Пролог. Летние каникулы

Де Вайс
23.11.2020 - 04:33

В центре небольшого палаточного лагеря из трёх палаток, над плоским валуном, выполнявшим функцию обеденного стола, висело ароматное облачко от накрытого на этот стол свежесварганенного походного ужина. Основным блюдом выступал традиционный для подобных трапез наваристый картофельно-макаронный супец с тушёнкой в роли мясной основы, уже разлитый по металлическим тарелкам. К его аппетитному запаху примешивались запахи свежих овощей и порезанных ломтиками колбасы и сала. Вносил свою ароматную лепту и парок из небольшого котелка со свежезаваренным крупнолистовым чаем с сибирскими травами, стоявшего на земле между костровищем и вышеупомянутым столом-камнем. И пусть время было ещё вовсе не вечернее для самого длинного в году дня летнего солнцестояния, обед у компании из пяти парней и трёх девушек случился сегодня достаточно давно, ещё в дороге, на жёстких сиденьях электрички.

Около двух часов назад они дошли до места своего бивака. На редкость оперативно были установлены палатки, набрана вода, разведён костёр (благо, на поляне оставался приличный запас дров от гостивших здесь перед ними туристов). И вот, наконец, можно усаживаться на японский манер за низкий импровизированный стол, и в процессе поглощения пищевых калорий, окончательно осознать куда они прибыли. А прибыли они в долгожданное байкальское лето, в своё любимое место, в проверенной годами дружбы отличной компании. Короче говоря, намечалось трёх-четырёхдневное необычайно приятное времяпрепровождение.

Супчик удался на славу! Собственно, по-другому и не бывает после тряски по железной дороге и хорошего марш-броска по пересечённой местности с рюкзаками за спинами. Никто не ограничился одной тарелкой. Холодными закусками закусили первые стопочки прикупленного специально под эту поездку самогончика. На десерт - разные сладкие ништяки под чаёк на чистейшей байкальской водице. И когда курящие закурили по традиционной посттрапезной сигарете, пришло осознание неслабого итогового переедания. И были отложены планы прогулок по таким прогулочным окрестностям. И не хотелось в полный желудок алкоголя. Все полулежали на коврика-карематах и вели приятные разговоры совершенно счастливых в данный момент людей, умиротворённо глазея на раскинувшиеся вокруг волшебные картинки и наслаждаясь звуками чистой природной свободы.

Откуда появился гость никто и не заметил. Они всё также расслаблялись, совершенно отключённые от оставленных в душном городе рутинных забот и отгороженные от дороги, по которой пришли, стенкой небольшого живописного тоннеля. Перед ними лениво плескался Байкал, такой спокойный в данный момент, как будто тоже объевшийся наваристого супа, над ними тихонько шумели деревья на скалах и несколько погромче пролетающие чайки. Конечно, он тоже пришёл с Железки, вышел из одного из концов туннеля и зашёл за него по не слишком приметной тропинке, а теперь стоял прямо перед ними, худощавый белобрысый мальчик лет десяти-одиннадцати.

- Здравствуйте! А можно я у вас чаю попью, пожалуйста?!

Приближался делавший данную просьбу вполне своевременной файф-о-клок. Вот только мальчик не очень походил на тех прилизанных детишек из шаблонных фильмов, по большей части детективов, про старую-добрую Англию, на которые иногда можно залипнуть, переключая каналы телевизора. Растрёпанный, чутка чумазый, в поношенном спортивном костюме, с небольшим рюкзаком за плечами. И один. В таком месте, где и взрослые нечасто чаёвничают в одиночку. Разумеется, попить чаю было можно. Даже нужно, ведь к маленькому гостю было так много любопытных вопросов. Девочки так и вовсе вдруг нежданно-негаданно ощутили неслабый материнский инстинкт, вполне способный побороться у большинства девочек за статус основного.

