Серёга-Лимузин

Очкарик
21.10.2019 - 21:45

Снимал я в студенческие годы одно время комнату у старушки. Другую комнату она сдавала студентке с иняза – института иностранных языков. Квартира была трёхкомнатная. Адресок бабули мне дал Мишка, мой одногруппник, который жил в одном доме с ней и хорошо её знал. Старушка – божий одуванчик. У меня о ней до сих пор хорошие воспоминания остались. А какие вкусные пирожки с повидлом она умела делать!
Студентка оказалась даже очень симпатичненькая. Звали её Галя. Но Мишка меня заранее предупредил:
- Не вздумай с ней шуры-муры заводить!
- Почему? – поинтересовался я, ибо такая мысль, чего греха таить, в моей голове промелькнула в первый же день, как только я заселился и познакомился с Галей.
- Да парень здесь один за ней ухаживает. С нашего района. Кличка Лимузин.
- Ну и пусть ухаживает. Выбор будет за дамой! – храбро и воинственно ответил я.
- Я тебе не позавидую, если она отдаст предпочтение тебе. Он парень здоро-о-овый.
- Да я вроде тоже не хиляк. И не из трусливых. Ты же знаешь.
- Не хорохорьтесь, поручик, не хорохорьтесь, - В те дни по телеку шел какой-то популярный фильм про гусаров, поэтому Мишка меня так и назвал. - Он не просто здоровый, он очень здоровый. Одной рукой двухпудовку сотню раз спокойно отжимает.
- У-тю-тю! – присвистнул я.
- Ещё и мастер спорта по боксу. Его в нашем районе всё хулиганье побаивается. Да и не только в нашем районе.
Желание заводить шуры-муры с Галькой у меня сразу пропало. Почти пропало. «Что у нас своих красивых девчонок в университете нет?» - философски рассудил я.
- Благодарю вас, корнет, за то, что своевременно предупредили, - прищелкнул я каблуками и склонил голову.
В этот же день, под вечер, мы с Мишкой решили немного обмыть моё новоселье, послушать музыку – Мишка достал новые записи «Deep purple». Взяв в магазине бутылочку портвейна, пошли домой. На улице уже смеркалось. А район, где жил Мишка и теперь поселился я, надо сказать, был далеко не из тихих. Обстановка в нём была криминогенная, хулиганья хватало.
Идём мы, значит, с Мишкой не спеша по тротуару. Мишка несёт в руках банку кабачковой икры и булку хлеба, я бутылку портвейна. И тут нам навстречу вразвалочку – пять человек.
- Опаньки, а вот и бутылочка! – говорит один из них и протягивает руку: - Ну-ка дай сюда, пока…
- Да ладно, ребята! – отвечаю я и убираю за спину руку с бутылкой. – Может, не будем? А то нас Лимузин ждёт.
- А чо ты сразу Лимузин, Лимузин? – спрашивает тот, который хотел отобрать у меня бутылку. Но интонация в его голосе уже стала совсем другой. – Ладно, идите!
Они расступаются, и мы идём дальше.
- Да, - говорит вскоре Мишка, – чуть было не получили. Ловко ты сообразил.
- Почему бы не воспользоваться знакомством, пусть и заочным, с этим Лимузином? - спрашиваю я.
Мишка рассмеялся:
- А если бы он среди них оказался? Ты же его в лицо еще не знаешь.
- Кто не рискует, тот портвейна не пьёт, - отшучиваюсь я.
- Видал, как его побаиваются? – спросил Мишка.
- Вида-а-ал, - ответил я, а желание заводить шуры-муры с Галькой у меня пропадает окончательно.
Через пару дней, когда вечером Галька пыталась мне строить глазки и кокетничать (женщины есть женщины), я дал ей понять, что знаю, кто за ней ухаживает, а заодно рассказал историю, которая недавно приключилась со мной и Мишкой.
- Ты это, - сказал я, - попроси его, чтобы он на нас не сердился. – Как-никак, мы, можно сказать, твои друзья.
- Ладно, попрошу, - рассмеялась Галька.

- Не сердится, - сказала она мне на следующий день. – Но ржал долго. «Ну, студенты!», - говорит.
А еще через пару дней я сам познакомился с Лимузином (звали его тоже Сергеем), когда он пришел вечерком к Гальке в гости. Они собирались сходить в кино.
- Ладно, Серёга, - глядя на меня с высоты своего двухметрового роста и осторожно пожимая мою руку (видимо, чтобы её не сломать), сказал он, когда они уходили, - ты, если что, на меня можешь ссылаться. Райончик-то у нас, можно сказать, бандитский, хулиганья хватает.
Где-то раза три мне это пригодилось, пока я снимал у старушки комнату.
Через полгода я получил место в общежитии и съехал. А еще через год встретил Гальку, когда ехал в трамвае.
- Как Серёга? – спросил я. Помню, они собирались подавать в загс заявление.
У Гальки навернулись на глазах слёзы.
- Разбился он ночью на мотоцикле, - сказала она. Да, у Серёги была «Ява». – Алкаш какой-то на тракторе на встречку выехал и без фонарей. Приятель-то его, который сзади сидел, живой остался, а Серёжа до приезда скорой скончался. Через три дня сорок дней будет. Приходи, помянем.
- Там же, где они с мамой жили?
- Там же.

Автор Сергей Савченков - proza.ru

Очкарик, гОдно Иногда тоже

Очкарик, гОдно Да! Иногда тоже подмывает пересказать подобную историю, но не хочу тревожить мертвецов...

Слышишь вой волка?
Такое родное отчаянье...
Мы здесь ненадолго,
Мы здесь совсем случайно.

Де Вайс пишет: но не хочу

Де Вайс пишет:

но не хочу тревожить мертвецов...

Все там будем. Почти сто процентов написанного в литературе - об уже ушедших людях.

Мое кредо: не спорь с дураком - наживёшь врага, спорь с умным - вместе доберетесь до истины.

Очкарик пишет: Все там

Очкарик пишет:

Все там будем.

Это да Улыбка

Очкарик пишет:

Почти сто процентов написанного в литературе - об уже ушедших людях.

И это тоже. Просто лично мне несколько неудобно про это писать. Возможно, просто предрассудки...

Слышишь вой волка?
Такое родное отчаянье...
Мы здесь ненадолго,
Мы здесь совсем случайно.

Отправить новый комментарий

Вы не можете оставить комментарий к этому посту, потому что автор блога разрешил комментировать только своим друзьям.

Компания Технолайф

Original design by My Drupal  |  Modified by LiveAngarsk.ru team