Почти сто лет назад...

Очкарик
16.02.2017 - 14:41

Недавно вспомнилось: Александр Вертинский, русский и советский эстрадный артист, киноактёр, композитор, поэт и певец, кумир эстрады первой половины XX века. Отец замечательных актрис Марианны и Анастасии Вертинских - да-да, той самой, из "Алых парусов" и "Человека-амфибии".

"Желтый ангел"

Александр Вертинский

В вечерних ресторанах,
В парижских балаганах,
В дешевом электрическом раю.
Всю ночь ломаю руки
От ярости и муки
И людям что-то жалобно пою.

Гудят, звенят джаз-банды
И злые обезьяны
Мне скалят искалеченные рты.
А я, кривой и пьяный,
Зову их в океаны,
И сыплю им в шампанское цветы.

А когда настанет утро, я бреду бульваром сонным
Где в испуге даже дети убегают от меня
Я усталый старый клоун, я машу мечом картонным,
И в лучах моей короны умирает светоч дня.

На башне бьют куранты,
Уходят музыканты,
И елка догорела до конца.
Лакеи тушат свечи,
Уже замолкли речи,
И я уж не могу поднять лица.

И тогда с потухшей елки тихо-тихо желтый ангел
Мне сказал: "Маэстро бедный, Вы устали, Вы больны.
Говорят, что Вы в притонах по ночам поете танго
Даже в нашем добром небе были все удивлены."

И, закрыв лицо руками, я внимал жестокой речи
Утирая фраком слезы, слезы горя и стыда.
А высоко в синем небе догорали Божьи свечи
И печальный желтый ангел тихо таял без следа.

1934 год.

Если не заблуждаюсь, песня написана сестре умершей от передозировке.

Владимир Викторович,
Спасибо за открытие Улыбка

Очкарик пишет: Я усталый

Очкарик пишет:

Я усталый старый клоун, я машу мечом картонным,
И в лучах моей короны умирает светоч дня

Сердечко Свистю

Я есть бесконечная свобода, которая рождается не через убегание от общества, а прямо тут, в присутствии. Не нравится – сами бегите. Беспредельный кураж!

Очкарик пишет: "Желтый

Очкарик пишет:

"Желтый ангел"

Любимая песня у Вертинского.
Очкарик, тема - Во!

Слышишь вой волка?
Такое родное отчаянье...
Мы здесь ненадолго,
Мы здесь совсем случайно.

Домхозяйка пишет:

Спасибо за открытие

История песни: «Кокаинетка»

«Что вы плачете здесь, одинокая глупая деточка, кокаином распятая в мокрых бульварах Москвы?» – так начинается «Кокаинетка», сочиненная Александром Вертинским в 1916 году.

У этой пронзительной песни, исполненной в неподражаемом образе Пьеро, была предыстория, в которой переплелись и биография семьи Вертинского, и противоречивое отношение общества к кокаину – то ли анестезирующему и тонизирующему средству, то ли наркотику, вызывающему психологическое привыкание. Вертинский рано лишился родителей, оставшись круглым сиротой в пять лет.

У него была только сестра Надя, с которой его вскоре разлучили: дети оказались в разных семьях родственников матери, и Александр ничего не знал о судьбе сестры. Более того, ему сказали, что Надежда умерла, чтобы тот перестал о ней вспоминать. Брат с сестрой встретились уже во взрослом возрасте. Александр работал статистом в киевском театре Соловцова, потом, уверившись в собственной актерской бездарности, начал писать рецензии на концерты и декадентские рассказы. Карьера богемного литератора денег не приносила, и Вертинскому пришлось трудиться грузчиком, корректором, бухгалтером...

В 1913 году он случайно встретил и заново обрел сестру, которая стала артисткой: вместе они переехали в Москву, где Александр стал подвизаться в качестве режиссера любительских постановок и завсегдатая собраний футуристов. С Надей они очень сблизились – Вертинский очень нуждался в родственной душе и нашел в лице сестры подругу и единомышленника. Но, увы, ненадолго. Вертинский пытался поступить в МХТ, однако Станиславскому не понравилось его грассирование. Тогда начинающий актер начал выступать в Театре Миниатюр в эпизодических ролях, запомнившихся своей гротескностью, а также дебютировал в немом кино – ему досталась крошечная роль в фильме «Обрыв».