Роль звезды вечера пацанёнка не смущала ни капельки. Колька, как звали юного путешественника, был не слишком многословен, но строил разговор на манер взрослого, обращался к хозяевам стоянки на "Вы", но без излишнего церемониала, общался вежливо и вместе с тем совершенно на равных. Но сначала выхлебал к чаю две глубоких тарелки супа и спорол пол-палки сервелата. На лицах будущих мам засияли одобрительные улыбки)

- Ты когда в прошлый раз кушал? - спросила Катя, употреблявшая слово "кушал" последний раз, наверное, в возрасте того, к кому обращалась.
- Вчера вечером банку тушёнки с хлебом съел да шоколадку. А сегодня что-то не получилось у меня до вас ничего раздобыть...
- Раздобыть? До нас? Это как ты так еду раздобываешь? Что ты вообще здесь делаешь???
- У меня летние каникулы, и я на них здесь отдыхаю.

Николаю пришлось-таки слегка разговориться. Не оглашая причину своего печального статуса, он поведал, что является детдомовцем. В декабре ему исполнится двенадцать. Сам с севера области, но воспитывается в иркутском интернате. Свой интернат совершенно искренне ненавидит. Прошлым летом, по наущению более старшего земляка-товарища, убежал вместе с тем из детдома и впервые в жизни очутился на Байкале. Планировали пошариться недельку-другую по прибайкальским садоводствам, натырить ягоды на продажу (старший беглец - Костя уже промышлял ранее таким образом) и рвануть затем в родные края, да попутали направления поездов и уехали из Слюдянки на другую сторону Кругобайкалки, чисто туристическую. Вылезли вместо Мангутая в Маритуе, и никаких садоводств там, естественно, не обнаружили. Зато обнаружили таких же сердобольных как нынешние колькины слушатели туристов и затусовались с ними на недельку. Туристы уехали домой, приехали другие, после них на другом километре встретилась ещё одна добрая компания... Так они и пошарились в другом, чем планировали, месте, более продолжительное, чем собирались, время, меняя места дислокации да круги общения. Когда-то, конечно, не слишком радушная компания попадалась, где-то голодали, порой мокли и слегка подмерзали, но в целом кругобайкальский отдых был просто великолепен. А потом пришла осень, похолодало, турпоток отзывчивых походников на КБЖД сократился донельзя - так и кончились байкальские каникулы беглецов, вернулись они в свой интернат, точно зная теперь куда смажут лыжи в следующее совсем не лыжное время года.

С ранней весны начали подготавливаться, строить планы, запасаться разными необходимыми вещами, но тут Костю вдруг усыновили и забрали из детдома какие-то дальние родственники. После недолгих раздумий Коля решил, что тогда по уже проторённой дорожке рванёт один. И вот скоро будет ровно месяц колькиных каникул, тусовался с пятью разными компаниями, ночевал за мелкую помощь по хозяйству в трёх деревнях и даже на одной базе отдыха, ну и в одну каску у костра пару раз, конечно, приходилось, как вчера, допустим. Уехала вчерашним днём очередная колькина компания, оставив ему хлеб, немного сладостей да пару банок консервов.

- Ну, что, можно мне с вами затусоваться? - крайне заинтересованным историей мальчика слушателям трудно было себе представить, что на КБЖД приезжают люди, которые ответили бы отказом на данную просьбу.

Вскоре вся честна компания отправилась на прогулку. Гуляли до глубокой ночи, посадив батарейки в двух из трёх имевшихся фонариков. Как обычно подурачились в тоннелях, неожиданно пугая из темноты девчонок. Те, как обычно, весело вмзжали, будто в самый первый раз. Посетили пару-тройку традиционно посещаемых ими местечек, ни на травинку не изменившихся за шесть лет, минувших с их самой первой сюда поездки, раздавили в каждом из этих местечек по традиционной бутылочке. Подошли поздороваться-познакомиться к компании, остановившийся по соседству с их стоянкой. За знакомство тоже вмазали "по рюмочке", но не особо совпали волнами с соседями и задерживаться в чужом лагере не стали.

