Ремит

Очкарик
29.03.2018 - 14:57

Электричка была полупустой. Это была последняя вечерняя электричка, основной поток пассажиров уже схлынул. Григорий сел у окна напротив девушки с книгой в руках. Рядом с ней на скамейке лежала тетрадь с ручкой. Наверно, студентка, подумал Григорий. Он возвращался с работы домой – задержался сегодня до девяти вечера в институтской лаборатории, которой заведовал. Точнее, ехал не домой, в городскую квартиру, а на станцию Борисовскую, где у него была дача – впереди были выходные, и он решил провести их там.
Григорий положил на колени свой старенький кожаный портфель, прислонился к стене и полузакрыл глаза. Свет от привокзальных фонарей и витрин киосков отражался в небольших лужицах – вечером прошел небольшой дождь. На перроне почти никого не было.
«Осторожно, двери закрываются! Следующая остановка «Кашинская», - раздался из динамиков громкий голос. Вагон тронулся, электричка зажужжала и стала набирать скорость.
На «Кашинской» в вагон ввалилась шумная пьяная компания из пяти человек.
- Смотрите-ка, какая симпатяшка сидит! – сказал один из них, кривоносый и в кепке с длинным козырьком, когда они поравнялись с девушкой и Григорием. – Скучает!
- Сейчас мы её развеселим! – захихикал другой, с чёрной бородкой, и бухнулся на сидение рядом с девушкой. – И чего это мы там читаем? Ну-ка дай посмотреть, – он грубо взял из рук девушки книгу.
- Что вы себе позволяете?! – возмутилась девушка, пытаясь отнять книгу.
- А что хотим, то и позволяем! Вот сейчас захотим и оттрахаем тебя. Прям здесь!
Девушка, поднявшись, попыталась уйти, но другой, в футболке и в синих наколках, севший рядом с Григорием, ухватил её за руку:
- Да посиди с нами часок, краля. Уважь. Выпить хочешь? Шурик, доставай.
Лысенький Шурик принялся доставать из большой хозяйственной сумки водку, стаканы и закуску.
- Да пустите же меня! – пыталась вырваться и освободить руку девушка. – Вызовите кто-нибудь полицию!
- Сидите тихо и не дёргайтесь, а то не доедите! – оглянувшись на немногочисленных пассажиров, громко пригрозил бородатенький. - Отпусти её, Жорик, - попросил он и снова захихикал, - я её к себе на коленочки посажу. С ней водочка слаще будет.
«С пятью мне, конечно, не справиться, - подумал Григорий. - Да и наверняка у кого-нибудь из них есть нож». Григорий был не из хилых – когда-то в студенческие годы занимался тяжёлой атлетикой. Полутяжёлый вес, на соревнованиях даже призовые места занимал. Правда, после этого уже почти двадцать лет прошло.
«Подходящий случай проверить действие ремита на себе еще раз, - решил он.
Девушка, всхлипывая, тщетно пыталась выдернуть свою руку.
- Ну, посиди, посиди с нами, не бойся. А то хуже будет, - пригрозил татуированный.
Григорий же раскрыл свой портфель, достал из него небольшой флакончик и, вытряхнув на ладонь таблетку ремита, отправил в рот.
- Что, дядя, сердечко прихватило? – ухмыльнулся бородатенький. – Ты бы пересел куда-нибудь от греха подальше, а то еще инфаркт хватит.
- Сейчас пересяду – спокойно ответил Григорий и, незаметно подмигнув девушке глазом, принялся не спеша закручивать на флакончике пробочку и укладывать его в портфель. Он тянул время - ему нужна была минута, не больше.

