. Нас целенаправленно выживают отсюда».

«Программы для соотечественников, запущенные властями России у нас не работают» — говорит Валентина – «Наши (узбекские – прим. авт.) власти просто игнорируют любые инициативы. Узбекским властям мы безразличны, а российские, похоже, не особенно следят за их реализацией».

Сразу после подавления Андижанского мятежа, когда послы западных стран выехали из Узбекистана «для консультаций» было вполне понятно, чем бы закончилось правление Каримова, если бы не его защиту не встал Путин.

Очевидно, за эту «услугу» в Ташкенте целенаправленно уничтожены все памятники, связанные с русским и советским периодом. Несмотря на поддержку со стороны России в 2005 году, когда Узбекистану объявили бойкот все западные страны, сегодня в государственной идеологии этой страны Россия – главный враг, а сами русские – «потомки оккупантов».

«Симпатия или антипатия к России и русским в Узбекистане зависят от курса внешней политики Ташкента, — говорит эксперт по региону Айбек Султангазиев. – В годы потепления отношений между странами симпатии усиливаются со стороны власти.

Но враждебность к русским присутствует с самых первых лет независимости. Период нахождения территории Узбекистана в составе Российской империи, а затем и СССР преподносится тенденциозно и рассматривается в официальной идеологии как период колонизации».

Поскольку такое отношение к неузбекским меньшинствам в Узбекистане является государственной политикой, вероятно российским властям следует начать проводить политику, которая вынудит узбекское руководство пересмотреть свою практику.

Тем более, что среди простых узбеков, особенно заставших советское время, отношение и к русским и к русскому языку вполне лояльное и уважительное. Другое дело, что за время независимости уже подросло поколение, твердо усвоившее правило – русские это «колонизаторы».

«Бывшие партократы в первые годы независимости пытались оседлать националистические настроения и у них получилось, — считает Султангазиев. – А теперь это здесь уже традиционный фактор консолидации общества. Кроме того, таким образом пытаются просто занизить значимость советского периода, который был более комфортен для большинства населения».

Российские власти если и делают что-то для поддержания соотечественников в Узбекистане, то этого явно недостаточно и действия эти неэффективны, подтверждает эксперт. «Россия просто поражает своим благодушием в таких вопросах, — говорит Айбек Султангазиев. – Ради тактических побед во внешней политике Москва очень легко жертвует стратегическими интересами.

Фактически, любое государство должно рассматривать своих соотечественников за рубежом как инструмент для влияния на иностранное государство. Россиянам стоило бы поучиться у китайцев. Тем более, в постсоветском пространстве для Кремля до сих пор существуют более благоприятные условия для продвижения своих интересов.

Прежде всего, РФ необходимо наладить адекватную систему реагирования на потребности и проблемы своих соотечественников. Работать активно в гуманитарно-культурном пространстве Узбекистана. И быть готовым вести жесткий диалог с использованием своих рычагов влияния при защите прав русских в Узбекистане».

У России достаточно рычагов воздействия – и политических и экономических. Трудовые мигранты, бизнес — интересы узбекской элиты в России. Можно поддержать инициативы международных НПО по бойкоту узбекского хлопка. Есть еще много точек воздействия, была бы только воля.

Источник


+0-0
Быстрый переход по форуму:

Компания Технолайф

Original design by My Drupal  |  Modified by LiveAngarsk.ru team