Длинный тоннель за полкилометра до их стояночного короткого тоннеля проходили парами-тройками. Замыкали шествие, Лёха с Наташкой, единственная пара на проекте в компании, да примкнувший к ним Колька. Лёха светил вперёд выжившим фонарём, дабы изрядно подутомившаяся компашка добралась до своих спальных мест без травм, а у Натальи никак не заканчивались вопросы к новенькому члену их кружка.

- Коля, а у тебя фонарика даже нет? Как ты здесь бродишь по ночам, в темноте?
- Сломался мой фонарик, оказался слишком водопроницаемым. Но и с целым фонариком я здесь по ночам один не брожу, а сплю обычно возле костра или в какой-нибудь деревне, хотя б на улице.
- Страшно?
- Где? У костра - нет, в деревне - тем более. Просто опасно здесь в темноте. Столько мест, где вниз, к Байкалу, свалиться можно.
- Совсем-совсем ничего не боишься, да ты просто маленький мужичок-сибирячок какой-то)
- Боюсь. Боюсь одиноких молчаливых гостей. И очень не люблю ходить ночью один через туннели - там порой такого наслушаешься, что волосы дыбом!

В этом месте импровизированного интервью у Наташки самой вдруг встали дыбом все имевшиеся на теле волосы, и как-то резко закончились вопросы к Николаю. Она даже машинально оглянулась на только что покинутый туннель и аккуратненько взяла за руку Алексея, подкуривая свободной, дрожащей, рукой успокоительную сигарету. Благо, до их стоянки оставалось выкурить от этой сигареты чуть более половины.

На месте первым делом реанимировали костёр, прикинув, что имеющихся дров осталось аккурат на эту ночь, а завтра придётся заморачиваться по их заготовке уже самим. Как обычно и случается, самая короткая в году ночь была довольно тёплой для байкальской ночи, и костёр нужен был больше как подсветка поляны и меньше для подогрева остатков супа, к этому моменту больше зрительно походившего на кашу. Так что сильнее накинулись на пищу, не требовавшую разогрева. Насытились быстрее чем днём, и еда предсказуемо превратилась в закуску) Колька, перекусив, сразу попросил выделить ему спальное место - его определили в шатровую палатку к девушкам, которая для двоих и вправду была излишне просторна. Наташка тоже, поужинав, ушла спать в маленькую двухместную палатку, ошибочно полагая, что пьющий по возвращению в лагерь с двух рук Лёха быстренько к ней присоединится. Присоединилась к ней в итоге Катя, решившая вернуть подругу к самогонному костру, но внезапно поймавшая в палатке чисто девичье пАрное пьяное "хи-хи", иногда звучавшее громогласнее весёлых походных песен под димкину гитару. Помимо песен были традиционные хороводы вокруг костра, созерцание звёздного неба с таким фантастически отчётливо наблюдаемым Милки Вэем, и разговоры-разговоры-разговорчики, в основном на чисто дружескую тему "как здорово, что все мы здесь хрен знает в какой раз") Лишь только Стас спустился к Байкалу и просидел часа полтора возле воды в позе лотоса, ну да он каждую поездку хотя бы в одну из ночей так делал...

Колька предсказуемо проснулся много раньше остальных. Принёс воды, натаскал валежнику, развёл костерок да заварил ароматный чай. Ещё раз сходил за дровами, немножко попилил-порубил, выпил ещё кружку чая со сгухой, и только тогда стали алкоголики из палаток выползать на всё уже готовое, кто чуть посвежее, кто слегка помятее. По-настоящему тяжело, впрочем, не было никому - в этом между пьянками на природе и на прокуренных кухнях имеется существенная разница. И был новый день, привычно похожий на все кругобайкальские, с традиционной работой-ведением лагерного хозяйства и с отдыхом-веселием - купанием, загоранием да новыми прогулками. Коля во всех мероприятиях принимал активнейшее участие. За водой так вообще он один лишь бегал по крутому спуску, надо сказать, весьма проворно бегал. А на прогулке и вовсе показал новым знакомым парочку весьма живописных мест, о существовании которых, несмотря на свой шестилетний (надо отметить, что всё же не у всех в компании) кругобайкальский стаж, те даже не подозревали.

