Рентация

Очкарик
13.11.2017 - 21:17

Перед самым обедом в дом Сергея Анатольевича Доронина и его жены Екатерины Михайловны забежал внук Сашенька. Сашенька учился во втором классе.
- Деда, баба! – с порога прокричал он. – Дядя Витя из Москвы приехал!
- Витенька приехал! – обрадованно всплеснула руками Екатерина Михайловна. Она стояла у плиты.
- Давно приехал? – поинтересовался у внука Сергей Анатольевич, усаживаясь за кухонный стол, на котором дымились две тарелки с пельменями.
- На утреннем автобусе.
- Садись, Сашенька, с нами. Пока горяченькие. Тебе с бульончиком или со сметанкой пельмешки сделать? – спросила Екатерина Михайловна, доставая их посудного шкафа еще одну тарелку.
- Со сметаной, - ответил Сашенька и уселся за стол рядом с дедом.
- Мог бы вначале к отцу с матерью зайти, а потом уже к брату, - проворчал Сергей Анатольевич.
- Димкин дом рядом с остановкой, вот и зашел к нему, - попыталась оправдать сына Екатерина Михайловна.
- Ладно, зашёл да зашёл, - махнул рукой Сергей Анатольевич. – Подай-ка еще чесночку.
- Дядя Витя мне вертолёт привёз на батарейках, - похвастался Сашенька. – Он в воздух поднимается и летает.
- Поступил он в аспирантуру-то свою, интересно, или не поступил? – спросил Сергей Анатольевич, дуя на ложку с пельменем.
- Поступил, - ответил Сашенька. – Я слышал. Папка, сказал, что это надо обязательно обмыть и выпросил у мамки бутылочку. А дядя Витя свою из сумки достал – красивая такая бутылка и большая. Забыл, как называется. На вискас походит.
- Виски, наверно, - предположил Сергей Анатольевич. – Водка американская. Ковбои её пьют. На самогонку походит.
- Ты о чём, старый дуралей, с внуком разговариваешь? Чему его учишь? – возмутилась Екатерина Михайловна.
- Да ладно тебе! – отмахнулся от неё Сергей Анатольевич. – Подлей-ка лучше мне еще горяченьких. Что он там еще за бутылочкой рассказывал про жизнь-то свою в столице? Невесту не нашел?
- Не, не нашёл, - ответил Сашенька. – Сперва, сказал, надо аспирантуру закончить
- Ну, вот, с самогонки на невест перешёл! – снова возмутилась Екатерина Михайловна. – Вот придёт к нам – всё и расспросишь у него сам. Чего к ребёнку пристал.
- Деда, а что такое аспирантура? – спросил Сашенька.
- Ну, в ней на ученых учатся. Закончит, к примеру, наш Витька эту аспирантуру, защитит кандидатскую и станет учёным, кандидатом сельскохозяйственных наук, а не просто агрономом. Вот учись на пятёрки в школе – тоже учёным станешь.
- А у меня все пятёрки.
- Ну, молодец, - погладил внука по голове Сергей Анатольевич.
- Только я хочу самолёты всякие и ракеты изобретать.
- Тоже неплохо.
- А еще дядя Витя сказал папке, что он в Москве свою рентацию поменял, - вспомнил Сашенька. - Но тебе, деда, просил, пока не говорить.
- Не рентацию, а ориентацию, - поправил внука Сергей Анатольевич и, поперхнувшись пельменем, протянул: - Что-о-о?!
- Господи! – прикрыла рукой рот Екатерина Михайловна и испуганно посмотрела на мужа.
- Пожил в Москве, аспирант хренов! – выругался Сергей Анатольевич. – Ориентацию поменял! Еще и хвастается!
- Да погоди ты ругаться-то! – попыталась остудить мужа Екатерина Михайловна. – Может, действительно какая-нибудь рентация, а не ориентация.
- Какая еще может быть рентация! Так, мать, достань-ка мне бутылочку. Я сам пойду к ним в гости схожу. Послушаю да поговорю с москвичом нашим. А ты, Сашка, пока у нас посиди.
Но тут со двора послышался собачий лай, повизгивание и вскоре в дом вошли сыновья Сергея Анатольевича и Екатерины Михайловны: старший – Дмитрий и младший – Виктор.

- Что-то ты, батя, смурной какой-то. Не прибаливаешь? – через час поинтересовался у отца Виктор, когда они оба вышли из дома – покурить.
- Да я-то не прибаливаю! – затянувшись сигаретой, ответил Сергей Анатольевич. – А вот у некоторых хотелось бы спросить, как же так получилось, что они ориентацию свою сменили.
- Сашка проболтался, - усмехнулся Виктор. – Ты извини, батя. Не хотел я тебе про это говорить – ты же коммунист. И меня хотел коммунистом видеть.
- Да, я коммунист! И мне, как коммунисту, это тем более противно! Противно, что сын мой… сын мой – гомосек! Тьфу! Еще и хвастается: ориентацию он сменил! Удивляюсь, как Димка тебе еще морду не набил!
Виктор, вначале слушавший отца, молча и нахмурившись, рассмеялся.
- Извини, батя, - сказал он, - похоже, ты не так моего племянничка понял. Я не ту ориентацию сменил, о которой ты подумал. Я вступил в либерально-демократическую партию - ЛДПР.
Сергей Анатольевич какое-то время молча смотрел на сына, а потом, сплюнув, рассмеялся сам.
- Ну, слава тебе, Господи! – сказал он. – Пойдем в дом, а то там, поди, потеряли нас.

На радостях Сергей Анатольевич накатил за столом под закуску еще три рюмки водочки, а затем, поддерживаемый под руки сыновьями, добрался до кровати и вскоре заснул.

(Тема не указана)

Громкий смех

Ну и что ты ржешь? Грех над

Ну и что ты ржешь? Грех над партейными смеяться. Громкий смех

Кстати, господа, напоминаю, в

Кстати, господа, напоминаю, в моём клубе лайки не ставятся. Мы, друзья, просто обмениваемся мнениями, мыслями, впечатлениями, историями. Улыбка

Зощенко..

Зощенко..

ninzya пишет: Зощенко.. Для

ninzya пишет:

Зощенко..

Для меня это лестная оценка - он мне нравится. Спасибо.

Да.... Иногда бывает в

Да....
Иногда бывает в радость что ошибся.
И полегчало...

Никаких на небе звезд нет – это просто миллион дыр,
И пробивается сквозь них свет – это светится другой мир.

Очкарик,

Очкарик,
Да!

Очкарик пишет: Я не ту

Очкарик пишет:

Я не ту ориентацию сменил, о которой ты подумал. Я вступил в либерально-демократическую партию - ЛДПР.

Как-будто есть разница

Ангарчанин - это звучит

ангарчанин пишет: Как-будто

ангарчанин пишет:

Как-будто есть разница

Как хорошо, что Владимир Вольфович не "слышит" - он... Да он бы сейчас лопнул от злости, негодования и возмущения! Громкий смех

Отправить новый комментарий

Вы не можете оставить комментарий к этому посту, потому что автор блога разрешил комментировать только своим друзьям.

Компания Технолайф

Original design by My Drupal  |  Modified by LiveAngarsk.ru team