Ремит – так назвал Григорий вещество, открытое им полгода назад и представляющее собой мелкокристаллический порошок желтоватого цвета. Григорий назвал его так по имени лабораторной белой крысы, самца Реми. А самого Реми, когда он был еще маленьким , сотрудники лаборатории назвали так в честь милого и доброго крысёнка Реми из мультфильма «Рататуй». Реми в лаборатории был первым среди животных, на котором был испытан этот препарат.
Уже на следующий день, после инъекции ремита, Реми стал явным вожаком, лидером в своей крысиной стае, несмотря на то, что не выделялся среди самцов особыми размерами – были и более крупные особи. Реакция, именно мгновенная реакция на происходящее вокруг – вот что стало отличать его от остальных самцов. Он мог покусать кого угодно, его же никому не удавалось. То же самое было замечено и с другими животными (собаками, кошками, обезьянами), которым после была введена инъекция ремита. Если какое-нибудь животное, после инъекции ремита, не хотело даваться в руки, то поймать его, даже прикоснуться к нему, было невозможно – оно ускользало в самый последний момент. Действие препарата в среднем продолжалось около двух суток.
Желтоватый порошок ремита на вкус был слегка кислым и чуть-чуть сладковатым - месяц назад Григорий испытал его на себе, дома. Признаться, он уже не первый раз подвергал себя такому риску за пятнадцать лет работы в НИИ, где вместе с другими сотрудниками занимался синтезом веществ, оказывающих воздействие на центральную нервную систему животных и человека. Действие ремита он почувствовал уже через минуту: всё происходящее вокруг него стало протекать как замедленном фильме – в десятки раз медленнее, чем на самом деле. Чувствовалась инертность собственного тела – тело тормозило, сопротивлялось, не поспевало за желаниями, к примеру, поднять руку, сжать кулак, повернуть голову, сделать шаг. Нечто подобное испытываешь, когда находишься под водой. Секундная стрелка на настенных часах, что висели в комнате на стене, казалось, остановилась. Нет, вот она снова дернулась. Хотя слова «дёрнулась» здесь уже явно не подходило – стрелка очень медленно сдвинулась на одно деление и снова замерла.
Преодолевая легкую, еще не привычную, инертность собственного тела, Григорий вышел на балкон. Стрижи, теперь уже не носились в вышине, а медленно плавали, лениво шевеля крыльями, как рыбы плавниками в аквариуме. А их коротенькое «стри-и-и» тянулось очень долго. Внизу по дорожке медленно проехал велосипедист, еле вращая педалями, а тополиные листья и ветки еле двигались – дул тёплый летний ветерок.
Вернувшись в комнату, Григорий решил провести несложный эксперимент – уронить зажигалку, а у самого пола поймать её. Это удалось ему легко сделать. Затем он решил усложнить эксперимент: добавил к зажигалке пачку сигарет, ручку, пульт от телевизора и ключи от квартиры, что лежали на журнальном столике, и принялся ими жонглировать. Получилось тоже легко, хотя раньше он мог это проделать от силы с двумя предметами. Он даже провернулся пару раз вокруг собственной оси, как заправский жонглёр в цирке, – получилось, не уронил ни одного предмета. Предметы двигались в воздухе очень медленно, их легко можно было подхватить, придать нужную траекторию.
Всё, всё кругом замедлило своё движение, только мысли текли с прежней скоростью. Григорий, понимал, что это только кажущее ощущение, на самом деле всё, конечно, происходило наоборот: это думать он стал быстрее и у него увеличилась скорость реакции – в десятки, а то и сотни раз!
За вечер он дописал свою докторскую диссертацию, которую планировал закончить только месяца через два.
Действие ремита закончилось на следующий день, в воскресение вечером, то есть продолжалось полтора суток. Никаких побочных действий после приёма препарата Григорий не заметил, если не считать ощущения, что как будто он провёл дома не пару дней, а месяца два – так медленно тянулось для него время.

- Отпусти, девушку! - положив рядом собой портфель и не вставая, приказал татуированному Григорий.
- Ты чё там развякался, фраерок очкастый? – привставая со скамейки, сказал верзила в клетчатой рубахе с расстёгнутыми пуговицами – он был самый здоровый из компании. – Может, тебе в лоб дать?
- Попробуй, - ухмыльнулся Григорий.
- Держи!
Поднимаясь со скамейки, Григорий легко уклонился от удара в голову. Кулак клетчатого попал в стенку вагона.
- Ах ты, сука! – взвыл он, потряхивая рукой, и, тут же получив от Григория справа в челюсть и поддых, свалился в проходе.
Татуированный, отпустив девушку, сунул руку в карман. «За ножом, наверно, - подумал Григорий, уклоняясь от ударов бородатенького и кривоносого. – Тетрадь девушки на полу валяется, надо поднять, а то затопчут».
Вмазав снизу правой в чёрную бороденку – бородатенький, взмахнув руками, откинулся назад, - Григорий поднял тетрадь и положил на свой портфель, наблюдая, как кривоносый заносит руку для удара. Пригнувшись, Григорий с разворотом ударил ему пару раз локтем согнутой руки в печень – кривоносый согнулся пополам на скамейке.
«Точно, нож!» - отметил Григорий, уклоняясь вбок от ножа и ударяя со всей силы кулаком по запястью татуированного. Кулак татуированного разжался, и нож, вращаясь, перелетел через скамейку. Сам же татуированный, получив от Григория в ухо и ладонью по шее, свалился рядом с верзилой в клетчатой рубахе.
«Удавка!» - сообразил Григорий, наблюдая, как перед глазами опускается тонкая белая бечёвка, а слева и справа кулаки, натягивающие её. Это был последний, лысенький Шурик, из компании. Григорий перехватил его за оба запястья и резко откинул назад голову, нанося затылком удар в лицо.
- У-у-у! – взвыл Шурик, обхватывая руками лицо, и тут же получил еще один удар от развернувшегося к нему Григория – коленом ниже пояса.
- Вот, кажется, и всё! – сказал Григорий и улыбнулся девушке. Та стояла в двух метрах от него, в проходе, прижимая к груди книгу и смотря на него широко открытыми глазами.
На следующей остановке они вместе вышли – девушка тоже ехала до «Борисовской».

Отправить новый комментарий

Вы не можете оставить комментарий к этому посту, потому что автор блога разрешил комментировать только зарегистрированным пользователям.

Компания Технолайф

Original design by My Drupal  |  Modified by LiveAngarsk.ru team