А ещё вдруг выяснилось, что Николай - заядлый курильщик. Вчера он как-то постеснялся новых лиц, а тут, набравшись смелости, стрельнул сигарету раз, другой да и задымил как паровоз. Особых возражений ни у кого не было - некурящих из них было лишь двое, а трое парней в колькином возрасте уже тоже как минимум "баловались". Катерина и вовсе решила было съюморить и предложила молодому самогон (конечно, на самом деле никто бы ему не дал!), но Колька лишь посмотрел на неё как на дурочку. А когда вечером началась вторая серия походного застолья, как-то тихонько отодвинулся от праздничного "стола", да опять раньше всех ушёл в палатку. Можно было предположить, что по части не вполне корректно ведущих себя в состоянии опьянения взрослых у него имеется негативный опыт.

Во вторую ночь допили весь алкоголь. Надо сказать, что оставалось меньше выпитого вчерашнего. Снова душевненько пообщались, кто дольше, кто менее продолжительное время - Наталья со второй попытки дождалась-таки в палатке Алевсея. Третий день был "сухим" и ленивым - лишь трое фанатиков экстрима полазили пару часов по окрестным живописным скалам. По Дороге же все уже нагулялись - экономили силы на завтрашний обратный марш-бросок. Посему снова набросали карематов, достали карты и кроссворды. Созрело изменение и в походном меню - слегка поднадоевшие походные супы заменили на кашу с мясом из банок и запечённую в золе картошку.

В трезвую ночь Колька в палатку не пошёл. Курил себе одну за одной, как видимо, впрок да слушал беседы старших, сам вступая в разговор, только если к нему обращались. В какой-то момент начали вспоминать традиционные кбжд-шные страшилки для щекотания девчачьих нервов. Страшилки все как одна были про разных странных личностей, иногда попадающихся путешественникам на Дороге. Они и сами встречали здесь пару весьма колоритных персонажей, но всё же скорее местных, повредившихся рассудком на почве беспробудного пьянства. Часть историй вообще выдумывалась на ходу. Коля по-прежнему молчал, но слушал весьма внимательно. И тут к нему снова обратилась Наташка: "Коль, а ты когда-нибудь встречал здесь призраков?" Бойко рассказывавший в этот момент историю за свежим собственным авторством Димка оборвался на полуслове.

- Встречал. Призраков - не призраков уж не знаю. Мне рассказывали, что это Чёрные Обходчики, они следят за порядком на Железке. Слушайте, давайте я Вам совсем чуть-чуть расскажу, а то вы завтра уедете, а мне-то опять здесь одному ночевать. В этом месте очень любят тишину, - и вокруг сразу наступила такая тишина, что если бы ночью ползали многочисленные днём на поляне муравьи, то их стало бы вдруг слышно.

Колька подтвердил право на жизнь парочки распространённых местных баек, не вдаваясь однако в подробности собственных приключений. Напомнил про многочисленные несчастные случаи на Дороге - четверо из его слушателей и сами три года назад стали здесь очевидцами трагедии. Сообщил, что Чёрные приходят в гости к путникам исключительно поодиночке, если же пришла компания странных тел, то это, по-любому, местные водку будут клянчить.

- Обычно они - общительные. Веселятся, смеются, пугают даже как-то в шутку совсем, а потом уходят дальше в ночь. Но по разу - и этим, и прошлым летом подходил к костру из темноты угрюмый высокий дядька. Стоит, молчит и смотрит прямо в глаза, а от костра вместо жара холодом несёт. Нас с Костяном ещё в прошлом году предупредили ни за что с такими не заговаривать. Помогает. Постоит-постоит, посмотрит да исчезает обратно в темноту.

Внимательным колькиным слушателям окружающая ночь вдруг показалась много холоднее двух ей предшествующих и вскорости все разбрелись по палаткам. Разговаривали предсонные палаточные разговоры вполголоса, а больше вслушивались в чёрную-пречёрную кругобайкальскую ночь. Ночь однако была совершенно беззвучна, как многочисленные пролетающие по бездонному небу над их лагерем спутники.

