Поездка в Лутугино и Переможное (с. Шмидт)

Овод
25.08.2015 - 03:43

Предыдущее: Поездка в Луганск и село Георгиевку.
На следующий день после поездки в Георгиевку, я съездил в город Лутугино и село Переможное (Шмидт). В районе поворота на Лутугино силы ВСУ прорывались к Луганскому аэропорту. Часть домов снесены до основания (я даже сразу не понял, что на этом месте были дома), там осталась только каменная крошка. От части домов остались только стены.
На повороте на Лутугино впервые за 6 дней встретил женщину, которая высказывалась против ополчения и в поддержку действий украинской армии. Когда закончил снимать разрушенные в результате обстрела дома на повороте на Лутугино и пошел снимать дальше, женщина, наблюдавшая за съемкой на дороге, потребовала показать разрешение. Я удивился и спросил "А кто должен давать разрешение? И какое нужно разрешение на то, чтобы снимать разрушенные дома"? Тогда женщина стала возмущаться и говорить, что во всем виноваты ополченцы, не надо было сопротивляться действиям Нацгвардии, тогда бы и обстрелов никаких не было. Что Луганская область – это Украина и российским журналистам, тут делать нечего. Я попросил ее дать интервью и позволить снять, но женщина отказалась говорить со мной и что-либо объяснять.
В самом городе Лутугино разрушены попаданием мин жилые дома, гимназия, кафе, заправка и другие объекты:

По словам местных жителей, ни каких огневых точек ополченцев – в домах не было. ВСУ просто стреляли по городу. Да и какой дурак будет устанавливать огневую точку, к примеру, рядом с автозаправкой. В самом городе ополчение – не воевало, только на окраинах. Но в самом городе – следы обстрелов и разрушенные здания, пострадавшие от обстрелов ВСУ. По всему городу у меня не было времени проехать, поэтому заснята только часть разрушений. По словам местных жителей, ВСУ занимались мародерством: вывозили мебель, бытовую технику, холодильники и т. п. Рассказывали, что в селе Черухино даже оградки с могилок сняли и увезли на металлолом.
На выезде из Лутугино мне показали могилу похороненного там командира отряда ополчения, защищавшего Лутугино. Что удивительно – он был украинцем. Вообще, как я убедился, национального в украинском конфликте – не так много и касается, в основном, отношения к русскому языку (кстати, многие из тех, с кем я говорил, разговаривают на суржике). В первую очередь – это конфликт мировоззрения, отношения к истории и разница в отношении к России и "москалям".
Переможное (с. Шмидт) – пострадало намного меньше. Сгорела школа, разрушено несколько домов, зернохранилище (сгорело после обстрела Нацгвардии, вместе с урожаем, который только что собрали):

За год многое восстановили. Как я понял, взрывной волной и осколками было повреждено много крыш, которые уже перекрыли. Следы осколков видны и на деревенских оградах.
Стоит отметить, что люди редко соглашались на интервью и не хотели, чтобы их снимали. И даже боялись говорить под диктофон. Боятся, что их слова и позиция станет известной нынешней украинской власти. По их словам, на Украине развернулась "охота на ведьм": прослушиваются переговоры по мобильным, отслеживается переписка в Инете, выявляются семьи, родственники которых служат в ополчении. По словам одного из тех, с кем беседовал, все находящиеся на территории Новороссии граждане, считаются украинской властью сепаратистами и террористами. Поэтому люди боятся давать интервью, считая, что могут найти их родных на территории Украины или ВСУ сможет захватить территорию Новороссии.
Существует проблема разделенных семей. Все семьи, о которых известно что родные участвуют в ополчении, находятся под постоянным контролем. У них проводятся облавы и обыски, считая, что ополченцы могут вернуться или их родные будут заниматься сбором информации о ВСУ.
Проблема состоит в том, что многие из находящихся в Новороссии людей (в том числе и из ополчения) – имеют родных на другой стороне. Там у них остались дома, квартиры, имущество, которое сейчас сохраняют родственники, оставшиеся жить на территории, контролируемой Украиной. Для того, чтобы иметь возможность навестить своих родных в Новороссии, они должны уплатить от 1,5 тысяч гривен (если на бОльший срок – то дороже) и указать основание для посещения Новороссии. То есть, если их родственник служит в ополчении или имеет отношение к службам, которые взаимодействуют в ополченцами, то семья попадает под наблюдение со всеми последствиями. Понятно, что такое условие – делает сложным взаимоотношения с родственниками на другой стороне.
В Алчевске удалось взять интервью у одного из жителей, который не побоялся, что его снимут на видео. Его семья уехала жить в Россию, поэтому преследования со стороны украинских властей ему не грозят:

Должен отметить, что всеобщей поголовной поддержки ополчения (как я думал) – в ЛНР нет. Хотя в поддержку ополчения высказываются очень многие, но существует разница в уровне поддержки. Если в селах и городах, побывавших под оккупацией Национальной гвардии эта поддержка – массовая, вплоть до того, что ополченцев (когда они сменяются) встречают с цветами и плачут, хотя и есть редкие случаи недовольства, то в тех районах, которые война не затронула, отношение к ополчению – более сдержанное. И нельзя сказать, что все поголовно его поддерживают. Это факт, который я увидел. Практически то же самое мне говорили и ополченцы. Что самая большая поддержка у них в тех районах, которые были заняты Нацгвардией в ходе летнего наступления и освобождены потом ополчением или в тех районах, где шли бои. Показательно, что там, где побывали нацгвардейцы, подавляющее большинство населения поддерживает ополчение. Люди могли сравнить украинскую армию с ополчением и сделать вывод, кто из них лучш

Следующее: Война и ополчение в Донбассе: интервью и беседы с ополченцами.
Источник

+

+

Овод пишет: Должен отметить,

Овод пишет:

Должен отметить, что всеобщей поголовной поддержки ополчения (как я думал) – в ЛНР нет. Хотя в поддержку ополчения высказываются очень многие, но существует разница в уровне поддержки. Если в селах и городах, побывавших под оккупацией Национальной гвардии эта поддержка – массовая, вплоть до того, что ополченцев (когда они сменяются) встречают с цветами и плачут, хотя и есть редкие случаи недовольства, то в тех районах, которые война не затронула, отношение к ополчению – более сдержанное. И нельзя сказать, что все поголовно его поддерживают. Это факт, который я увидел. Практически то же самое мне говорили и ополченцы. Что самая большая поддержка у них в тех районах, которые были заняты Нацгвардией в ходе летнего наступления и освобождены потом ополчением или в тех районах, где шли бои. Показательно, что там, где побывали нацгвардейцы, подавляющее большинство населения поддерживает ополчение. Люди могли сравнить украинскую армию с ополчением и сделать вывод, кто из них лучш

Это и понятно...

"Я за свободу слова любому рот заткну!"
Выпьем!

Отправить новый комментарий

Вы не можете оставить комментарий к этому посту, потому что автор блога разрешил комментировать только зарегистрированным пользователям.

Компания Технолайф

Original design by My Drupal  |  Modified by LiveAngarsk.ru team