С началом Первой мировой войны Александр добровольцем отправился на фронт санитаром. В 1915 году он получил легкое ранение и вернулся в Москву. Тут ему сообщили о смерти сестры – по распространенной версии, Надежда Вертинская погибла вследствие передозировки кокаина. Потеряв самого близкого человека, Александр неожиданно нашел свое сценическое амплуа. И вот, наконец, на сцене Театра Миниатюр вышла его сольная программа «Песни Пьеро»: актер появлялся перед зрителями в костюме и гриме Пьеро и под мертвенным лунным освещением исполнял странные песни в весьма необычной манере – жеманность, грассирование, речитатив с мелодекламацией. В этот образ прекрасно вписалась и созданная в 1916-м «Кокаинетка».

С тех пор прошло уже почти сто лет, и текст про «кокаином распятую деточку» теперь кажется невероятно смелым и даже провокационным. На сегодняшний день существует множество версий «Кокаинетки», однако записи в исполнении самого Александра Николаевича нет. Объясняется это тем, что первая грамзапись артиста была сделана в 1930 году. К тому времени «Кокаинетка» в его репертуар уже не входила.

Однако харизма Вертинского настолько сильна, что голос певца очень легко можно «расслышать» - независимо от того, кто эту композицию исполняет .

Автор: Алексей Мажаев Фото: кадр из клипа Татьяны Кабановой «Кокаинетка»

Владимир Викторович,
Еще раз спасибо Улыбка

Есть фильм Алексея Балабанова по рассказам Булгакова "Морфий". Саундтрек к этому фильму "Кокаинетка". Хороший такой фильмец. Рекомендую.

Мадам, уже падают

Мадам, уже падают листья...

На солнечном пляже в июне
В своих голубых пижама
Девчонка - звезда и шалунья -
Она меня сводит с ума.

Под синий berceuse океана
На желто-лимонном песке
Настойчиво, нежно и рьяно
Я ей напеваю в тоске:

"Мадам, уже песни пропеты"
Мне нечего больше сказать!
В такое волшебное лето
Не надо так долго терзать!

Я жду Вас, как сна голубого!
Я гибну в любовном огне!
Когда же Вы скажете слово,
Когда Вы придете ко мне?"

И, взглядом играя лукаво,
Роняет она на ходу:
"Вас слишком испортила слава.
А впрочем.. Вы ждите... приду!.."

Потом опустели террасы,
И с пляжа кабинки свезли.
И даже рыбачьи баркасы
В далекое море ушли.

А птицы так грустно и нежно
Прощались со мной на заре.
И вот уж совсем безнадежно
Я ей говорю в октябре:

"Мадам, уже падают листья,
И осень в смертельном бреду!
Уже виноградные кисти
Желтеют в забытом саду!

Я жду Вас, как сна голубого!
Я гибну в осеннем огне!
Когда же Вы скажете слово?
Когда Вы придете ко мне?!"

И, взгляд опуская устало,
Шепнула она, как в бреду:
"Я Вас слишком долго желала.
Я к Вам... никогда не приду".
1930, Цоппот, Данциг

Слышишь вой волка?
Такое родное отчаянье...
Мы здесь ненадолго,
Мы здесь совсем случайно.

Пей, моя девочка

Пей, моя девочка

Слышишь вой волка?
Такое родное отчаянье...
Мы здесь ненадолго,
Мы здесь совсем случайно.

Де Вайс, Вот вам

Де Вайс,
Вот вам благодарность от меня огромная Улыбка моя душа сейчас надорвалась, надломилась, омылась дальними печалями, вскинула лишнее и полетела)))) Дочери Вертинского его достойное и точное продолжение)))) спасибо)))

Домхозяйка, мне, безусловно,

Домхозяйка, мне, безусловно, приятно, но благодарить стОит хозяина блога. И конечно гениев искусства, чьё творчество заставляет взлетать души и через сто лет.

Слышишь вой волка?
Такое родное отчаянье...
Мы здесь ненадолго,
Мы здесь совсем случайно.

Отправить новый комментарий

Вы не можете оставить комментарий к этому посту, потому что автор блога разрешил комментировать только зарегистрированным пользователям.

Компания Технолайф

Original design by My Drupal  |  Modified by LiveAngarsk.ru team