После утреннего чая начались неспешные сборы. Девки не без труда отчистили большой котёл, помыли и всю прочую посуду. Пацаны собрали палатки да подзабили рюкзаки различными более не нужными в этом походе вещами и тёплой одеждой. Прибрались "под метёлочку" на поляне. Остатки продуктов отдали Николаю - консервы, картошка, даже сигарет пара пачек ему перепала. Во время финального чаепития попытались доесть вся оставшуюся наготовленную провизию, да как обычно часть пришлось утилизировать на месте. Погасили остатки костра, по последней на Месте сигарете, и - вперёд, на вечерний электрон. Коля пошёл их провожать пару-тройку железнодорожных километров, ему надо было подыскивать себе компанию либо деревню для следующей ночёвки.

- А тебе не хочется отсюда уехать? - Наташка опять была настроена на душеспасительные беседы в таком нестрашном днём тоннеле.
- Не, не хочется. Да и некуда мне ехать - здесь у меня всё отлично, всяко лучше чем... Каникулы у меня, я же говорю)
- И нестрашно опять оставаться одному?
- Страшно? А чего мне бояться? Знаете, в детдоме я очень часто хочу просто умереть, а здесь мне постоянно жить хочется! А плохого я не боюсь. В 10 километрах отсюда на скале написано краской "После смерти мы все попадём на Байкал". Это Костик написал в прошлом году. Я тоже тогда поверил в это.

И Наташке снова расхотелось задавать вопросы такому необычному ребёнку.

На пол-пути пришло время расставаться. Им надо было в лесистый распадок, на тропу до транссибовской станции, Коля же и вправду никуда уходить с Дороги не собирался и планировал пройти сейчас по ней ещё парочку км, по его словам, было там одно местечко. На прощание устроили пятиминутный перекур, прямо на раскалённых от высокого солнца рельсах.

- Вы ещё приедете сюда этим летом?
- Дважды как минимум. Скорее всего, немножко в другом составе, но каждый из нас летом приезжает сюда по два-три раза.
- Приедете в это же место?
- Вряд ли. В этом месте мы обычно открываем сезон, а потом подальше заходим, иногда намного подальше.
- Ну, тогда, если повезёт, опять увидимся. Мне с вами понравилось.
- Ты нам тоже понравился.

Последняя реплика была, не сговариваясь, произнесена хором, практически в полном хоровом составе. Парни пожали на прощание маленькую колькину ручонку, девушки попрощались с ним ещё теплее. У Наташки, совершенно неожиданно для неё самой, из глаз покатились слёзы. Она обняла маленького странника за плечи и окончательно разревелась. А тот вдруг улыбнулся ей какой-то совсем взрослой улыбкой и тоже обнял её, но не по-взрослому совсем, а как ребёнок обнимает родного взрослого человечка, как будто знавал когда-то такие объятия: "Что ж ты плачешь, тётя? Знала бы ты как мне сейчас хорошо, хорошо уже целый месяц и будет хорошо ещё два с половиной! Всю свою жизнь я жил в аду, а потом случайно узнал, что даже в аду бывают самые настоящие каникулы."

Малюсенькое пояснение

Малюсенькое пояснение относительно очередного незаконченного текста. Недели три назад я вроде как созрел для очередного графоманства. Придумал тему на несколько небольших эпизодов, где-то сильнее, где-то слабее связанных между собой. Сел за комп и, пока собирался с мыслями, вдруг обнаружил, что ЖА висит. Заработал сайт лишь через пару часов, я уже был к тому моменту занят другими делами. Но намерение относительно сериальчика на заданную тему осталось. В следующий свой выходной день я хотел было осуществить второй заход, но успел написать лишь пару строчек, как был вызван на работу. Потом была парочка вечеров, когда было время на писанину, но не было ни малейшего желания, в том числе и сегодняшний вечер. Но сегодняшним вечером я вдруг понял, что если не начну в самое ближайшее время, то вскоре заброшу данную тему, как уже иногда бывало ранее... Посему, как-то так, пока без особого энтузиазма и даже не с того места, с которого собирался изначально. Это точно будет надолго, поэтому приглашаю к чтению только тех, кто никуда не торопится Подмигнул Продолжение, скорее всего, вторничным вечером...

Это не эпоха, это эпошка,
Это не храм, это сторожка,
Не пантеон, а времянка,
Не тайная вечеря – бытовая пьянка.
Не самурай, а просто япошка,
Это не Геракл, это сошка,
Это не полет, это подножка.
Сколько тебе лет? Осталось немножко...

Де Вайс, Ты в детстве

Де Вайс,
Ты в детстве Крапивина читал?

Сибирская Язва_2, пришлось

Сибирская Язва_2, пришлось погуглить... Не, не читал. Не помню, во всяком случае.

Это не эпоха, это эпошка,
Это не храм, это сторожка,
Не пантеон, а времянка,
Не тайная вечеря – бытовая пьянка.
Не самурай, а просто япошка,
Это не Геракл, это сошка,
Это не полет, это подножка.
Сколько тебе лет? Осталось немножко...

Де Вайс,
Ты мне по стилю его очень сильно напоминаешь. Всё детство его книги под подушкой пролежали.

Де Вайс пишет: Но намерение

Де Вайс пишет:

Но намерение относительно сериальчика на заданную тему осталось

Уррраааа!

Де Вайс пишет:

приглашаю к чтению только тех, кто никуда не торопится

Улыбка подождем
Достал попкорн Достал попкорн Достал попкорн

Характер у меня замечательный, только нервы у всех какие-то слабые...

Де Вайс пишет: Это точно

Де Вайс пишет:

Это точно будет надолго, поэтому приглашаю к чтению только тех, кто никуда не торопится

Де Вайс пишет:

Продолжение, скорее всего, вторничным вечером...

Я терпеливая, до завтра подожду, каждый день тебя "до завтра" буду ждать Громкий смех

Глядя на мир, нельзя не удивляться!

Де Вайс, пиши пожалуйста!

Де Вайс,
пиши пожалуйста! Читаю

Де Вайс пишет: В центре

Де Вайс пишет:

В центре небольшого палаточного лагеря из трёх палаток над плоским валуном, выполнявшим функцию обеденного стола, висело ароматное облачко от накрытого на этот стол свежесварганенного походного ужина. Основным блюдом выступал традиционный для подобных трапез наваристый картофельно-макаронный супец с тушёнкой в роли мясной основы, уже разлитый по металлическим тарелкам. К его аппетитному запаху примешивались запахи свежих овощей и порезанных ломтиками колбасы и сала. Вносил свою ароматную лепту и парок из небольшого котелка со свежезаваренным крупнолистовым чаем с сибирскими травами, стоявшего на земле между костровищем и вышеупомянутым столом-камнем. И пусть время было ещё вовсе не вечернее для самого длинного в году дня летнего солнцестояния, обед у компании из пяти парней и трёх девушек случился сегодня достаточно давно, ещё в дороге, на жёстких сиденьях электрички.

Около двух часов назад они дошли до места своего бивака. На редкость оперативно были установлены палатки, набрана вода, разведён костёр (благо, на поляне оставался приличный запас дров от гостивших здесь перед ними туристов).

ооооооооо, мы с тобой точно не вместе ходили Громкий смех ?

Тетя Мотя, фсе щасливые

Тетя Мотя, фсе щасливые походники щасливы одинаково Подмигнул

Это не эпоха, это эпошка,
Это не храм, это сторожка,
Не пантеон, а времянка,
Не тайная вечеря – бытовая пьянка.
Не самурай, а просто япошка,
Это не Геракл, это сошка,
Это не полет, это подножка.
Сколько тебе лет? Осталось немножко...

Пятница пишет: Я терпеливая,

Пятница пишет:

Я терпеливая, до завтра подожду, каждый день тебя "до завтра" буду ждать

  • b84-p1ent5tagf15jg68jnmc12371c884.jpg

Глядя на мир, нельзя не удивляться!

Пятница, у меня вечер поздно

Пятница, у меня вечер поздно начинается)

Это не эпоха, это эпошка,
Это не храм, это сторожка,
Не пантеон, а времянка,
Не тайная вечеря – бытовая пьянка.
Не самурай, а просто япошка,
Это не Геракл, это сошка,
Это не полет, это подножка.
Сколько тебе лет? Осталось немножко...

Де Вайс, спасибо за простые,

Де Вайс,
спасибо за простые, жизненные и добрые истории...
и

ЗС пишет:

пиши пожалуйста!

Глядя на мир, нельзя не удивляться!

Для пролога получилось

Для пролога получилось несколько длинновато, ну да что теперь поделать) Бывало и подлиннее - и по тексту, и по времени написания Улыбка

Это не эпоха, это эпошка,
Это не храм, это сторожка,
Не пантеон, а времянка,
Не тайная вечеря – бытовая пьянка.
Не самурай, а просто япошка,
Это не Геракл, это сошка,
Это не полет, это подножка.
Сколько тебе лет? Осталось немножко...

нет слов....

Sad нет слов....

Де Вайс пишет: если же пришла

Де Вайс пишет:

если же пришла компания странных тел, то это, по-любому, местные водку будут клянчить

Громкий смех

Де Вайс пишет:

Знала бы ты как мне сейчас хорошо, хорошо уже целый месяц и будет хорошо ещё два с половиной! Всю свою жизнь я жил в аду, а потом случайно узнал, что даже в аду бывают самые настоящие каникулы."

Я плакаю

Характер у меня замечательный, только нервы у всех какие-то слабые...

Де Вайс, спасибо за твои

Де Вайс, спасибо за твои рассказы

Глядя на мир, нельзя не удивляться!

Вам всем спасибо, что читаете

Вам всем спасибо, что читаете Улыбка

Это не эпоха, это эпошка,
Это не храм, это сторожка,
Не пантеон, а времянка,
Не тайная вечеря – бытовая пьянка.
Не самурай, а просто япошка,
Это не Геракл, это сошка,
Это не полет, это подножка.
Сколько тебе лет? Осталось немножко...

Де Вайс, хорошо написано.

Де Вайс, хорошо написано. Душевно. Спасибо. Улыбка

Золотая.

классно дописАл !!!

классно дописАл Одобрям-с! !!!

Отправить новый комментарий

Содержимое этого поля хранится скрыто и не будет показываться публично.
Add image
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразовываются в ссылки.
  • Допустимые HTML тэги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img> <h1> <h2> <h3> <h4> <span> <br> <div> <strike> <sub> <sup> <nobr> <table> <th> <tr> <td> <caption> <colgroup> <thead> <tbody> <tfoot>
  • Можно цитировать чужие сообщения с помощью тэгов [quote]
  • Автоматический перевод строки.
  • Можно вставить изображение в текст без HTML-кода.
  • Можно вставлять видео тэгом [video:URL]. Поддерживаются Youtube, Mail.ru, Rutube и другие.
  • Текстовые смайлы будут заменены на графические.

Дополнительная информация о настройках форматирования

To prevent automated spam submissions leave this field empty.
Прикрепить файлы к этому документу (Комментарий)
Все изменения, касающиеся прикреплённых файлов, буду сохранены только после сохранения вашего комментария. Изображения больше чем 4000x4000 должны быть уменьшены Максимальный размер одного файла - 40 Мбайт , допустимые расширения: jpg jpeg gif png txt doc xls pdf ppt pps odt ods odp 3gp rar zip mp3 mp4 ogg csv avi docx xlsx mov m4v.
Your browser does not support HTML5 native or flash upload. Try Firefox 3, Safari 4, or Chrome; or install Flash.

Компания Технолайф

Original design by My Drupal  |  Modified by LiveAngarsk.ru team